Перуница

» » Фронтовые письма

История » 

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Старая бумага упорно заворачивается по сгибам, продавленным больше шестидесяти лет назад. Выцвели чернила, поблекла типографская краска на почтовых открытках. Письма с фронта до сих пор бережно хранят во многих семьях. У каждого треугольника своя история: счастливая или печальная. Бывало и так, что иногда весточка с фронта о том, что родной человек жив-здоров, приходила после страшного казенного конверта. А матери и жены верили: похоронка пришла по ошибке. И ждали — годами, десятилетиями.

Письма с фронтов Великой Отечественной войны — документы огромной силы. В пропахших порохом строках — дыхание войны, грубость суровых окопных будней, нежность солдатского сердца, вера в Победу…

Важное значение в годы войны придавалось художественному оформлению связывающей фронт и тыл почтовой корреспонденции — конвертов, открыток, бумаги.

Это своеобразная художественная летопись времен военного лихолетья, обращение к героическому прошлому наших предков, призыв к беспощадной борьбе с захватчиками.

16-летняя Соня Степина не сразу решилась написать бывшему учителю математики Михаилу Еськину письмо на фронт и признаться ему в любви. И только после нескольких писем, которые получил от него коллектив школы, Соня послала Михаилу весточку. В ней девушка писала: «Часто вспоминаю ваши уроки, Михаил Петрович. Помню, как дрожала и трепетала при каждом звуке вашего голоса…»

И вскоре командир взвода Михаил Еськин ответил Соне: «Я прочитал твое письмо с большой радостью. Ты не представляешь, как счастливы здесь люди, читая письма от знакомых и близких». Переписка стала постоянной. Когда Михаил сообщил Соне, что «немного поцарапан и теперь отлеживается в медсанбате», девушка с горячностью ответила: «Я бы прилетела, будь у меня крылья…» Молодые люди полюбили друг друга.

Почти три года длилась эта переписка. В 1944 году Михаил и Соня поженились.

С началом военных действий миллионы людей оказались в действующей армии. Шла массовая эвакуация из прифронтовой полосы. Многие люди поменяли адреса, место жительства. Война разлучила тысячи семей. Вся надежда была на почту, которая помогала найти близких — в тылу и на фронте. Ежедневно уходили на фронт тысячи писем, открыток, газет и журналов. Не меньше шло писем с фронта — в разные города, поселки и села, туда, где были оставлены родные люди.

Фронтовые письма

Многие письма бойцов написаны бесхитростным языком, в основном о том, что их волновало. Только вот читать эти строки сложно — комок застревает в горле, а на глаза наворачиваются слезы. Василий Иванович Волков, житель Алтая, где осталась его семья, в письме обращается к жене: «Многоуважаемая Маня! Шлю привет детям — Зое, Коле и Вале. Я жив-здоров. Манечка, береги детей. Обрати внимание на здоровье Зои. Она у нас слабенькая. Ей нужно пить молоко».

Война никого не щадила. Жестоко она обошлась и с этой семьей. У Василия Волкова в годы войны погибли два брата. Его сестра Мария жила в Ленинграде, где заведовала детским садом. Во время переправы по «Дороге жизни» машина с детьми от артобстрела на ее глазах ушла под лед. Потрясенная увиденным, Мария тяжело заболела, а в 1947 году умерла. Погибли в боях и братья жены Василия Волкова. Сам старший лейтенант Василий Волков пал смертью храбрых в 1943 году. Трудно пришлось Мане Волковой. Зое в это время только исполнилось 10 лет, ее сестре Вале — 7, братику Коле — 3 года.

Фронтовые письма

Сегодня почти невозможно найти музей или архив, где бы не хранились письма фронтовиков, до которых подчас у исследователей «не доходят руки». А ведь история Второй мировой войны глазами ее участников — важный исторический источник. И специалисты считают, что работу по сбору писем с фронта надо продолжать, ибо уходят из жизни хранители солдатских писем.

Без малого 60 с лишним лет собирает письма фронтовиков москвич, майор в отставке Юлий Соломонович Лурье. Первым письмом в этой большой коллекции стало письмо отца с фронта, которое семья Юлия получила в 1941 году. Сам Юлий в ту пору был подростком. В большом собрании писем Лурье фронтовые вести воинов — от солдата до маршала. Так, рядовой Виталий Ярошевский, обращаясь к матери, писал: «Если погибну, то погибну за нашу родину и за тебя». Петр Сорокин, пропавший без вести в 1941 году, успел написать всего несколько писем своим родным. Вот строки одного из последнего.

«Здравствуй, мамочка! Не беспокойся обо мне… Я уже прошел боевое крещение. Будем в Кронштадте, обязательно пошлю тебе шелк на платье». Но не успел.

Фронтовые письма

В родной город слал свои весточки жене и маленькому сыну Алексей Рогов, командир эскадрильи авиаполка, совершивший более 60 вылетов. В каждом его обращении к жене чувствуется неподдельная любовь и тревога за близких. «Девочка моя, — писал Алексей жене из Новочеркасска, — приготовь себя к разлуке. Впереди 1942 год. Живи, как и я, надеждой на встречу». Следующее письмо он отправил домой из Московской области: «Здравствуй, Верусинька, и сынулька Эдинька! Верушечка, не грусти. Готовься к зиме. Купи сыну валенки и сшей ему шубку. Люблю вас. Алексей». Последнее письмо датировано началом октября 1941 года. Его Алексей написал за несколько дней до своей гибели. Звание Героя Советского Союза он получил посмертно.

Дожить до победы мечтал Николай Дронов, погибший под Керчью в 1942 году. «…Свободного времени мало. Многому приходиться учиться на ходу. Но не стоит унывать. Мы победим. Мама, папа и бабушка, за меня не беспокойтесь. Не плачьте. Все хорошо. Ваш сын Коля».

Фронтовые письма

Не было на фронте человека, который бы не скучал по родному дому. Неслучайно почти все письма начинаются с обращения к родным и близким: «милая мама», «мои родные», «дорогие мои дети», «любимая Маша» и т.д. Как правило, в письмах бойцов встречаются короткие повествования о войне. Отправляли родным стихи, фотографии, вырезки из газет-листовок. Поскольку письма писали прямо с поля боя, «с переднего края», фронтовики по мере того, как шла война, все чаще указывали места, где шел бой. Обычно всего одной строкой: «пишу из Пруссии», «отстояли Одер», «привет из Беларуси».

До самой победы воевала гвардии старшина Наталья Черняк. В своем письме матери она писала: «Милая, мама! Вчера у нас в части был большой праздник. Нашему корпусу вручили Гвардейское знамя. Мамочка, мне выдали новые сапоги. Мой 36-й размер. Представляешь, как я довольна. Сейчас 3 часа ночи. Сижу на дежурстве и пишу тебе. Читаю в свободное время Маяковского. Да, чуть не забыла, мамочка, пришли мне ноты: вальсы Штрауса «Весенние голоса», «На голубом Дунае», украинские и русские песни. Это нужно для нашего оркестра».

Долго хранились в семье москвичей Зенько письма с фронта Фадея Фадеевича Зенько, пока его родственники не передали их в музей. Фадей Зенько незадолго по победы погиб. Его письма адресованы жене Анне и детям. Вместе с сотрудниками института инженеров железнодорожного транспорта она была эвакуирована на Урал. Анна Ивановна с двумя детьми поселилась в селе, где ее избрали заместителем председателя колхоза.

Фронтовые письма

Трудно было, тяжело. Но выжить помогали ей письма от мужа. Он тревожился о том, как его жена и дети перенесут уральские морозы: «Это замечательно, что вы приобрели валенки. Надо сшить шапки-ушанки, чтобы наши малыши не замерзли. Анечка, не забывай думать о себе». Чувствуется огромное желание мужа хоть как-то уберечь от невзгод жену и детей. Дети Фадея Зенько вспоминали, что мать, читая письма с фронта, то плакала, то смеялась. Они заряжали ее своим оптимизмом.

В колхозе не хватало людей, не было в достатке техники, трудности были с семенами. Анне Зенько, вчерашнему инженеру одного из ведущих московских институтов, совсем было непросто приспособиться к сельской жизни. О том, что она трудилась, не покладая руку, говорилось в очередной весточке мужа: «Узнал, Аня, в твоем письме, что отзывы руководителей района о тебе хорошие. Очень рад и горжусь. Ваши успехи — наши успехи».

Многие военные открытки сопровождались не только картинками, но и официальной цитатой Сталина: «Мы можем и должны очистить свою землю от гитлеровской нечисти». Люди писали в письмах и открытках, приближая победу: «Я буду бить врага до последних сил…», «…отомщу за разрушенное село», «Верю, что расквитаемся с фрицами», «Мама, немчура бежит от нас, мы им зубы переломали»…

Фронтовые письма

Конвертов не хватало. С фронта приходили письма-треугольники. Отправляли их бесплатно. Треугольник — это обычный лист из тетради, который сначала загибали справа, потом слева направо. Оставшуюся полоску бумаги вставляли внутрь треугольника.

Уже давно переписка близких людей той поры перестала быть личным делом. Это уже история. В историческом музее города Рославля собрана большая коллекция фронтовых писем. Николай Иевлев написал свое письмо домой за 3 недели до начала войны: «Мама, обо мне не тревожьтесь. Все хорошо. Очень жаль, что нашим садом некому заниматься. У нас ведь чудесные яблони. В месте, где находится наше военное училище, очень красивые леса. По утрам можно увидеть лосей».

Леонид Головлев почти два года не мог отыскать свою семью. Только в 1943 году близкие получили от него письмо: «Ничего не знал о вашей судьбе, тревожился. Не могу представить, как вы пережили оккупацию. Будем надеяться, что теперь все будет хорошо. Что сказать о себе? Воюю. Жив и здоров». Леонид пропал без вести в 1944 году. Отцовской любви полны письма Николая Фескина. В тылу у него остались жена Евдокия и трое детей. Вот несколько фраз из письма фронтовика: «…Целую вас много раз. Очень хочу увидеть. Дети — Валя, Витя и маленькая Мирочка — мне снятся».

Фронтовые письма

В 1995 году дочь Николая Фескина Мира Колобнева передала письма отца в музей.

Человек всегда остается человеком, даже в самых сложных условиях. В годы войны молодые люди часто переписывались заочно. Так, офицер действующей армии прислал незнакомой ему Екатерине Катаевой письмо с фронта. Екатерина Карповна говорила, вспоминая это время: «Наших женихов поубивало на войне. Мой парень погиб под Сталинградом. А тут пришло письмо от Семена Алекимова. Поначалу не хотела отвечать. А подумала о том, как наши солдатики там воюют и ждут писем, решилась на ответ».

Нелегко жилось Кате. Их было пятеро у матери. Отца не стало в 1936 году. Чем больше переписывались молодые люди, тем крепче становились их чувства. Старший лейтенант Алекимов не раз был на волосок от смерти. Помнит, как чудом выжил во время бомбежки, когда их взвод переправлялся через реку Березину, как бывали под обстрелами немецких самолетов. После войны Семен Алекимов скажет: «За один день на войне проживаешь и десять жизней, и десять смертей. Но всегда мечтал о своей Катюше». Катя и Семен сумели пережить все невзгоды, судьба соединила их.

Фронтовые письма

Почти в каждом солдатском письме можно прочесть строки о боевых товарищах, погибших в боях, желании отомстить за них. Кратко, но драматично звучат слова о гибели верных друзей в письме рядового Алексея Петрова: «Наш танковый корпус вышел из боя, а людей погибло много». А вот что писал сын Иван отцу в деревню: «Батя, какие идут тяжелые бои… знал бы ты, как сражаются мои товарищи».

Солдат Владимир Трофименко сообщил своим близким в Сумскую область: «Мы нанесли под Бобруйском тяжелый удар по немцам. Хочется, чтобы 1944 год был последним годом войны. Теперь немцы поднимают руки перед нами, молодыми солдатами в запыленных гимнастерках. Я уже сейчас вижу будущее мирное время, слышу пение девушек, смех детей…» Это письмо, как и другие весточки от Владимира, попали в местный музей. За годы бумага стала совсем прозрачной. Но хорошо видны слова автора. Есть в письме и вычеркнутые строки. Эта цензура постаралась. Везде пометки: «проверено военной цензурой».

Фронтовые письма

Еще в августе 1941 года в газете «Правда» в «передовице» было написано о том, что очень важно, чтобы письма находили своего адресата на фронте. И далее: «Каждое письмо, посылка…. вливают силы в бойцов, вдохновляют на новые подвиги». Не секрет, что немцы уничтожали узлы связи, разрушали телефонные линии. В стране была создана система военно-полевой почты под началом Центрального управления полевой связи.

Только в первый военный год Государственный комитет обороны принял несколько решений, которые касались продвижения корреспонденции между фронтом и тылом. В частности, было запрещено использовать почтовый транспорт для хозяйственных работ. Почтовые вагоны «цепляли» ко всем поездам, даже к военным эшелонам.

Непростая была служба у военных почтальонов. В штатном расписании должность почтальона именовалась как экспедитор. До Берлина дошел почтальон Александр Глухов. Он ежедневно обходил все подразделения своего полка, собирал письма, написанные бойцами, доставлял их на полевую почту. Не раз пришлось побывать в бою. В его огромной сумке всегда находилось место для открыток, бумаги и карандашей для тех, кто не успел запастись этими нужными принадлежностями.

Александр Глухов спустя годы вспоминал, что знал фамилии многих бойцов. Однако почти после каждого боя были потери личного состава. Уже в штабе полка он на письмах, не дошедших до адресатов, ставил пометку «выбыл из части». Сами фронтовики такие письма называли «неврученкой».

Не легче было работать почтальоном и в тылу. Валентину Меркулову «определили» в почтальоны, когда она училась в 4-м классе. До обеда она училась в школе, а после занятий занималась разноской писем. Из поселка Булгаковский, что в Орловской области, где она жила с больной матерью, эта девчушка отправлялась с письмами по близлежащим деревням каждый день, в любую погоду. Позднее Валентина, вспоминая военное время, поделилась с читателями местной газеты впечатлениями: «Теплой одежды у меня не было, но мама раздобыла у кого-то из соседей фуфайку и резиновые калоши. Так я и ходила».
Уже тогда юной Валентине пришлось столкнуться и с горем и с радостью. Некоторые письма люди читали всем деревней или селом. Каждого интересовали вести с фронта. Но немало было и похоронок. Не обошла беда и их семью. Мать Валентины потеряла на войне двух братьев. Валин отец умер позже, когда пришел с фронта.

Фронтовые письма

Героям Великой Отечественной,
павшим на полях сражений,
посвящается...

Стали тоньше нервы…
Она прошла всего лишь два квартала…
Девчушечка 14-ти лет
Нести устала
с похоронкою конверт.
Нет горше, нет ужасней новостей;
И этот плач невыносимо слушать:
«Зачем господь мне подарил детей?! —
заплачет мама. — Петенька! Петруша!»
Нет горше, нет ужасней новостей,
Ей кажется невыносимой ноша:
«Ну как же мне растить троих детей?! —
жена заплачет. — Мой Алёшенька! Алёша!!!»


Когда ж Раиса треугольники вручала,
Вся улица и пела, и плясала!
И, получив привет с передовой,
Смахнёт слезинку мать:
«Сыночек мой! Живой!»

От гильзы световой поток,
Где в керосине скруток ваты.
Исчадно-дымный фитилёк
Бросает тени в потолок
Штабной землянки в три наката.
Пока затишье и пока
Блестит во мраке капля света
Не спи, солдат, у огонька,
А изложи издалека
Слова любви, слова привета…
Пусть по тетрадке без полей
Сползает исповедь наклонно
В глубь милых дорогих полей
Под парусами тополей,
Не ждущих от тебя поклона.
Ты поздоровайся пером,
Прикрученным к лучинке ниткой,
С родимым домом за бугром,
С рядами яблонь за двором,
С гостеприимною калиткой.
Пока затишье и пока
Фитиль слегка на ладан дышит,
Рождайся за строкой строка:
Ты — жив! О том наверняка
Никто другой уж не напишет.
Мир создан для добра и света:
Вот почему о том и речь,
Пока ведь в наших силах это —
Живое
для живых сберечь!

Фронтовые письма

Писем белые стаи
Прилетали на Русь.
Их с волнением читали,
Знали их наизусть.
Эти письма, поныне
Не теряют, не жгут,
Как большую святыню
Сыновьям берегут.

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Фронтовые письма

Фронтовые письма

В канун Дня победы люди с особым чувством ожидали писем.

Армянин Эдуард Симонян воевал в танковой бригаде, которая входила в состав Сталинградского корпуса. В 1944 году в их бригаде осталось только 7 человек. Не раз был ранен, лежал в госпиталях. В конце войны его мать получила извещение о гибели сына. И вдруг неожиданно для нее пришло письмо, заветный треугольник, в котором Эдуард писал: «Милая мама, я получил ранение в Латвии. Лежу в госпитале. Рана моя на левой ноге потихоньку затягивается. Скоро победим немчуру, тогда заживем весело и счастливо».

Фронтовые письма

А это строки из письма Михаила Мартова 9 мая 1945 года, адресованные жене: «Милая Тамара! Всю ночь не спал. Палили из всех видов оружия. Вот она, победа! Свершилось то, о чем мечтали все эти годы… Мы сейчас в Восточной Пруссии. Здесь красиво, весна».

Артиллерист Николай Евсеев сообщил родным в село Новочеркасское: «9 мая вместе с сослуживцами возвращался из Вены, но по дороге сломалась машина. Все вышли из нее. Слышим, где-то вверх стреляют. Пошла трасса по небу, потом — вторая… Вот тогда всем стало ясно — это конец войне!»

Фронтовые письма

Сегодня почти в каждой семье есть шкатулка, где хранятся фронтовые письма, фотографии и боевые награды. У каждой семьи своя история. Но всех объединяет одно — общая причастность к трагическим событиям Второй мировой войны. До сих пор письма с фронта, обожженные, надорванные, полуистлевшие, трогают нас до глубины души.

С годами не забываются уроки той войны — горькие и победные. И всякий раз 9 Мая как-то по-особенному торжественно звучат слова: «Подвиг народа бессмертен».

http://victory.sokolniki.com/rus/History/LettersFromWar.aspx

Есть в музее истории ВолгГТУ особые экспонаты. Хранятся они под стеклом, и подержать их в руках удается не всякому. За каждым из них стоит судьба человека, защитника, воина. О чем думали вчерашние студенты, о чем мечтали, что чувствовали?.. Все переживания и надежды – в маленьких фронтовых треугольниках, адресованных родным. Вот некоторые из писем Сергея Смирнова, студента Сталинградского механического института, так тогда назывался ВолгГТУ.

3.11.41 г.

Время 6 часов вечера. Здравствуйте дорогие родители, братишка Саша, сестры Тамара, Вера, Валя, Клавдия и все остальные. Подъехали к станции Обливской. По пути никаких происшествий не произошло. Все живы и здоровы. Чувствуем себя хорошо. По пути встречаются очень красивые места (еловые и сосновые леса и т.д.). Погода хорошая, теплая. Пока до свидания. Целую крепко вас всех. До свидания.

Ноябрь 1941 г.

Село Солодчи Сталинградской области. Здравствуйте дорогие родители, Тома, Саша, Вера, Валентина, Клавдия, Николай, Коля, Люсенька, Люба, Юра. Привет и всем остальным знакомым и товарищам.

Нахожусь в селе Солодчи. Был в Иловле, вернее доезжал до Иловли. Проезжал около Сталинграда, мимо него... Зря не взял из дому теплую шапку, потому что стало холодно, везде выпал снег. Немного приходится и мерзнуть, ну ничего. Скоро получим теплую одежду. Из Иловли дал вам телеграмму. Если будет возможность, поговорю с вами по телефону из какого-нибудь города.

Пока до свидания. Передавайте всем привет. Обо всем расскажу подробно, когда вернусь домой. Целую крепко всех... Обо мне не беспокойтесь. Вернусь героем...

3.12. 41 г. Село Александровка.

Здравствуйте мама, папа, Тома, Саша, Вера и все остальные, привет всем знакомым.

Должен вам сообщить, что сейчас нахожусь в селе Александровка. Село находится в 7 км от Солодчи, куда мы прибыли сначала, о чем я писал вам в предыдущем письме. Живем в школе. Очень тесно. Обещают построить нары.

Село находится в 40 км от Иловли и в 30 км от Липок. Стало холодно (-22). Очень скверно, что очень малые сапоги, но думаю их как-нибудь заменить...

Теперь могу получать письма и от вас... Так что пишите письма по адресу: с. Александровка, Солодчинского района Сталинградской области. Почта до востребования. Смирнову Сергею Ивановичу. ...В письме сообщите, виделись ли вы с мамашей Виктора Пенкина. Вообще, в письме сообщите обо всем. Передавайте всем привет. Скажите адрес Сашке и еще кому-нибудь, чтобы они написали мне письма. Пока до свидания. Целую крепко всех. Пишите скорее ответ.

Апрель 1942 г.

Здравствуйте дорогие родители. Привет брату и сестрам. Поздравляю вас (хотя и поздно) с приближающимся 1 Мая. Желаю наилучших успехов в вашей жизни. Это письмо пишу вам из густого леса. У нас здесь сейчас настоящая весна со всеми ее прелестями, внушающими в сознание каждого быстрый разгром немецких полчищ. Сообщаю, что я жив и здоров, именно такой, каким вы меня провожали... Вот уже почти месяц, как я не получал ни одного письма из родного дома... Приближается год с момента вероломного нападения Германии на нашу землю, как гитлеровская армия истекает кровью на русском фронте... и подойдет день, как вся их начатая … (ред. здесь и далее текст не сохранился). Настанет снова жизнь, вернутся к родным и любимым миллионы людей... Вернусь и я домой, и обязательно с Виктором, вспомним былые дни: суровую зиму, знойное лето, прохладную весну, тяжелые моменты, трудные переживания и, наконец, вспомним окончательную победу...

Виктор посылает вам всем привет и поздравляет с праздником 1 Мая. Да, чуть не забыл. От нас в Сталинград в училище, где раньше учился и я, уехало 3 человека, одного из которых, вероятно, знает Тамара: Золотарев Михаил, бывший студент пединститута. Если интересуетесь, то можете узнать кое-чего и у него... Пока до свидания. Целую крепко вас всех.

11 января 1944 года

На ваш запрос относительно своего брата Смирнова Сергея Ивановича сообщаю, что он действительно находился в нашей части и с 23 июня 1942 года числится в числе без вести пропавших в боевых действиях в Ленинградской области.

С уважением к Вам зам. командира части 51853 «ы» по политической части майор Романов.

http://stalingrad65.vstu.ru/museum/letters-from-war

Фронтовые письма

Здравствуйте, дорогие!
Пишу на скорую руку.
Вы знаете, конечно, о происходящих сейчас военных действиях.
Наша часть тоже выступила в первый же день на границу.
И бьем сейчас немчур, аж пыль идет. Выбили их за границу и не пускаем на нашу Землю. Я с одним младшим лейтенантом командуем огневой батареей.
В общем, получаю боевое крещение и богатейшую практику.
За меня не беспокойтесь. Война - есть война, и я не один.
Настроение мировое. Правда, я еще не видел ни одного разрыва.
Даже не верится, что я на фронте, как будто мы на боевых стрельбах в училище.
Обеспечены отлично. Находимся в 13 км от противника. Только видел самолеты и слышал бомбежку Черновиц. Пока все. Побольше спокойствия. Будьте уверены, что немца загоним так, как надо. Привет всем.

Пока адрес свой не знаю. Узнаю, напишу.
С приветом, Борис. 25.6.1941 г.
Пишите на адресс:
г. Черновицы п/я 20/9
Л-т Кобец
Фронтовые письма

Здравствуйте, дорогие!
Стараюсь по возможности на всех привалах писать вам.
Но с почтой неважно, за это я уже не отвечаю.
Я жив, здоров, лучшего себе не желаю. Чувствую себя прекрасно.
Как вы живете? Я знаю, как вы беспокоитесь за меня, но улучшить положение я никак не могу, вы это тоже понимаете.
Мы сейчас подходим к месту назначения, где станем в резерве.
Пишу на дороге, сейчас зайдем в г. Тульчин, возможно я там брошу это письмо.
Адрес свой пока не имею. Как только дадут, я вам напишу.
Многое бы мог написать, еще больше рассказать, но сами понимаете на ходу много не напишешь, да и по почерку видно.

Ну, пока, всего хорошего. Я вам написал уже письма четыре. Не знаю, получаете ли вы их.
Думаю, хоть одно дойдет.
С приветом всех! Целую!
Борис 20.7.1941 г.

http://www.world-war.ru/frontovye-pisma/

Здравствуй, Нюра!

Спешу тебе сообщить, что письмо я твое получил и вот при ответе на него думаю, какое бы найти слово, чтобы выразить от души большую благодарность тебе за него.
Жизнь моя течет своим чередом с стремлением мстить немцам за любимого брата и за народ.
Вот на днях я случайно встретился с Зариповым, который жил и работал все время у нас в Бондюге, знает хорошо всех моих братьев и также людей в Бондюге. Эх, какая была для меня радость, ведь я давно искал, где бы увидеть хотя бы одного земляка. Он мне рассказал, что с ним служит еще Самосватова, имя забыл ее, - девушка, которую я что-то на личность не знаю, но фамилия мне очень знакомая. И когда я увидал его, то я почувствовал, что побывал дома, разговаривал со своим земляком.
Скоро будет три года, как меня нет в Бондюге, и за эти три года много утекло воды в нашей любимой реке Каме. А какие изменения произошли - очень и очень большие изменения, и их очень много. Да и мы в связи с изменениями в стране очень во многом изменились. Вот сейчас мы можем сказать - научились жить в любой обстановке, ты не можешь представить, в какой обстановке и условиях подчас бываешь, и ничего - будто так и надо. Усталость в настоящий момент никогда не чувствуешь.
Нюра, пиши, пожалуйста, почаще, для меня это будет большое счастье.
Все, Нюра. С приветом, Миша.
5 августа 1943 года.

2 января 1946 года.
Письмо из города Кыштыма.
Здравствуйте дорогие родители, мама, сестра Зина и сноха Нина и мой кресник Гена. Мама я поздравляю с Новым Годом. Мама, я сообщаю, что получил уже три письма, два письма получил сразу, когда они писаны 15 декабря и 25 декабря. Мама, я очень был рад, потому что я не получал 7 месяцев.
Мама, я узнал, что делается дома и что делают Нина Васишна. Мама, ты спрашиваешь. что звать нет Гены. Мама, я тебе советую, если Нина подумает о вас и не возмет Гену, то его не бросайте, как-нибудь кормите с Зиною. Вот я прийду домой насовсем. Сам буду кормить. Да мы такие несчастливые: брат погиб и отец погиб. Раз мы такие несчастливые, прийдется взять этого Гену. Мама, я сообщаю про свою жизнь, ну мама пока жив и здоров и того ивам желаю. Мама, я нахожусь во взводе комендантов. Мама, пока живу ничего, но что будет дальше...
Мама, я просил ...(дальше неразборчиво) и вам было писать неохота и так забыл. И так мама что ничего, как-нибудь пошлите денег, деньги очень нужны.
Мама, поздравляю сестру Зину за хорошую работу на ферме. Мама передай привет Ивану Г., Николаю Корекову, дяде Сане ... (дальше неразборчиво). Мама ... (дальше неразборчиво) напиши, куда ходит Зина. Мама, как-нибудь достаньте адрес Конева Миши ... (дальше неразборчиво).
Ну пока, до свидания. Твой сын Витя. Мама, желаю всего хорошегов вашей жизни. Жду ответ.
Красноармеец Виктор.
3.I.1946 г.

Ребятам Детсада N 1,
ст.Казань, Казанской ж/д.
24.8.41 года
От командира минометной роты, находящегося на излечении в лесном госпитале г.Казани, Курносова В.И.
Здравствуйте, ребята и Ваши воспитательницы д/с N 1! Передаю Вам всем боевой командирский привет и желаю Вам самых наилучших пожеланий в цветущей жизни, как яркому солнцу.
Пишу свой текст письма с перерывом, ответ на Ваше письмо.
Солнце ясное восходит,
И трубит труба поход,
Наша армия выходит
С красным знаменем вперед.
Ребята, письмо Ваше получил 24.08 41 г. через Ваших воспитательниц, за которое выношу Вам спасибо. Желаю Вам самых счастливых успехов. Растите, резвитесь, занимайтесь физкультурой, слушайте, что говорят Вам Ваши старшие, а когда подрастете большими, тогда мы с Вами споем вместе:
Дружно товарищи в ногу,
Остро наточим штыки,
Все мы пойдем на подмогу,
Красные двинем полки.
Ребята, я принимал много раз участие в боях против озверевшего фашиста. Мы воевали за нашу Родину, за трудовой народ, за матерей, детей и за всех своих братьев, за любимого отца т.Сталина.
Бей фашистов крокодилов -"
"Божей и милостью" господ!
С нами Сталин, Ворошилов,
С нами весь честной народ.
Дни борьбы были не сладки,
Не приходится скрывать.
И рассказ я свой, ребятки.
Буду дальше продолжать.
Теперь жить одна отрада,
Все осталось позади...
А за это вот награда-
Красный орден на груди.
Заслужил его я честно,
Им, не хвастаясь, горжусь,
А что дальше - неизвестно,
Может, снова пригожусь.
Что бежать нам без оглядки,
Этого нельзя сказать.
Вот и все, мои ребятки,
Что хотел я Вам сказать.
Ребята, если все Вам писать в своем письме, конечно, не опишешь, так как всего очень много. А когда выздоровлю, то я все меры приму, придти к Вам и рассказать все, что я знаю, как били мы фашистов.
Сейчас мое здоровье хорошее, чувствую себя хорошо. Скоро выйду на свою командирскую службу и буду опять бить фашистов с новыми силами.
Ну ладно, ребята, желаю Вам счастливых успехов в Вашей детской веселой жизни. Будте спокойны, растите большие, враг будет разбит, и победа будет за нами.
Командир Кр.Армии л-т Курносое В.И.

Здравствуйте мои дорогие Мама, Света и Оксана.
Письма ваши получил и открытки тоже большое спасибо. Здоровье мое хорошее. Служба идет нормально. Сейчас я в данный момент стою на боевом посту, делать нечего и я решил вам написать письмо. Но в нашем взводе сейчас идет ремонт домиков. Сегодня я замазал в домике все дыры и щели, на днях будем белить стены, вот как только ротный достанет известку так сразу будем белить. Тут кем только не станешь и строителем, и штукатурщиком, и ремонтником, почти все профессии переработал. Сегодня у нас была отправка сержантов домой. Только что пролетел самолет ТУ-154 -наверно они домой полетели. Сейчас пролетел бомбовоз ИЛ. Я вам высылаю наши деньги, которыми мы все покупаем и получаем зарплату- 9р. 20к. И называются они здесь не деньгами, как у нас, а чеками. Прошу вас сохраните эти 5 чеков, приеду домой и буду вспоминать об Афганистане.
На этом я свое письмо заканчиваю, пишите, что нового и как там ребята. Передавайте всем привет, целую Саша.
16.05.84 г.

Фронтовые письма


http://glory.rin.ru/cgi-bin/article.pl?idp=13

Письма К.А.Кукина
«Я вот скоро совсем поправлюсь и опять пойду на фронт. Теперь еще злее буду сражаться с фашистами. Ты знаешь, Надя, где мы находимся; так что смерть получить – ничего удивительного нет, у кого какое счастье. Со мной воевал товарищ из Череповецкого района, славный боец; мы с ним суп получали в одном котелке. В бою он погиб, а я получил легкое ранение… Крепи, Надя, тыл, вы большую роль можете сыграть. Воспитывай школьников любить своих товарищей и свою Родину, возненавидеть врагов народа как, например, Гитлера. Пусть они многих из нас побьют, но все равно Победа будет за нами. У них не хватит столько духу и силы, чтобы истребить весь народ».
Константин подробно описывал солдатский быт, радуясь небольшой мирной передышке.
«Сейчас я, Надя, в госпитале, живу очень хорошо, отдохнул крепко, за всю жизнь не имел такого отдыха. Майские дни проводили хорошо, получили подарки. Я получил носки, платок носовой и пряников граммов 200 или 300…»
После госпиталя Константин был отправлен на курсы связистов, находился в г. Вышний Волочек Калининской области.
В июне 1942 года он писал: «Думается, что недалек тот день, когда враг наш, Гитлер, должен быть разгромлен. Как он не рвется, но все равно ему не устоять против нашей доблестной Красной Армии. Настроение у бойцов хорошее». Это было последнее письмо Надежде Алексеевне от брата.
В 1943 году Константин Алексеевич Кукин пропал без вести.

Фронтовые письма
Фронтовые письма


Фронтовые письма

Фронтовые письма




http://www.perunica.ru/istoria/7155-frontovye-pisma.html  





Фронтовые письма

Категория: История   Теги: Великая Отечественная Война

<
  • 1 320 комментариев
  • 83 публикации
12 мая 2013 00:08 | #1

Квака

+1
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Семья одного из родственников, воевавшего с 43-го постоянно знала где он находится. Такая информация цензурой не пропускалась. Прижучили его летом 45-го, когда расслабившиеся после Победы над Германией родичи сболтнули и по городу поползли слухи, что вот-вот начнется война с Японией, поскольку письмо пришло с Дальнего Востока. Удивительно, что это сошло ему с рук. Конверты он клеил из топографических карт. Письмо военная цензура проверяла, а что там на внутренней поверхности конверта...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера