Перуница

» » "Там чудеса..."

Чистый источник » 

"Там чудеса..."

"Там чудеса..."

Страсти по плешковской игрушке

Мне часто задают вопрос: «Почему именно народная игрушка стала главной в вашей жизни? Вы же современный художник, а это такая древность, такой примитив. Неужели это интереснее, чем живопись, графика или хотя бы скульптура малых форм, где можно действительно творить! А в народной игрушке надо следовать традиции, повторять давно придуманные формы за бабушками-крестьянками, хранительницами старины. Зачем?»

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить чуть ли не всю мою жизнь. Но это невозможно, да и не к чему. Со временем память начинает подводить, события давних лет тускнеют, но главное остаётся. Вдруг яркой звёздочкой вспыхнет воспоминание о былом, но когда, в каком году - уже и не припомнить, остаётся только ощущение того времени, красочный, но зыбкий образ.

Родилась я в городе Ливны Орловской области. Самые тёплые и яркие воспоминания - о детстве. Жили мы большой семьёй, весёлые, шумные, певучие. А какие праздники устраивали! Пели песни на несколько голосов, плясали под гармошку. Ох, и умели тогда отдыхать! Летом я ездила в деревню Винницы, что под Русским Бродом. Помню избу с русской печкой, угол с образами, вышитые полотенца, земляной пол, деревянные лавки у окон. За столом сидит мой прадед, белый, как лунь с длинной бородой. Он делал и чинил гармошки для всей округи. До сих пор остались яркие воспоминания, как под эти гармошки на краю деревни танцевали парами красивые взрослые люди среди огромных белых берёз. Помню трогательные, щемящие, такие родные мелодии.

После окончания школы приехала в Орёл и поступила в Педагогический институт на художественно-графический факультет. Я очень любила учиться, особенно меня интересовала история искусства.

После окончания института вышла замуж и вернулась в свой город Ливны. Здесь родились мои дети: сын Александр и дочь Анна. Три года преподавала в школе. Потом работала на автоагрегатном заводе художником-оформителем, а по вечерам читала лекции от общества «Знание» по истории искусства в рабочих общежитиях. Организовала при заводе для детей изостудию.

Между делом краеведением занималась, статьи об истории города Ливны писала, иллюстрировала в местной газете материалы краеведа Ю. Беляева. Меня пригласили в художественную школу преподавать историю искусств.

В художественной школе я впервые услышала о плешковской игрушке и о мастерице Александре Михайловне Иваниловой (1911-1990) из д. Плешково, которая в ту пору уже жила в Ливнах у своих детей.

Пошли мы к ней с детьми и преподавателями, чтобы познакомиться, посмотреть, как она свистульки делает, да и самим попробовать. Любопытно, что в ту первую встречу с мастерицей все пробовали вслед за ней игрушку-свистульку лепить, а вот засвистела она только у меня. Я этого моего первого петушка, вернее, то, что от него осталось, до сих пор храню как талисман, как знак моей судьбы.

Но тогда это был скорее интерес краеведа. Я писала в местную газету, призывала Введенскую школу, которая рядом с исчезнувшей деревней Плешково, заняться возрождением промысла.

Однажды заглянули к нам столичные журналисты и спрашивают: «Пройдёт время, чем ваш город будет известен? Не заводами, а ливенской гармошкой, да плешковской игрушкой». Тут я задумалась, что толку статьи писать, да призывы сочинять, и взялась за это дело сама.

В 1987 году узнала о Геннадии Михайловиче Блинове - коллекционере и авторе популярных книг о плешковской игрушке. Совместно с городским отделом культуры мы организовали в краеведческом музее выставку народной игрушки из его коллекции, даже буклет издали. Для того времени это было грандиозным событием. Пригласили Иванилову A.M., последнюю плешковскую мастерицу, хранительницу традиций уникальной игрушки, прилюдно почествовали.

После этой выставки об игрушке заговорили, стали лепить и в художественной школе и мы с детьми в студии.

Но как можно учить детей, когда сами преподаватели не умеют лепить и промысла не знают? Вот и стали мы ходить к Иваниловой с детьми и перенимать приёмы у мастера.

В Орле искусствовед Ирма Ивановна Борисова дала мне телефон известного коллекционера и специалиста по народной игрушке Александра Наумовича Фрумкина. Я поехала в Москву, повезла свои первые «блины». Искусствоведы меня поправили, объяснили, что надо традицию изучить досконально. Жестко правили, но справедливо.

Главное - понять, почувствовать, максимально приблизиться к образам, оставленным нам мастерами. А для этого надо перенять у мастера характерные приемы лепки, технологию. Надо, чтобы игрушка вошла в тебя, стала частью тебя, чтобы даже с закрытыми глазами пальцы лепили именно такие игрушки, а не другие. «Память на кончиках пальцев», - как кто-то очень точно выразился.

Но техника - это ещё не всё. Необходимо было собрать всё, что сохранилось о промысле, все сюжеты. Мне пришлось посетить музеи, в которых хранятся игрушки и другие предметы ушедшего времени. Ведь народная игрушка - это органичная часть ушедшей культуры.

Сколько находок и открытий ждало меня в Ленинграде (теперь Санкт-Петербург)! В музеях я изучала всё, что касалось истории Орловщины, и это удивительным образом помогло мне понять, разобраться в истинных истоках многих сюжетов игрушек.

В музее этнографии (Санкт-Петербург), когда я просматривала карточки каталога, обнаружила интереснейшие коллекции тряпичных кукол Волховского уезда начала прошлого века. Принесли из запасников узелок из ситцевого платочка, развязали, а там красота такая: куколки в одежде, повторяющей местный костюм, украшенный бисером, некоторые ветхие от времени, без лица, с обозначенными тряпичными шариками грудками.

В музее этнографии и антропологии им. H.H. Миклухо-Маклая (Санкт-Петербург) в архиве познакомилась с работами Т.А.Бернштрам об обрядах нашего края, в музее сохранились гробики с кукушками - корень травы «кукушкины слёзки», одетый как невеста (1914 г.), для обряда «Похороны кукушки». Это всё удивительным образом связалось воедино и помогло понять сюжеты и роспись наших глиняных игрушек.

Очень помогали экспедиции. Мы со студийцами не раз бывали в деревне Плешково, записывали рассказы местных жителей и заодно глину доставали. Глина там особенная, с большим вкраплением слюды, после обжига становится розовой, залегает она небольшими пластами. В настоящее время она практически на исходе. Пообщались с одним из последних гончаров - Егором Егоровичем Красовым. Он нам свои работы подарил. В мае 2005 года, после моей юбилейной выставки, я передала их областному краеведческому музею. Егор Егорович даже свою игрушку сделал -бычка. В беседах с жителями соседних сёл выяснилось, что плешковские свистульки продавали на ярмарке, которая проводилась в д. Сосновке 22 мая. Чернышинские игрушки продавали на праздник Преполовенья, престольный в Новосиле, он проходил тоже 22 мая. Непростое совпадение. Этот день приходится на 9 мая по старому календарю - именины Матушки-Сырой-Земли.

Только после такого углублённого изучения плешковского промысла стали получаться плешковские игрушки.

В 1991 году мне присвоили звание народного мастера, первого на Орловщине. Следующим народным мастером стал мой муж, Александр Викторович Фролов. В начале 90-х годов начали появляться современные мастера-исследователи. Они поставили задачу пока ещё живы родовые мастера, собрать всю информацию о промыслах, перенять технологию, научиться делать игрушку и передать это следующим поколениям.

Сегодня время профессионалов, и со многими мастерами из других регионов нам посчастливилось познакомиться на фольклорных фестивалях.

С особой теплотой вспоминаю фестиваль в новосибирском академгородке, какие там интересные люди собирались, воистину поборники традиционной культуры. Посчастливилось нам также побывать на фестивалях «Жемчужина Севера» в Архангельске, «Великий Новгород с "братчиной"» в музее деревянного зодчества «Витославлицы». Были мы и в Нижнем Новгороде на Прологе, ездили всей семьёй, нас там очень хорошо приняли, а на ярмарке священослужитель высокого сана благословил нас на дальнейшую работу по возрождению народной игрушки. Тула, Воронеж, Белгород, Калининград, Курчатов Курской области, Коренная пустынь Курской области (в 2005 году я была удостоена медали на проводившейся там ярмарке), Оленегорск Мурманской области, Железногорск Курской области - вот далеко не полный перечень мест, где мы побывали со своими свистульками. Интересная поездка была в г. Каргополь, где проходила конференция и, конечно же, ярмарка. Там я впервые рассказала об образе, который по воле своей или чьей-то я начала лепить, о русалке.

"Там чудеса..."

Тогда о мистике мастера старались не рассказывать, хотя многие сталкивались с необъяснимыми явлениями.

А дело было так. Ехали мы поездом всей семьёй на фестиваль в Новосибирск. Дорога длинная, и вдруг в полудрёме вижу я новую игрушку, которую никогда мастера до нас не делали. Видение было настолько чётким и ясным, что я открыла глаза и говорю: «Запомните: туловище плешковского петушка, а голова плешковской барыни, а то забуду». По возвращении домой, сын говорит: «Помнишь, ты в поезде говорила про игрушку?»

Начала я её делать и сама не пойму, что получается. Может, легендарная птица Сирин? Неожиданно на меня буквально повалилась информация из разных источников о том, что это такое. Сын урок по истории учит, подхожу, а в учебнике истории медальон Киевской Руси изображён, на нём мой образ, а под ним подпись «Вила-русалка». Дальше - больше. Читаю статью Леонида Александровича Латынина в журнале «Народное творчество». Он пишет, что, по легенде, жила в давние времена птица-женщина. Это дух растительности, и её тоже называли русалкой, как и женщину-рыбу. Она жила на деревьях, летала над полями, охраняла урожай и отвечала за росу и дождь.

И, действительно, замечать мы стали, как во время дождя посвистишь в эту русалку, так он прекращается, и солнышко появляется. И заметили это не только мы. Ни на одном фестивале, где мы с игрушками побывали, дождя не было. Звоним как-то в одну фирму в Москве, а нам в ответ: «А, это те Фроловы, что в Архангельске на фестивале погоду держали». Звонит мне как-то знакомый, а на улице уже неделю идёт дождь. Он вполне серьёзно говорит: «У меня через пол-часа презентация на улице, сделай, чтобы дождя не было». Я отшучиваться стала, но русалку взяла, вышла на балкон и минут десять насвистывала. Через пять минут дождь закончился, а ещё через десять - засветило солнце, и до вечера дождя не было. И таких случаев, когда русалки свистом разгоняли дождь, было много.

"Там чудеса..."

И главное, говорят, что русалку-птицу с женской головой у нас на Орловщине видели.

Выступала я как-то в краеведческом музее, об игрушке воспитателям детских садов рассказы-вала. Встаёт одна воспитательница и говорит:

- А что вы о русалке, как о легенде рассказываете? Мой муж её видел! Поехал он как-то по-рыбачить, а ему местные жители говорят: «Ты той тропинкой не ходи, там русалки живут!» Он, конечно, той тропинкой и пошёл, интересно же, и существо это увидел: «Большая птица, с жен-ской головой, на голове птичий хохолок, зависла над полем и поёт, красиво, завораживающе».

А ещё случай был. Парнишка в лесу под Мценском заблудился, думал, уже ночевать в лесу придётся. Вдруг видит, метрах в двадцати развилка на две стороны, а на берёзе в рост человека птица сидит с женским лицом. Крылом показала дорогу, так парень и вышел по ней из леса.


Страсти по чернышинской игрушке

Были мы в гостях у архангельских мастеров и, пролистывая книгу Галины Львовны Дайн о на-родной игрушке, я увидела фотографию чернышинских игрушек Новосильского района Орловской области из Загорского музея игрушки. По дороге домой сделали крюк и заехали в этот музей. Люди там работают замечательные, дали нам возможность в запасниках посмотреть плешковскую и чернышинскую игрушки, показали рукопись В.Н. Глаголева и его альбом с акварельными изображениями игрушек. Вот чудо дивное! Прикасаешься к этому свидетельству истории, и дух захватывает. А сами игрушки - красота неописуемая! Женские фигурки статные, нарядные, с особым изгибом спины, кони с седоками, тройка - конь с тремя головами и одним туловищем. Мы сделали рисунки этих игрушек. Позже я ещё туда приезжала, уже с глиной, образцы полепить.

В Ливнах, взяв на заводе автобус, даже не успев посмотреть по карте, сохранилась ли эта деревня, мы вместе с детьми (тогда это уже был подростковый клуб «Творчество») поехали искать деревню Чернышино. Приехали в Новосиль, и первым встретившимся нам человеком была Анна Харитоновна Афанасова. Спросили её о деревне, а она и говорит:

- А я родом оттуда. Мы обрадовались:

- А об игрушке что-нибудь слышали?

- Конечно, моя бабушка лепила, и я с ней после войны.

Это было настоящее чудо! До этого существовало мнение, что промысел угас ещё в 30-х годах. В самой деревне из мастериц осталась одна Пелагея Павловна Кленина (1911-2000), такая удача, опять мне повезло! Игрушки этих мастериц отличаются от тех, которые сохранились в музеях, но главное - Анна Харитоновна прекрасно помнила технологию лепки. Теперь я поняла, какую сделать юбку у куклы. После нашей встречи Анна Харитоновна у себя во дворе сделала печь для обжига и вновь стала лепить свистульки и радовать ими коллекционеров и любителей.

"Там чудеса..."

В Новосиль и Чернышино мне пришлось ездить несколько раз, пока не расспросила всех, кто помнил об игрушке. Интересная встреча состоялась у меня с Е.А. Шеляевой (1911-1994). Это было зимой. Я привезла примитивный, здоровый такой магнитофон, чтобы поподробнее всё записать. И теперь сохранился рассказ в её исполнении, а просто записать на бумаге её речь было бы сложно. Я долго расспрашивала Елену Алексеевну об игрушке, о костюмах, обрядах, песнях. Заслушаешься, какая речь, степенная, со своими местными оборотами. Вот часть её рассказа:

Как раз пойдет ростыпель, самая грязь сойдет, тут и ходили. Глину принесёшь, и вот бабки собираются, нары сделают, и кто какую сумеет, такую и сляпая. Настановить их, посушут. Тут пойдут солнушные дни, они обветривают. Ну два дня, а может, три - когда успеить. А тут ямочки выроють, а в ямочки эти поставють и зажигают под них там гнилушечек каких-нибудь. День прожгут, ночь простоять и они как раз выходят звонкаи, да звонкаи. Потом остынуть, вытаскивають, опять их становят у рядок на лужочке, начинають красить перушком, кистечки не знали. Разукрашивали, как пондравиться, и полосочками, как хочешь так и делали. Лад накладали, лад - свистки, наскрось одну дырячьку, а то на боках, на боках, и тут и тут слаживали. Делали в наш праздник - Препловены. Ярманка была в Новосиле. К этому празднику выносили каждый свою, что изделая. Мы делали кукол. Куклу изделаешь, два дитя ей тахта посадишь, тут и всё это нарядишь. Косы делали, как мы ходили. Песни пели, песни то только что не назову, а усе мои песни были, у весь мой голос, как колокол был. Сямик - Троица называлась, и вот кумились, ходили по лясам, карагодами, карагодами. Кричали: «Ку-ма-а-а! Что ты, кумушка?» Вот и кумились.

А через три месяца, в марте, она умерла. Успела-таки я сохранить её воспоминания!

"Там чудеса..."

Известная орловская певица Александра Васильевна Семёнова так вспоминает свое детство:

- Мы часто с другими детьми у пруда из глины лепили кукол, а мимо проходящие женщины с коромыслами поправляли: «Титьки-то повыше, повыше...»

Для чернышинской куклы характерна высоко поставленная обнаженная грудь. Связано это с культом плодородия. Как земля рождает всё живое, так и женщина кормит своих детей. В чернышинской игрушке ярко выражен культ кукушки, распространённый у наших предков. Во-первых, лепили особенно много кукушек, во-вторых, кони, конники,тройки и барашки расписаны полосками, похожими на оперение кукушки, да и у кормилок и других кукол обязательно элементы «кукушечьей» росписи. В этих местах проводились удивительные весенние обряды «Крещение и похороны кукушки». Девушки в «кукушечье время», с Вознесения до Троицы, объединялись в тайный союз между собой и с высшей силой в образе кукушки.

Ещё неясно, откуда среди чернышинских игрушек появился сюжет «монашка» - кукла со сложенными на животе руками, вся в чёрном. В.Н.Глаголев так пишет о её необычном применении: «Именно эту игрушку покупали крестьяне и, перевернув вниз головой, использовали как шкалик для водки. «Монашка» стоила на копейку дешевле, а потому и применялась для утилитарных целей в бивуачной обстановке ярмарки». Интересно, что в народе до сих пор ходит выражение «выпить по монашке». Пожалуй, без рукописи Глаголева это теперь и не объяснишь.

"Там чудеса..."

H.H. ФРОЛОВА,
народный мастер, член Союза художников России, лауреат национальной премии в области современного изобразительного и декоративного искусства России «Русская галерея XXI век»

Фото из архива мастера


Статья из журнала "Народное творчество", № 6, 2008 г.

http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o1004

http://www.perunica.ru/chistiy_ist/6364-tam-chudesa.html  





Категория: Чистый источник

<
  • 105 комментариев
  • 24 публикации
9 июня 2012 23:37 | #1

PartyZan

0
  • Регистрация: 26.08.2009
 
А я то всё думал, как это русалка (с рыбьим хвостом) на дуб зелёный забралась. Ай да Пушкин, ай да... :)

<
  • 12 комментариев
  • 0 публикаций
15 июня 2012 22:22 | #2

Vladimirrom

0
  • Регистрация: 27.09.2011
 
Удивительно гончарство и изделия из глины вообще. Спасибо за статью. Приезжайте в Полтавскую обл. что на Украине в село Опошня известное своей керамикой и гончарными изделиями, там огромное множество самых невероятных и диковинных фигур, что восхитило и поразило нас. Также есть музей гончарства с изделиями старых мастеров.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера