Перуница
Чистый источник » 

Оятские игрушки на "Ладье"

Оятский гончарный промысел – наиболее известный в Ленинградской области. Называется по реке Оять – на ней располагается центр промысла, село Алёховщина, и несколько соседних, где он тоже был в прошлом. Кроме русских, там живут вепсы – малый финно-угорский народ.

Для оятской игрушки характерны тёмно-коричневый естественный цвет глины, бесцветная глазурь; бывает подглазурная роспись ангобами. Среди узоров чаще всего встречаются чёрные кружки с каймой из белых точек. Отдельные мелкие детали росписи – разных оттенков зелёного и синего цвета. Зелёный – более традиционный.

Глаза у фигурок делаются в виде налепов-горошин. Шерсть животных иногда изображается в виде глиняной лапши, получаемой, скорее всего, путём давления глины через сито.

Туловища скульптур пустотелые, с отверстиями для выхода горячего воздуха при обжиге. Обжиг высокотемпературный, наверное, не менее 1 тыс. градусов – глина звенит.

Этим летом я был в Петербурге, и искал там на барахолках оятские игрушки, но нашёл только горшки. Несколько предметов видел в петербургском Музее игрушки. Они ниже на фото. Один оятский конёк, тоже из Петербурга, был у меня раньше.


Оятские игрушки 1970-80-х гг. в петербургском Музее игрушки.

Моё желание неожиданно исполнилось на последней «Ладье». Я познакомился там с мастером из Алёховщины – Ивановой Людмилой Андреевной. Она училась у старых мастеров, Лукичёва и других. Работает педагогом в центре детского творчества.

Я мог встретить её и в прошлом году, но тогда она привезла только свои авторские работы по мотивам промысла – фигурки старичков, старушек, сельских девочек, сложные и многоцветные. Я просто не обратил на них внимания, проходя мимо.

Сейчас она тоже выставила подобные вещи, добавив полуреалистических новогодних петухов. Но было и много традиционного – ей заказали коллекционеры, и многое разобрали. Я застал под конец ярмарки только небольшие изображения животных и птиц. Как сказала мастерица, были и крупные фигуры – всадники и львы (мне попался маленький вариант льва). Эти вещи забрали сразу, и я их не видел.

Мне и без того хватило. Все свои работы, включая маленькие и сравнительно простые, Людмила Андреевна ценит высоко, на уровне мелкого антиквариата. Она сделала мне скидки; был уже конец ярмарки. Я, конечно, сообщил, что работаю педагогом, и выглядел не сказать что богато.


Л.А.Иванова. Глухарь, птичка-свистулька. 2016 г.





Л.А.Иванова. Зайцы, лев, козёл. 2016 г.

Как мне показалось из разговора, Людмила Андреевна считает себя единственным нынешним мастером оятского промысла, который имеет право так называться. Я интересовался, есть ли ещё мастера или ученики, но определённых сведений не получил, и вопрос остался для меня открытым. Возможно, в том детском центре есть кто-то ещё, но это лишь мои домыслы.

Напротив её столика и витрины стояла посуда из Алёховщины, ходили мастера – на них Людмила Андреевна поглядывала с неприязнью и говорила, что у них не настоящая оятская керамика. «Они могут сфотографировать мои игрушки, и будут потом делать такие».

Как рассказала народная художница, в 70-е годы в Алёховщине работал керамический цех. Она там была на какой-то руководящей должности, но начальники были и над ней. Все образцы посуды и игрушек утверждали искусствоведы и худсоветы, и по ним делались почти одинаковые изделия. Посуду нередко расписывали по замыслам художников, искажавших местный самобытный стиль.

Кстати, у старых мастеров Алёховщины ангобной росписи не было, только красная глина и глазурь. Главные черты расписной посуды восстановили по археологическим находкам. От посуды орнаменты перешли и на игрушки. Именно такие вещи я видел в музее в Петербурге.

Впоследствии Людмила Андреевна ушла из цеха и стала работать педагогом. Как она говорит – потому что в цехе портили промысел. Я думаю, что она ещё и устала от начальства, так как она, похоже, человек с характером.

После известных реформ цех преобразовали в ООО, игрушку делать перестали, осталась одна посуда. В 2004 г. цех сгорел при пожаре. Есть версия, что его руководство хотело скрыть финансовые нарушения, и было заинтересовано в случившемся.

Потом цех частично отстроили, и в каком-то виде там сейчас есть гончарное дело, по-прежнему без игрушек. Всё, что связано с игрушкой, находится в детском центре.

Летом я подумывал, не съездить ли мне из Питера в Алёховщину, но оказалось, что это в 300 километрах. Даже и на машине тяжеловато – впрочем, и нет её у меня.

Похоже, что я увидел бы там только горшки, и в лучшем случае – выставку в центре творчества. Возможно, в полноценном виде этого промысла там сейчас нет.

Мне бросилось в глаза, что мастерица столько говорит об искажениях промысла, но сама аутентичные вещи делает только по заказу, или для выставки. А на продажу лепит авторское, в основном. На мои сомнения она отвечала так: я не называю их оятскими игрушками, они авторские.

От себя добавлю: непросто распутать эти вещи. В интернете висят фото, сделанные любителями, там всё перемешано, и есть эти цветные статуэточки – всё под заголовками «оятская» или «алёховская» игрушка.

По крайней мере, Людмила Андреевна хорошо делает традиционные вещи «под Лукичёва». Есть у неё и почти традиционное, но немного с орнаментом, как делали раньше в цехе.

Рядом с мастером торговала изделиями из шерсти её знакомая, тоже из Алёховщины. Она участвовала в разговоре: вот, Людмилу Андреевну и в педагогах обижают, работать не дают. Нужно помогать, кто бы о ней написал.

Я тоже педагог, работаю с глиной, и мне хорошо знакомы заполнение журналов, писание планов, отчётов и других документов, проверки. Всё это идёт во вред творчеству. Многие пожилые педагоги обижаются, что начальство смотрит больше на бумаги, а не на суть дела.

Правда, здесь, на «Ладье» народным мастерам оплачивает участие (командировку, торговое место) их областная или районная администрация. Наверное, и оятскому мастеру тоже дали заработать, и у неё есть не только известные трудности, но и кое-какие блага. Каковых, например, у меня нет и не предвидится. (Ах, это уже личное).

Поскольку я всё равно не могу чем-то серьёзно помочь редкому мастеру – может, хотя бы эта заметка поможет заинтересованным людям найти к ней дорогу. Пусть приходят на зимнюю «Ладью» и ищут торговый ряд промыслов Ленинградской области.


Из комментариев

d_lanin
Строго говоря, оятская керамика и алеховщинская керамика – это два разных этапа. Исторически керамикой занимались в деревнях выше по течению Ояти: Кондрашово (больше не существует), Новое Село (два брошенных дома), Кяргино, Нижнее Подборье (там я провожу каждое лето на протяжении многих лет), Верхнее Подборье, Карпина гора, Ефремково, Надпорожье и нескольких других. В начале 1930-х гг. была создана артель «Красный гончар» в Карпиной горе, которая действовала до конца войны. После ее упразднения традиция прерывается. Возродить ее попытались в 70-е годы по инициативе ленинградских художников, и именно в Алеховщине, потому что она к тому времени разрослась в большое село, а деревни, бывшие историческими центрами гончарного промысла, обезлюдели или вообще исчезли. При этом пригласили нескольких стариков, помнивших традиционную технологию, чтобы они обучали местных мастеров. С тех пор имеет смысл говорить уже об алеховщинской керамике, поскольку больше нигде на Ояти ею не занимаются.

Что касается игрушек, то единственная аутентичная оятская игрушка – это птичка-свистулька, поливная, но без всякой росписи и налепов. Они по сути различались только размерами и пропорциями. Так было до 1830-х гг., когда в Новом Селе возник гончарный завод Фока, работавший на петербургский рынок. Традициями там не интересовались, делали все, вплоть до бюстов, моделей петербургских зданий и памятников и т.д., и под влиянием завода кустари тоже начали разнообразить свои изделия: кто-то пытался воспроизводить фоковскую продукцию, кто-то импровизировал. По той же причине на оятской керамике появилась роспись. Завод был уничтожен после революции, формы растащили по избам.

Тем не менее, большинство типов игрушек на снимках не имеют отношения даже к «фоковскому» периоду. С самого начала возрождения промысла было ясно, что на одних свистульках не прожить, поэтому начали заимствовать сюжеты отовсюду. После исчезновения помянутых в посте худосоветов эта тенденция только усилилась.


ipsum_dixit
С большим вниманием прочитал эту интересную и новую для меня историческую справку. И благодарю за определённый труд, которого она потребовала.

Наверное, это более научно - считать оятскую и алеховщинскую керамику разными. Просто сейчас нынешняя алеховщинская керамика часто называется оятской, как в интернете, так и на ярмарках промыслов; чему я и следовал.

Обычно в доступных источниках в связи с возрождением промысла в 70-е годы чаще всего вспоминают мастера Лукичёва, чьи игрушки, как мне кажется, довольно просты, архаичны и не ассоциируются с заимствованиями, или подражанием заводской продукции. Хотя, возможно, мастер расширил круг сюжетов, что-то придумал сам, и это уже какой-то сравнительно поздний этап.


d_lanin
Не за что благодарить. Об Ояти я мог бы рассказывать часами, да некому: никого этот медвежий угол не интересует )
Вот, кстати, две настоящие оятские свистульки. Одну я нашел на чердаке, другую – на отмели (там все дно реки выстлано черепками), она заметно обточена течением:







Такие же остались практически в каждом доме, как и разнообразные горшки. Но никаких лошадок, коровок, баранов и т.д. нет и в помине. Крайне редко встречаются поздние и явно подражательные или экспериментальные вещи вроде этого красного командира в алеховщинском музее:



Это как раз довоенная продукция «Красного гончара». Как образец наивного искусства он, конечно, великолепен, но хорошо видно, что никакой местной традиции антропоморфных изображений за ним нет. А игрушки рядом – это, понятно, уже современность.
На одной фотографии уместилась половина всей экспозиции керамики:



Как видите, старых горшков много, но игрушки сплошь новые.
Это продукция сгоревшего цеха:



А это заменивший его детский центр ремесел:




Что до Лукичева, то он был не один, конечно. Мне в Алеховщине с таким же пиететом называли еще пару фамилий, которые я сейчас, увы, не вспомню. Если я правильно понял, это и были первые ученики тех самых стариков, которых специально переселили из умирающих деревень и имена которых уже все благополучно забыли, потому что не свои, пришлые. Сейчас дело представляют таким образом, что Алеховщина издревле была центром оятского гончарного промысла. Это не совсем так )


ipsum_dixit
Мне очень нравятся эти птички-свистульки, от них веет стариной.

Вместе с тем, я бы вряд ли стал их называть особым видом народной игрушки (в том же смысле, как дымковская, каргопольская и др.) Хотя по происхождению они и оятские.

Это потому, что, не зная места изготовления, мы не узнаем по ним самим, что они сделаны именно там.

Подобных птичек делали везде, где был промысел гончарной посуды. И самостоятельного промысла игрушки на Ояти на тот момент, получается, просто не было.

Чтобы говорить о промысле игрушки, нужны местный стиль, узнаваемость, и хотя бы несколько сюжетов.

Игрушки советского периода и их стиль основаны, скорее всего, на работах лишь одного мастера - Лукичёва Алексея Васильевича (1907-1980).
Он родился в Карпиной Горе. В 60-е его нашёл искусствовед Блинов, он же впервые употребил в своих публикациях термин "оятская игрушка". В 1969 сделали цех в Алеховщине, и пригласили его туда. Не только его: ещё трёх гончаров, Бойцова, Романова и Смирнова. Но они делали, скорее всего, только посуду, поскольку игрушки в старых коллекциях и книгах есть только Лукичёва.

Есть фото его игрушек и в этом сообществе, можно найти. Сюжетов у него немало, в основном, домашние и дикие животные и птицы. Легко узнаются по почерку. Изделия цеха по форме похожи, но на них роспись, а у Лукичёва её не было. (В период цеха разрисовывали и его вещи.)

Подобным образом, нынешняя дымковская игрушка происходит от работ одного мастера, Анны Мезриной.

Несоответствие термина нынешнему месту гончарства, не один случай. Знаменитая филимоновская игрушка сейчас делается не в Филимонове (типичной умирающей деревне), а в Одоеве, Туле и даже Москве. Видел лет 20 назад в Москве старую родственницу мастериц прошлого, Марию Алдохину, работавшую для худ. салонов; глину ей привозили внуки из родных мест.

Конечно, когда пишут, что в Алеховщине промысел был издавна, это нужно исправлять. Но сам термин "оятская игрушка", наверное, можно оставить. Алеховщина ведь тоже на Ояти; просто в своё время туда переселились мастера.

http://dobro-narodnoe.livejournal.com/107457.html

http://www.perunica.ru/chistiy_ist/9196-oyatskie-igrushki-na-lade.html  



+3


Оятские игрушки на

Категория: Чистый источник   Теги: Глиняная игрушка

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера