Перуница

» » » Традиционные песни Пинежья [1987]

Музыка / Народная музыка » 

Традиционные песни Пинежья [1987]

Традиционные песни Пинежья [1987]

Альбом: Традиционные песни Пинежья
Год: Запись 1983 - 85, выпуск 1987.
Жанр: Фольклор, русские народные песни
Формат: МР3
Качество: 160 кбит/сек
Размер архива: 105 мБ

ПЛАСТИНКА 1 Сторона 1
1. ХОЖУ Я ПО ТРАВКЕ, хороводная песня — 3.57
2. ГОЛУБОЧИК — 3.47
3. СОЛОВЕЮШКО, ПАРЕНЬ МОЛОДОЙ — 4.25
4. ВЫ-ТО, ПРЕМИЛЫЕ ДЕВУШКИ — 5.00
5. МЕНЕ ВЕК ТОСКА ДА НЕ БЫВАЛА — 5.00
Лирические песни

Сторона 2
6. КОГО НЕТУ, ТОГО МЕНЕ ЖАЛЬ — 3.36
7. ПЕРВОЙ-ОТ МОЛОДЕЦ ПО НЕВСКОМУ ХОДИЛ ДА ГУЛЯЛ — 3.34
8. Я-ТО НИГДЕ ДРУЖКА ДА НЕ ВИЖУ — 4.20
9. МЕЖДУ РЕЧЕНЬКОЙ ДА МЕЖДУ БЫСТРОЮ —6.00
Лирические песни
10. ШИЛИ-БРАЛИ КОВЕР, хороводная песня — 4.39

ПЛАСТИНКА 2 Сторона 3
11. РАЗДУЙ-КО, РАЗВЕЙ ДА, ПОГОДУШКА — 5.22
12. ПОЛНО ЛЕ, СОЛНЫШКО — 3.44
13. ОТЛЕТАЕТ-ТО МОЙ ДА СОКОЛИК — 5.37
14. КАК У НАШИХ У ДВОРЯНСКИХ У ВОРОТ — 3.34
15. РАЗМОЛОДЕНЬКИЕ ДА ВЫ МОЛОДЧИКИ — 3.21
Лирические песни

Сторона 4
16. ТЫ, ТАЛАН ЛИ МОЙ, ТАЛАН, лирическая песня — 2.49
17. ПО ЗОРЮШКЕ, ПО ЗОРЕ, хороводная песня —3.18
18. СПАСИБО, ЖНЕЮШКИ, жнивной приговор — 3.20
19. УЖ МЫ ВЬЕМ, ВЬЕМ БОРОДУ, жнивная припевка — 3.20
20. УЖ ТЫ ПЕЙ-КО, МОЯ БУЙНА ГОЛОВУШКА — 4.05
21. КАК ПО ПЕРВОМУ ПО НЕВСКОМУ БЫЛО ПРОСПЕКТУ — 3.21
22. ОЙ, ПО ДОРОЖЕЧКЕ —4.47
Рекрутские лирические песни

Этнографические коллективы Пинежского района Архангельской области:

деревня Ваймуша: Вехорева Анна Павловна, Немирова Александра Христофоровна, Никулина Таисья Алексеевна, Обросова Мария Николаевна, Нифантьева Анна Осиповна (1 — 16, 20), Щепоткина Роза Степановна, Житова Надежда Дмитриевна, Валькова Екатерина Гавриловна (1 —3, 13 — 16), Никифоров Михаил Васильевич (3, 14, 15);

деревня Кушкопала: Стахеева Мария Тихоновна, Чемакина Анна Семеновна, Кокорина, Домана Иосифовна, Кокорина Ирина Андреевна, Заварзина Ольга Андреевна, Чемакина Мария Алексеевна, Мамонова Александра Тимофеевна, Кокорина Мария Сергеевна, Кокорина Любовь Андреевна, Кокорина Зоя Лукинична (4, 5, 17 — 19);

деревня Кеврола: Черемная Мария Петровна, Фефилова Наталья Григорьевна, Таборская Александра Ивановна, Фефилова Павла Степановна, Тюлева Агафья Калинична, Поликарпова Елизавета Анистифоровна, Залывская Марфа Кирилловна, Черемная Нина Николаевна, Лысцева Нина Ивановна (6, 7, 18, 21);

деревня Шотова гора: Вехорева Надежда Андреевна, Кордумова Ирина Васильевна, Кордумова София Федоровна, Вехорева Мария Прокопьевна, Вехорева Валентина Дмитриевна, Подшивалова Антонина Григорьевна, Кыркалова Ольга Николаевна, Зубова Тамара Ильинична, Вехорева Александра Сергеевна, Обросова Анна Константиновна, Вехорева Вера Васильевна (8—10)

Звукорежиссер В. Шифф. Редактор Б. Тихомиров Художник А. Григорьев



Настоящий альбом грампластинок открывает серию тематических документальных изданий традиционного музыкального фольклора Пинежья.

Песенная традиция Пинежья, органично входящая в систему крестьянской музыкальной культуры Русского Севера в одном ряду с песенными традициями Мезени, Печоры и Поморья, издавна привлекала внимание фольклористов. Первые записи пинежского музыкального фольклора были выполнены видным филологом-фольклористом А. Д. Григорьевым в 1901 году. Начало систематической работе по исследованию пинежской песенной традиции было положено экспедициями 1915 — 1927 годов известной собирательницы и исполнительницы произведений русского народного творчества О. Э. Озаровской, а также экспедициями Государственного института истории искусств 1927 и 1930 годов. Часть материалов экспедиций ГИИИ была опубликована в академическом издании «Песни Пинежья. Материалы Фонограммархива, собранные и разработанные Е. В. Гиппиусом и 3. В. Эвальд» (М., 1937).

Начиная с 1980 года Сектор народного творчества Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР осуществляет планомерное и систематическое изучение пинежского фольклора. В 1982 — 1985 годах автором настоящих строк и инженером звукозаписи В. П. Шиффом проводилась стереозапись музыкального фольклора Пинежья (в 1985 году в этой работе принимала участие фольклорист-филолог Н. И. Хомчук).

Первое письменное свидетельство об освоении русским населением территории бассейна реки Пинега относится к 1136 — 1137 годам. В Уставной грамоте новгородского князя Святослава Ольговича в составе заволочских владений упоминаются центральнопинежский погост Кегрола и два нижнепинежских погоста «в Пинезе» и «у Вихтуя». Интенсивное заселение Пинежской земли новгородцами, двигавшимися к востоку от Поморья и от Северной Двины, датируется XII — XV веками. Центром распространения новгородской хозяйственной и культурной традиций на территории Пинежья в течение нескольких столетий являлся погост Кегрола (с начала XVII века до 1784 года — город Кевроль, центр Кеврольского воеводства). На период XIV — XVI веков приходится вторая волна заселения пинежской территории (в основном верховьев реки Пинега), связанная с низовой (среднерусской) колонизацией, шедшей с юга через Сухону, верховья Северной Двины, Вычегду. К этому же времени относится и переход пинежских земель во владения Московского княжества.

Сложные исторические процессы освоения Пинежского края нашли отражение в разновидностях диалектных форм локальных песенных традиций.

В настоящем издании песенная традиция Центрального Пинежья, территорию которого характеризует хорошая сохранность крестьянской песенной культуры, представлена певческими группами деревень: Кушкопала, Кеврола, Ваймуша и Шотова гора. Этнографические коллективы названных деревень, расположенных по обоим берегам реки Пинега вокруг бывшего административного центра Кеврольского воеводства, демонстрируя исполнительские особенности местных певческих школ, раскрывают многообразие крестьянской песенной традиции Пинежья.

Из огромного богатства пинежской традиционной песенной культуры для настоящей публикации отобран круг наиболее характерных песен, звучавших на открытом воздухе в период от весны до осени. В основном это хороводные и лирические песни, исполнение которых было приурочено к весенне-летним гуляниям крестьянской молодежи — «мечищам», проходившим в дни местных праздников периода от сева до начала сенокоса. Особенно многолюдными и продолжительными были съезжие мечища, на которые собирались гости из соседних деревень. В течение трех дней на луг у реки группами из разных околков сходились девушки и парни на утреннее, денное и ночное мечища. Наиболее торжественно проходили утренние и денные мечища. Девушки, одетые в традиционные праздничные наряды, чинно и степенно ходили рядами попарно вместе с парнями («ходили ходячима»). Мерное «хождение ходячима» по лугу вдоль реки сопровождалось исполнением традиционных песен. Если уровень воды в реке во время половодья был настолько высок, что затоплял луга, первое весеннее мечище ограничивалось в катании с песнями на плотах. Порядок чередования песен не был регламентирован (хотя обычно сначала исполнялись «забольние» — любимые — песни), однако в числе первых обязательных песен была «Хожу я по травке» (№ 1). Парни, идущие в парах с девушками, а также многочисленные жители старших поколений, пришедшие посмотреть на гуляние молодежи, подпевали. На мечищах песни постоянно сменялись одна другой, как правило, без повторения. Таким образом, в течение трех дней на мечищах звучал практически весь местный необрядовый песенный репертуар. По окончании мечища молодежь расходилась так же, как и собиралась,— отдельными группами. Каждая группа уходила со своей, традиционно закрепленной песней. Чаще всего «на уход» исполнялись «Отлетаёт-то мой да соколик» (№ 13), «По зорюшке, по зоре» (№ 17).

В страдную пору в деревнях прекращались гуляния. Лишь по мере завершения сенокоса и жатвы устраивались семейные застолья (с небольшим кругом гостей)—«сена борода» и «жатвы борода». Дожин на поле сопровождался обрядом завивания «бороды» — последней несжатой горсти стеблей и колосьев. В настоящем издании представлены жнивной приговор «Спасибо, жнеюшки!» и жнивная припевка «Уж мы вьём, вьём бороду» (№ 18), величающая хозяина дома и всю его семью. Особенность бытования дожинного обряда на центральнопинежской территории заключается в его взаимосвязи со свадебной обрядностью (например, «бороду» завивали на полях семей, выдавших в этом году дочь замуж). Отражение этой взаимосвязи наблюдается в типологической общности напева жнивной припевки и ряда напевов свадебных песен.

Из числа песен, приуроченных к ритуалу проводов рекрутов в армию, в публикации представлены три лирические песни (№ 19 — 21), исполнявшиеся не только в различные моменты «спроводин», но также и на мечищах.

Настоящее издание подготовлено силами сотрудников Фонограммархива ИРЛИ АН СССР. Рестраврация и монтаж звукозаписей осуществлены инженерами Лаборатории звукозаписи.

Вследствие большой продолжительности времени звучания пинежских лирических и хороводных песен составители, преследуя цель широкой представительности местного песенного репертуара, вынуждены публиковать их в сокращении.

Текстовые расшифровки приближены к литературным нормам написания с сохранением некоторых особенностей местного говора. Нотировки ориентированы на передачу типологических закономерностей напевов. Ряд нотировок транспонирован.

А. Ю. Кастров

http://zhuzhulingo.blogspot.com/2011/06/blog-post_20.html

http://www.perunica.ru/miusik/folk/5797-tradicionnye-pesni-pinezhya-1987.html  





Традиционные песни Пинежья [1987]

Категория: Музыка / Народная музыка   Теги: Русский Север   Автор:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера