Перуница

» » Кравченко Григорий Пантелеевич

Герои России » 

Кравченко Григорий Пантелеевич

Кравченко Григорий Пантелеевич

Генерал-лейтенант авиации Кравченко Григорий Пантелеевич - первый дважды герой Советского Союза

Родился 12 Октября 1912 года в селе Голубовка, ныне Новомосковского района Днепропетровской области, в семье крестьянина. Окончил среднюю школу. В 1930 - 1931 годах учился в Московском землеустроительном техникуме, откуда по путёвке комсомола был направлен на учёбу в Качинскую военную авиационную школу пилотов. После её окончания был лётчиком - инструктором этой школы, затем командиром звена, отряда и эскадрильи. За успехи по службе был награждён в 1936 году орденом "Знак Почёта". Проявил себя и в испытательской работе, за что был награждён орденом Красного Знамени.

С Февраля по Сентябрь 1938 года в качестве добровольца участвовал в боях с японскими захватчиками в Китае. В воздушных боях лично и в группе с товарищами сбил несколько самолётов противника.

22 Февраля 1939 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

С 29 Мая по 7 Сентября 1939 года воевал на реке Халхин - Гол, где командовал 22-м истребительным авиационным полком.

29 Августа 1939 года награждён второй медалью "Золотая Звезда".

Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в Советско - Финляндской войне в качестве командира особой авиагруппы. В последующем возглавлял отдел истребительной авиации Главной лётной инспекции ВВС. В 1940 году был назначен начальником ВВС Прибалтийского военного округа. С Ноября 1940 года учился на курсах усовершенствования командного состава при Военной академии Генерального штаба.

В период Великой Отечественной войны на фронте, командовал 11-й смешанной авиационной дивизией, ВВС 3-й Армии, Ударной авиагруппой Ставки Верховного Главнокомандования, 215-й истребительной авиационной дивизией. Сражался на Западном, Брянском, Калининском, Ленинградском и Волховском фронтах.

23 Февраля 1943 года погиб в воздушном бою. Похоронен в Москве у Кремлёвской стены.

Награждён орденами: Ленина ( дважды ), Красного Знамени ( дважды ), Отечественной войны 2-й степени, "Знак Почёта", а также монгольским орденом Боевого Красного Знамени. Приказом Министра обороны СССР от 31 Октября 1955 г. навечно зачислен в списки истребительного авиаполка, которым командовал на Халхин - Голе. Именем Героя названы улицы в Москве, Днепропетровске, а также средняя школа в селе Звериноголовское Курганской области. Бронзовый бюст установлен в селе Голубовка.


Свою боевую деятельность Григорий Кравченко начал в Марте 1938 года, участвуя в национальной войне китайского народа с японскими захватчиками. В первом же бою, 29 Апреля, он сбил 2 бомбардировщика, но был подбит и сам, с трудом посадил машину на вынужденную и более суток добирался до своего аэродрома в Наньчан. Через несколько дней, прикрывая выбросившегося с парашютом Антона Губенко, так прижал японский истребитель, что тот врезался в землю.

После перелёта группы в Кантон, Кравченко участвовал в налёте на аэродром противника. 31 Мая 1938 года уничтожил 2 самолёта при отражении вражеского налёта на Ханьхоу. Спустя несколько дней уничтожил в одном бою сразу 3 истребителя противника, но был сбит и сам.
Летом 1938 года над Ханьхоу одержал последнюю победу - сбил бомбардировщик. Всего же, в Китае он сбил около 10 вражеских самолётов, был награждён орденом Красного Знамени.

22 Февраля 1939 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Григорию Кравченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

В период боёв с японцами на реке Халкин - Гол, летом 1939 года, он командовал сначала эскадрильей, а затем и авиационным полком. В первом же бою сбил вражеский истребитель. Участвовал в 2-х штурмовых ударах по аэродромам противника, в которых под его командованием, на земле и в воздухе, было уничтожено 32 самолёта.

...В эскадрилью прибыла группа молодых лётчиков. И сразу же познакомил их с боевой обстановкой, с тактикой японских лётчиков командир Григорий Кравченко. Был он молод ( ему шёл 27 год ), невысокого роста, коренастый, с весёлыми серыми глазами, всегда полон юношеского задора, прост в обращении с людьми. Несмотря на молодость, у Кравченко был уже большой опыт в лётном деле. Виртуозное мастерство, аналитический ум, объективный подход к оценке событий дали ему возможность как командиру эскадрильи исключительно быстро наладить обучение в боевых условиях вновь прибывших.
Г.П.Кравченко

Майские бои на Халхин - Голе показали, что наша авиация из - за устаревших типов самолётов, неопытности лётчиков и плохой организации боя действовала неудачно. У японцев на Халхин - Голе были лучшие авиационные эскадрильи, имевшие опыт войны в Китае и вооруженные новейшими истребителями И-97.

- Излюбленная тактика японских лётчиков, - подчеркнул Кравченко, наставляя молодых, - вести бой большими группами, атаковать с высоты со стороны солнца или из - за облаков. Часто в целях внезапности они нападают на нас с выключенными моторами, имитируют гибель, бросаясь в пике или сваливаясь в штопор, применяют и другие уловки. В общем, - заключил командир, - японец - враг хитрый, коварный, и одолеть его не так - то просто.

Чтобы наглядно показать молодым лётчикам, как ведётся настоящий воздушный бой, Кравченко обратился к Виктору Рахову, одному из опытных лётчиков эскадрильи, прибывшему вместе с ним на Халхин - Гол:

- Давай новичкам покажем, на что мы способны.

Лётчики знали друг друга ещё по 1-й военной школе пилотов: Кравченко был инструктором, Рахов - курсантом. Позднее вместе служили, вместе летали в краснокрылой пятёрке над Красной площадью и Тушинским аэродромом в Москве, демонстрируя своё высокое лётное мастерство.

...Лётчики поднялись почти одновременно, набрали высоту, сделали 2 круга над аэродромом. Затем, словно по команде, разошлись, прошли немного, развернулись и устремились навстречу друг другу. Расстояние между ними сокращалось с каждой секундой. "Противники" не уступали друг другу. Ещё немного - и самолёты столкнутся...

- Что они делают ?! - не выдержал кто - то из новичков, наблюдавших за лётчиками.

Но через мгновение машины взмыли вверх, разошлись в разные стороны и, разыграв ещё несколько сложных элементов воздушного боя, пошли на посадку.

Рахов приземлился после Кравченко. Он быстро выпрыгнул из машины и подошёл к командиру. Лицо лётчика, как всегда, светилось улыбкой. Кравченко, вытирая рукавом гимнастёрки капли пота на лбу, резко сказал:

- Тебе что, Витя, жизнь надоела ?! Почему не отвернул первым ?

- А я ждал, когда это сделаете вы, - выпалил разгорячённый Рахов. - Вы же сами учили: истребитель обороняется только нападением...

Кравченко не ожидал такого ответа, помолчал, посмотрел в улыбающееся лицо лётчика, смущённо буркнул:

- Вот дьявол ! Характерец не лучше моего... Ну да ладно, - смягчившись, сказал он. - Считай, что экзамен на боевой вылет сдал на "отлично". Но запомни: бой слагается из трёх моментов: осмотрительности, маневра и огня.

В Июле Майор Г. П. Кравченко был назначен командиром 22-го истребительного авиационного полка. Много раз поднимал он свои эскадрильи в воздух, десятки самолётов уничтожили его лётчики, но операцию по штурмовке вражеского аэродрома помнил особенно.

Было это в районе озера Узур - Нур. Во время одного из полётов Кравченко заметил аэродром противника, на котором полукругом стояли самолёты. Командир полка покачал крыльями и перевёл свой истребитель в пике. За ним последовали остальные лётчики.

Поймав в перекрестие прицела крайний истребитель, Григорий нажал на гашетку. Трассирующие пули прошили японскую машину, и она вспыхнула. Выровняв свой истребитель, Кравченко вновь набрал высоту и увидел, как горели японские самолёты, метались в панике лётчики. Пламя и дым окутали аэродром. Сделав круг над аэродромом, командир вновь повёл свой истребитедь в атаку, а за ним ринулись и все лётчики.

И так повторялось 4 раза. Когда командир полка убедился, что все 12 вражеских самолётов уничтожены, а склад горючего взлетел на воздух, он собрал лётчиков и повёл их на свой аэродром.

- Теперь надо ждать ответного удара японцев, - предупредил командиров эскадрилий Кравченко.

И вскоре действительно над площадками 22-го авиаполка появились 23 бомбардировщика и 70 истребителей противника. Они пробрались обходным путём на большой высоте, поэтому служба оповещения сообщила о приближении самолётов с опозданием. К тому же связь с некоторыми постами ВНОС была выведена из строя японскими диверсантами.

Кравченко поднялся в воздух, когда японцы уже пикировали на площадку. Одновременно с ним взлетели Виктор Рахов, Иван Красноюрченко, Александр Пьянков и Виктор Чистяков. Завязался воздушный бой. Командир зашёл в хвост японскому истребителю и короткой пулемётной очередью сбил его. Через несколько минут он сразил другого японца. Бой шёл уже 30 минут. Крутящаяся "этажерка" переместилась в сторону от аэродрома. В бой вступали новые эскадрильи, но японцев было всё же больше. Три И-97 навалились на самолёт командира полка, пытаясь сбить его. Выручил Виктор Рахов: бросившись наперерез одному из них, он сразил врага первой же очередью.

Когда опасность миновала, Кравченко заметил в стороне японского разведчика Р-97 и стал его преследовать. Но бензин был на исходе. На последних каплях горючего командир приземлился в степи. Замаскировав машину, он стал ждать. Но никто не приходил ему на помощь. Тогда он решил пешком добраться до своего аэродрома. При 40-градусной жаре шёл день, два... Мучили жажда и голод.

Кравченко искали. В первый же день с командного пункта запросили все аэродромы, но никаких известий о лётчике не было. Григорий вернулся в полк только на третьи сутки, а через 3 дня - снова в бой...

Полк под командованием Кравченко уничтожил в воздухе и на земле более 100 вражеских самолётов. В представлении командира к награде за боевые действия на Халхин - Голе есть такие строчки: "Его исключительная храбрость воодушевляет весь личный состав ВВС армейской группы на полный разгром врага. В одном из боёв лётчики полка уничтожили 18 японских самолётов. Лично тов. Кравченко с 22 Июня по 29 Июля сбил 5 вражеских истребителей".

Всего в воздушных боях на Халкин - Голе, проявив исключительную храбрость и упорство, он сбил около 10 японских самолётов, в том числе известного аса - Майора Маримото. Григорий Кравченко иногда не прочь был подчеркнуть в разговоре присущую ему храбрость и презрение к опасности. Но это получалось у него как - то между прочим, без принижения достоинства товарищей. Лётчики, хорошо знавшие Кравченко, обычно прощали ему некоторую нескромность характера за его действительно беззаветную храбрость, проявленную им в боях с японцами.

29 Августа 1939 года Григорий Кравченко стал одним из первых в стране дважды Героем Советского Союза, а 7 Ноября именно он открывал воздушный парад над Красной Площадью. После Монголии Кравченко был назначен Начальником отдела истребительной авиации управления боевой подготовкой ВВС.

В период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, Григорий Пантелеевич командовал особой авиагруппой, которая базировалась в Хаапсалу ( Эстония ). Если погода была сложной, а задание особо ответственным, во главе групп непременно шёл сам командир. В один из дней его лётчиками был совершён дерзкий налёт на железнодорожную станцию Хельсинки - столицы Финляндии. Этот налёт наделал много шуму ( бомбардировка Хельсинки была официально запрещена ), напуганное финское правительство срочно покинуло столицу и бежало на берег Ботнического залива, в город Васа. За участие в "Зимней войне" Григорий Пантелеевич был награждён орденом Красного Знамени.

19 Июля 1940 года Генерал - лейтенант Г. П. Кравченко был назначен Командующим авиацией Прибалтийского Военного округа. Однако, уже осенью, он поступил на Курсы усовершенствования высшего начсостава Красной Армии при Военной академии Генерального штаба.

С началом Великой Отечественной войны снова на фронте, командовал 11-й смешанной авиационной дивизией. Вспоминая о тех днях Герой Советского Союза лётчик 4-го штурмового авиаполка, входившего в состав этой дивизии, Василий Борисович Емельяненко, пишет:

"Комдив вёл себя запросто с рядовыми лётчиками, несмотря на то, что от них его теперь отдаляли и высокое воинское звание, и заслуженная слава. Кравченко, бывало, пересаживался из автомобиля в свой ярко - красный истребитель, чтобы сцепиться с фашистами. "Мессершмитты" яростно набрасывались на приметный самолёт, уступавший им и в скорости и в огневой мощи. Несмотря на подавляющее численное превосходство, фашистским лётчикам никак не удавалось сразить "красного дьявола". Но и Кравченко в воздушных боях уже не мог проявить себя так, как недавно на Халхин - Голе и в финскую войну. Слишком много было преимуществ у противника в этой большой войне, не похожей на все предыдущие".

Следует отметить такой факт: Григорий Кравченко был одним из немногих лётчиков имевших "именной" самолёт. Правда, это была не боевая машина, а учебный У-2 на фюзеляже которого красовалась надпись: "Дважды Герою Кравченко Г. П. от уральских рабочих". Этот самолёт использовался в дивизии в качестве связного.

Позднее Григорий Кравченко командовал ВВС 3-й Армии, затем - Ударной авиагруппой Ставки Верховного Главнокомандования, а с Июля 1942 года - 215-й истребительной авиационной дивизией. Только за время боёв на Брянском фронте его подчиненные уничтожили 27 вражеских самолётов, 606 танков и 3199 автомашин. Даже руководя такими крупными авиационными соединениями, Генерал - лейтенант Г. П. Кравченко часто летал ведущим групп, лично принимал участие в воздушных боях.
Г.П.Кравченко.

22 Февраля 1943 года, в канун 25-й годовщины Красной Армии, Григорий Пантелеевич получил свою 7-ю боевую награду - орден Отечественной войны 2-й степени. На следующий день в составе 8 истребителей он вылетел на боевое задание в район Синявинских высот. Во время завязавшегося боя его самолёт был подбит. Кравченко тянул сколько мог, затем вывалился за борт кабины и выдернул кольцо... Но рывка парашюта не последовало - вытяжной трос, с помощью которого открывается ранец парашюта, перебило осколком...

Лётчик упал неподалёку от передовой, в расположении своих войск. Тело Кравченко плашмя впечаталось в землю. В правой руке было намертво зажато красное вытяжное кольцо с обрывком троса. На другой руке были поломаны ногти. Очевидно, лётчик в свободном падении пытался разорвать клапаны ранца...

Последний бой
Свидетелями последнего боя Григория Пантелеевича оказались артиллеристы 2-й батареи 1-го дивизиона 430-го гаубичного полка большой мощности, действовавшего в составе 2-й ударной армии. В тот день батарея вела огонь по Синявинским высотам. В небе с самого утра барражировали наши самолёты. То тут, то там возникали воздушные бои.

Старший лейтенант Матвеев и Лейтенант Шанава находились на огневой позиции, расположенной в балке, окружённой лесом. Они наблюдали бой четвёрки советских истребителей с превосходящими силами противника на высоте примерно 1000 метров. Среди нашей четвёрки особо выделялся стремительностью своих атак один истребитель. Павел Матвеевич Матвеев, ныне Полковник в отставке, свидетель того воздушного боя, рассказывал, как они, артиллеристы, изумились отваге лётчика, виртуозности и смелости его пилотажных приёмов. Такого лихого пилота они видели впервые.

Вот он идёт в лобовую атаку. Немец не выдержал, рванулся вверх. Наш лётчик дал по врагу короткую очередь, и тот круто пошёл вниз, оставляя за собой чёрный шлейф дыма. В это мгновение два Ме-109 ринулись сверху на истребитель героя. Тот уклонился от атаки крутым пикированием и так низко вышел из пике, что преследующий его "Мессер", не успев сманеврировать на малой высоте, врезался в землю.

Наш пилот резко бросал самолёт то в одну, то в другую сторону с одновременным снижением, уходя из - под удара противника и тут же занимая выгодную позицию для очередной атаки. Лётчик взмывал вверх, делал крутые виражи, и трудно было уследить, как он оказывался в хвосте "Фоккера". И что особенно удивительно, он переварачивал машину и снизу расстреливал вражеские самолёты. Так им был сбит ещё один немецкий истребитель.

Казалось, бой длился бесконечно долго. Самолёты поочерёдно выходили из схватки: возможно, кончалось горючее. Наконец, отважный лётчик остался один против пары немецких истребителей, которые нападали на него сверху. Вот он умелым маневром уходит из - под удара и после резкого разворота заходит в хвост вражеской машине, очередь с короткой дистанции - и дымит падая ещё один сбитый им самолёт, уже четвёртый !

И вдруг наш Ла-5 пошёл со снижением к земле. От него отделилась тёмная фигура лётчика. Артиллеристы ждали с замиранием сердца, когда же раскроется парашют. Но парашют не раскрылся... Лётчик упал почти рядом, на брусвер, около орудия.

Матвеев и Шанава подбежали к пилоту, расстегнули ворот тёмно - синего комбинезона. Сердце лётчика ещё билось, он шевелил губами, пытался что - то сказать, но тут же потерял сознание.

По найденному в кармане документу установили, что это был Дважды Герой Советского Союза Генерал - Лейтенант авиации Григорий Пантелеевич Кравченко. Артиллеристы знали его по газетам ещё с 1939 года. Они осторожно положили Генерала на плащ - палатку и перенесли его в землянку, где размещался санитарный пункт. Фельдшер сделал укол, наложил повязки на пулевые раны. Они были не тяжёлые: сквозное ранение левой руки и левого бедра. Лётчику делали искусственное дыхание. Он был жив часа полтора, но в сознание так и не пришёл...

Артиллеристы сообщили о случившемся в штаб дивизии, вскоре оттуда пришла санитарная машина.

Полковник авиации в отставке Михаил Абрамович Уфимцев, бывший инженер - капитан 215-й авиадивизии, вспоминает, что он вместе с политработником Павлом Андреевичем Виноградовым и небольшой группой техников в 16 часов выехали к месту гибели своего комдива. Сгущались сумерки зимнего дня, начался снегопад. С трудом нашли землянку санитарного пункта стрелковой дивизии. Майор медицинской службы сообщил о причине смерти Генерала Кравченко. Вошли в землянку. Комдив лежал на столе. В правой руке намертво зажато вытяжное кольцо парашюта с обрывком перебитого тросика. Очевидно, огненная трасса вражеского истребителя пришлась по кабине, нарушив управление самолётом, ранив пилота и перебив вытяжной тросик парашюта.

Очевидцы гибели лётчика рассказывали, что самолёт Генерала над местом катастрофы пролетел на высоте не более 300 метров. После того, как лётчик покинул кабину, самолёт снижался тем же курсом и упал в 1,5 - 2 километрах, в мелколесье.

Части 215-й истребительной авиационной дивизии Генерала Г. П. Кравченко 23 Февраля 1943 года выполнили приказ командования по сопровождению и прикрытию действий наших штурмовиков и бомбардировщиков, а также наземных войск над полем боя. Всего за день было проведено 67 боевых вылетов, в 7 воздушных боях, согласно официальным донесениям, сбито 5 немецких самолётов. В донесения не были включены самолёты, сбитые лично Кравченко и другими не вернувшимися лётчиками - Кузнецовым, Смирновым и Горюновым...

Победы
Общее число побед одержанных Г. П. Кравченко, ни в одном из источников, не приводится ( за исключением книги П. М. Стефановского "300 неизвестных", где указано 19 личных побед, одержанных в боях с японцами ). Известно , что в своём последнем бою он одержал сразу 4 победы ( 3 самолёта сбил пушечным огнём, ещё один - умелым маневром вогнал в землю ).

Таким образом, за основу можно принять значение - "около 25". Некоторые западные источники указывают на 20 побед, одержанных в 4-х войнах. Точных данных, к сожалению нет.

http://www.perunica.ru/geroi/5017-kravchenko-grigoriy-panteleevich.html  





Кравченко Григорий Пантелеевич

Категория: Герои России   Теги: Великая Отечественная Война

<
  • 34 комментария
  • 0 публикаций
24 августа 2011 18:53 | #1

Скифъ

-1
  • Регистрация: 4.03.2010
 
Абсурдность и идиотизм, т.к. герой Советского Союза не равно герой России

<
  • 1 073 комментария
  • 91 публикация
24 августа 2011 20:00 | #2

kirrush

0
  • Регистрация: 22.02.2011
 
Цитата: Скифъ
Абсурдность и идиотизм, т.к. герой Советского Союза не равно герой России

Аргументируй. ded
А то, Твои комменты напоминают вы... выстрел. Коротко. Емко. И...не понятно.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера