Перуница

» » Ростислав Крамар. Путешествие во владения Збручского идола.

История » 

Ростислав Крамар. Путешествие во владения Збручского идола.

'Ростислав

Вам случалось когда-либо ходить по каменной дороге возрастом в тысячу лет? Если нет, то знайте, что для этого совсем не обязательно ехать в древний Рим или Иерусалим. Это историческое чудо и много-много других чрезвычайных находок, связанных с жизнью наших прапрапрадавних предков, можно увидеть всего в нескольких километрах от Тернополя.

Подпрыгивая на ухабах, вездеходным УАЗиком мчимся по дну моря. Оно плескалась на этих подольских равнинах... двадцать миллионов лет назад. На протяжении тысячелетий на дне теплого Сарматского моря оседали отмершие остатки морских организмов, водоросли. Собственно, отвесные известняковые скалы, какие именно внезапно появляются на горизонте, - ничто иное, как накопление этих омертвелых допотопных творений Божьих.

У рядового тернополянина слово Медоборы обычно ассоциируется или с Гусятинским санаторием, или, в лучшем случае, с кудрявым лесным массивом, простирающаяся более Збручем. Правда, некоторые, вероятно, помнят и тот шум, который поднялся было в газетах в начале 90-х, когда экологи отвоевывали Медоборы у военных (те устроили в заповедной местности полигон). Но на самом деле природоохранный заповедник Медоборы, которому только что исполнилось восемь лет, - это целый неповторимый мир, рассказ о котором не так-то легко втиснуть в тесные газетные рамки. После насыщенной двухдневной поездки в Медоборы, которую любезно организовала дирекция заповедника, у меня сложилось впечатление, что 11 тысяч гектаров, взятых государством под охрану, - своеобразный Ноев ковчег, спасательный корабль для исчезающих растений, животных, а вместе с тем и надежная защита для уникальных в Украине исторических памятников - древних славянских городищ.

На обрывистую гору Острую, что рядом с селом Викно Гусятинского района, новичку выкарабкаться непросто. Тем более, с пятилетней спутницей на руках (имею в виду свою дочку). Но наш гид, научный сотрудник заповедника Степан Сторожук, знает здесь каждый камень. Немного запыхавшись, усаживаемся на макушке Острой. Взгляд теряется в пространных полях, простирающихся отсюда на десятки километров. Когда-то здесь густым ковром бушевал степной ковыль, и, наверное, бродили сытые дрофы, ржали дикие лошади. Где это все? Кануло в Лету... Из задумчивости выводит Степан: «Вот он и есть, ковыль». На самой вершине горы, крепко ухватившись за камни, клонятся под ветром кустики невзрачной травы. Древняя царица украинской степи. Именно здесь, на Острой, да еще нескольких соседних скалах реликтовые остатки степи нашли последнее пристанище. «А это растение узнаете? - Спрашивает наш проводник, касаясь каких-то темно-зеленых листьев. - Ясенец белый, легендарная неопалимая купина». Помните эпизод из Библии, где Бог говорил с горящего куста? Тот куст, который горел и не сгорал, как раз и является неопалимой купиной. Дело в том, что во время цветения растение выделяет эфирное масло. На солнце испарения легко могут загореться. Складывается впечатление, что это растение пылает. Наверное, лучшего символа для Медоборов не придумаешь. По дороге рассматриваем другие редкие растения. Некоторых из них так немного, что буквально каждый кустик берется на учет. Правда, непрошеные гости заповедника не очень этим озабочены. Однажды охранников природы ошарашила одна влюбленная парочка, которая прогуливалась над Збручем. Юноша собрал любимой целый букет кукушкиных башмачков, цветка из Красной книги, которых в заповеднике совсем немного. Понюхав цветы, девушка на глазах оторопевших ботаников оставила букетик на дереве. Неудивительно, что заповедные территории ревностно охраняются.

Но вернемся к Острой. По народным преданиям, гора в древности была полна пещерами. Здесь даже скрывались от татарских набегов. Однажды кочевники замучили на Острой многих жителей села Зеленая Грушка. С тех пор скалу называют еще Острой могилой. Стоит сказать, что у здешнего помещика Владислава Федоровича, который жил в селе Викно, любил бывать Иван Франко. Крупные землевладельцы - отец и сын Федоровичи - сумели создать в Окне настоящий национально-культурный центр украинского Подолья. Выпускник Венского и Сорбонского университетов Владислав Федорович организовывал и финансировал различные украинские культурные акции, в частности, первую этнографическую выставку в Тернополе 1887 года. Федоровичи собрали в Викне богатейшую библиотеку, коллекцию изделий народного искусства. 27-летний Франко, работая в их семейном архиве, любил отдыхать под скалами, которые позже получили название Франко. К сожалению, многолетний труд этих известных украинских меценатов сгорел в костре Первой мировой войны. И это далеко не фигуральное выражение. В 1917 российские солдаты из ценных книг развели во дворе костер, а позже подожгли и само здание. Федорович, который до последнего не верил, что такое дикое варварство возможно, едва успел спастись. После трагедии он прожил недолго. Кстати, именно благодаря стараниям этого помещика скалы рядом с Викном были объявлены заповедными еще в 1911 году. Именно тогда выдающийся польский ботаник Владислав Шаффер впервые детально описал ботаническое чудо Медоборов. Но, по привычному в Украине сценарию, в годы советской власти в месте, которое охранялось законами Австро-Венгрии и Польши, устроили... карьер по добыче камня. Следы этой разрушительной деятельности «гомо советикус» до сих пор зияют неизлечимыми ранами.

Еще одной природной достопримечательностью викнянских окрестностей являются карстовые воронки, откуда бьют холодные источники - так называемые Викнины. Очевидно, именно они дали название селу. По народным преданиям, подземные полости тянутся на многокилометровые расстояния. До сих пор рассказывают историю, которая случилась в древности. Говорят, будто бы один господин решил напоить запряженных лошадей целебной Викнянской водой. Но животные поскользнулись и шлепнулись в пропасть. Только через несколько месяцев запряженная пара выплыла в источнике села Тарнаруды. С тех пор Викнины получили второе название - Бездны. Сейчас одно из двух сохранившихся озер (другие два во время мелиорации исчезли) ограждено каменной стеной, на праздники здесь проходят церковные службы.

Из Викна наша дорога стелется на северо-восток, в лесистую часть заповедника. Вообще лес составляет 90 процентов его площади. Преимущественно это граб, дуб, бук. Между прочим, именно здесь, по Збручу, пролегает восточная граница распространения бука, который растет во всей Европе. «Хотите увидеть уголок заповедного первобытного леса?» - спрашивает неизменный наш экскурсовод. Получив утвердительный ответ, останавливает автомобиль под тенистыми кронами буков. Жители ближних сел называют это урочище Бучин. Картину, которая открывается глазам, нечасто увидишь в нашем сплошь распаханном крае. Толстенные буки выросли, кажется, под облака. Они пережили ...надцать государств и десятки человеческих поколений.

Большая часть медоборских лесов значительно моложе. Но уже сейчас ведется кропотливая работа, которая имеет целью воссоздать лес в его первоначальной красе. Как утверждают ученые, несколько лет назад здесь были непроходимые древние дубравы. Уже позже этот факт логически связался для меня с увиденным в лесах над Збручем.

Следующий пункт нашего путешествия - Крутилов. Небольшое сельцо настолько отгорожено от остального мира (с одной стороны лесное бездорожье, с другой - Збруч), что добираться до него приходится через соседнюю Хмельницкую область. Миновав надзбручскую Калагаровку, въезжаем через мост в Сатанов.

Первое, что бросается в глаза, - адресные таблички на домах. «Улица Октябрьская». Говорят, есть в Сатанове и улица Ленина, кроме того, старинный городок «украшают» два памятника Ильичу. Но всего за полчаса из «заповедника» истории коммунистической попадаем в настоящий рай для археологов. Миновав Крутилов, деревушку, что прилепилось на крутом берегу, словно ласточкино гнездо, въезжаем под прохладный шатер леса. Источники, у которых остановились, узнаю сразу. Наслушался о них от тернопольского археолога Марины Ягодинской и молодого видеорежисера Ивана Ясния, который снимал здесь фильм. Несколько лет подряд Марина, эта первооткрывательница многих надзбручских сокровищ, проводила здесь раскопки.

Вон журчит целебная вода «от нервов», а там, неподалеку, - «от глаз», рядом – «от сердца». Именно такие свойства приписывают трем крупнейшим источникам урочища Звенигород здешние люди. Сотни лет прошли с тех пор, как на этих горах, покрытых ныне густыми лесами, бурлила жизнь. Но названия древних славянских городищ до сих пор сохранились в народной памяти. Пробую воду из источников, где утоляли жажду мои прапрапра... родственники. Действительно вкусная. Предлагаю дочери. Отказывается, предпочитает пить сладкий компот. «А может, и хорошо, что не хочет», - подумалось. Нет-нет, не потому, что в воде плавает опавшие листья, веточки. Просто вспомнились материалы археологических раскопок. Здесь, над самым «священным» источником, археологи раскопали несколько человеческих скелетов, преимущественно детских. Предки-язычники приносили богам младенцев в жертву. Почему у истоков? А где до сих пор отправляются молебны по тернопольских селах в случае засухи? Так же, возле источников, колодцев. В одном селе на Теребовлянщине над чудодейственным источником, который «посылает» дождь, соорудили даже часовню.

Медленно поднимаемся на городище. Извилистая лесная тропа выходит вдруг на большую поляну. В высокой траве виднеются обгоревшие стволы деревьев. Догадываюсь, что это именно та мистическая местность, о которой столько слышал. Здесь не растет лес. Едва какая древесина потянется вверх, как попадает молния и сжигает ее. Что это? Геомагнитная аномалия, проклятие предков? Видимо, еще долго этот вопрос останется без ответа.

Проходим дальше. Охраняя свое неугомонное чадо, не очень засматриваюсь по сторонам. Поэтому в наиболее впечатляющую достопримечательность Звенигорода впираюсь буквально носом. Очень высокий земляной вал с глубоким (метров пять) рвом у основания, кажется, вчера насыпан. Вот только зарос деревьями. Впечатление настолько сильное, что, кажется, вот-вот из-за толстого граба выйдет седовласый волхв. «Лес, как и вода, - рассуждает Степан, - хранит тайны». На протяжении веков здесь фактически не велось никакой хозяйственной деятельности. Поэтому и сохранились почти нетронутыми остатки языческих городищ, оставленных под натиском врага 750 лет назад. Три славянские городища - Звенигород, Говда и Богит, которые тянутся вдоль Збруча, жили своими традициями вплоть до Батыева нашествия. То есть еще три века после Владимирова крещения в нашем крае процветало язычество. Вообще-то, как авторитетно утверждают археологи, валы, которые меня так сильно впечатлили, насыпали еще в скифские времена, где-то на заре нашей эры. Позже их только подсыпали. Но именно во время распространения на Руси христианства (как это ни парадоксально) надзбручские поселения язычников переживали времена небывалого расцвета. Сюда, в горы, скрытые в непроходимых дебрях, бежали из обращенных в христианство городов волхвы, здесь проводились запрещенные христианством ритуалы (в том числе и человеческие жертвоприношения). Сюда приходили новоиспеченные христиане, чтобы отдать дань уважения «богам родителей». О том, что эти городища в ХII-ХIII веках превратились в популярный центр русского язычества, убедительно свидетельствуют материалы раскопок. Найдены древние храмы - капища, десятки остатков жилищ волхвов-жрецов и ритуальных зданий, где проходили торжественные пиршества. В некоторых из них пол устлан костями животных и битой посудой. Здесь жрали (жрать, жертвовать - оттуда жрецы) принесенное богам-идолам. Обычай с битьем тарелок, рюмок на подольских свадьбах видели? Это и есть отголоски древней традиции дарить блюдо или напиток богу. Разбитое, значит, людям уже не принадлежит.

Стоит отметить, что среди даров, принесенных богам, найдено много вещей христианского культа: нательные крестики, священники кресты-энколпионы (с мощами святых), металлические, серебряные иконки, лотки. Нашелся даже перстень с княжеским знаком Рюриковичей. Что бы это могло значить? Неужели христиане по названию, а язычники по вере приносили такие жертвы? А, может, это сами христиане и церковная атрибутика были жертвами старым богам?

С обжитых на протяжении тысячелетий городищ предки-язычники, вероятно, ушли под натиском монголо-татарского нашествия. По крайней мере, жизнь здесь бурлила именно до середины XIII века. Известно, что дома покидались спешке, люди будто бежали, оставляя дома самое необходимое. А в некоторых полы сплошь устланы пеплом. Пожалуй, все вокруг пылало. Впрочем, еще несколько веков после упадка этих древнейших городов жители окрестностей приходили на «святые» горы. Наверное, и истуканам старым молились. Не случайно ведь поселился в Звенигороде монах-отшельник. Так сказать, «на передовой» борьбы с бесами. В скале выкопал себе две небольшие каморки - одну для молитвы, другую - для сна. Попав в тесную келью с каменным ложем, пытаюсь прочитать выдолбленный при окошке надпись на старославянском: «Года Божьего ... Никифор», - все, что удалась разобрать. В окрестных селах говорят, что монах-отшельник происходил из богатой семьи, лечил молитвой и травами. Сейчас раз в год, на Троицу церковная община из Крутилова отправляет здесь Богослужения.

Из Звенигорода делаем попытку лесными дорогами прорваться к горе Бога - Богиту. В начале тысячелетия там был центр языческого культа над Збручем. Дважды нам удается объезжать неожиданные препятствия - деревья, что после недавней бури перегородили дорогу. Но вывернутый с корнем толстенный бук на крутом прибрежном повороте рассеял все наши иллюзии относительно дальнейшего продвижения. Ни обойти, ни перелететь... Мы должны возвращаться, делать тридцатикилометровый крюк.

К Богиту прибились, когда вечерело. Вот он - молчаливый свидетель великих тайн. Именно здесь стоял всемирно известный каменный идол - Световид. В эти августовские дни прошло 150 лет с тех пор, как этого божка давних украинцев нашли в Збруче между Лычковцами и Городницей. Тогда река обмелела, как сейчас, и крестьяне увидели в грязи каменное лицо. Лицо древнего бога. Вскоре о Збручском идоле заговорили ученые всего мира. До сих пор интерес к этому божку не исчезает. В октябре на международной конференции в Гримайлове, приуроченной к 150-летию обретения идола, выступят ученые из Польши, Македонии, Словакии. Сейчас уникальная находка подольских крестьян в Краковском археологическом музее. «А что мы покажем туристам?» - ответили полякам тернопольцы, когда те в шутку предложили вернуть идола. Секрет хорошей сохранности каменного божка, уверены ученые, в том, что его сознательно спрятали в Збруче, чтобы не уничтожили наездники. Видимо, надеялись на лучшие времена.

В тот вечер на Богит мы не пошли. Слишком поздно. Останавливаемся в уютном лесничестве. Встречать нас выбежал толстый ижачисько, говорят, хозяин этих мест.

Утром, по росе, отправляемся на гору Богит. «Никак не могу понять, - делится дорогой мнениями Степан Сторожук, который с детских лет знает Богит, так как вырос в соседней Городнице, - как удалось нашим предкам определить высшую точку Медоборов. Богит высотой 413 метров, но ведь рядом вершины 408, 405 метров...» Интересные вещи начинаются уже у подножия горы. Вам случалось когда-либо ходить каменной дорогой возрасте тысячу лет? Если нет, то знайте, что для этого совсем не обязательно ехать в древний Рим или Иерусалим. В Богите древний мощеный путь сохранился так, будто и не было 800-летнего забвения. А может, именно человеческое забвение спасло этот феноменальный памятник истории? Ведь только в 1980-х Богитом всерьез заинтересовались археологи. Оказывается, дорога, по которой на гору, ничего не подозревая, ходили жители близлежащих деревень, и которой мы сейчас идем, была своего рода священной. Ею паломники поднимались до капища Световида.

Медленно проезжаем многочисленные впадины в земле. Здесь стояли хижины-полуземлянки, где останавливались паломники, жили постоянные жители. По обе стороны остаются длинные пряди валов. Исследователи предполагают, что оберегали они не столько от врагов, как от злых духов и имели сугубо культовое назначение. С этой же целью на горе разводили многочисленные костры. Вполне возможно, что из дубовых поленьев, древесины, которая считалась священной. В дубравах славяне часто устраивали святилища. А Медоборы, как уже отмечалось, были покрыты как раз дубами. Наконец подходим к последней насыпи. В ней узкий проход, как бы ворота. Далее простым смертным было нельзя. В святая святых к каменному богу разрешалось входить только жрецам. Они приносили в шесть жертвенных ям (и сейчас легко узнать выложенные белым известняком углубления) горшки каши, хлеб, птицу, домашних животных, а бывало, что и людей. Место, где стоял четырехгранный идол (обращенный на четыре стороны света), ищем минут 15. После недавнего бурелома, который проредил лес, вверх пошла крапива. Но вот она - площадка, где молились последнему в Киевской Руси идолу. С первого взгляда это обычная неглубокая впадина, где-то 50-60 сантиметров в диаметре, выложенная камнями. Но почему-то под сердцем чувствую холодок. Вспоминаю слова Марины Ягодинской: «Богит - мрачное место». Оглядываюсь вокруг, чувствую, что должна произойти еще какая неожиданность. И не ошибаюсь. Моя пятилетняя Дарья, опершись рукой на поросший мхом камень у самого подножия идола, случайно обнаруживает рукой обломок глиняного горшка. Привет от Световида... «Может, в этом кувшине была принесена последняя жертва?», - пронеслось в мыслях.

В тот день мы успели заглянуть в «сухой колодец» - глубокую каменную яму, откуда археологи извлекли несколько человеческих скелетов. Видимо, по тогдашним представлениям, колодец считался кратчайшим путем жертвы к богам. Со всех сторон рассмотрели «дольмен» - огромные ворота, составленные из каменных глыб (что-то вроде английского Стоунхенджа). По одной из версий, «дольмен» олицетворял мистические ворота между двумя мирами. Спускаясь вниз, все еще не могу поверить, что Тернопольщина имеет такой фантастический памятник истории. Но обломок древнерусского кувшина, который держу в кулаке, словно говорит: «А где бы ей еще быть...» Садится за горизонт августовское солнце. С пастьбы возвращаются коровы. Идут, покачивая полными выменями, по пшеничным полям. Закатные лучи золотят им рога, а молчаливая гора Бога смотрит вслед...

P.S. Богит, Звенигород, Говда. Эти древнерусские городища хранят еще немало тайн. Но, к сожалению, средств на их открытия нет. Научный сотрудник Тернопольского краеведческого музея Марина Ягодинская следующем году собирается продолжить раскопки. При условии, если удастся финансово обеспечить экпедицию.

Богит. Дорога до древнего храма.

http://community.livejournal.com/slav_drevnosti/83622.html

http://www.perunica.ru/istoria/1369-rostislav-kramar-puteshestvie-vo-vladeniya.html  





Ростислав Крамар. Путешествие во владения Збручского идола.

Категория: История

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера