Перуница

» » » Если нападут на нас – способны ли мы отбиться?

Ответы на вопросы / Что делать? » 

Если нападут на нас – способны ли мы отбиться?

Москвичи слушают по радио заявление Советского правительства о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. 22 июня 1941 г
Москвичи слушают по радио заявление Советского правительства о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. 22 июня 1941 г

Сегодня, в самую короткую ночь в году, перед самым рассветом меня разбудила гроза с ливнем. Вода с неба лилась плотной вертикальной стеной, а её, эту стену, время от времени косо и картинно перечёркивали молнии.

Мне думается сама природа напомнила нам о дне начала Войны. Напомнила нам сегодняшним – изболтавшимся, изолгавшимся, погружённым по самую макушку в свои мелкие гешефты и потребительские радости. В этом деле едины все – и либералы, и патриоты, и прогрессисты, и традиционалисты. Мы живём под кайфом информационного потока, который заливают нам в мозги, не оставляя там места ни для какой самостоятельной мысли, обсуждаем-мусолим какие-то не то, что третьестепенные, а микроскопические, исчезающе малые, почти что и несуществующие известия, и не видим главного. И не задаём себе вопроса о главном.

А главное - вот оно: способны ли мы, сегодняшние, выдержать большую войну? Да, мы любим наклевать на автомобили (иностранные, по большей части) удачно сработанный слоган: «Спасибо деду за Победу!». Так-то оно так, но вот внук – он готов сделать то, что сделал дед? Способен ли? И по личным своим качествам, и по общей организации дела? Только вот не нужно махать руками: «Не дай Бог, что вы такое говорите!» Para pacem – para bellum - Хочешь мира – готовься к войне – это ещё древние римляне знали.

Так вот попросту говоря: если нападут на нас – способны мы отбиться? Разумеется, готовым к войне не бывает никто, нигде и никогда. Хотя бы просто потому, что даже самые прозорливые военачальники и государственные люди всегда готовятся к прошлой войне. А наступает война – будущая. Которая, наступив, становится настоящей. Вот к ней всегда люди не готовы. Какой она будет, какое оружие в ней окажется самым действенным – это можно только предполагать. Жизнь всегда оказывается иной.

Но даже и к прошлой войне готовиться – надо. Вооружаться, учиться. Как у нас сегодня с этим? На сей счёт имеется самый широкий спектр мнений: выбирай на вкус! Каждый может найти и рассказы о чудо-оружии, и известия о полном разладе и упадке. Это плюрализм, детка: истина заменяется мнением. Говорят, что скоро компьютерный поисковик будет выдавать тебе только ту информацию, которая соответствует твоему мнению: чтобы не огорчить, не потревожить, не спровоцировать культурный шок и когнитивный диссонанс. Да и начальникам так будет легче обделывать свои делишки. И хотя до такого прогресс ещё не дошёл, добиться толку по любому подлинно важному вопросу простому человеку очень трудно.

В романе Константина Симонова «Живые и мёртвые» есть такой эпизод. В Москве сорок первого года старый рабочий, сосед героини по квартире, с горечью рассуждает: как же допустили до того, что враг оказался у ворот столицы? Чего мы недоделали, в чём недоработали? Да мы бы всё отдали, чтоб этого избежать.

Это очень верно. Есть на свете такие вещи, цена которых – любая. К ним относится безопасность и обороноспособность. Для нашего народа это всегда главный приоритет. Какой процент ВВП или бюджета идёт на нужды обороны – для нашего народа это не тот вопрос, который надо обсуждать. Если мы хотим сохраниться и жить – надо крепить оборону. Всеми силами и любой ценой. Такова историческая судьба нашего народа. Если мы не будем ей следовать – нас просто ластиком сотрут с карты и вымарают из истории. Сколько народов исчезли из истории – без счёта! За право там находиться надо платить – своим умом, трудом, иногда жертвами. Пора оставить прекраснодушную веру в то, что нас охраняют какие-то там установленные границы, договоры и вообще международное право. Главный принцип международного права – might makes right. Договоры только тогда что-то значат, когда они подтверждены силой оружия. Сегодня это особенно отчётливо видно.

Что же у нас происходит сегодня? Патриотические разговоры и вполне либеральное правительство. Денег нет, согласно знаменитому изречению премьера Медведева, а при этом, как сообщается, продолжают покупать американские ценные бумаги. Это что – контрибуция? Нет? Тогда что?

Накануне Великой Отечественной войны не только экономика, но и трудящиеся были в мобилизованном состоянии. Были ограничены выходные и отпуска, и выходные, и возможности переходить с места на место. Я понимаю, что точных цитат из прошлого быть не может, а вот дух мобилизованности нам бы не помешал. Однако – сплошные праздники-выходные, поставленное на промышленную основу развлекалово. Что-то напоминающее игру музыкантов на тонущем Титанике.

Снова объявлено на Петербургском экономическом форуме, что никаких препятствий для свободного движения капитала у нас нет и не планируется. Значит, деньги по-прежнему беспрепятственно высвистывают из страны. Впрочем, на собственной шкуре я почувствовала, что сейчас перевод денег за границу стали обставлять бОльшими, чем прежде, формальностями. Но по сути – политика осталась прежней – вполне либеральной. При всей мобилизационно-патриотической риторике. Лучше б наоборот: поменьше риторики – побольше дела.

Насущно необходимо ввести двухконтурную систему обращения и специальные инвестиционные деньги. Но об этом если и говорят, то только в историческом плане. А ведь двухконтурное обращение когда-то сыграло крайне положительную роль в быстром промышленном развитии как в СССР, так и в гитлеровской Германии.

У нас по-прежнему возлагаются совершенно непропорциональные надежды на иностранных инвесторов. Может быть, считается, что большое присутствие иностранного капитала в нашей стране позволит избежать войны и разрушений? Своих не тронут? Мне же, напротив, представляется, что слишком большое промышленное присутствие иностранцев – это своеобразная оккупация. Впрочем, до этого, слава Богу, далеко. Но нужно понимать, к чему мы стремимся.

Сейчас молодёжь довольно охотно идёт служить в армию. Но почему один год? Военные говорят, что настоящим солдатом парень становится только на второй год обучения; в первый он только врабатывается в новую роль. Мне думается, можно было бы постепенно продлевать срок службы; впрочем, это мои глубоко штатские предположения. Хотя, по иронии судьбы я даже была военнообязанной: из ин-яза нас выпускали лейтенантами запаса по специальности «военный переводчик». Все пять лет учились…

По-моему, молодёжь воспримет продление срока службы с пониманием. Вообще, она очень патриотически настроена, современная молодёжь. Совершенно иначе, чем были мы и чем даже их старшие братья. У меня между детьми большая разница в возрасте, так что я вижу, насколько разные у них представления.

Очень полезна была бы всеобщая мобилизация молодёжи на гражданскую службу. Кому можно доверить оружие – пусть служит в армии, а другие – строят дороги, отправляются туда, где трудно, куда на коммерческой основе – калачом не заманишь. Исключение я бы сделала для каких-то особо талантливых математиков и музыкантов: им, в самом деле, нельзя прерывать процесс учёбы. А остальным такой жизненный опыт – только на пользу. Но при современной организационной немощи создать надлежащий фронт работ может оказаться непосильной задачей.

Но опять-таки всё решаемо и возможно, если есть убеждение в необходимости это сделать.

Эта мера должна идти рука об руку с другой насущной мерой. Надо твёрдой рукой закрыть 9/10 гуманитарных вузов, куда люди идут для непринуждённого проведения времени и покупки диплома с пятилетней рассрочкой платежа. Акцент следует сделать на среднее специальное техническое образование. Всех этих лингвистик-журналистик должно быть по минимуму. Для обучения языку достаточно двухгодичных серьёзных курсов или, максимум, техникума, куда берут после 9-го класса.

Я вышла в сад. Звучит, как строчка из старинного романа. Или романса. Но в самом деле – вышла. Трава и кусты были мокры, кое-где валялись сбитые ливнем сухие сучья со старых дубов. Но ничего не напоминало о ночной буре, словно и не было её. А она – была.

Просыпаемся мы и грохочет над полночью
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Или грядущей? Ох, как не хотелось бы… Вот поэтому и надо нам быть сильными и мобилизованными.

http://domestic-lynx.livejournal.com/165768.html

http://www.perunica.ru/otveti/delat/8747-esli-napadut-na-nas-sposobny-li-my-otbitsya.html  





Если нападут на нас – способны ли мы отбиться?

Категория: Ответы на вопросы / Что делать?   Автор:

<
  • 3 комментария
  • 0 публикаций
26 июня 2016 13:34 | #1

leff16

0
  • Регистрация: 12.03.2016
 
цитата:"..слишком большое промышленное присутствие иностранцев – это своеобразная оккупация.Впрочем, до этого, слава Богу, далеко."


ой ли так? или все же - Хочется верить,хотя на самом деле давно понятно,но вслух как то неохота(страшно,неприятно) говорить? http://royallib.com/book/kozenkov_yuriy/golgofa_rossii_shvatka_za_vlast.html

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера