Перуница

» » » Русская народная музыка Севера и Сибири [1990]

Музыка / Народная музыка » 

Русская народная музыка Севера и Сибири [1990]

Русская народная музыка Севера и Сибири [1990]

Альбом: Русская народная музыка Севера и Сибири
Год: Записи 1938 - 84, выпуск 1990, Мелодия М20-49443 (2LP)
Жанр: Фольклор, русские народные песни
Формат: МР3
Качество: 160 кбит/сек
Размер архива: 99 Мб

Музыкальное творчество народов СССР

Пластинка 1
МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР РУССКОГО СЕВЕРА

Сторона 1

1. Три поездки Ильи Муромца, фрагмент былины — 2.35 В. Лагеев (Коми АССР)
2. Ай, тут не беленька березка к земли клонитце,
фрагмент былины о Добрыне — 1.43 М. Крюкова (Архангельская область)
3. Бай, бай, бай, да моё дитятко, колыбельная песня — 1.28 A. Буланова (Архангельская область)
4. Ой, да без тебя, моя мамушка, похоронный плач — 1.15 Женский фольклорный ансамбль деревни Сондуга Архангельской области
5. Да виноградне, да красно-зелёное,
зимняя празднично-поздравительная песня — 1.30 Хор села Усть-Цильма Коми АССР
6. Вышло пузищо на репищо, лады, подблюдные песни — 1.06 Женский фольклорный ансамбль села Жилой Бор Новгородской области
7. Ой, наша улица да широкая, хороводная песня — 1.43
B. Перхурова, В. Пуряева (Архангельская область)
8. Ой, у Ёгорья на горе, хороводная песня — 1.26 Женский фольклорный ансамбль села Лебское Архангельской области
9. Хожу я по травке, хороводная песня — 2.04 Хор деревни Ваймуша Архангельской области
10. Горбатого, наигрыш на гуслях — 1.46 Т. Тимофеев (Псковская область)
11. Под частушки, наигрыш на балалайке — 0.32 П. Дуркин (Коми АССР)
12. Плясовая, наигрыш на рожке — 0.29 В. Федоров (Новгородская область)
13. Долгова, наигрыш на тальянке — 1.30 Ф. Тимофеев (Псковская область)

Сторона 2
14. На солнечном восходе, на угреве, свадебная опевальная песня — 3.12
15. Налетали, налетали ясны сокола, свадебная венчальная песня — 2.30
Хор села Варзуга Мурманской области
16. Как вчера об ефту пору, свадебная опевальная песня — 1.25
Женский фольклорный ансамбль деревни Федотово Вологодской области
17. Уж вы, мои да голубушки, свадебный причет невесты с песней подружек — 1.37
Женский фольклорный ансамбль деревни Юркино Вологодской области
18. Что хитер-то, мудёр да первобрачный князь, свадебная песня — 1.45
Женский фольклорный ансамбль села Лебское Архангельской области
19. Э, на огрубе-то Купавы, свадебная величальная песня — 1.43
Хор деревни Ваймуша Архангельской области
20. Уж мне смахнуть да очи ясные, причитание невесты — 2.35 М. Цапова (Вологодская область)
21. Полно ли, солнышко, э-ой, из-за лесу, солнце, да светить, лирическая протяжная песня — 2.02 Хор села Ваймуша Архангельской области
22. Э-ой, как дивья воленька, лирическая песня — К. Гребенщикова (Вологодская область) — 1.08

23. Беспецяльноё-то девьё сердецко, лирическая песня — 1.20
Женский фольклорный ансамбль деревни Уйта Архангельской области
24. Ты не стой-ко, верба, над водой, лирическая песня — 1.56
Женский фольклорный ансамбль деревни Кузоверская Архангельской области
25. Не ясён-от ле сокол, сокол по горам летал, лирическая протяжная песня — 2.05
Женский фольклорный ансамбль села Лебское Архангельской области
26. Я не весело пою, частушки под язык — 0.43 А. Миненкова, А. Данилова (Вологодская область)

Пластинка 2
РУССКИЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР СИБИРИ
Сторона 3

1. Вы перильца, перильца мои — 1.38
2. Уж ты, мать-то моя ли, мамонька — 2.19 свадебные опевальные песни
3. Я качу, качу золото кольцо — 1.28
4. Отродя тоски не бывало — 0.58 хороводные песни
Фольклорный ансамбль села Ушарово Тюменской области
5. Ты ляти, ляти, калена стряла — 2.12
6. Ой, да уж ты, улица — 2.23 хороводные песни
Фольклорный ансамбль села Черемшанка Восточно-Казахстанской области
7. Ой, как у наших-то у ворот, лирическая протяжная песня — 1.34 Фольклорный ансамбль села Бутаково Восточно-Казахстанской области
8. Эй, да вы, любезные мои, мои подруженьки, свадебная опевальная песня с причитанием невесты — 2.37 Фольклорный ансамбль села Зауба Восточно-Казахстанской области
9. Да ты подуй, подуй да ли, матушка погодушка, свадебный хоровой причет с причитанием невесты — 1.34 Фольклорный ансамбль села Черемшанка Восточно-Казахстанской области
10. Да во кармашках деньжонки шевелятся, свадебная величальная песня — 1.16 Фольклорный ансамбль села Зауба Восточно-Казахстанской области
11. Ой, да уж вы, братцы, лирическая протяжная песня — 1.50
К. Колесникова, Т. Денисова (село Черемшанка Восточно-Казахстанской области)

Сторона 4
12. То не ягодка по блюдечку катается,
свадебная величальная песня — 2.08
13. Ой, я малым, хороводная песня — 2.10
14. Вокруг леса обошли, солдатская песня — 2.14 Женский фольклорный ансамбль села Александровка Читинской области
15. Эх, в каменной-то ли Москве,
историческая протяжная песня — 2.27 И. и Е. Арефьевы (село Красный Чикой Читинской области)
16. Кумушки, скачите — 1.39
17. Сею, вею белый-то леночек — 1.56 хороводные песни
Фольклорный ансамбль села Балман Новосибирской области
18. Ой, да что не пыль в полюшке запылилася — 3.06
19. Полынь горькая в поле трава — 2.24
20. Поселенцы вы наши, бродяги — 2.50 лирические протяжные песни
21. Уж вы, стары старики, хороводная плясовая песня — 1.39
Мужской вокальный квартет села Большой Куналей Бурятской АССР Запевает А. Рыжаков
22. Подгорная, наигрыш на балалайке — 1.12 А. Плешков
(село Нижнеозерное Алтайского края)

Реставраторы: М. Сретенская, Т. Павлова. Редактор И. Йотко


МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР РУССКОГО СЕВЕРА

Народное музыкальное искусство Русского Севера представляет собою богатое соцветье местных традиций, школ, в чем-то похожих, в чем-то различных по репертуару, по структурам жанров, певческим стилям, путям своего становления.

Вместе с тем, единство историко-стадиальных и музыкально-стилевых проявлений в народном пении позволяет говорить о Русском Севере как о самостоятельном этнокультурном регионе.

Собирателям последних лет удалось обнаружить новые очаги народной музыкальной культуры, мало освещенные в науке или совсем не представленные прежде в звукозаписях и нотных изданиях (искусство гусляров Псковской земли, певческое искусство русского подвинского населения, Вологодской и Архангельской областей, Новгородчины, Приладожья и Прионежья). Вместе со старым фондом звукозаписей конца прошлого — начала настоящего столетий это — огромный сопоставительный материал.

В краткой звуковой антологии, однако, невозможно отразить все особенности и всю полноту народной музыкальной культуры Русского Севера. Поэтому составители приняли план показа наиболее представительных, иногда уже неповторимых в современных условиях звукозаписей прошлого из крупнейших собраний СССР — Фонограммархива Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР, фонотек Ленинградской и Московской государственных консерваторий, фонотеки Всесоюзной студии грамзаписи. В состав антологии введены антикварные реставрации записей сказительского пения М. С. Крюковой, колыбельные припевки замечательной народной певицы из Архангельской области А. Г. Булановой (1930-е гг.), полевые записи, студийные стереофонические звукозаписи (выездные и стационарные).

Расположение материала учитывает сочетание контраста разделов антологии с представительностью их по жанрам и стилям.

Раздел былинного эпоса открывает фрагмент былины-старины в исполнении усть-цилёмского сказителя Василия Игнатьевича Лагеева (1). По напеву это типичный пример северной эпической мелодии широкой протяженности, со сложным ритмическим рисунком. На ее разнообразном варьировании строится вся чрезвычайно развернутая музыкально-поэтическая композиция: общее звучание всей старины — около сорока минут.

Былина беломорской сказительницы Марфы Семеновны Крюковой «Добрыня Никитич в отъезде» (2) возвращает нас к напевам поморско-архангельской эпической традиции (Беломорье — Кулой — Мезень — Печора).

Колыбельная песня (3), состоящая из припевок, обычно не всегда тематически связанных между собою, в исполнении пинежской мастерицы А. Г. Булановой образует единый «спев». Певица изобретательно варьирует традиционный местный напев колыбельных.

Неповторимо своеобразна редкая запись вологодского «тройного» похоронного плача (4). Произвольные вступления одновременно причитающих женщин (причем у каждой свой текст!) образуют сложный полифонический комплекс, который, несмотря на моменты импровизационности, не производит впечатления случайности.

«Виноградиё» (5), записанное в Усть-Цильме (Средняя Печора), — торжественное святочное величание, исполняемое колядующими по приглашении в дом. В Архангельской области величание «Виноградиями» распространено и в качестве календарного (зимние обходы дворов), и как свадебное (на свадебном пиру).

«Подблюдные» святочные песни — беседные девичьи загадывания судьбы под залог «жребия» — на Русском Севере широко бытуют на Новгородчине (6), в Белозерье, на Ярославщине.

Русский Север богат хороводами — весенними «ходовыми», которые водятся обычным, не танцевальным шагом, в различных орнаментальных построениях, и «вечерочными» танцевальными хороводами, хороводными играми. Напевы медленных весенних хороводов близки по своим структурам протяжной песне (7).

Наоборот, подвижным «фигурным» хороводам вечерочного репертуара свойственны ритмизованные структуры строф, рефренные композиции сопровождающих их песен (8, 9). Настоящее веселье разгоралось на вечерках с приходом «музыканта»: вспыхивали задорные частушки, переплясы.

Экспедициями Ленинградской консерватории в 1983 — 1984 гг. открыта на Псковщине считавшаяся безвозвратно утраченной живая, полнокровная традиция гуслярного искусства. До сих пор без гуслей не обходятся здесь вечёрки в «откупных» избах (10). Этот удивительный инструмент своим строем, приемами игры вобрал в себя всю празднично-колокольную Древнюю Русь («гусли звончатые»), колорит безудержной плясовой стихии и гул толпы в «гудении струнном».

Без балалайки ощущение «русского характера» в народной музыке было бы неполным. Виртуозы-балалаечники, которых много на Псковской земле, существуют и в других уголках России. Характерен среднепечорский (усть-цилёмский) плясовой наигрыш «под частушки» (11).

Уникально мастерство 82-летнего новгородского пастуха, пронесшего через всю жизнь прозвище «Вася-рожок». Когда он появлялся на вечерках со своей черемуховой свирелькой «в шесть дырок», гармонисту давали «отставку» и плясали под «Васину игру» (12).

Виртуозно «выговаривает» свой наигрыш «Долгова» на тальянке псковский гармонист (13).

В сложном сценарии севернорусской свадьбы особое место занимает драматургия довенечного периода. Длительные церемонии отчуждения невесты от своего роду-племени, с ее причитаниями, опевальными песнями подруг и хоровыми причетами, заполняли долгие дни от просватания до венчания. Опевальные песни (14), причеты «причиталок-подсказух» или хоровые причитания подруг вводят невесту, ее родственниц и близких знакомых в круг горестных переживаний, заставляют запричитывать. Образуются сложные полифонические комбинации песен с наложениями причитаний, причётные диалоги невесты и гостей, наложения личных причитаний на хоровые (16, 17). Драматизм доходит до высшей точки ко дню венчания. Особенного накала чувств, доходящего до трагедийной силы, достигают причитания невесты. Иногда за невесту причитает специально приглашенная плачея (20). После венца в доме жениха печаль неуместна. Теперь должны звучать торжественные величальные песни (15, 18, 19), дерзкие припевки — окликания «на дары», врывается стихия пляски и всеобщего веселья.

Протяжные лирические песни еще долго продолжают оплакивать «девью волю», повествовать о тяжелой доле в чужих людях. Они возникают спонтанно, по наитию и подхватываются всеми, сливаясь во всеобщую грусть, сетование (женские песни 21 — 24). Печальна и молодецкая песня «Не ясён-от ле сокол...» (25), которую поют при расставании, иногда — как провожальную «рекрутскую». Поют ее и на вечёрках.

Однако на вечёрках грусть не удерживалась долго. Вновь и вновь прорывалось веселье. Не беда, если не оказывалось балалайки или гармони — выручали «подъязычные» аккомпанементы бойких девушек, имитировавшие инструмент, и непроизвольно начинались частушки (26).

Антологию подготовили музыковеды-фольклористы В. М. Щуров, В. В. Коргузалов, А. М. Мехнецов, Ю. И. Марченко, инженеры Лаборатории звукозаписи Фонограммархива ИРЛИ АН СССР В. П. Шифф, А. В. Осипов.

В. Коргузалов



РУССКИЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР СИБИРИ

Русские народные песни Сибири — одна из ярких страниц отечественной музыкальной культуры. На протяжении четырех столетий — от первопроходцев Сибири до наших дней — на бескрайних просторах от Урала до Тихого океана складывались и развивались песенные традиции сибиряков.
При всем многообразии этих традиций отчетливо проявляется особый строй песен русско-сибирского происхождения, который узнается среди самобытных местных стилей русской народно-песенной культуры, в первую очередь, по музыкальным признакам. Действительно, ни в жанровом отношении, ни в отношении поэтического содержания сибирский песенный фольклор не дает новых, отличных от фольклора европейских областей России, специфически сибирских форм.

Традиции песенной культуры русско-сибирского склада (песни старожильческого историко-культурного слоя) формировались в районах раннего расселения русских в Сибири (Прииртышье, Приобье, Алтай, Енисейский край, земледельческие районы Восточной Сибири, Забайкалье) на основе традиций, привнесённых из европейской части России, в процессе их преобразования в новых условиях. В этой связи сибирская песенность предстает как часть общерусской народной музыкальной культуры.

Своеобразие сибирских песен возникает в результате творческой переработки, переосмысления различных в стилевом отношении традиций переселенцев, в сложном взаимодействии и сочетании архаических основ музыкально-поэтического языка русской песни с новыми музыкально-стилевыми явлениями, определявшими характер музыкальной культуры России в XVIII — XIX веках. Особенности музыкального стиля сибирских песен в том и состоят, что, с одной стороны, в них рельефно выступают жанрово определенные черты, обобщающие национально характерное в интонации, ладовом и метроритмическом строе ранних пластов русской песенности. С другой стороны, музыкальная форма, фактура, излюбленные исполнительские приемы, складывавшиеся в музыкальном быту сибиряков в относительно поздний период русской истории, подчиняются художественным критериям нового времени. Отсюда возникают свойственные всем жанрам песенной культуры сибиряков-старожилов подчеркнутая уравновешенность песенной строфы, полнота хоровой партитуры при двух-трехголосном сочетании мелодически развитых линий, гармонически осмысленная вертикаль. Эти особенности придают различным местным традициям старожилов характер единства, черты моностилевой культуры.

Такая характеристика принципиально отличает фольклор сибирских старожилов от многообразных явлений музыкальной культуры переселенцев позднего времени (вторая половина XIX — начало XX вв.). Фольклор новоселов в репертуарном и музыкально стилевом отношениях, как правило, сохраняет тесную связь с традициями мест выхода переселенцев. Этим и объясняется чрезвычайная пестрота, характеризующая современное состояние традиций народного музыкального творчества русских в Сибири. Это многообразие усиливается благодаря процессам взаимодействия различных переселенческих традиций как между собой, так и с культурными традициями старожилов.

На пластинке представлены наиболее характерные образцы песен русско-сибирского склада из основных старожильческих районов Сибири — Тобольского района, Южного Алтая, Забайкалья.

Основу песенной культуры сибиряков Тобольского Прииртышья составляют песни свадебного обряда (1, 2) и хороводы (3, 4) — исключительно богатый в музыкально-поэтическом отношении, развитый цикл деревенских вечерочных «поцелуйных» песен. В напевах тобольской свадьбы явственно прослеживаются севернорусские истоки традиции. В то же время по мелодическому рисунку, ладовым краскам, структуре, характеру многоголосия (преобладание параллельного движения голосов) песни села Ушарово — типично сибирские. Исполнительское мастерство ушаровских певиц является показательным для всего обширного района Тобольского Прииртышья — наиболее раннего по времени формирования русского крестьянского населения района Сибири (конец XVI — XVII вв.). Голоса певиц из народа звучат мягко, собранно. Темп исполнения — сдержанный, неторопливый.

Песни Южного Алтая (5 — 11) представляют песенную культуру, сложившуюся к концу XVIII века на основе старожильческих традиций и традиций старообрядцев — выходцев из районов Стародуба и Ветки (так называемых «поляков»). Развернутая причетно-песенная система местного свадебного обряда, классические формы русской протяжной лирики и хороводных весенних песен составляют отличительные черты местной песенной традиции. Особое внимание привлекают свадебные песни (8 — опевальная, 9 — свадебный хоровой причет) с причитаниями невесты. Оживляют строгий, чинный местный свадебный ритуал величальные, корительные, просительные припевки девушек — подруг невесты (10).

Заметное место в сибирской традиции занимают песни о печали узников, томящихся в неволе (11).

Вершин русской протяжной лирической песни достигают мастера пения забайкальских сел Большой Куналей, Красный Чикой (18 — 21, 15). Своеобразие исполнительского стиля, свобода голосоведения, искусство мелодических распевов, удивительное чувство ансамбля и владение сложной формой протяжной песни — характерные черты культуры особой этнической группы русских старожилов Сибири, известных как «семейские Забайкалья». Чрезвычайную ценность представляют записи мужского ансамблевого пения — традиции, угасающей в настоящее время и сохранившейся в Сибири лишь в редких местах.

К забайкальской русской песенной традиции относится и искусство певиц из села Александровка Читинской области.

Необыкновенно богатые в историко-культурном и художественном отношениях песенные традиции сибирских старожилов сохранили для нас подлинные шедевры творческого гения русского народа.

Современное инструментальное народное искусство Сибири представляет наигрыш на балалайке, записанный от сельского виртуоза в селе Нижнеозерное Алтайского края. «Подгорная» — типичная для Сибири мелодия частушки.

Настоящая пластинка составлена по материалам фольклорных экспедиций В. Щурова (Южный Алтай, Забайкалье), А. Мехнецова и Ю. Марченко (Тобольск), В. Захарченко (Новосибирская область). Запись песни «Эх, в каменной-то ли Москве» выполнена в совместной экспедиции сотрудников Фонограммархива ИРЛИ АН СССР (Пушкинский Дом) и Бурятского института общественных наук СО АН СССР. Составителями использованы также звукозаписи из фондов Всесоюзного радио и Всесоюзной студии грамзаписи.

Над составлением пластинки работали В. Щуров, Ю. Марченко, В. Коргузалов и автор аннотации. Реставрация звукозаписей и монтаж осуществлены инженерами лаборатории звукозаписи Фонограммархива ИРЛИ АН СССР В. Шиффом и А. Осиповым.

А. Мехнецов

http://sunday-school.ucoz.ru/forum/6-48-1

http://www.perunica.ru/miusik/folk/6076-russkaya-narodnaya-muzyka-severa-i-sibiri-1990.html  





Русская народная музыка Севера и Сибири [1990]

Категория: Музыка / Народная музыка   Теги: Русский Север, Старообрядцы   Автор:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера