Перуница

» » Юоста для учителя

Чистый источник » 

Юоста для учителя

Юоста для учителя

Бируте Дундулене вынимала из шкафа свернутые в тугие кольца пестротканые ленты, расстилала их на столе, разглаживала ласково ладонями и вешала на приоткрытую дверцу.

Теперь я могла хорошо рассмотреть не только орнамент каждой ленты, но и потрогать пушистые цветные кисти, почитать слова, выстроенные в орнамент. Почти все юосты — так назывались ленты — были поздравительными, внизу каждой ленты можно было прочитать имена людей или названия организаций. Такие ленты создавались мастером для торжественного случая в жизни того или иного человека. А в повторе геометрических рисунков орнамента как будто слышался тот скрытый и монотонный ритм сдержанной, но чарующей народной мелодии, который Чюрленис назвал красивейшей особенностью литовских песен.

Трудно даже сказать, когда закладывались традиции этого древнего художественного ремесла — то ли в VIII, то ли в X веках. Юоста — это деталь праздничного убранства: пояс, лента, перевязь, тесемка, а самое точное осмысление — опояска. Это символ благодарности, уважения и любви, которым так широко пользуются литовцы и на свадебной церемонии, и на общенародных праздниках, и в будни, встречая дорогих гостей, поздравляя их с торжественными датами в жизни. Народная молва гласит: в юосте, ее орнаменте, в причудливом сочетании разноцветных ниток таится магическая сила, приносящая душевный покой и счастье. Старики до сих пор утверждают, что юосты могут повернуть судьбу человека в желаемую в жизни сторону.

Женщины-крестьянки узорчатыми лентами некогда перетягивали юбки, чулки, волосы. Мужчины подвязывали и рубахи, и сермяги, и тулупы; из этих лент делали оборы для постолов — мягких башмаков из сыромятной кожи, подвешивали лукошко при посеве, обвязывали кувшин с первым молоком и деревянную колыбель новорожденного, украшали лентами коней.

Часто упоминаются юосты и в народных песнях.

Юоста для учителя
Кому на этот раз готовят поздравления Бируте и Антанас Дундулисы?

Девушки, мечтавшие до замужества наткать как можно больше лент, пели:

Тки холстину, матушка,
А я стану юосты ткать,
Будут звать меня, просить
Во чужую сторону...


Молодая выкупала себе путь «во чужую сторону» юостами. И заранее подсчитывала:

Милой родне — полотенца тонкие,
Соседям ласковым — полотенца каймленые,
Малым деткам — опояски новые...


При выборе невесты, будущей хозяйки дома, обязательным условием было умение плести или ткать юосты. Приходил день свадьбы, и юостой покрывали каравай хлеба, который до конца гуляния оставался нетронутым: и чтобы глаз радовал, и чтобы в доме вдоволь хлеба было. В первое же утро совместной жизни новобрачные, отправляясь за водой, перевязывали коромысло юостой, клали ее на кормушки в хлеву, украшали ею грабли, серпы, первый сжатый сноп. А когда рождался ребенок, пеленая его, непременно перевязывали юостами.

И еще я узнала: юосты делали вязаные, витые, плетеные, тканые, переборные — с ритмично повторяющимся мотивом, и безузорные. В каждом литовском краю встречались свои излюбленные цвета. Например, в Жемайтии преобладали юосты красно-желтых тонов, в Дзукии — оранжево-желтые, а под Клайпедой с вытканными словами песен — зеленовато-синие...

Бируте, показывая мне свои ленты, говорила обо всем этом много и подробно. Наконец вернулся домой ее муж Антанас. Он вежливо поздоровался и с достоинством прошагал к дальней стене комнаты, поставил у стены возле письменного стола портфель, а потом только обратился к жене:

— Привез заказ... Преподавателю сельскохозяйственного техникума из соседнего района пятьдесят лет. За лентой приедут через два дня...

Мне показалось, что обстоятельное его сообщение преследовало две цели: и чтобы жена узнала о новом деле, и чтобы мне, постороннему, тоже все былр ясно.

Антанас хотел было уже пройти в соседнюю комнату, как остановился на мгновение, задержав взгляд на мне.

— Прошу и вас в мастерскую. — Он пропустил меня вперед. — Здесь все у нас общее с Бируте. И интерес, и инструменты...

Антанас, прежде чем устроиться за ткацким станком, внимательно оглядел все вокруг, потрогал, хороша ли натяжка нитей, заглянул вверх на систему картонных полосок с круглыми дырочками, в которые были пропущены нити основы, и только после этого сел на высокий круглый табурет, взял в руки длинный, похожий на игрушечную лодочку деревянный челнок. Нащупав ногой педаль, начал ткать.

— Это мой отдых и самая светлая радость, — заговорил хозяин, когда вошел в ритм работы. — Почти половина моей жизни прошла в деревне. И мои первые впечатления в детстве связаны с цветными лентами. Их ткала вот на этом стане бабушка. И особенно мне запомнились длинные зимние вечера, когда она рассказывала мне аказки или напевала тихую нежную песнь, а сама не отрывалась от прялки. В нашей деревне Куо-сену любили плести и ткать юосты, тщательно подбирали стихотворные строки к ним, поздравительные слова на свадьбу, на дни рождения.

Юоста для учителя

Для того чтобы сплести ленту, не обязательно было садиться за ткацкий стан. Девушка брала основу для плетения — шелковые, шерстяные или хлопчатобумажные нитки, прикрепляла их с одного конца к какому-нибудь устойчивому предмету, брала в руки уток и ткала, проявляя свой индивидуальный вкус и чувство пропорции. Роль ниченок выполняли дощечки. Самым сложным был средний — главный узор, по краю шла скромная кайма или полоса контрастных ниток.

А началось все у Дундулисов с выставки художницы Диджгавалене, на которую они с Бируте случайно попали в Каунасе. Там были представлены и юосты.

— Теперь я знаю, что подарим Ионасу в день его рождения! — воскликнул Антанас, когда они с женой вышли на улицу. И он рассказал, что поедет в деревню и привезет старый бабушкин стан, что много лет стоит в сарае. Он приведет его в порядок и соткет своему другу поздравительную юосту. Он рассказал жене, как в юности помогал бабушке натягивать нити на пришву и что хорошо помнит, с чего начинать ткать. Надо подобрать нитки и придумать, какие слова лучше воткать в ленту. Бируте слушала мужа и улыбалась. Она знала его упорный характер и не сомневалась, что он сделает задуманное.

Антанасу удалось увлечь своей мечтой Бируте, и юосты открыли женщине большой и неведомый дотоле мир красоты. В поисках забытых техник, орнаментов, цветовых сочетаний супруги осмотрели почти все музеи Литвы. Тогда еще юосты существовали только как музейная ценность. А Бируте и Антанасу хотелось, чтобы все, что родилось в недрах народной культуры, скорее вошло в нашу жизнь, еще больше обогатило и быт людей, и выставочные экспозиции. Они исходили множество литовских сел и обнаружили, что особенно много старых лент сохранилось в Дзукии. Цветными карандашами зарисовывали орнаменты старых лент, которые показывали им крестьянки, бережно хранимые в сундуках бабушек и прабабушек, передаваемые из рук в руки, как семейная реликвия, как память о нескольких поколениях семьи.

Дундулисы обратили внимание, что основной фон старых лент был белым, но встречался и желтый, и оранжевый, и красный. В орнаментах юост преобладали геометрические стилизованные мотивы солнца. Они чаще всего встречались в народном ткачестве и вышивках. Супруги записывали и названия каждого узора: елочки, дубки, грабельки, розетки, лошадки, копыта, ромбы, колеи и тропинки дорог... Они поняли, что выразительный рисунок достигается чаще всего способом контраста, умелым сочетанием теплых и холодных цветов и что это и есть один из основных способов гармонии. А особую нарядность лентам придают три поперечные цветные шерстяные нити, вотканные недалеко от концов юосты, переходящие в бахрому основы.

...На ровной полосе серебристых льняных ниток, туго натянутых с навоя на пришву, росли оранжево-коричневые ромбы, зигзаги, зубчики, складываясь в нужный сюжет. Признаться, мне было немного странным видеть за старым деревенским станом, тщательно покрашенным белилами и отреставрированным, современного интеллигентного мужчину. Возможно, это чувство несоответствия возникло у меня оттого, что я знала: Антанас Дундулис преподает высшую математику в институте. Правда, и Бируте была школьной учительницей.

Юоста для учителя

Теперь Дундулисы не пропускали ни одной республиканской выставки. Особенно их привлекали те, где выставлялись изделия народных мастеров. Они надеялись увидеть что-то новое, но ни на одной из выставок юост из льна и шерсти не было, да и поздравительных лент никто не выставлял. Это вдохновило, заставило поверить в себя, продолжать много работать, искать. На одной из таких выставок супруги познакомились с ответственным секретарем общества «Народные мастера Литвы» и получили первый заказ на поздравительную ленту.

— Вряд ли мы с женой стали ткать юосты, если бы не поддержка Общества, — говорил Антанас. — Где взять материал? А нам нужны льняные и шерстяные нитки. Как реализовывать изделия? Эти вопросы встают перед каждым мастером, когда он приступает к работе. Теперь у нас этих проблем нет. Общество обеспечивает нас материалом, дает заказы, устраивает показ изделий... Состоялась и выставка наших лент. Мы с Бируте показали восемьдесят юост, и почти все они были раскуплены после выставки. Это ли не признание? Без этого трудно работать...

Слушая мастера, я вспомнила разговор, услышанный в городском отделении общества «Народные мастера Литвы»: «Антанас Дундулис стал знаменит не как математик, а как мастер юосты. Заказы для него идут из Канады, Австрии, ГДР, Швеции, Финляндии...»

Когда-то Дундулисы начинали с узеньких ленточек. А теперь создают орнаментальные поздравительные композиции — шестьдесят сантиметров в ширину и двести пятьдесят — триста сантиметров в длину. Такие ленты хорошо смотрятся в современном интерьере.
Все чаще ленты Бируте и Антанаса Дундулисов фигурируют в общественной жизни. Они запечатлели такие важные события, как XXVII съезд КПСС, 400-летие Вильнюсского университета...

На другой день я снова вышла из автобуса на окраине Шяуляя. Вдыхая утренний воздух осеннего поля, я открыла калитку и прошла через сад к островерхому домику. Антанас встретил меня с вазой с румяными грушами и сразу предложил взять самую большую и красивую.

На письменном столе лежала тетрадь в клеточку, стопка картонных полосок и два металлических брусочка с круглыми дырочками. С помощью этих приспособлений мастер-математик готовит программу для будущей юосты.

Юоста для учителя

Однажды на выставке они разговорились с художницей — автором узких шелковых лент. Она призналась, что одну юосту ткала неделю. Дундулисы испугались. При их занятости вряд ли они смогут выделить столько времени на юосты. Всю обратную дорогу они думали, как ускорить ткачество ленты. Помогло математическое мышление.

— Мы решили придумывать программу для каждой ленты. Попробовали, и дело пошло.

Мастер взял карандаш и стал прикидывать раппорт-эскиз будущего орнамента.

— Эту ленту будет ткать Бируте со своими учениками, — не поднимая головы, сказал хозяин. — У меня сегодня в институте лекция и два семинара.

Еще в первый день нашего знакомства Бируте рассказала, что ведет кружок в школе, где обучает школьников искусству ткать юосты и плести корзины.

Вечером следующего дня юоста для поздравления учителя была готова. Антанас воткал в изделие последние яркие шерстяные нити, сделал несколько безузорных рядов и взял в руки ножницы. С большой аккуратностью он обрезал нити основы и вынул из стана готовую ленту. Отутюжил ее через влажную марлю, тщательно расчесал гребешком кисти и повесил на дверь. Длинная, почти трехметровая дорожка отливала серебром, а красно-желто-коричневый орнамент, повторяясь, как бы вел к низу ленты, где руками мастера было выткано имя уважаемого учителя.

Е. Фролова
1983 г.

http://www.perunica.ru/chistiy_ist/978-frolova-e.n.-chistyy-istochnik-1990-pdf-rus.html

http://www.perunica.ru/chistiy_ist/5210-yuosta-dlya-uchitelya.html  





Категория: Чистый источник   Автор:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера