Перуница

» » » Русские народные песни Кировской области [1969]

Музыка / Народная музыка » 

Русские народные песни Кировской области [1969]

Русские народные песни Кировской области [1969]

Альбом: Русские народные песни Кировской области
Год: записи 1969 года
Жанр: Фольклор, русские народные песни
Формат: МР3
Качество: 320 кбит/сек
Размер архива: 40 Мб

Список песен:
1. В тереме свечки ясненько горят (соло), свадебная, исп. Павла Васильевна Сокольникова, д. Кузьминская Аникинского сельсовета, запись 1969 года
2. В тереме свечки ясненько горят, свадебная, д. Кузьминская Аникинский сельсовет, запись 1969 года
3. Девки, пойтё перегудоцьки коротенькиё, перегудки (род частушек), исп. Елизавета Васильевна Добрынина, д. Потапово Учецкого сельсовета, запись 1969 года
4. Как не зелено вино розливаётся, свадебная, д. Потапово, запись 1969 года
5. Отлетаёт мой соколичёк ясной, покосная, д. Кузьминская Аникинский сельсовет, запись 1969 года
6. Славной звон, свадебная, д. Кузьминская Аникинский сельсовет, запись 1969
7. Сохнёт-венёт в поле травка, покосная, д. Кузьминская Аникинский сельсовет, запись 1969 года


Песни реки Лузы

Кировская область принадлежит к землям сравнительно позднего русского заселения. С конца XII века переселенцы с Северной Двины, Мезени, Волги, Камы, Оки, Ветлуги приходили на Вятскую землю компактными группами и в новых условиях самостоятельно развивали свои этнографические, языковые и музыкальные традиции. Вместе с тем происходил процесс взаимовлияния культур, нашедший отражение в обычаях, языке и фольклоре, в частности и в музыкальном творчестве.

Так сформировался неоднородный в своей основе самобытный вятский песенный стиль. В нем можно выделить несколько пластов: 1) верхневятский; 2) средневятский; 3) верхнекамский и 4) северодвинский.

Для каждого характерны свои особенности бытования жанров, интонационно-ладового строения песен и их многоголосного склада, которые должны быть изучены на обширном песенном материале. Однако в настоящее время известно всего лишь одно крупное собрание музыкальных записей Кировской области. Но и в нем не представлены северо-западные районы Кировской области, и среди них — Лузский район.

Прежний центр этого района — город Лальск — во времена процветания Новгорода, Киева и Великого Устюга был крупным торговым пунктом. Через Лальск везли хлеб в Сибирь, Поморье и к Архангельскому порту. Двумя гужевыми дорогами укреплялись торговые и культурные связи с северо-восточными и с северными соседями.

В разное время Лальский район входил в состав Архангелогородской губернии (1708— 1719), Вологодского наместничества (1780— 1912) и Северодвинской губернии (с 1912 года). Административным его центром с 1965 года стал город Луза на реке Лузе.

Таким образом, этот район издавна был тесно связан с русским Севером, что не могло не сказаться на его музыкальной культуре. Но здесь крепли и свои, складывавшиеся веками певческие традиции и, прежде всего, традиции местного исполнительства, которые, помимо особенностей речевого диалекта, находили выражение в манере пения, в тесситуре и голосовом составе певческих групп.

Своеобразие лузского стиля наиболее ярко запечатлелось в пении женских ансамблей деревень Попово и Потапово Учецкого сельсовета.

Ансамбль деревни Попово состоит из низких женских голосов. Звучание ансамбля — плотное, сочное. Приспосабливаясь к условиям записи, певицы предпочитают «напевать», что, впрочем, вовсе не снижает качества исполнения. Но не во всех жанрах они пользуются этой манерой: песни плясовые, хороводные поются задорно, темпераментно.

Вокальное мастерство ансамбля отчетливо проявилось при исполнении им лирических песен, называемых здесь «покосными». Певицам свойственно стремление «развернуть песню». На первом плане у них — звуковая насыщенность и непрерывность звучания, достигаемая с помощью цепного дыхания. Исполнительницы берут дыхание поочередно и чаще в местах слияния голосов в унисон, не нарушая при этом цельности мелодического развития напевов (см., например, «Все осённы ночки да темны», № 10).

Ансамбль деревни Потапово по репертуару, исполнительской манере, звукообразованию и типу многоголосия близок к ансамблю из деревни Попово и отличается от него лишь характером звучания. Кроме низких женских голосов, здесь есть и высокие, с более широким диапазоном, которые поют светло, легким красивым звуком. В едином ритмическом движении голосов их тембровый контраст особенно заметен («Заиграла со вечера», № 18).

Вообще для вятского пения характерна мягкая, плавная манера и естественность звуковедения. Уместно привести здесь замечание певицы Антонины Петровны Сухановой по поводу исполнения покосных песен: «Их надо тихонько протягать, не орать».

В Лузском районе преобладает окающий говор с некоторыми диалектными особенностями, и это сказывается на певческом произнесении текста, на музыкальной ритмике, интонационном строе и на исполнительской манере певцов. Например, вятчане говорят: не примат вецёр, на дивьём-то, крыльчё, со боярыма, глядите, ошшо (вместо еще), штё (вместо что).

Певицы постоянно проявляют интерес к развитию, обновлению напевов средствами, подсказанными самим их содержанием, их жанровой спецификой. Даже казалось бы вполне устоявшиеся напевы, и те при каждом новом исполнении претерпевают изменения, шлифуются. Это наблюдалось неоднократно при повторных записях песен от одних и тех же исполнителей.

Широкораспевный тип мелодии, сложившийся в северо-западных районах Кировской области, сказывается и на вариантном развитии напевов, которое идет не по пути наслоения подголосков, а в сторону интонационно-ритмического изменения отдельных мелодических оборотов.

Среди песенных жанров, распространенных в Лузском районе, прежде всего следует выделить свадебные, лирические («покосные») песни и частушки («перегудки»). Именно эти жанры дают яркое представление о своеобразии местных песен, о характерных чертах их ладоинтонационного и ритмического строения.


Свадебные песни сопровождают обряд, сохраняющий все традиционные этапы северной свадьбы: рукобитье, или сговор, девичник, венчание и славление молодых . Во время сборов невесты к венцу поют песни с поэтичными сравнениями, с добрыми напутствиями. Радость в них нередко сплетается с предчувствием недоброго отношения к молодой женщине в мужниной семье, а иногда и с просьбой к жениху, чтобы он не давал ее в обиду.

Но если образное содержание свадебных песен традиционно, то его музыкальное воплощение своеобразно.

В Лузском районе распространены два типовых свадебных напева, встречающиеся с рядом родственных поэтических текстов. Один из них — «Славной звон» (№ 1). Его музыкально-текстовыми вариантами являются песни «Солнышко да по-за лесу» и «Каменка розгораётся». По своему образному содержанию все они напоминают известную во многих русских местностях песню «Не было ветру».

Мелодическая линия типового напева строится на непрерывном варьировании основной терцовой попевки, выразительное значение которой подчеркивается то восходящим, то нисходящим поступенным ее заполнением. Напев этот напоминает интонации колыбельных песен, а также имеет сходство с причетами.

Другой свадебный типовой напев — «Как вецёр было по вецёру» (№ 2) — также встречается в иных мелодико-текстовых вариантах: «Не цветы цветаются» и «Посередь двора широкого». Этому типовому напеву свойственно энергичное волевое начало.

Помимо типовых напевов, в лузских свадебных песнях много индивидуализированных, которые объединяются как по ладовому признаку, так и по принципам интонационного развития. Ритмика этих напевов характеризуется либо равномерным последованием метрических долей с эпизодической оттяжкой слогов, либо равномерным замедлением второй половины напева с музыкально-ритмической акцентировкой логически выделяемых слогов («Попейте, поешьте, бояра», № 6, и «Да благодарствуй тебе, батюшко», № 7). Квадратность структуры и регулярность акцентов роднит их с плясовыми песнями.

Итак, в лузских свадебных песнях обнаруживаются некоторые интонационно-ладовые черты песен календарного цикла. Связь с древними жанрами ощущается и в текстах песен. Мы находим в них обороты речи, характерные для напевов былинного склада: воспроговаривал, уж ты гой ecи, Марья-душа и т. д. С другой стороны, распространенность типовых напевов, узорчатость ритмики и богатство «внутрислоговой мелодики» (по Асафьеву) сближают лузские свадебные с более поздними жанрами, в том числе с местными лирическими песнями.


Лирические (покосные) песни, обычно любовного содержания, исполнялись в часы отдыха во время летних работ. Им свойственна гибкая, изобретательная ритмика. Мелодические узоры основного напева сплетаются с причудливыми разводами сопровождающего голоса, образуя легкие, ажурные «кружева». В связи с этим одна из лучших певиц ансамбля Клавдия Алексеевна Притчина заметила, что «покосные песни урчат на голоса».

Пластичность мелодической линии, ее неторопливое развитие, строгая внутренняя логика интонационного движения, не нарушаемая орнаментальными внутрислоговыми распевами, — все это сближает мелодику лирических песен Лузского района с мелодикой русского Севера.

Среди покосных песен есть типовые напевы со сходными мелодико-текстовыми вариантами.

Своеобразием песенного стиля отличаются лузские «перегудки» (местное название частушек или страданий). Они разделяются на два типа: «короткие» и «долгие». Коротким свойственно орнаментальное мелодическое движение, метко охарактеризованное великолепной их исполнительницей Елизаветой Васильевной Добрыниной: «Ой, утокались мы тут и неспели вам перегудок-то, а они у нас кудрявые».

Двузвучные распевы слогов в этих перегудках, сохраняя равномерную ритмическую пульсацию, запечатлели скольжение голоса, выразившееся в тоновом и полутоновом опевании основных ступеней лада: «Девки, пойте перегудоцьки коротенькие» (№ 17). Характерную особенность долгих перегудок составляет сочетание речитативности с распевностью. Речитативная подвижная первая фраза напева сменяется вдвоезамедленным протяженным, интонационно однообразным звучанием второй: «Ты военной — не простой» (№ 19).

Что касается других записанных нами в Лузском районе песенных жанров, например, плясовых и хороводных, то они не являются здесь столь самобытными, как свадебные, лирические и частушки. К ним можно найти близкие параллели не только в других районах Кировской области, но и в других областях. Они, скорее всего, носят общерусский характер.

Общая же близость песенного стиля Лузского района к северному подтверждается как характером интонационно-мелодического развития напевов, так и сходством их с опубликованными песнями Поморья, Пинежья, Мезени и текстовыми перекличками со сборниками А. Соболевского.

В данный сборник вошли песни, записанные фольклорной экспедицией Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных в 1969 году. Кроме автора, в ней принимал участие музыковед-фольклорист В. И. Харьков. Йотирование песен осуществлено автором сборника. В текстах по возможности сохранены особенности местного говора.

С. Браз

http://sunday-school.ucoz.ru/forum/6-54-1#128

http://www.perunica.ru/miusik/folk/5933-russkie-narodnye-pesni-kirovskoy-oblasti.html  





Русские народные песни Кировской области [1969]

Категория: Музыка / Народная музыка

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера