Перуница

» » О пути Мадьяр с Урала в Лебедию.

История » 

О пути Мадьяр с Урала в Лебедию.

'О
Переход князя Арпада через Карпаты. Холст, написан к празднованию тысячной годовщины завоевания мадьярами Венгрии. Ópusztaszer, Национальный мемориальный музей, Венгрия.

Заметки Н. Я. Данилевского и К. Я. Грота.


Один из наших молодых славистов, К. Я. Грот, обширный и замечательный труд которого „Известия Константина Багрянородного о Сербах и Хорватах и их расселении на Балканском полуострове“ помещен в IХ м томе Записок Имп. Р. Г. Общества по отделению этнографии, сообщил нам выдержки из письма, полученного им от д. чл. Географического Общества Н. Я. Данилевского и содержащего в себе некоторые замечания на последний ученый труд К. Я. Грота: „Моравия и Мадьяры с половины IX до начала X века“ (С. ПБ. 1881).

В этом исследовании отведено весьма много места вопросам историко-этнографическим и историко-географическим: во-первых, автору пришлось коснуться разнообразных этнических переворотов, происходивших в области среднего Дуная, в особенности начиная с появления там Славян (V век по Р. Х.), и завершившихся, в исходе, IX века, поселением, в той же местности, Мадьярской орды; во-вторых же, г. Грот подверг пересмотру вопрос о национальности самих Мадьяр и об их первоначальной родине, а затем представил очерк их переселения оттуда и окончательного водворения на месте нынешнего их жительства на среднем Дунае. Касательно народности Мадьяр г. Грот присоединяется к общепризнанному ныне в науке мнению, что Мадьяры принадлежат к Финскому племени, или говоря точнее, к восточной его отрасли; что же касается древнейших, исторически известных жилищ Мадьяр, то г. Грот полагает, что их следует искать по обоим сторонам северного Уральского хребта. Далее из исследований г. Грота видно, что переход Мадьяр из области северного Урала в область Дуная и Тиссы совершился в течение IX в. не сразу, не в один прием, а постепенно. Исследователь справедливо замечает, что вопросы о том, какими путями они передвигались, где останавливались на более продолжительный срок, сколько времени употребили на это странствование и какими событиями, встречами и столкновениями оно ознаменовалось, все это — вопросы величайшего интереса и значения; но, к сожалению, исторические свидетельства дают весьма мало данных для разъяснения этих обстоятельств. Тем не менее г. Гроту удалось определить историю мадьярского переселения по крайней мере в общих чертах, и результат его изысканий заключается между прочим в том, что это странствование Мадьяр отмечено по крайней мере двумя более или менее продолжительными остановками на пути движения: первою — в степях южной России между Доном и Днепром, в области, которую Константин Багрянородный называет Лебедией, и второю — в низовьях Дуная, в местности, называемой Константином Ателькузу, то есть, в нынешней Бессарабии и Молдавии, откуда уже Мадьяры и перешли в долину Тиссы.

Именно к вопросу о том, каким путем Мадьяры проникли в Лебедию, и относятся замечания Н. Я. Данилевского и его возражения на мнения К. Я. Грота об этом же предмете. Очевидно, это вопрос, имеющий ближайшее отношение и к географии древней Руси, или точнее говоря, восточной Европы в эпоху основания Русского государства. Приступая к рассмотрению данного вопроса, г. Грот признал полезным коснуться характера и природных особенностей страны, пройденной Мадьярами. Возражения г. Данилевского высказаны им также с физико-географической точки зрения и, без сомнения, имеют весьма важное значение в этом смысле, что признал и г. Грот в своих ответных замечаниях, также приводимых ниже.

Но чтобы соображения г. Данилевского были вполне ясны для читателя, необходимо предпослать им несколько страниц из книги г. Грота, где последний излагает свой взгляд как на географическое положение Лебедии, — имя которой, несомненно славянского происхождения, упоминается в исторических источниках единственно только по случаю мадьярского переселения, — так и о самом пути Мадьяр с Урала в эту страну.
Л. М.
————

(„Моравия и Мадьяры“ К. Я. Грота, стр. 206—217).


Вся северная и отчасти средняя полоса европейской России до верхнего течения Оки и других волжских притоков, одним словом до полосы чернозема, резко отличалась от южной половины Руси характером своей природы. В то время, как на севере преобладали обширные и дикие леса, которые придавали особый, так сказать „лесной“ характер и самим жителям севера и их жизни и быту, на юге преобладали поля и степные пространства с их благоприятными условиями для земледелия — с одной стороны и для привольной, подвижной жизни кочевников— с другой. Чем далее на юг, тем леса попадались реже и наконец местность обращалась в совершенную степь , которую пересекли многочисленные реки нашего юга, прежде чем впасть в Черное море . Вся жизнь и промышленность этих степных стран сосредоточивалась на реках, которые привлекали к себе все оседлое и более развитое население; в широких степях располагались пришлые кочевники, которые, стремясь на запад и постоянно сменяя одни других, почти не переводились в этом крае и своими опустошительными набегами держали в страхе соседнее оседлое население. Эти степные кочевники со своими стадами перекочевывали с места на место, легко подымая с собою все свое несложное имущество, и единственными следами их пребывания оставались разбросанные по степи голые и одинокие курганы-могилы, которые они имели обычай воздвигать над своими покойниками.
В IX веке, т. е. в ту эпоху, которая нас занимает, и еще ранее описываемый край представлял в этнографическом отношении следующую картину.

На север от Каспийского моря и на восток от нижней Волги, в степях, примыкавших к необозримым равнинам средней Азии, кочевали и уже готовы были устремиться на запад различные народы турецкого племени, как напр. Печенеги, Половцы, Узы и др. На север от них простирались жилища восточных Финнов, на окраинах в перемешку с турецкими кочевниками (напр. Башкирами), далее же к северу составлявших сплошную массу. На средней Волге и нижней Каме жили, на довольно далеком протяжении, Волжские и Камские Болгары, в державе которых были элементы и финские, а, может быть, даже отчасти и славянские.

На запад от Печенегов, по северо-восточному берегу Каспийского моря, по нижней Волге и на север от Кавказа и Азовского моря, по всему течению Дона и его притоков, на север до Оки, на юго-запад до устьев Днепра и, наконец, на Крымском полуострове господствовали Хозары, полуоседлый народ, достигший уже в ту пору известной степени государственного и гражданского развитая. В VIII в. и в первой половине IХ го они находились во всем блеске своего могущества и силы . Множество соседних племен различных народностей, в числе коих было не мало и Славян , а по всей вероятности были и Финны, входили в состав их обширной державы и платили им дань или служили их воинственным целям. Северными соседями хозарских владений, там, где уже начиналась полоса лесов и бассейн р. Волги, отделенный от южных степей незначительною возвышенностью (которая тянулась с запада на восток и оканчивалась Самарскою лукою на Волге , были угрюмые Финны, вероятно предки нынешних Мещеряков и Мордвы; они населяли южные пределы обширной финно-угорской родины, занимавшей весь север и северо-восток России. Наконец, на запад и северо-запад от Хозар, и еще в пределах их владений простирались не менее обширные жилища русских Славян; их географическое распределение по племенам известно нам из летописи. Первенствующая роль между этими племенами принадлежала тем, которые жили по течению Днепра, а на севере вокруг озера Ильменя, одним словом на знаменитом торговом пути „из Варяг в Греки“, а именно Полянам, Древлянам, Кривичам, Словенам и проч. Ветви этих русских Славян простирались довольно далеко на юго-запад и запад, шли по рекам нижнему Днепру, Бугу и Днестру до нижнего Дуная , населяли нынешнюю Молдавию и Буковину, а затем тянулись и далее на запад, за горы Карпатские, в Трансильванию и северную Угрию, примыкая здесь к своим западным соплеменникам (Словакам). Наконец, на северо-запад от русских Славян к Балтийскому морю прилегали племена Литовские.

Северо-восточный край Европейской России по р. Каме, между северной Двиной и Уральским хребтом, был в древности известен на севере под именем Биармии, первое историческое упоминание о которой относится к IX в. . Уже с незапамятных времен край этот, особенно его восточная часть, прилегавшая к горам Урала (где были горные промыслы), славилась повсюду своими природными богатствами и достигла важного торгового значения. Следы этой эпохи и доныне отыскиваются в Пермской губернии. И близкие соседи (Камские и Волжские Болгары), и народы дальних стран вступали с обитателями Биармии в торговые сношения. Уже Геродот приводит баснословные рассказы об этой стране. Торговля ее с югом, особенно с прикаспийскими землями, шедшая самым естественным речным путем по Каме и Волге, началась очень рано: этим путем находили себе между прочим сбыт и богатства средней Азии. Но и Греки из своих черноморских колоний рано познакомились и завели сношения с жителями Биармии. Таким образом богатый греческий мир нашего Черноморья должен был быть издавна соединен торговыми путями с дальним северо-востоком, с Биармией, и знаком с ее обитателями, Югрою . Таких путей по всей вероятности было несколько, и конечно они шли не иначе, как но рекам, т. е. по главным водным сообщениям. Западный путь шел (из греческой колонии Ольвии) по Днепру и по Десне, затем Окою в Волгу и Каму. Восточный направлялся из Босфора и Азовского моря по Дону до его поворота на запад, затем переходил на Волгу и при устье Камы сходился с первым. Однако едва ли подлежит сомнению, что между этими путями существовал еще третий — средний, который шел вверх по Дону и с него перевалом в речную систему Волги, т. е. Рязанскою областью в Оку (вероятно, ее притоком Проней) и опять в Волгу и Каму .
С первых веков по Р. X. страну на север от Каспийского моря и Кавказа, по нижней Волге и Яику занимал, как мы видели, многочисленный народ турецкого происхождения — Хозары. С ними-то издавна, находились в торговых сношениях как Камские и Волжские Болгары, так без сомнения и северо-восточные финно-угорские племена Югры (в Биармии). Таким образом эти последние и Хозары могли очень рано познакомиться и сблизиться друг с другом. Едва-ли мы ошибемся, предположив, что и предки Угров (Мадьяр) еще в прародине своей менялись товарами с хозарскими купцами, а в таком случае знакомство их с Хозарами относится к очень древнему времени.

К VII и VIII в., как кажется, относится некоторое распространение жилищ и господства Хозар к западу. Вследствие напора турецких кочевых орд (Печенегов и Узов), они принуждены были податься на запад и утвердиться также на территории к северу от Азовского моря. С этим вместе на берега Дона переместились отчасти с берегов Каспийского моря (где при устьях Волги процветала их столица Итиль) их внутренние экономические и политические интересы. Тогда-то, в VIII в. и еще в IX-м, они находились на вершине своего могущества. Разумеется, в эту эпоху их торговые связи с севером, с Угроуральским краем не только не ослабели, но, напротив, должны были усилиться. Только в торговых путях сообщения, под влиянием обстоятельств, могла произойти перемена. Путь по Волге уже не был более достаточно безопасен для их торговых экспедиций вследствие близости кочевых хищных Печенегов и Узов, которые беспрестанно рыскали по берегам Волги. Им поэтому оставалось избрать именно тот средний путь вверх по Дону на перевал в Оку, о котором мы упомянули выше. Для донских жителей такой путь был самый естественный и удобный. Очень может быть, что именно для обеспеченья этого торгового пути по Дону была построена Хозарами (приблизительно на крутом повороте его на юго-запад) , при помощи греческих инженеров (в 835 г.), крепость Саркел против набегов Печенегов, которые заходили также за Волгу и могли легко являться даже на Дону, там, где он подходит на самое близкое расстояние к Волге. Этот путь, которым хозарские купцы ездили в Югру и на северный Урал, не мог быть безызвестен и тому населению, с которым они торговали, т. е. финно-угорским племенам, а следовательно по всей вероятности и предкам нынешних Угров. Скажем более: предприимчивые люди из племен восточных Финнов сами могли ходить этим путем в Хозарию.

Все эти соображения приводят нас к заключению, что, когда Мадьяры, по выше разъясненным причинам, решились покинуть свою родину и искать новых жилищ, они не могли избрать иного пути, как по Каме и Волге на Оку, и вверх по Оке — к верховьям Дона (т. е. давно знакомый им торговый путь к Хозарам). На Оке им впрочем предстоял выбор, ибо путь раздваивался: один шел перевалом на Дон к Хозарам, другой — на Десну и Десною в Днепр к днепровским Славянам. Мадьяры, как увидим сейчас, предпочли первый из них .

О самом переходе Мадьяр в Лебедию нет никаких исторических известий. Свидетельства Константина Багрянородного уже застают их в этой стране . Что касается организации мадьярских полчищ при переселении, то, если верить известиям, они состояли из семи племен, из которых каждое имело своего вождя; по крайней мере о таком подразделении рассказывает Константин Багрянородный (и Аноним). Общего царя или вождя не было . По всей вероятности для большего удобства, и порядка при передвижении, каждое племя было разделено своим главою еще на более мелкие отряды и для каждого выбран особый начальник. Вообще на время пути Мадьяры и их турецкие сотоварищи без сомнения ввели у себя какую-нибудь военную организацию, в роде той, какая в новейшее время была введена (как было выше упомянуто) у калмыцкого племени Торготов, предпринявшего в прошлом веке далекое странствование с берегов Волги к пределам Китая . Средством пропитания их на пути были, разумеется, все те же охота и рыболовство, т. е. занятия, которыми они существовали и на родине. В этом отношении их путь по большим рекам представлял особенные удобства. Само собою разумеется, что движение мадьярской орды сопровождалось грабежами и набегами на мирное оседлое население, встречавшееся на пути. В этом случае впереди Мадьяр отличались конечно турецкие элементы, увлекавшие за собой и последних.

В продолжение своего пути Мадьяры, по всей вероятности, несколько раз останавливались на более значительное время. Так есть основание думать, что подобной стоянкой была местность на Оке в нынешней Калужской губернии. На это предположение наводит нас река Угра (приток Оки), обязанная по-видимому этому обстоятельству (т. е. прохождению здесь Угров) своим названием. Прозвали ее так, без сомнения, не сами Угры, а соседние Славяне.

Перейдя с Оки (вероятнее, всего — р. Упою) на Дон и продолжая свой путь по Дону, Мадьяры в то же время вступили в хозарские владения. Хозары вероятно сами назначили им местности для кочевьев. По свидетельству Константина Багрянородного, который почерпал свои сведения (как выше замечено) между прочим и из славянских источников, эта страна, занятая Уграми, называлась Лебедией (Λεβεδία). Остается определить ее местоположение.

По словам Константина, „Лебедией“ называлась эта страна по имени первого воеводы Мадьяр Лебедиаса. В ней протекает река Χιδμάς или иначе Χιγγυλούς; она находилась по близости от земли Хозар. Никаких более точных сведений мы о ней не имеем. Впоследствии из этой страны Мадьяры, вытесненные Печенегами, переселились в страну „Ателькузу“, где во времена Багрянородного жили Печенеги. Имена „Лебедия“ и „Лебедиас“, славянское происхождение которых очевидно, не могут не напоминать нам однородных географических названий в России: Лебедян (на Дону) в Тамбовской губернии, гор. Лебедин в Харьковской губернии, Лебедин лес (ныне Черный лес) в Екатеринославской губернии и проч. Но есть ли какая-нибудь непосредственная связь между этими названиями и именами земли и вождя у Константина Багрянородного, это — вопрос, для решения которого, к сожалению, нет положительныХ данных. Большая часть ученых, имея в виду гор. Лебедин Харьковской губернии и Лебедин лес Екатеринославской губернии, помещали и Лебедию Константина в эти местности . При этом принималась в расчет упомянутая Багрянородным р. Χιδμάς или Χιγγυλούς, тождественная, кажется, с упомянутой в другом месте (с. 42, р. 179) рекой Σιγγούλ, в которой нельзя не узнать р. Ингула (или Ингульца). И так, согласно с этим, Лебедия должна была простираться между реками Доном и Днепром, в Харьковской губ., на юго-запад по направлению к порогам Днепровским и за Днепр, в область рек Ингульца и Ингула.

С другой стороны некоторые исследователи, имея в виду не Лебедин Харьковской губ., а Лебедянь Тамбовской, помещали мадьярскую Лебедию по верхнему течению Дона, в западный угол Тамбовской губ. и в смежные местности. Однако мы не считаем возможным на основании одних этих гадательных сопоставлений с уверенностью определить местоположение Лебедии в той или другой из означенных стран. Вообще, существовал ли действительно целый край (вместивший всю орду мадьярскую) по имени Лебедия, и затем в каком отношении стоит это географическое название к личному имени вождя Лебедиаса у нашего писателя, это вопросы, для решения которых показания одного Константина Багрянородного не достаточны . В свидетельствах последнего для нас всего важнее то, что у него с пребыванием Мадьяр в южных степях России, по соседству с Хозарами связаны имена чисто-славянского происхождения. Из этого факта мы, кажется, имеем полное право сделать вывод, что Мадьяры, прибыв по верхнему Дону в южно-русскую степную страну и расположившись рядом с Хозарами, вошли тотчас же в самое близкое соприкосновение с Славянами (русскими), поселения которых простирались тогда уже на восток по левым притокам Днепра, верхнему течению Оки и даже вероятно по верхнему и отчасти среднему Дону. Самое же имя „Лебедия“ доказывает только древность и распространенность топографических названий этого корня на Руси: и до сих пор они в значительном числе разбросаны по разным концам России . Гор. Лебедин Харьковской губ. действительно заслуживает в данном вопросе нашего особенного внимания, но лишь потому, что на ту же местность как на место угорских кочевьев, наводит нас другое соображение, еще гораздо более убедительное. Именно в Книге Большого Чертежа означена речка Угрин в нынешней Харьковской губ., впадающая в р. Уды, приток Донца . В этом названии „Угрин“ (как и в р. Угре) действительно нельзя опять не видеть следа Угров, которые в течение некоторого (не слишком незначительного) времени кочевали в этой местности. И это название, без сомнения, было дано Славянами, которые следовательно в ту эпоху уже жили в этих краях .

Что касается упоминания Константином реки Χιγγυλούς (где, без сомнения, разумеется Ингул или Ингулец), протекающей в Лебедии, то оно никак не дает еще права отыскивать эту страну по ту (правую) сторону Днепра, а свидетельствует, по нашему мнению, лишь о том, что Мадьяры, приютившись во владениях хозарских, не ограничили своих скитаний и хищнических предприятий какою-нибудь определенною местностью; напротив, отдельные их отряды, вскоре по прибытии в придонскую степь, продолжали движение на юг и юго-запад, располагаясь своими „вежами“ то тут, то там, где позволяли обстоятельства и природные условия, и совершая в то же время грабительские набеги в разные стороны. Оттого-то они так рано (в перв. полов. IX в.) появляются уже на нижнем Дунае и затем на Крымском полуострове.


Выдержка из письма Н. Я. Данилевского.


Я считаю, что тот путь, которым вы заставляете идти предков нынешних Мадьяр из их прародины в Лебедию есть путь невозможный. Прежде всего позвольте сделать одно замечание. Говорю о путях торговых в Биармию, кроме западного и восточного, против которых ничего возразить нельзя. Но был еще, говорите вы, средний путь, и назначаете его по Дону до верховьев и Пронею в Оку. Я думаю, таких был не один, а много. Вы сами назначаете другой для Мадьяр в Лебедию — Упой и в верхний Дон, следовательно и торговля могла тут идти, но почему же ей было не следовать с Дона в Воронеж и оттуда Цной, почему не идти Хопром и потом Сурой, совершенно минуя Оку, — ведь тут большой крюк выкидывается. Но это только так, к слову. Этим я хотел только показать, что если Уграм надо было идти путем, проложенным прежде торговлею, то они могли выбрать любой и всего лучше кратчайший. Впрочем, что до меня касается, то я полагаю, что ни одним из этих путей они идти не могли, и все по одной и той же причине, что по всем этим путям они перемерли бы с голоду. „Средством их пропитания по пути были, разумеется, все те же охота и рыболовство, т. е. занятия, которыми они существовали и на родине“. — Но позвольте, сколько же их было? Мало не могло быть, — иначе они распустились бы в массе других народов, да и не могли бы размножиться через 60—70 лет их пребывания в Лебедии и Ателькузу на столько, чтоб вынесши много войн, в особенности две с Болгарами (и Печенегами в Ателькузу) явиться уже могучею ордою на Дунае и Тиссе. В приведенном вами свидетельстве ибн-Дасты говорится, что они выступали в них с 20,000 всадников. Таково, значит, было число выставляемых ими воинов, следовательно все число душ с женщинами и детьми должно было доходить по крайней мере до 80,000 и, вероятно, до 100,000 человек. У нас в казацких войсках, где все взрослое мужское население служит, при величайшем напряжении сил выставляется 1/6 общего народонаселения; полагаю, что у Мадьяр выходили в поле люди еще более старые, и потому вместо 1/6 кладу 1/5 до 1/4. Больше невозможно.

И такая масса людей от 80,000 до 100,000 человек, не рассеянных по огромному пространству, а идущих более или менее скученно, и следовательно производящих шум и гвалт и распугивающих этим самым дичь, должна была исключительно ею (и рыбой — о рыбе после) питаться. И какая же это дичь? главное — птицы, зайцы, изредка лоси, — зубров, вероятно, не было, ибо иначе как бы не сохранились они в огромных лесах Вел. России, если не до наших дней, то хоть до прошедшего или XVII столетия. Но ведь одной птицы средней величины на человека в день мало, следовательно, если шествие их продолжалось только 200 дней, то надо бы было им перебить 20.000,000 штук тетеревов или соответственное количество другой дичи. Но вероятно они шли долее, тут и зимовали хоть раз. Что касается до рыбы, то вообще существует, преувеличенное понятие о количестве ее в реках столь отдаленных от устьев, как Волга, Ока и в особенности притоки их. Преувеличено понятие о количестве рыбы даже в таких больших реках, как Печора, Обь. Я сам видел, как в Печоре выволакивали огромный невод (в сотни сажень длины) и вытаскивали несколько десятков мелких рыбенок. Рыбы много, достаточно для прокормления большой массы людей только в низовьях таких рек, которые впадают в слабо-солёные моря, потому что те же породы живут на обширных пространствах моря, которые в известные времена года теснятся в устье рек. Таковы Урал, Волга, Терек, Кубань, Дон, Кура. Но ни одна из рек, впадающих например в Черное, уже более солёное море, таких масс рыбы не представляет, а за тысячи верст от устьев существуете только та рыба, которая в них постоянно живет, а количество такой не может быть велико. Из моря же так высоко поднимается уже незначительное количество.

Да притом чем ловить эту рыбу? Единственное орудие, позволяющее доставать разом громадное количество, — большой невод. Не могли же они тащить невода с собою, предполагая даже, что знали его употребление. Да и реки лесные завалены коршáми , не позволяют тянуть большим неводом, — для этого нужно расчистить тони. Значит, они должны были довольствоваться вершами . Но ими 100,000 не прокормились бы. Это раз. А другое, по обширному дикому лесному пространству огромному количеству людей и пробраться нельзя. Берега рек сплошь до воды заросли лесом, завалены валежником. Торговцы, какие-нибудь десятки человек, едут на лодках, но как пробраться пешком? Я говорю это, потому что ездил такими реками в Архангельской губ., а таково должно было быть в IX веке все Покамье и Поочье. Вы сами в одном месте (стр. 212, примеч.) говорите, что они не могли пойти с Оки на Десну, потому что тут в старину тянулись обширные дремуче леса, известные в народных преданиях под именем Брынских. Это совершенно верно. Но, вспомнив о Брынских, почему же забываете о Муромских, которые не менее, если не более их знамениты, и в то время эти Муромские леса покрывали все то пространство, по которому вы пролагаете путь Уграм, — все от Камы до Упы сплошь было, без сомнения, один дремучий лес с редкими, кое-где, может быть, рассеянными посёлками, как теперь по Пезе и Цыльме, где я пробирался с Мезени на Печору. И эти редкие поселки, кстати сказать, не могли доставить им в сколько-нибудь достаточном количестве пропитания, хотя бы Угры все у них поели. Допустим даже, что это были посёлки земледельческие. Ведь в те времена, если и существовала торговля, то конечно не хлебом, следовательно все имели хлеба лишь в свое пропитание, а не запасы его. Еще о пропитании. Северо-Американские индейцы живут, правда, охотой (или недавно по крайней мере жили) исключительно. Не должно забывать, что в тамошних степях (прериях) пасутся огромные стада бизонов, которые и составляют главный предмета их пропитания; но никакого подобного животного в лесах Вел. России не было. Да и то индейские племена составляют не 100,000 массу людей, а бродят туда и сюда, отыскивая себе пищу, и не идут по определенному пути, как шли Угры. Я так убежден в недостаточности средств пропитания, доставляемых охотою значительному количеству людей в местностях, о которых идет речь, что не могу себе даже представить, чтоб и на своей прародине, в отечестве Вогуличей и Остяков, предки Угров могли исключительно ею пропитываться. Необходимо признать, что, подобно своим родичам, и тогда были у них более богатые и обеспеченные источники к жизни, а именно олени. Они должны были быть первоначально не только звероловами и рыболовами, но и оленеводами.

В цитованной выноске на стр. 212 сказано еще: „леса эти не могли не служить препятствием движению конных Угров“. Ну об конных и думать нечего, но и пешие пройти не могли. И это одинаково относится и к Брынским и к Муромским (в том смысле, который я им придаю). И тут является еще одно затруднение. Если Угры не могли придти предполагаемым вами путем в Лебедию конными, то, спрашивается, чем же питались они по прибытии на место в Лебедию, не имея с собой ни лошадей, ни вообще скота, а во вторых, допустив, что питались они, например, хоть данью — натурою, взыскиваемою ими с славянского населения, ну хоть в северной части Лебедии, то как же они обратились в кочевой народ? Ведь для этого им, во-первых, нужно было завести себе скот: лошадей, коров, вероятно, и овец, затем надо было всему этому скоту размножиться — и до какой степени: не менее как до 1.000,000 штук, ибо для безбедного достаточного пропитания от 80,000 до 100,000 человек менее положить нельзя. Не забудем, что кроме дающих молоко коров и кобыл надо много жеребцов и быков, надо несколько поколений жеребят и телят, так что менее 30 штук на человека положить нельзя. Примите во внимание, что ведь при кочевом скотоводстве скот дает очень мало молока, 1) по причине зимней бескормицы, — сена ведь они же не запасли; 2) потому что телята и жеребята матку сосут, а на потребность человека идет лишь то молоко, что за сим останется. Наконец, по достаточном размере скота, надо было до того свыкнуться с кочевой жизнью, до того сродниться с конем, чтобы сделаться теми неукротимыми наездниками, какими мы видим Угров в Венгрии при их набегах. Возможно ли достигнуть этого в какие-нибудь много, много что 70 лет? т. е. в 70 лет надо было завести скот, размножить его до 1.000,000 штук (при обстоятельствах в сущности неблагоприятных, — при снежных зимах и бескормице) и переродиться из звероловов и рыболовов в номадов и наездников. И так вот вам сколько, по моему мнению, невозможностей, если предположить для Угров назначаемый вами лесной путь: 1) Во время пути питаться нечем. 2) Не только конной, но и пешей массе от 80,000 до 100,000 этим путем пробраться невозможно. 3) По прибытии в Лебедию питаться нечем. 4) Не хватит 70 лет, чтоб завестись скотом, размножить его и превратиться из звероловов в номадов и наездников.

Как же избежать этих затруднений? По-моему, на это — только одно средство, которое разом уничтожит все затруднения и которому ни в одном из существующих об Уграх известиях ничто не противоречит. Надо предположить, что Угры, пустившись в свое странствование из Биармии в Лебедию, уже были кочевниками и наездниками, и следовательно шли путем. возможным для кочевников, т. е. не лесом, а степями. Как же согласить это с их финскою природою? — мне кажется, очень просто. Надо все переселение их разделить на два темпа. Первый: из их финской пра-прародины, Биармии — лесной Пермской или Вятской губернии в их степную прародину, где они ономадились, и второй: из этой последней в Лебедеию. Где же искать эту промежуточную станцию? Там, где кончается лес и начинается степь, где эти формации проникают друг друга и где можно предположить, что другие, более их могущественные кочевники (Печенеги, Узы и т. п.) в течение долгого времени не препятствовали их перерождению из звероловов и рыболовов в кочевников, которое могло продолжаться столетия. единственное место, которое можно для этого назначить, — это восточная часть губ. Уфимской и северная часть Оренбургской, т. е. предгорье южного Урала, теперешняя Башкирия, где Финны — Вогуло-Остяцкие Угры или Мадьяры должны были обашкириться, прежде чем мочь пуститься в дальнейший путь. Употребляя слово обашкириться, я придаю ему смысл нарицательный, а не собственный, т. е. в том смысле, что здесь они должны были принять тот образ жизни, те нравы и обычаи, которыми теперь или в недавнее прошлое отличались теперешние обитатели этой страны, Башкиры. — И вы отчасти это признаете, ибо говорите (стр. 219): „Не следует вообще забывать, что к восприятию всяких влияний со стороны Хозар Угры были подготовлены уже в прародине — ранним сообществом и смешением с Турками“, — но только, по-моему, признаете не в достаточной мере. Они, т. е. Угры, уже в прародине (не в первой, а во второй, не в Биармии, а в Башкирии) должны были совершенно отуречиться, обашкириться, т. е. сделаться вполне кочевниками. Когда и как это могло произойти? Во времени тут недостатка нет, так как дело происходило за исторической сценой, могло происходить медленно и постепенно рядом небольших переселений из Биармии в Башкирию в течение VIII, VII, VI, V го, одним словом скольких хотите столетий. Здесь от лесной охотничьей жизни — в лесах Башкирии они постепенно могли переходить к пастушескому быту, заимствуя его, пожалуй, от небольших турецких племен, тут же мирно кочевавших, переходить, — потому что жизнь кочевая легче, обеспеченнее жизни звероловной, переходить и смешиваться, причем финское ядро обрастало турецкой оболочкой во всех отношениях, в том числе и в языке. Это моя гипотеза, впрочем совершенно необходимая, ибо лесом Уграм пройти было нельзя, и в 70 лет сделаться кочевниками, не быв ими прежде, тоже нельзя. Не убьем ли мы вместо одного двух зайцев?

Думаю, что убьем, может быть даже и трех: первый и главный заяц — это то, что Мадьяры избавляются от голодной смерти, которой непременно бы подверглись, следуя реками по лесной глуши, и избегают необходимости продираться сквозь непролазную для 100,000 человек лесную чащу, получают по прибытии в Лебедию в приведенном с собою скоте обеспеченное средство к существованию, и не имеют надобности совершить невозможный подвиг — в 70 лет добыть и размножить до 1.000,000 штук скота и лошадей и переродиться из звероловов и рыболовов в пастухов и наездников (в этом одном зайце заключается их уже четыре). Второй заяц: этим примиряется возражение, сделанное Фесслером, которому и вы придаете вес (стр. 188): „Будь Мадьяры Финнами, они вероятно и ныне жили бы со своими родичами в северо-восточной России, с Черемисами, Вотяками, Зырянами (до Зырян это впрочем не относится, — это народ торговый, промышленный и очень богатый), Пермяками и Вогулами, не уступая им в грубости, тупоумии, лени и нищете“ — примиряется с бесповоротно доказанными лингвистическими доводами о коренном финском происхождении Мадьяр. Объясняется и средневековое название Ungaria Magna, придаваемое Башкирии: не в том смысле, что тогдашние Башкиры были одноплеменны с Мадьярами, а в том, что оттуда вышли Мадьяры — ономадившийся финский народ, а остались или впоследствии пришел народ чисто-татарский — теперешние Башкиры. На стр. 178 вы ставите вопрос, были ли Мадьяры уже у себя дома наездниками (как думает Гунфальви) или сделались ими только под влиянием кочевых турецких племен, как думает Куник. Можно сказать: оба правы и оба неправы. Если полагать, что Мадьяры были наездниками у себя в первоначальном жилище, т. е. в Биармии, то Гунфальви неправ. Если думать, что они сделались наездниками в Лебедии, то Куник неправ; если же думать, что сделались они наездниками в Башкирии, то оба правы, ибо это — та страна, из которой они вышли в свое дальнее странствование на запад, следовательно их дом, но только второй, а не первый; но в этом втором доме они сделались наездниками без сомнения под влиянием турецких кочевых племен, Башкир ли или других каких — это все равно, но только непременно здесь — под двойным влиянием: турецких племен и топографических условий местности. Одно первое влияние очевидно недостаточно, ибо (стр. 179) и Чуваши — турецко-татарское племя, но не наездники и не кочевники (хотя, может быть, прежде и были ими), ибо живут в лесной стране.

Если Угры тут жили, как во второй своей родине, то перебраться на третью, в Лебедию, было уж им не трудно. Они шли со скотом своим степною дорогою, столь же легкою, удобною для них, как впоследствии и Калмыкам их путь с Волги в Китайские владения. Шли они через Самарскую губернию, переправились через Волгу, с разрешения Хозар, где-нибудь у Саратова (немного выше или ниже, — вероятнее первое, только непременно там, где уже кончился лес и началась степь), переправились из-за Дона в Землю Войска Донского, т. е. где впадают в нее Хопер и Медведица, а тут уже и были в Лебедии. Мне кажется даже, что кроме причин вышеприведенных (невозможность пропитания и перехода к кочевой жизни без обладания скотом) при другом пути для Мадьяр нельзя объяснить приведенное вами, на стр. 190, место из Конст. Багр. об общих отношениях Мадьяр к Печенегам: „Турки сильно боятся Печенегов вследствие того, что бывали часто побеждены ими и чуть не истреблены окончательно“.

Где же это могло быть? Вероятно именно на пути в Лебедию, т. е. в степях Самарской губернии. И вы (стр. 190) говорите, объясняя выход Мадьяр в их западное странствование: „очень может быть, что непосредственными утеснителями Мадьяр были уже тогда Печенеги, кочевавшие в степях между Волгой и Яиком“. Но едва ли Печенеги заходили за Башкирию, а на пути их из Башкирии в Лебедию легко могли они их утеснить и тем заставить просить у Хозар дозволения пройти через их землю и сделаться их союзниками против общих врагов. Но как бы там ни было, другого пути в южную Россию, как степями Самарской губ. и Землей В. Д., им не было. Он все объясняет просто и естественно; зачем же прибегать к невозможному лесному пути, когда ничто, никакое свидетельство к тому не принуждает, когда, если принять степной путь, их кочевничество и наездничество в Лебедии объясняется само собою, а при другом пути решительно объяснено быть не может.

Но что же такое Лебедия? По вашему мнению (стр. 280), это — страна между Доном и Днепром (приблизительно в губ. Воронежской, Харьковской, Курской). Между Доном и Днепром без сомнения, но там ли, а не южнее ли, в южной части З. Войска Донского, губернии Таврической (вне Крыма), Екатеринославской и только самых южных частях губерний Воронежской, Харьковской и Полтавской? Почему? Потому что номады в лесной стране жить не могут, а не номады (каковыми были бы Угры, если б шли по предположенному вами лесному пути), живя в лесной стране, никогда номадами бы не сделались. Курская губерния вся — лесная, не теперь конечно, а тогда, а теперь перестала быть лесной потому, что леса вырублены густым населением для обращения их в хлебные поля, а не потому что искони в ней лесу не росло, а была степь. (Вообще замечу здесь, что нельзя согласиться с мнением, будто бы южная Россия есть степь потому, что климатические причины мешают здесь росту леса — если б это было так, то и искусственные леса здесь не могли бы разводиться — без орошения по крайней мере, а между тем отлично разводятся самыми простыми способами). Вся северная часть Харьковской губернии также лесная (т. е. была прежде).

Я сам видел еще большие леса около Ахтырки, а около Харькова и теперь есть остатки лесов, которые видны, если подъезжать к этому городу с юга — прежней почтовой дорогой. Что касается до Воронежской, то название реки Лесной Воронеж и кораблестроение при Петре В. показывает, что северная часть ее была недавно лесной страной, а я могу вам засвидетельствовать, что у Острогожска, следовательно уже в южной половине губернии, в самом конце прошлого столетия были такие дубовые леса, что весной жители перегоняли свиней через Дон (т. е. на восточную сторону его). Они там за лето плодились, питаясь желудями, а по морозам возвращались домой — каждая свинья со своим приплодом. Для различения их каждый делал своим свиньям таврó . Это мне рассказывал один 90 летний старик, умерший в 40 х годах, который в своей молодости спасался там от полицейских преследований, как в стране, для полиции недоступной. Но если северные части этих губерний были лесные, то созвучие между Лебедией, Лебедянью и Лебедином Тамбовской и Харьковской губ. ни к чему служить не может. Может быть только одно: что в местностях, названных Лебедянью и Лебедином, существовали местные и исключительно те самые признаки, которые заставили назвать целую страну Лебедией. Т. е. не там была Лебедия, где теперь Лебедянь и Лебедин, а местности Лебедяни и Лебедина могли представлять те особенности, те, характерные признаки, которые приличествовали стране Лебедии.

Что же это могло быть? Прежде всего приходит в голову слово лебедь. И если бы где-нибудь в южной России вообще или около Лебедяни и Лебедина были обширная озера, на которых в изобилии водились бы лебеди, то это и можно бы было признать, ибо лебедь птица характерная, по которой стоило бы назвать страну. Но ничего подобного нет. Если угодно — можно сделать следующую натяжку. Принять, что Славяне слышали об изобилии другой птицы, сходной с лебедью цветом и величиной на Азовском море, и по описаниям приняв эту птицу за лебедь, называли Лебедией страну, омываемую Азовским морем. Птица эта пеликан, которой на Азовском море страшное множество (а на Черном нет). Но, как я говорю, это натяжка. Но есть другое слово, которое можно бы принять за корень слова Лебедия. Это трава лебеда. Но как же произвести название южно-русских степей от лебеды? Дело возможное. Вы знаете конечно пословицу: „еще не беда, когда в огороде растет лебеда, а беда, когда не растет ни хлеб, ни лебеда“ . Не знаю таков ли текст, но таков смысл. И в этом смысле можно бы пожалуй придать слову лебеда — смысл травы вообще, по крайней мере большой, крупной, такой, которая растет на местах вспаханных, удобренных и в таком случае можно бы разуметь под Лебедией страну с высокою травою, т. е. именно степь. Но можно привести Лебедию и в гораздо более близкую связь с настоящим смыслом слова лебеда. Давно я заметил, что ежели у нас, в Крыму, выкопать большую глубокую яму для посадки деревьев, то эта глубоко взрыхленная почва (аршина на 11/2) зарастает в первый же год именно лебедой (atriplex), а также и другим растением, весьма близким и по систематическому сродству и но наружному виду с лебедой — именно chenopodium, которое в книгах переводится словом марь, но которую народ — не слишком строгий ботаник — также всегда называет лебедой. В прошлом году все мои и соседние виноградники были глубоко перекопаны из-за филлоксеры, и таким образом вскопанную землю (на 11/2 аршина глубины) оставили в пусте, и все, что было вскопано до начала летних жаров и засух, поросло высокой, в рост человека лебедой. Теперь перенесемся в степь: на ней мирными памятниками прошедшего стоят курганы, но тогда, в IX и прежних столетиях, эти курганы непрестанно там возникали вновь. Это были холмы насыпной земли, да и вокруг них земля вскапывалась для произведения насыпи, — все это следовательно зарастало лебедой и травой, которая долго сохраняет до осени свой зеленый цвет (листья ее несколько жирны и темны), когда кругом вся степь уже с начала июня высыхает. И так те предметы, которые в степи только одни и бросаются в глаза, должны и останавливать на себе взор, — курганы представлялись поросшими высокой зеленой травой, когда все кругом пожелтело, побурело и засохло. Удивительно ли, что по этому выдающемуся предмету и вся степь названа была Славянами — страною лебеды, чему историки придали свое окончание, и вышла Лебедия.

Итак Лебедия это — степь, следовательно нет никакой надобности помещать ее в окрестности Лебедяни и Лебедина в губернию Курскую и в северную часть Харьковской и Воронежской, а прямо в Таврическую, Екатеринославскую и южную часть губерний Воронежской, Харьковской и Полтавской, т. е. в ту самую страну, в которой и всегда жили кочевники, преемственно изгонявшие друг друга, откуда и Мадьяр выгнали Печенеги и заставили переселиться в другую часть той же степи, в Заднепровский „Ателькузу“; а из Курской губернии, Воронежской и Харьковской (северн. части этих последних) зачем бы им было их и выгонять, а если б и выгнали, то Мадьярам действительно пришлось бы идти, как думал Нестор, через Карпаты, мимо Киева — всем народом, а не одной какой-либо шайкой. Теперь еще о реке Χιγγυλούς. Вы думаете, что это Ингул или Ингулец. Весьма вероятно, но затем прибавляете, что по Ингулу Угры в первое время не жили, а разве только отряд их какой туда заходил. Но почему же, почему было им тоже не кочевать и тут: ведь переходить через реки большого затруднения для них не представляло. Это они делали при помощи бурдюков, т. е. надутых, как пузыри, бычачьих или лошадиных кож (а не лодок, — вероятно и в Венеции они на таких же бурдюках переправлялись, а западные писатели приняли эту необычную им штуку за лодки), как и теперь еще через Куру переправляются, как и теперь спасаются на море уральские казаки, когда лед, на котором они ловят рыбу, разнесет, и льдина, их носящая, начинает под ними таять: они убивают тогда лошадь, надувают кожу бурдюком и прикрепляются к нему сами. Итак, отрицательные мои выводы относительно невозможности для Угров перебраться из их родины в Лебедию лесным путем я уже перечислил. Положительные будут:

1) Переселение производилось в два темпа: в первый раз медленно, постепенно в течение скольких угодно столетий Вогуло-остяцкие Угорские племена переселились из Биармии в Башкирию. Обашкирившись и образом жизни и отчасти языком под влиянием топографических условий местности и тут же кочевавших турецких племен, они пустились во вторичное странствование.
2) Это вторичное странствование произошло скоро по Самарской губернии из Уфимской и Оренбургской, с лошадьми и другим скотом.
3) Если из Башкирии их не выгнали, то по пути преследовали и теснили их Печенеги.
4) С дозволения Хозар переправились они через Волгу, приблизительно около Саратова и через Дон в местности, где впадают в него Медведица и Хопер, и прямо попали в Лебедию
5) Лебедия не иное что, как Черноморская степь между Доном и Днепром и частью за Днепром у Ингула, а никак не в Курской губернии и не в северных частях губ. Харьковской и Воронежской.
6) В Лебедию они прибыли уже настоящими кочевниками и наездниками с лошадьми и другими стадами.

Вот, кажется мне, что необходимо принять, дабы не впасть в непреоборимые трудности. Теперь еще только два отдельных замечания. Вы говорите на стр. 213: „В продолжение своего пути Мадьяры, по всей вероятности, несколько раз останавливались на более значительное время. Так есть основание думать, что подобной стоянкой была местность на Оке в нынешней Калужской губернии. На это предположение наводит нас река Угра“... А затем сейчас же говорите (стр. 214): „Перейдя с Оки (вероятнее всего р. Упою) на Дон“, и проч. Но ведь выше вы считали, что средний путь в Биармию лежит на Прони, зачем же было Мадьярам на Угру и Упу забираться, даже если б они лесом шли, ведь это крюк большой. Но так как они лесом никак идти не могли, то Угру приходится бросить; ведь вы бросаете кавказские Маджары, как случайное созвучие, почему же не бросить и Угру? Но в замен Угры, может быть, прикумские Маджары и не надобно бросать. А привести эту местность в связь с Мадьярами очень легко, если принять, что они шли степным, а не лесным путем. Печенеги, напавшие на них и гнавшие их, могли разделить их орду, и между тем как большая половина побежала далее на юго-запад, другая меньшая могла быть принуждена броситься на юг и, постепенно удаляясь, достигнуть Кумы и дать свое имя одному из тамошних урочищ. Нечто в роде этого и рассказывает Константин Багрянородный: что, будучи побеждены Печенегами, Мадьяры частью удалились в Персию, т. е. по дороге в Персию (если угодно, то с Кумы могли по Каспийскому берегу и в Персию пробраться). Правда, Константин Багрянородный относит это происшествие и разделение Угров по-видимому ко времени перехода их из Лебедии в Ателькузу. Но разве в таких историях можно требовать хронологически-строгого порядка? Ведь все это он писал не по документам, а по слухам и рассказам, и тут все перепутывается и в рассказе рассказчика и еще более в уме слушателя. Попробуйте теперь послушать от очевидцев рассказы, ну хоть о Севастопольской войне (Я разумею рассказ простых людей, да даже и не простых): хронология и порядок происшествий перепутаны, — довольно того, если сами факты рассказаны, а порядок фактов — это последнее дело. Одно происшествие приурочивается к другому совершенно в иной связи, чем было на самом деле. Впрочем почему не принять рассказа и в том хронологическом порядке, как у Константина Багрянородного; часть могла быть отброшена за Дон и попасть на кочевья в Ставропольскую губернию, и дать название некоторому урочищу, где почему-либо долго стояли Маджары.

Ответные замечания К. Я. Грота.


Я думаю, что каждый, прочтя помещенные здесь выдержки из письма Н. Я. Данилевского, оценит их большой интерес и научное значение. Взгляд, высказанный почтенным ученым по вопросу о движении Мадьяр из первоначальной родины по южным степям России, заслуживает полного внимания исследователей историков. Нельзя не согласиться, что намеченный им путь Мадьяр из их прародины (Биармии) на юг в Башкирию, т. е. в губернию Уфимскую и Оренбургскую (где они обратились в кочевников) а отсюда по Самарской и через Волгу (около Саратова) на Дон в Область Войска Донского, и наконец, через Дон (где впадают в него Медведица и Хопер) — в „Лебедию“ правдоподобен и не может вызвать серьёзных возражений против себя, кроме разве отсутствия прямых исторических свидетельств. Аргументация Н. Я. Данилевского, основанная на его специальных познаниях географических и естественно-исторических, вместе с остроумным опровержением нашего мнения о направлении пути Мадьяр, отличается такою логичностью и последовательностью, что невольно увлекает читателя...

Все это я признаю вполне, равно как и справедливость многих предположений и замечаний Н. Я., вызванных критикою моих мнений (например, в особенности по вопросу о местоположении „Лебедии“ и ее названии). Тем не менее я все-таки не могу считать, что вопрос о переселении Мадьяр уже окончательно решен и исчерпан моим критиком, и не могу еще вполне отказаться от высказанного мною взгляда на это переселение, совершившееся, по моему представлению, среднею полосой России, по рекам: Волге и Оке вверх, ее притоками и перевалом на Дон, — и это по нижеследующим причинам. Позволяю себе представить здесь несколько возражений на доводы Н. Я., хотя конечно по многим вопросам, им затронутым, не могу считать себя достаточно компетентным; руководствуюсь впрочем французским изречением ,,du choc des opinions jaillit la vérité“. Во 1) Н. Я. Данилевский, говоря о невозможности Мадьярам пропитаться, если б они шли по рекам, замечает, что их не могло быть мало, и на основании свидетельства ибн-Дасты о 20,000 всадниках исчисляет приблизительно их массу вместе с семействами в 80,000—100,000 человек. Нам кажется, Н. Я. сильно преувеличивает численность переселенцев. Угров потуреченных (или „обашкирившихся“ по его выражению), т. е. обратившихся в номадов и наездников, не могло быть особенно много, как и вообще орды степных кочевников никогда не были многочисленны. К тому же еще большой вопрос, сопровождали ли этих выселившихся Мадьяр все их семейства. Часто кочевники, покидая родину, оставляли массу жен и детей дома, чтоб не стеснять себя, как это сделали те же Мадьяры позднее в Ателькузу. Опустошая земли и покоряя их население, они брали себе и новых жен из среды покоренных туземцев, в настоящем случае — по преимуществу Славян, и вот, вероятно, причина, почему славянское влияние так рано и так сильно отразилось на домашнем быте Мадьяр, их культуре и наконец языке; а если с Мадьярами при переселении в Лебедию большинства семейств не было, то число их никак не могло превышать 3—4 х десятков тысяч.

2) Н. Я. представляет себе массу переселенцев „не рассеянных по огромному пространству, а идущих более или менее скученно, и следовательно производящих шум и гвалт и распугивающих этим самым дичь“. Не знаю, но мне представляется дело иначе; едва ли Мадьяры, эти полудикие и конечно недисциплинированные наездники двигались скученно подобно войску. Нам кажется, их орде естественнее было идти в рассыпную, разбредаясь за добычей по лесам, а потому они занимали довольно большие пространства и могли находить достаточно пищи (дичи и рыбы).

3) Что касается самой пищи, то едва ли птицы составляли главную достававшуюся им дичь. Не говоря уже о том, что могли быть в лесах той полосы в то время и зубры, надо иметь в виду еще другой род дичи, который по всей вероятности в изобилии водился тогда в лесах Поволжья и Поочья. Я разумею оленей. Н. Я. признает этих животных существенным пропитанием Угров в их прародине; но это предположение следует кажется распространить и на время движения Мадьяр по течению Волги и отчасти Оки. На родине они были оленеводами, а на пути олени могли быть их главной добычей на охоте.

4) Н. Я., как отличный знаток рыбного промысла и рыболовства в России, доказывает, что существует преувеличенное понятие о количестве рыбы в реках, столь отдаленных от устьев, как средняя Волга, Ока и их притоки, и что рыбой масса Угров, идя ко рекам, не прокормилась бы. С этим нельзя не согласиться. Но во-первых, при существовании в порядочном количестве другой пищи (о чем я говорил выше), рыба могла служить только подспорием и на столько-то ее хватало, а во-вторых можно ли по состоянию рек относительно количества в них рыбы в наше время судить о их состоянии 1000 лет тому назад? Надо же иметь В виду тот громадный ущерб, который нанесен рыбному населению рек развитием судоходства!

5) Одно из главных возражений Н. Я. Данилевского против направления пути Мадьяр вдоль рек (Волги и Оки) заключается в том, что препятствием такому движению были дремучие леса, покрывавшие все то пространство, где должны были двигаться переселенцы, так что и „берега рек сплошь до воды заросли лесом“, и следовательно были непроходимы. Но такое представление о берегах, совершенно заросших лесом, мне кажется, основано также более на современных наблюдениях, и едва ли применимо к древнейшему времени. Такие реки, как Кама и Ока и даже более значительные притоки последней, быв в ту отдаленную эпоху несравненно шире и многоводнее, чем ныне, не могли терпеть на больших протяжениях по берегам своим, в особенности по обоим, леса и притом густого, ибо несомненно росту его мешали с одной стороны постоянные разливы, с другой — частые изменения русла. Поэтому путь по берегам таких рек не мог быть особенно затруднителен, и даже конные Мадьяры, по моему мнению, могли следовать беспрепятственно по крайней мере по одному из берегов реки Оки .

Итак вопрос о пути Мадьяр из прародины я еще не считаю вполне исчерпанным, в вопросе же о местоположении „Лебедии" я готов вполне принять поправку Н. Я. Данилевского, помещающего ее южнее, чем она намечена у меня. При этом оговариваюсь однако, что существование лесов в древности в той полосе, о которой идет речь, кажется мне все-таки довольно сомнительным и после доводов моего критика, стоящего за таковое. Предложенное Н. Я. остроумное объяснение имени Лебедии происхождением от травы лебеды — весьма заманчиво и по-моему правдоподобно. Его можно допустить тем скорее, что слово лебеда, как славянское название травы, с которой очевидно Угры познакомились очень рано, перешло и в мадьярский язык: laboda означает родственный лебеде вид травы — дикий шпинат . Но этим объяснением Н. Я. очевидно подрываете только что упомянутое свое мнение об исконном существовании лесов в южной Руси, ибо по его собственным словам местности, в которых находим названия Лебедянь и Лебедин, должны были обладать теми же признаками, что и более южная Лебедия, т. е. признаками настоящей степи (островá Лебеды), а не леса. Этим я заканчиваю свои немногие замечания. Предлагая их вниманию читателя на ряду с остроумными и в высшей степени интересными мыслями и соображениями моего глубокочтимого критика, я льщу себя надеждой вызвать таким образом для всестороннего и более подробного обсуждения и решения данного бесспорно крайне любопытного вопроса как опять того же ученого критика, так может быть и других, более меня компетентных в затронутых специальных сторонах предмета судий.

Рыжков Л.Р


Просмотрел весь материал. Данилевского критика правильная, но это еще не все.

1. Хунгар (джунгар, уйгур) - монгольское племя северо-западного Китая стараются давно изобразить приуральцами, чтобы дать статус аборигенов нашим поволжцам мари,мэря,удмутам - остаткам монгольских нашествий в Поволжье. Зачем? Чтобы дать венгерско-эстонско-финскому нашествию при разделе России привкус "возвращения на этническую родину". Я уже писал, что эстонцы СС пели гимн: "Эстония граничит с Монголией, а для русских здесь места нет".

2. Вторая фальшь заключается в роде занятий хунгар: или это кочевники, но тогда это захватчики везде - и в Поволжье, и в Венгрии, и в Эстонии, как монголы или гунны в Европе. Это нужно, чтобы придать перемещению хунгар вид "переселений" вместо "нашествий", отсюда и их "полуземледелие", и охота, и рыбная ловля. Данилевский с блеском с этим разделывается, подсчитывая количество дичи. Нет! Это кочевники, и я видел венгерский аттракцион "древних венгров" для туристов. Ковбойские штаны, монгольские шапочки, которые до сих пор входят в национальный костюм, отлов лошадей и быков из стад, монгольские кнуты и арканы. А раз кочевники, то на наших и европейских территориях - это захватчики, как гунны и готы.

3. Охота и рыбная ловля - это еще один фокус с продвижением угоро-финнов "в древность". Как найдут стоянку с шалашом, костром и костями - значит здесь селились подлинные "хозяева" земли - угоро-финны. А захватчики земледельцы славяне пришли позднее. А что черепа на стоянках не финские - это случайные мелочи.

4. Данилевский схватил главное противоречие (ландшафтное) этой финской версии - глухие леса с поселениями вдоль рек. А как же их взять грабителям - конникам? А вот Рыбаков понял - по льду замерзших рек. Вот почему все меря живут вдоль Волги и Камы. Он и назвал эти "переселения уральцев" "зимними нашествиями" с пополнением фуража за счет местных запасов населения. Но ведь это ненадолго, поэтому - причерноморские степи и благодатные венгерские равнины.
Вот предварительные соображения.

Так что прав Данилевский - не диффузное переселение, а набеги орды.Основной праздник Венгрии - дата -"обретение родины" (с вырезанием) - праздник нашествия хунгар - они захватили чужую страну всего за несколько дней. Более, чем стотысячная орда. По тем временам - целое море. Это была часть славянской Великой Моравии с центром в Праге. А с языком дело еще сложнее. По крайней мере, удвоение гласных и согласных в угоро-финской речи - то же от монгол. А уж Пантеон!! - с монгольскими богами, еще интереснее.

Нет!!!!! Не уральцы это совсем. Не уральцы.
Источник: www.bolesmir.ru

http://www.perunica.ru/istoria/1531-o-puti-madyar-s-urala-v-lebediyu.html  





О пути Мадьяр с Урала в Лебедию.

Категория: История

<
  • 215 комментариев
  • 7 публикаций
2 марта 2010 06:27 | #1

Есень

0
  • Регистрация: 24.12.2009
 
Интересно. good

--------------------

<
  • 252 комментария
  • 47 публикаций
3 марта 2010 16:01 | #2

Слава Бо

0
  • Регистрация: 9.10.2009
 
Благодарю!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера