Перуница

» » Мангуп: столица княжества Феодоро

Археология » 

Мангуп: столица княжества Феодоро


Мангуп самой природой создан быть крепостью. Гора-останец с плоским плато площадью 90 га, с источником воды, которую дает скала, конденсирующая атмосферную влагу даже в засуху в столь мощный поток, что при турках на горе устроена была баня – все это уникально даже для Крыма. Неудивительно, что еще в бронзовом веке на Мангуп пришли первые обитатели, были здесь и тавры. С 3 в по РХ население горы (тогда еще не крепости) все возрастает. Насельцами были готы, которые пришли в Причерноморье именно в это время. Повоевав с Римской империей, готы постепенно сели на землю, окультурились, стали искренно считать себя греками, а уже в конце 4 в скрывались на Мангупе от кочевников-гуннов. Рим в то время почти ничем не мог помочь крымским готам, если бы и хотел.

О раннем периоде истории горы Мангуп повествует надпись, найденная совсем недавно в руинах Большой базилики. Эта находка пока не достаточно оценена. На мраморной плите нанесено 23 строки, в которых чествуется некий человек, который, когда страну постигла засуха, прошел через вражеские земли и добыл хлеб для сограждан. Он также за свои деньги организовал посольство к наместникам Мезии Сабину и Элиану, и добился от них исполнения большинства просьб. Видимо, речь шла опять о хлебе, поскольку ниже сказано, что покупать его гражданину пришлось за свои деньги. Как раз, когда он был у наместников, разразилась война с сарматами, и гражданин сообщил римлянам все, что знал об их планах. Вернувшись от римлян, он поехал к варвару Уабию и к "величайшим царям Аорсии", но, видимо, это были варвары, союзные Риму. Декрет датируется I в по РХ, так, "война с сарматами" отождествляется с волнениями 62 г. Считается, что камень был принесен на Мангуп из какого-то полиса, но какого, когда и зачем? По языку вроде бы подходит Ольвия (в Херсонесе говорили на друго диалекте), но что за смысл тащить плиту, чтобы уложить ее в базилику, так издалека? Публикаторы надписи (а она анализировалась два раза) ответа не дали. Я вижу два варианта: либо надпись все-таки происходит из Херсонеса, и тогда видно, что при строительстве базилики на Мангупе в 6 в часть стройматериала доставили оттуда, либо надпись была в самом начале поставлена на Мангупе. Можно только фантазировать, какое отношение имел Мангуп к этим событиям. Может, "величайшие цари Аорсии", в частности, Уабий, жили на Мангупе, и пожелали иметь копию почетного декрета в честь гражданина Ольвии, с которым их связывали дружеские отношения? Или сам этот человек был вовсе не из Ольвии, а с Мангупа? Но тогда придется пересмотреть всю раннюю историю Мангупа и дать ответ, почему там нет более внушительных остатков этого времени. Впрочем, мысль о том, что Мангуп основательно обживается не ранее 6 в, которую сегодня активно проводят в многочисленных работах, стоит, вероятно, отбросить. Я бы хотел обратить внимание [сб. Феодальная Таврика, Киев, 1974, с. 123 сл], что на городище часты находки позднеантичной посуды, найдена также монета императора Феодосия I (379-395 гг), из той самой серии, что, очевидно, чеканилась или в самом Херсонесе, или для него в Константинополе. Это говорит о том, что уже с 4 в как минимум на Мангупе живут люди, включенные в орбиту экономических связей с Херсонесом. Собственно, и Юстиниан не стал бы строить базилику и стены на совершенно необжитом месте.

Император Юстиниан (517-565 гг) захотел и смог возродить былую мощь Римской империи. Для союзных готов на Мангупе строится крепость. Видимо, это случилось ближе к 565 году, поскольку о Мангупе не говорится в архитектурной энциклопедии “О постройках”, написанной около 550 г. Крепость назвали “Дори” (название Мангуп появилось много позже). Готы должны были прикрывать Херсон, главный византийский город Крыма, с севера, и участвовать в его экономической жизни.

Но уже с конца 7 в Империя слабеет. Херсон лишь формально остается в ее границах. Однако, готы-греки в “стране Дори” хранят верность Херсону, потому что, работая вместе с ним, они могут зарабатывать немалые деньги. Этот период можно считать временем существования в Крыму полунезависимого государства с центром в Херсоне и с такими крепостями по периферии, как Дори.

Вторжение хазар в 8 в ненадолго прервало естественный ход жизни. Стали ли хазары занимать Мангуп? С одной стороны, восстание против них 787 года было вызвано именно тем, что они штурмом взяли Дорос, в котором видят Мангуп. С другой, А. Герцен пишет, что в 840 году хазары ремонтировали стены Мангупа, как будто это была их крепость (при этом исследователь ссылается на данные своих раскопок и на письменные источники). Таким образом, хазары могли сначала захватить Мангуп, потом посадить туда покорного феодала. Но, когда феодал стал непокорным, применить против него силу. Как полагают некоторые, именно из языка хазар взялось само слово “Мангуп”, которое, конкурируя с другими именами, с турецкого времени становится единственным названием этого места.

Около 10-11 вв жизнь в Дори, как принято считать, внезапно замирает. Причины этого совершенно загадочны, говорят даже о том, что виновато землетрясение. Я думаю, что причиной могли быть гражданские войны в пределах Херсонского квази-государства. Известно, что в правление императора Феофила Константинополь восстанавливает свою власть над Херсоном. Это не обошлось без насилия. С другой стороны, можно предположить, что вхождение Херсона в орбиту Ромейской империи стабилизировало обстановку, и крепость стала не нужна. Люди предпочитали жить у подножия Мангупа. Стены юстиниановского времени медленно ветшали. В то же время я не могу не отметить тот факт, что еще в 70-е годы археологи не видели этого "темного" периода Мангупа и, датируя свои находки, свободно помещали их в 11-13 вв. Очевидно, за последние 20 лет резко поменялась шкала датировки керамики, что сразу вызвало специфическую лакуну в истории Мангупа. Я бы хотел прямо сказать читателю, что шкала может поменяться еще не раз, а значит, коренным образом поменяется и представление об истории Мангупа. Там, где нет письменных источников, приходиться опираться на арехологию, которая только на первый взгляд очень уж объективна.

Новый поворот приносит 1204 год, когда Константинополь захватывают крестоносцы. Для греческого мира это стало сигналом к консолидации сил. Греки, жившие в горных местностях (мы уже говорили, что это были за “греки”), собираются в кучку и основывают княжество Феодоро, столицей которого и стал покинутый было Мангуп, который его жители называли тогда то “Мангуп”, то “Феодоро”. Когда это случилось, точно не известно, но, я думаю, задолго до того, как о “хане манлопском” Дмитрии впервые говорится в связи с событиями 1363 года (вместе с владетелями Солхата и Кырк-Ора он выступает против литовского князя Ольгерда). Факт, что Ногай в 1299 то ли не смог взять Мангуп, то ли там нечего было “брать”. Я думаю, верно первое, и, значит, к тому времени город был уже хорошо укреплен. Эски-Кермен был разорен Ногаем и больше не возрождался. Вероятно, это спровоцировало перенос всей жизни на Мангуп, вместе со столичными функциями. В Мангупе есть надпись от 1362 года о строительстве “Пойки”, в которой видят цитадель Феодоро.

Долгое время считалось, что княжество Феодоро не знало своей монеты. Но в 1998 году московский нумизмат А. Коршенко показал, что разряд крайне редких монет, находимых только на Мангупе, скорее всего, есть валюта этого княжества. Вы не встретите на этих монетах имен князей Феодоро - они подражают греческим, но нумизмат на то и нумизмат, чтобы понять, где его дурят.

'Мангуп:
Монеты княжества Феодоро. По А. Коршенко.

Подвергшись разгрому со стороны Тамерлана около 1395, Мангуп настолько быстро поднялся, что в 1399 уже дает отпор Едигею, который взять его не смог. В 15-м веке город и княжество переживают расцвет. Княжество сотрудничает с улусами Орды, потом с Крымским Ханством Гиреев, и воюет с генуэзцами. Все кончилось для греков в конце мая 1475 года, когда на Южнобережье высадились турки. Мангуп был единственной крепостью, которая оказала достойное сопротивление. Осада началась в июле и длилась полгода. Даже когда турки прорвались через внешнюю стену, цитадель еще продолжала сопротивляться, и защитники устроили даже кузницу прямо во дворце, где делали оружие. На помощь Мангупу пришли молдаване, готовили отряд венгры, русский князь Иван III собирался помочь – пусть не войсками, так устрашением – женить своего сына на феодоритской княжне, и тем самым припугнуть турок. На Мангуп собрался с визитом посол московского князя А. Старков. Но, видимо, не успел.

О завоевании Мангупа повествует турецкий источник, недавно лишь найденный и опубликованный, созданный в 1476 году (см. наш список литературы). Сочинение блестяще написано: "Паруса наполнились воздухом. С позволения Аллаха двинулись в путь. Поверхность моря залилась светом лучей ислама. 70 тысяч завоевателей-суннитов днем и ночью, ночью и днем продвигались по морю. В один из дней они вошли в порт Кефе". Кафа сдалась сама, а вот Мангуп покоряться не хотел. Впрочем, правитель Мангупа уже выехал навстречу завоевателям, чтобы сдаться, а его противник затворился в крепости и решил дать бой. Царь из стана турок умолял крепость сдать, феодориты в ответ грозились выгнать из Мангупа оставшихся там его родственников. Ахмед паша понял, что крепость штурмом не взять. Он оставил немного людей для осады. Защитники, увидев, что основные силы отступают, сделали вылазку, но сил оставшегося осадного гарнизона хватило, чтобы прорваться в незапертые теперь ворота и занять крепость. В дополнение к этому источнику Челеби сообщает, что турки ходили на крепость семь раз, положив несколько тысяч человек, и главнокомандующего сняли с должности, поскольку он погубил так много солдат. Специалисты по военному делу выделяют три фазы осады Мангупа, но мы отсылаем читателя за подробностями к литературе.

Захватив Мангуп в декабре 1475, турки в самом начале 16 в превращают его в сильную крепость, и оставляют лишь в 1774 году. Правда, после большого пожара 1592 года Мангупская крепость пришла в упадок и уже не восстанавливалась в прежнем величии. Есть мнение, что здесь жил гарнизон солдат-христиан, которые воевали в армии Крымского хана, составляя особый пехотный полк, вооруженный огнестрельным оружием. Правда, в статье Гайворонского (см. литературу) нет никаких аргументов, что солдаты жили именно на Мангупе, но автор в это почему-то верит. В 1666 году турецкий путешественник Челеби не видит тут "никаких строений, кроме мечети с каменным куполом, перестроенной из храма, крытого черепицей, а также колодца с крышей", сам замок не в счет. В замке при Челеби хранилось оружие и амуниция. Крепость Челеби нашел всегда закрытой, ключи у коменданта, и - ни одного человека внутри цитадели. За пределами оной люди были; вместе с турецкими солдатами на Мангупе жили греки (для которых работала старинная церковь), и караимы-евреи, потомки хазар. Когда Крым захватила Россия, Мангуп опустел (караимам разрешили выехать, куда они пожелают, что было им прежде запрещено, и они разъехались по империи, а греков переселили в район Азова). И уже в начале 19 в восторженный путешественник восклицал – “прочь отсюда, ведь нет ничего страшнее, чем неудовлетворенное любопытство”. Действительно, здесь не оставалось уже никого, кто помнил историю города.

***


Итак, последние дни августа 2002 года. Я и Наталия Андрианова штурмуем Мангуп в сопровождении шалопутного экскурсовода, который всю дорогу лелеет мысль завести нас в какой-нибудь магазин, а для этого торопит и гонит.

'Мангуп:
Рисунок 1. Мангуп - вид от деревни Хаджи Сала.

После долгой горной дороги автобус останавливается в живописной котловине, где – озеро, и небольшая шашлычная при деревне Хаджа Сала (в переводе Священное Село), в которой татары делают очень вкусные кушания и торгуют историческими книгами. По договоренности, татары следят за порядком на Мангупе, казаки – на Эски-Кермене. По своей простоте, татары ограничиваются соблюдением самых внешних приличий, и не выгоняют наркоманов и хиппи, которые живут на Мангупе (правда, ни на кого не нападают, курят травку, продают туристам безделушки и ничего не портят). Где сам Мангуп? Где-то наверху (рисунок 1). Он так огромен, что, глядя снизу, не понимаешь, что там, тем более, солнце слепит. Туда и надо лезть. Почти километр пешком. Придется.

Озеро, которое раскинулось у подножия, не простое. Это, собственно, пруд, устроенный в 1995 году. Экскурсоводы глухо расскажут вам, что воды скрыли деревню и церковь, якобы современные. На самом деле, на дне озера – средневековое поселение и базилика. Там жили люди, которые прятались на Мангупе лишь в минуту опасности, а так – занимались сельским хозяйством. Когда рыли котлован для пруда, все это нашли. Выехали археологи, но их отпихнули, и все затопили. Теперь, когда озеро мелеет, руины видны сквозь воду. Но мы были в сентябре, дождило каждый день, и в мутной воде ничего не разглядишь. Вокруг озера, и возле ресторана уже начинает попадаться керамика, которую оставили жители этого поселения.

'Мангуп:
Рисунок 2. План Мангупа.

Итак, пройдя по невыразительным улочкам Ходжа Сала (деревня только-только начинает восстанавливаться, потому что татар, как некогда греков, тоже выселили), мы начинаем подъем вверх. Мы идем, как все туристы, между “пальцами” Мангупа (а Мангуп напоминает в плане руку с четырьмя пальцами; рисунок 2), которые называются Елли бурун (Ветреный мыс, другой перевод – Эллинский мыс) и Чуфут Чеарган бурун (Мыс Вызова Иудеев, там жили караимы). Подъем тяжелый, пот заливает глаза. Сначала – просто крутая топа, заросшая деревьями. Лес вырос лишь в самом начале 20 в, до этого на городище и склонах было голо. Подъемного материала нет, что неудивительно: в древности этой дорогой почти не пользовались, была нормальная, но длинная, петляющая, со стороны Алмалык дере (Яблоневого оврага); но она длиной 7 км, а наш путь – всего километр. С какого-то момента начинают попадаться плохо обработанные (“циклопические”) камни, которые, наверное, были некогда частью фортификационных сооружений наверху, но потом упали (рисунок 3). И, уже когда ты готов проклясть все на свете, перед тобой неожиданно встают стены, заросшие лесом, и башня (рисунок 4).

'Мангуп:
Рисунок 3. Подъем на Мангуп крут.

'Мангуп:
Рисунок 4. Башня в Банном овраге.

Эти стены высотой метра 4 – часть длинной стены, которая пересекает практически все плато с юго-запада на северо-восток. В основании этой стены археологи обнаружили кладку 6 в, потом, как установлено, стену перестроили феодориты, однако, то, что вы видите сегодня – хороший образец турецкого строительства начала 16 в. Именно здесь, в овраге Гамам-Дере, стояли турецкие пушки и был самый ожесточенный штурм, так что туркам пришлось восстанавливать прикрывающие овраг стены и башни практически заново (рисунки 5,6).

'Мангуп:
Рисунок 5. Турецкая кладка, деталь.

'Мангуп:
Рисунок 6. Стена, увитая плющом.

Пройдя через калитку, напоминающую скорее пролом, мы оказываемся собственно в крепости. Все заросло крапивой, проход затруднен. Слева в скалах – казармы для карауливших калитку солдат 14-15 вв, высеченные в скале (рисунки 7,8).

'Мангуп:
Рисунок 7. Казарма для караула.

'Мангуп:
Рисунок 8. То же.

Вдруг – плеск воды. Помните, я говорил, что на Мангупе есть скала, которая производит воду? Вот она (рисунок 9): грот, с верхней стенки которого вода срывается по капле, а внизу капли сливаются в ручей. Гамам Дере, собственно, в переводе - Банный овраг, названный так потому, что турки устроили тут баню для своего гарнизона.

'Мангуп:
Рисунок 9. Неиссякаемый источник.

Заросли кончаются резко, едва заканчивается крутизна: мы на плато, которое поросло лишь редкими деревьями. Просто долина, просто поляна, “основание” мыса Елли-Бурун. Необжитость обманчива. Тут и там, стоит лишь внимательнее поглядеть – провалы подвалов исчезнувших домов (рисунок 10), развалы обработанных камней, а, если глянуть вдаль, сквозь траву проступит квартальная планировка (рисунок 11; на фото она не так заметна, как в реальности).

'Мангуп:
Рисунок 10. Подвалы в дерне.

'Мангуп:
Рисунок 11. Следы дороги и кварталов.

Мы выходим на плато, и отсюда можем рассмотреть колоссальные руины вдалеке (рисунок 12). Собственно, они и есть цитадель, сердце княжества Феодоро на мысе Тешкли бурун (Дырявый мыс; он на самом деле дырявый, потому что рукотворные пещеры со временем “прохудились”, рисунок 13). Говорят, отсюда можно увидеть море, и вообще, почти целиком видна территория княжества Феодоро. Моря мы не увидели, да и насчет “всей территории” - неправда. Гору Кастель отсюда точно не усмотришь, а ведь за крепость на ней феодориты до последнего сражались с генуэзцами. Еще одно преувеличение (“преуменьшение” в данном случае), свойственное популярной литературе.

'Мангуп:
Рисунок 12. Руины цитадели.

'Мангуп:
Рисунок 13. Мыс на самом деле дырявый.

Идем по древней, прекрасно сохранившейся дороге. Где-то это просто тропа, выложенная камнем, где-то отлично видны следы инженерных работ – своеобразные “бортики”, выточенные в камне, чтобы обозначить край дороги (рисунок 14). Неожиданно слева появляется стена, невысокая, около двух метров, сложенная из мощных, не очень качественно отесанных камней. В отличие от первой, длинной, это – короткий отрезок, прикрывавший проход на гору со стороны оврага Капут-Дере (Овраг Ворот, поскольку у края оврага были главные ворота города). Зато эта стена старше, она сохранилась с тех пор, как ее построили в самом начале 15 в князья Феодоро. Мы идем вдоль стены метров 400. Башен не видно, кое-где – ворота, почти обвалившиеся (рисунок 15). С этого места керамика начинает попадаться просто под ногами.

'Мангуп:
Рисунок 14. Дорога к цитадели.

'Мангуп:
Рисунок 15. Стена 14-15 вв.

Вот, наконец, цитадель, или по-русски “детинец” – крепость в крепости, официальный квартал, с княжескими покоями, органами власти, местом расположения элитных солдатских соединений, огороженный от основного города так, что получился “замок” почти в западноевропейском духе (рисунок 16).

'Мангуп:
Рисунок 16. Цитадель, общий вид.

Путешественники 19 в еще видели здесь здания, а не руины (рисунок 17). Цитадель выстроена просто: стеной отгородили Дырявый мыс (рисунок 18). В центральной точке стены находилась калитка (рисунок 19) и трехэтажный замок-донжон, с внешней стороны напоминавший мрачную крепостную башню (рисунок 20), а с внутренней - богато украшенный дворец, в котором собственно и ютился князь Феодоро (рисунки 21,22). Тут решалось, как “замочить” итальянцев. Тут принимались татарские послы и подписывались с ними дружеские соглашения. Тут думали, а не бежать ли в Москву, если политическая ситуация изменится (и некоторые бежали, причем не столько от турок, сколько от своих). Дату строительства этого незаурядного архитектурного сооружения можно, как говорилось выше, отнести к 1362 году (если цитадель на самом деле называлась у феодоритов Пойка, то есть считалась отдельным городом, с особым названием), хотя потом, при князе Алексее в 1420-1430 гг цитадель была основательно перестроена.

'Мангуп:
Рисунок 17. Цитадель в 1843. По Дюбуа де Монпере.

'Мангуп:
Рисунок 18. Стена цитадели.

'Мангуп:
Рисунок 19. Калитка.

'Мангуп:
Рисунок 20. Донжон.

'Мангуп:
Рисунок 21. То же.

'Мангуп:
Рисунок 22. То же.

Калитка, через которую ныне проникают в цитадель – это фундаментальные ворота, словно бы пробуренные в кубе камня (рисунок 23). От нее, причем с внешней стороны, есть вход в донжон, украшенный скупым декором (рисунок 24).

'Мангуп:
Рисунок 23. Калитка.

'Мангуп:
Рисунок 24. Вход в донжон, деталь декора.

Дворец-донжон – тоже, собственно, каменный куб, стены которого порушились, обнажив внутренние конструкции. Некогда он сложен был из бутового камня, и облицован снаружи ровными плитами (рисунок 25). Бросается в глаза богато украшенный белокаменной резьбой портал, с которого поднимались на второй этаж (рисунки 26,27,28). Манера резьбы вряд ли имеет аналогии: европейские мотивы заключены в сельджукские картуши. Вспомним, что и имена князей Феодоро зачастую были татарскими, и выступали они всегда на стороне Золотой Орды, хотя и греки. Три окна на третьем этаже (для наблюдателя этот этаж воспринимается как второй, поскольку первый был полуподвальным) украшены наличниками более скромными, к тому же они заложены камнем так, что остались одни щелки (рисунок 29), что, вероятно, на совести турок.

'Мангуп:
Рисунок 25. Донжон "в разрезе"

'Мангуп:
Рисунок 26. Портал.

'Мангуп:
Рисунок 27. Портал, деталь.

'Мангуп:
Рисунок 28. То же.

'Мангуп:
Рисунок 29. Окна второго этажа со стороны цитадели (верхний ряд) и с улицы.

Внутри цитадели надо обязательно найти (что непросто) и осмотреть так называемый октагональный (восьмигранный) храм-ротонду, аналогов которому в мире почти нет (рисунок 30). Считается, что это был княжеский храм, воздвигнутый правителем Алексеем в 1420-1430 гг. Я встречал утверждение, что капелла построена в 8 в, что совершенно невероятно. Руины его, однако же, совершенно не впечатляют, поскольку от восьмигранного фундамента остались считанные сантиметры. Поразительно, но руины точно такой же капеллы есть в Москве, в Сарайском подворье (ныне – Крутицы), куда переселилось немало родственников правящего феодоритского дома (рисунок 31).

'Мангуп:
Рисунок 30. Октагон.

'Мангуп:
Рисунок 31. Октагон в Сарайском подворье в Москве.

Археолог А. Герцен, много лет отдавший Мангупу, полагает, что Октагон назывался храмом Константина и Елены. Он считает, что именно из этой церкви происходит камень, найденный случайно на огороде неподалеку от Симферополя (сегодня – в Бахчисарайском музее). На камне изображены двуглавый орел, щит с крестом, монограмма, и выбит текст: “Построен храм сей с благословенной крепостью, которая ныне зрится, во дни господина Алексея, владетеля города Феодоро и Поморья, и ктитора святых славных, боговенчанных великих царей и равноапостольных Константина и Елены в месяце октябре, индикта шестого, лета 6936 [1427]”. Все же мне представляется, что храмом Константина и Елены скорее может быть названа Большая базилика, с которой мы еще познакомимся.

С южной стороны мыса, от самых стен до оконечности его, тянется ряд пещер, у самого обрыва. Очевидно, это подвалы фортификационных сооружений. Местами можно рассмотреть эти казематы целиком, поскольку “крыши” у них обвалились (рисунки 32,33). И тогда мы видим одно-двухкамерные помещения, в которые ведет лестница. Внешняя стена – на обрыв – пробита для устройства бойниц. В других случаях мы наблюдаем лишь провалы, ведущие внутрь таких же казематов (рисунок 34). В обеих случаях, однако, над пещерами некогда наверняка были стены и башни. Рядом со стеной и казематами – вырубленные в скале могилы (рисунок 35).

'Мангуп:
Рисунок 32. Казематы.

'Мангуп:
Рисунок 33. То же, окно - это бойница.

'Мангуп:
Рисунок 34. Казематы.

'Мангуп:
Рисунок 35. Погребения в цитадели.

Пройдя подалее, мы видим более сложные сооружения (рисунок 36), но также оборонного характера, в том числе церковь (рисунки 37,38), которая вычленяется лишь по апсиде, встроенной во внешнюю линию обороны. Это была церковь для гарнизона, стало быть, ее построили феодориты в 14-15 вв.

'Мангуп:
Рисунок 36. Постели - следы стен на скалах.

'Мангуп:
Рисунок 37. Гарнизонный храм.

'Мангуп:
Рисунок 38. Внутри церкви.

На оконечности мыса стояла некогда дозорная башня, от которой ныне остались только вырубки в скале, обозначающие положение камней фундамента. Зато сохранилось все под башней, а это – целый комплекс пещер, сделавший особую славу Мангупу.

Как это выглядит? Сначала по лестнице (рисунок 39) опускаешься ниже дневной поверхности, и оказываешься как будто в башне, только подземной, открытой на все стороны, откуда можно вести обстрел бедолаг, движущихся внизу (рисунок 40). С высоты почти километр дорога кажется узкой лентой, тем не менее, тогдашнее оружие позволяло вести огонь и на этом расстоянии (рисунок 41). Но можно спуститься еще ниже, правда - страшновато, поскольку узкая прорубленная в скале лестница просто нависает над пропастью (рисунок 42).

'Мангуп:
Рисунок 39. Башня стояла наверху, лестница ведет в каземат.

'Мангуп:
Рисунок 40. Дырявый мыс, пещера верхнего яруса.

'Мангуп:
Рисунок 41. Последнее, что видели узники Дырявого мыса.

'Мангуп:
Рисунок 42. Лестница в "тюрьму".

Ты попадаешь на небольшую открытую площадку на краю пропасти, от нее вглубь скалы идет огромное двухкамерное углубление (рисунок 43). Это – Барабан Коба, или Пещера Барабан. Названа так потому, что, если ударить ладонью по столбу, который поддерживает в ней потолок, получишь гулкий звук. Я ударил, когда остался в пещере один, и насладился. В первой камере, где столб, по периметру стены вырублены входы в пять маленьких комнат с лежанками (рисунки 44,45). Другая комната без этих камер. Это сооружение упорно считается тюрьмой, хотя по письменным источникам известно, что тюрьма у князей Феодоро находилась над землей, возле донжона, и что русские пленники, сидевши у крымского хана, пребывали в Чуфут Кале. С другой стороны, может быть, в турецкий период нижний этаж пещеры и использовался для заключения. Во всяком случае, путешественник, прибывший как раз в турецкое время на Мангуп (1572), Броневский, пишет, что “сюда по варварской ярости ханов иногда ввергаются московские послы и жестоко содержатся”. В литературе я встречал утверждение, что среди них мог быть Афанасий Нагой (1569) и Василий Грязной (1572-1577). Это как раз была пора максимального обострения отношений между Москвой и Крымом (шире – всем мусульманским миром), наступившего после взятия Казани (1552). Но столь же очевидно, что во времена Феодоро пещеры под башней были помещениями для отдыха стражей и хранения припасов для метательной машины, стоявшей на надземной башне.

'Мангуп:
Рисунок 43. Пещера Барабан.

'Мангуп:
Рисунок 45. Лежанки в камерах.

От пребывания Грязного в плену, в прошлом крупного опричника, который угодил к крымцам сразу, как только опричнину отменили, сохранился любопытный документ, который высоко оценен литературоведами – переписка Грязного с Грозным.

Итак, Грязной, думский боярин, попал в плен к крымскому хану, заехав на его территорию. Хан обрадовался, поскольку знал расположение царя к Василию. В письме царю Грязной передает предложения хана: 100 тысяч рублей за выкуп (столько налога давали все опричные земли, сумма колоссальная) или обмен на Дивея Мурзу, захваченного русскими. Ответ царя изобилует резкостями в адрес своего верного холопа, который думал, что едет в “улусы крымские” на охоту, а его повязали, как зайца. Крымцы лучше, чем люди Грозного, умеют воевать, признает царь, иначе как они “через Оку перебирались” и до Москвы доходили? Иван ценит Грязного – 2 тысячи рублей максимум, едко замечая, что “прежде такие по 50-ти рублев бывали”. Нет смысла и в обмене на Дивея – тот гораздо знатнее, чем Грязной, да и вообще это невыгодно: "...ты один свободен будешь, да приехав, по своему увечью лежать станешь, а Дивей, приехав, учнет воевати да неколко сот кристьян лутчи тебя пленит. Что в том будет прибыток?"

Что интересно, Грязной нашел в себе силы достойно ответить царю. Да, Иван, ты почти бог, но ты не прав. Я ехал в разведку, но положился на людей, которые того не заслуживали. И не “как зайца” меня повязали, а в бою – шестерых убил, 22 человека ранил, и лишь когда упал без сознания, только и был пленен. Что же до упрека царя, что “болеть будешь” - “так ведь не с печи убился”, парирует Грязной.

Ответ этот стоил Грязному дорого. Он возвратился в Москву через много лет, и через несколько месяцев умер. Все-таки хороший климат на Мангупе, раз в каменном мешке Грязной чувствовал себя куда лучше, чем в палатах московских. Впрочем, возможно, что сидел он вовсе и не на Мангупе, а в Чуфут Кале. Но и там климат тоже ничего.

Выйдя из пещеры, пройдите к донжону, чтобы по дороге изучить колоссальные раскопки, вскрывшие целый квартал каких-то наземных зданий. Говорят, что это были казармы, и только. Вряд ли. Когда было высказано это предположение, раскопки только начинались. Теперь очевидно, что вся площадь цитадели была застроена (рисунок 46). Помещения были в основном небольшие, однокомнатные (рисунок 47). Где-то мы видим вырубленные в скале могилы, и можем предполагать, что здесь находились храмы, в криптах которых хоронили самых знаменитых покойников, может быть, самих князей (рисунки 48). Где-то – колодцы (рисунок 49), каналы для сточных вод, проложенные в грунте под некогда деревянным полом (рисунок 50), что-то вроде туалетов и какие-то глыбы с отверстиями, вероятно, подставки под пифосы (рисунок 51). Это был густо застроенный квартал, где были храмы, помещения для органов власти, лавки, и, конечно, казармы, но не только они.

'Мангуп:
Рисунок 46. Квартал в цитадели, вид раскопок.Рисунок

'Мангуп:
Рисунок 47. План типичного надземного сооружения.

'Мангуп:
Рисунок 48. Погребения.

'Мангуп:
Рисунок 49. Колодцы.

'Мангуп:
Рисунок 50. Дренажная система в помещении.

'Мангуп:
Рисунок 51. Хозяйственные постройки.

Покидая цитадель, мы движемся по южному обрыву, со стороны долины Адым Чокрак, и видим фундамент обширного здания, очевидно, хозяйственного назначения (провалы могут быть зерновыми ямами; рисунок 52), однако, тут же – вырубленные в скале прекрасно сохранившиеся могилы (рисунок 53). Очевидно, перед нами – остатки зернопроизводящей усадьбы примерно 7-9 вв, которая была заброшена в феодоритское время, и в 14-15 вв на руинах поставили церквушку (?), возле которой хоронили.

'Мангуп:
Рисунок 52. Руины усадеб за цитаделью.

'Мангуп:
Рисунок 53. Погребения там же

Далее мы видим усадьбу еще более обширную, представляющую из себя вырубленный в скале неглубокий фундамент для мощной наземной постройки, с которой соприкасается глубокий, стоящий чуть в стороне лаз в подвал (рисунки 54,55). Среди множества подобных подвалов (рисунок 56) и фундаментов (рисунок 57) бросается в глаза монументальное устройство для извлечения виноградного сока – тарпан (рисунок 58), причем все его составные части, вплоть до емкости, куда сливали сок, выдолблены в скале. Сомнений нет – мы в районе сельскохозяйственных усадеб, погибших в 10 в по неизвестной причине. Кстати, этот тарпан – самый большой в Горном Крыму. Где-то здесь на всех планах Мангупа фиксируются руины мечети, построенной в турецкое время. Я могу лишь сожалеть, что мы, видимо, до нее по краю обрыва не дошли, свернув вглубь материка. Челеби сообщает, что это была "построенная по старинным канонам", без минарета, мечеть Баязида Святого. Путешественник приводит также надпись о восстановлении мечети в 1056 году хиджры=1646-1647 годы от РХ. К мечети на расстоянии примыкал мусульманский квартал еще с одной мечетью и сотней домов, с баней и двумя колодцами.

'Мангуп:
Рисунок 54. Усадьба с подвалом.

'Мангуп:
Рисунок 55. То же, вид на подвал.

'Мангуп:
Рисунок 56. Другой подвал.

'Мангуп:
Рисунок 57. Следы надземных сооружений.

'Мангуп:
Рисунок 58. Тарпан.

Оторвавшись от обрыва, мы снова некоторое время идем по пустым пространствам; можно лишь догадываться, что и здесь были сооружения, но их следы надежно укрыты дерном. Вдруг среди зарослей - руины церкви Богородицы (А. Герцен считает этот храм посвященным св. Константину; рисунок 59). Построенная в 15 в, она действовала до начала 17-го, то есть – даже турки не посмели запретить здесь богослужение. Видимо, ее наблюдал действующей и “жалкой” Броневский в 1578 году. Возле церкви – кладбище караимов (хотя тут сомнения – надгробия имеют четко “еврейскую” форму, но лишены надписей на иврите, рисунок 60), и руины поздней караимской усадьбы, представлявшей из себя простое двухкомнатное помещение (рисунок 61). Такие, только целые, можно видеть на Чуфут Кале.

'Мангуп:
Рисунок 59. Церковь Богородицы.

'Мангуп:
Рисунок 60. Еврейские (?) погребения возле церкви.

'Мангуп:
Рисунок 61. Руины Каримской усадьбы у храма Богородицы.

Мне очень жаль, что мы проскочили остатки дворца князя Феодоро, который начали раскапывать еще в 1912 году, да так и не раскопали целиком. Дворец был выстроен в 14 в, восстановлен после пожара в 1425 году Алексеем, о чем говорит найденная тут надпись. Сооружение было двухэтажным, с большой лестницей, которая вела с земли прямо на второй этаж, и башней (все это – признаки европейской манеры), но - с широким внутренним двором, украшенным колоннами, как было принято у греков. Стены украшены были фресками, мрамором отделаны были наличники дверей. Дворец сопротивлялся туркам, как небольшая крепость. После штурма он, видимо, некоторое время служил новым хозяевам, но скоро был заброшен. Во всяком случае, Броневский вместо дворца нашел на Мангупе две церкви (Богородицы и Большую базилику), греческого священника да нескольких евреев и турок. “Прочее все приведено в ужасное разорение”.

Совсем рядом с дворцом - полностью раскопанная Большая базилика, основанная еще Юстинианом (рисунки 62,63). Именно здесь была найдена единственная в Крыму строительная надпись этого императора. Римляне строили в земле “варваров” храмы, на свои деньги, часто – привозя из Константинополя стройматериалы, чтобы покрепче привязать федератов к империи. Базилика верой и правдой служила до самого падения Феодоро в 1475 году. Тогда в ее руинах похоронили защитников крепости, и с тех пор устроили на этом месте кладбище. Впрочем, возможно, храм работал и позже, сильно сократившись в объемах, поскольку Броневский упоминает о двух действующих церквях. Как считается, именно эта базилика была посвящена Константину и Елене. Когда стоишь на берегу каменного моря – именно так выглядит базилика – кажется, глазу не за что зацепиться, кроме остатков апсид. И вдруг выхватываешь из моря камней блок с тонкой резьбой в манере 6 в (рисунок 64). С точно таким же блоком мы встретимся чуть позже. Именно их и везли морем из Константинопольских мастерских и сюда, и на Кавказ. В литературе можно встретить утверждение, что базилику построили в 9 в, однако, никто не объясняет, откуда в таком случае здесь взялась строительная надпись Юстиниана.

'Мангуп:
Рисунок 62. Большая Базилика, общий вид.

'Мангуп:
Рисунок 63. Большая Базилика, вид на апсиды.

'Мангуп:
Рисунок 64. Камень с узором в руинах Базилики.

Базилика стоит возле стены – это продолжение той самой линии обороны, которую мы пересекли в самом начале путешествия. Вдруг среди грубых блоков видим мраморную плиту с тонким рисунком – явно из базилики (рисунок 65). Как уже говорилось, внешний ярус обороны был сильно перестроен турками. Именно они использовали в кладке часть базилики.

'Мангуп:
Рисунок 65. Камень с таким же узором в кладке турецкой башни.

Отсюда начинается сначала более-менее пологий, потом все более резкий спуск по оврагу Табана-дере – Кожевенному. Назван так потому, что тут, за стеной, жили караимы, которые выделывали кожи. Первые караимы появились на Мангупе еще при греках. Вероятно, они были еврейскими торговцами, которые содержали лавки, раскопанные в цитадели, как это было в любом южном городе. При турках евреи, которым запретили отсюда выезжать, вынуждены были заняться выделкой кож, для чего крайне пригодна вода на Мангупе, отсюда – и название оврага. Челеби описывает их квартал как "грязный и обшарпанный", говорит, что не соблюдают они кошерное в еде, говорят по-татарски и так же одеваются. Над какими-то воротами в этом квартале Челеби еще видел изображение св. Георгия на мраморной плите. В квартале у них было две мясные лавки и одна харчевня, где продавали бузу. Кожи, которые они делали, были как тонкие, на верхнюю одежду, так и толстые, причем для последней было особое название "мангубская". Что же вы думаете, мы видим татарскую женщину, которая преспокойно стоит возле ручья и вымачивает кожи! Я не решился ее сфотографировать, а вот ванну для выделки кож 17-18 вв сфотографировал (рисунок 66).

'Мангуп:
Рисунок 66. Ванна для выделки кож.

Впереди – еще одна стена, на сей раз последняя (рисунок 67). Она отгораживала “еврейский посад”, таким образом, что евреи жили, запертые между той стеной, где мы видели блок, вынутый из базилики, и этой.

'Мангуп:
Рисунок 67. Внешняя стена Города Караимов.

Как положено, за стеной начинается кладбище. Караимские “рогатые”, с надписями на иврите надгробия не спутаешь ни с чем. Сначала парочка, потом еще и еще, и вот вся долина оказывается покрытой ими (рисунки 68,69). Большинство их оставлено уже при турках, в 16-17 вв.

'Мангуп:
Рисунок 68. Надгробия Караимов.

'Мангуп:
Рисунок 69. Надпись на иврите.

Но вот спуск переходит в пологую фазу, заканчивается и кладбище. Осталось только отведать плова у татар и купить у них книжки – про Мангуп, конечно же.

***


Местами на Мангупе, особенно в цитадели, вы увидите просто море керамики, которую археологи извлекли из почвы. Я бы хотел прежде всего предостеречь от ее сбора: то, что для вас - бездушный сувенир, для археологов, может быть, недостающее звено. К тому же сбор подъемного материала на Мангупе прямо запрещен, так что и обсуждать нечего. Я бы хотел дать здесь представление о керамических остатках, виденных мной на территории города.

Как ранних, так и поздних остатков попадается мало. Основная масса - это красноглиняная керамика без примесей, очень качественная, характерная для 14 в, когда она распространилась на всем пространстве Золотой Орды вплоть до Булгара и сопредельных государств (но не в Московии). Из этой группы мне бросился в глаза обломок кровельной черепицы с меткой (?) в форме креста со скошенной гастой (рисунок 70). Поливной керамики, столь обильной в Судаке, здесь ничтожно мало, что странно для столицы. Среди красноглиняной керамики выделяется группа в принципе похожей, но менее качественной, с примесями, в том числе покрытой темным ангобом, аналогии чему мы видели в изобилии на горе Кошка. Скорее всего, это продукция 13 в, то есть раннего этапа жизни княжества Феодоро. Из этой группы мне бросился в глаза обломок донца с клеймом (?) в форме угла (рисунок 71). Более раняя керамика укладывается в период 7-10 вв. Это ребристые сосуды, белоглиняная керамика, мода на которую прошла где-то в 11 в, сосуды со "вспененной" оборотной стороной (в таких вода дольше оставалась свежей и холодной; рисунок 72). Еще меньше остатков более раннего времени, так, мне попалась на глаза стенка тонкого сосуда с грубым косым орнаментом, который имеет аналогии в керамике кизил-кобинской культуры и может быть отнесен к творчеству местных керамистов 4-6 вв (рисунок 73). Из более поздней, чем 1475 год, керамики отмечу красноглиняные сосуды, крепкие и хорошо обожженные, но с обилием примесей в виде минералов. Я отношу эту продукцию к творчеству турецких керамистов 16 в. Из еще более поздних находок попадаются лишь ничтожные остатки турецкого фаянса 17-18 вв (рисунок 74). В целом распределение керамики укладывается в хронологическую схему, набросанную нами выше.

'Мангуп:
Рисунок 70. Клеймо (?) на черепице 14 в.

'Мангуп:
Рисунок 71. Клеймо (?) на сосуде 13 в(?).

'Мангуп:
Рисунок 72. Керамика 7-10 вв

'Мангуп:
Рисунок 73. Керамика 4-6 вв

'Мангуп:
Рисунок 74. Турецкий фаянс 17-18 вв

Евгений Арсюхин,
Наталия Андрианова,
осень-зима 2002/3 гг
источник


Литература


Внимание! У Вас нет прав для просмотра скрытого текста.

http://www.perunica.ru/arxeologia/1006-mangup-stolica-knyazhestva-feodoro.html  





Мангуп: столица княжества Феодоро

Категория: Археология

<
  • 252 комментария
  • 47 публикаций
13 ноября 2009 20:39 | #1

Слава Бо

0
  • Регистрация: 9.10.2009
 
ништяг, щас позырим

<
  • 940 комментариев
  • 2 523 публикации
13 ноября 2009 21:20 | #2

svasti asta

0
  • Регистрация: 3.07.2009
 
чё позырим?

<
  • 252 комментария
  • 47 публикаций
15 ноября 2009 21:28 | #3

Слава Бо

0
  • Регистрация: 9.10.2009
 
svasti asta,
первую картинку,
большие и малые коло.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера