Перуница

» » ПРОТИВ "ЧЁРНЫХ ЛЕГЕНД" - С СУСАЛЬНОЙ СКАЗКОЙ?

Озар Ворон » 

ПРОТИВ "ЧЁРНЫХ ЛЕГЕНД" - С СУСАЛЬНОЙ СКАЗКОЙ?

ПРОТИВ "ЧЁРНЫХ ЛЕГЕНД" - С СУСАЛЬНОЙ СКАЗКОЙ?

Кто еще не полностью увяз в и-нете, тот, вероятно, временами выбирается в книжные магазины. Рискну предположить, что читатели моего журнала заходят в разделы, посвященные русской истории, и там им, наверно, доводилось видеть книги Владимира Мединского, посвященные разоблачению «черных легенд» о русском народе. Об якобы имманентных, изначально присущих ему пьянстве, покорности, долготерпении, об «особом пути» и «загадочной русской душе», о тяге к «сильной руке» и неспособности к демократии, и тд, и тп. Разоблачение «черных легенд» - дело бесспорно нужное и благодарное, означенные темы меня весьма заинтересовали.

Собрался я в кои веки почитать одну из его книг («О жестокости русской истории и народном долготерпении»). Полистал, глаз зацепился за заголовок главки «О чем повествуют былины». Прочитал – и взвыл от досады.

Глава состояла из махрового сахарного вранья. Практически вся.
Усиленно противопоставляя русский эпос «западному», Мединский пишет:

Князь киевский призывает на защиту Русской земли богатырей, то есть – народ! Богатыри не феодальное сословие, не потомственные воины. Это не японские самураи и не европейские рыцари.

Вот не поверю, ни за что не поверю, что Мединский не читал центральной былины из цикла, посвященного самому любимому, самому прославленному герое нашему, Муравленину-«Муромцу». Я имею в виду былину про Калина-царя. Вспомните – прогневавшиеся на князя за заточение Ильи богатыри ушли из Киева. К Киеву, узнав про это, подступает со своей ордой Калина-царь. Перепуганный князь освобождает Илью, тот, в свой черед отправляется уговаривать богатырей вернуться

И вы, русские могучие богатыри!
Вы седлайте‑тко добрых коней,
А й садитесь вы да на добрых коней,
Поезжайте‑тко да во раздольице чисто поле,
А й под тот под славный стольный Киев‑град.
Как под нашим‑то под городом под Киевом
А стоит собака Калин‑царь,
А стоит со войсками великима,
Разорить хотит он стольный Киев‑град,
Чернедь‑мужиков он всех повырубить,
Божьи церквы все на дым спустить,
Князю‑то Владимиру да со Опраксой‑королевичной
Он срубить‑то хочет буйны головы.
Вы постойте‑тко за веру, за отечество,
Вы постойте‑тко за славный стольный Киев‑град;
Вы постойте‑тко за церквы‑ты за Божие,
Вы поберегите‑тко князя Владимира
И со той Опраксой‑королевичной!»
Говорит ему Самсон Самойлович:
«Ай же крестничек ты мой любимый,
Старыи казак да Илья Муромец!
А й не будем мы да и коней седлать,
И не будем мы садиться на добрых коней,
Не поедем мы во славно во чисто поле,
Да не будем мы стоять за веру, за отечество,

Да не будем мы стоять за стольный Киев‑град;
Да не будем мы стоять за матушки Божьи церквы,
Да не будем мы беречь князя Владимира
Да еще с Опраксой‑королевичной:
У него ведь есте много да князей, бояр,
Кормит их и поит да и жалует,
Ничего нам нет от князя от Владимира»
(*)

Мало того, что никуда не девшийся «народ» Киева («чернедь-мужичков») никто серьезной силой не считает и к обороне города привлечь даже не думает, так еще и поведение богатырей совершенно не похоже на представителей «вооруженного народа». «Ничего нам нет от князя» - а значит, пусть входит враг в город, пусть горят храмы и гибнут люди.
Это что, голос представителя «народа»?

Или вот это:

Говорит тут князь Владимир да стольнокиевский:
«Уж ты ой еси, Дунай ты да сын Иванович!
Скажут, много ты бывал, Дунай, по всем землям,
Скажут, много живал, Дунай, по украинам,
Скажут, много ты служил, Дунай, многим царям,
А царям ты служил, много царевичам,
Королям ты служил да королевичам
». (*)

Ноу комментс, как говорится. «Богатырь, то есть народ» служил, оказывается многим царям и королям. Или Дунай – исключение? Да ничего подобного! Опять же, главный герой былин Илья Муромец делает такое вот шокирующее признание:

– А когда я был во той земли во тальянскою,
Три году служил у короля тальянскаго,
(*)

дальше идут обычные рассуждения про "крестьянское" происхождение Ильи. Однако есть все основания предполагать, что это происхождение - поздняя выдумка сказителей крестьян (как приписали сказители-крестьяне в Испании "классово близкое" происхождение национальному герою, рыцарю Сиду). В былинах сын Ильи называется Збутом Борисом королевичем (*) (как называть человека, чей сын - королевич?), а в германской поэме "Ортнит", сложенной под влиянием русских сказаний в XI веке (значительно раньше самой первой записи известных нам былин) Илья упоминается, как «король дикой Руси».
Далее Мединский переключается на исключительную бескорыстность русских богатырей:

Богатыри не занимаются самообогащением и не обогащают князя. Нет в былинах ни одного описания грабежа или даже перечисления взятой добычи

...И ни единого описания, сколько заработали богатыри, какие шлемы, мечи и кольчуги сняли с убитых врагов, сколько коней угнали, какие богатства получили.


Да неужели, хочется спросить, неужели, Владимир Ростиславович, Вы так плохо знаете былины? Ведь былина о Вольхе Всеславиче даже в детских сборниках публиковалась!

И тут Волх сам царем насел,
Взявши царицу Азвяковну,
А молоду Елену Александровну,
А и та его дружина хоробрая
И на тех девицах переженилися;
А и молодой Волх тут царем насел,
А то стали люди посадские;
Он злата‑серебра выкатил,
А и коней, коров табуном делил,
А на всякого брата по сту тысячей.
(*)

Извините, но это – дележ добычи. Прямым текстом описанный. Как и в другой былине, про Вольгу:

– Дружина моя добрая, хоробрая!
Станем-те теперь полону поделять!
Что было на делу дорого,
Что было на делу дешево?
А добрые кони по семи рублей,
А вострые сабли по пяти рублей,
А оружье булатное по шести рублей,
Палицы булатные по три рубля.
А то было на делу дешево – женский пол:
Старушечки были по полушечки,
А молодушечки по две полушечки,
А красныя девушки по денежке.
(*)

Вот вам и захваченное оружие, и, о ужас! – пленницы.
Хотя чему тут удивляться… «Слово о полку Игореве», помните, в каких выражениях расписывает первые удачи своего князя:

С зарания въ пятокъ
потопташа поганыя плъкы половецкыя,
и рассушясь стрелами по полю,
помчаша красныя девкы половецкыя,
а съ ними злато,
и паволокы,
и драгыя оксамиты.
Орьтъмами,
и япончицами,
и кожухы
начашя мосты мостити по болотомъ
и грязивымъ местомъ,
и всякыми узорочьи половецкыми.
Чьрленъ стягъ,
бела хирюговь,
чрьлена чолка,
сребрено стружие -
храброму Святъславличю!
(*)

Самое, что ни на есть, описание добычи. Что характерно – начинающееся с «девок половецких». С пленниц.
А в каких выражениях там же сожалеют об отсутствии на берегах Каялы Всеволода Большое Гнездо?

Аже бы ты былъ,
то была бы чага по ногате,
а кощей по резане.
(*)

Проще говоря, был бы ты, княже, тут – половецкие пленники-рабы на русских рынках резко подешевели бы.
Боги упаси от морализаторства или сочувствия кочевникам! Половцы гораздо чаще грабили русских, и пленников уводили, и в самостоятельных набегах, и как союзники враждующих русских князей, в промышленных масштабах. Но врать-то зачем? Зачем говорить, будто предки не платили врагу той же монетой?

Далее Мединский сообщает, что, помимо исключительной народности и бескорыстности богатырей, былины отличаются еще и поразительной гуманностью.

Русский богатырь человечнее и гуманнее западного рыцаря, свободнее духом и добрее.
И описание боя другое. Известно более ста былинных сюжетов, но ни в одном нет ужасающих кровавых сцен, а тем более рек крови и насилия.


А вот тут я, пожалуй, дам слово специалисту. Федор Иванович Буслаев (*), русский филолог-фольклорист XIX века, фигура, без преувеличения, значения мирового. Его работы «Русский богатырский эпос» я в сети, увы, не нашел, приходится печатать с бумаги (Буслаев Ф.И. Народный эпос и мифология, М., Высш.шк., 2003, сс260-262, коли кому интересно).

"Русский богатырь, повалив врага наземь, не вдруг убивает его, а тешится и издевается над ним, спарывает кинжалом его белые груди, иногда вынимает печень с сердцем, потом уж отрубит по плечи буйну голову и воткнет ее, как воинский трофей, на копье. Сам Илья Муромец, отличающийся от прочих богатырей милосердием, способен на страшные жестокости, от которых сердце сжимается. Вот, например, как он поступает с родным сыном, Сокольником:

Ударил Сокольника в белы груди
И вышиб выше лесу стоячего
Ниже облака ходячего;
Упадал Сокольник на сыру землю,
Вышибал головой, как пивной котел;
Выскочет Илья из бела шатра,
Хватал за ногу, на другую наступил,
На полы Сокольничка разорвал.
Половину бросил в Сахарь-реку,
А другую оставил на своей стороне:
«Вот тебе половинка, мне другая,
Разделил я Сокольника, охотничка».


По другому варианту, еще жесточе казнит он свою дочь. Тоже разорвал ее надвое. Одну половину рубил на мелкие куски, бросал по раздольицу, по чисту полю, кормил этой половиной серых волков; и другую половину рубил на мелкие куски, бросал по раздольицу чисту полю, кормил черных воронов.

Бесчеловечное убийство с самыми кровавыми подробностми – это желанный конец, к которому фантазия ведет целый ряд моментов в тщательном, мелочном описании битвы

Тут руками они сплеталися, коленями друг в друга упиралися, горячая кровь течет из глубоких ран…
Отрубил ему Алеша буйну голову, и повез он буйну голову к князю Владимиру; едет, да головушкой поигрывает, высоко головушку выметывает, на востро копье головушку подхватывает.

Надобно было свыкнуться, сжиться с этими ужасами, надобно было войти во вкус этих кровавых сцен, чтобы с такой игривостью на них медлить. Фантазия вполне очувствует суровому быту и заявляет свое сочувствие легким, артистическим воспроизведением его. Вот, например, как Бермята убивает Чурилу Пленковича, застав его со своей женой:

Не свет зорюшка просветилась,
Востра сабля промахнулася:
Не скатная жемчужинка катается,
А Чурилова головка катается
По той ли середы по кирпичнои,
Не белый горох рассыпается,
Чурилина-то кровь разливается..


О смертельной ране, чудовищно обезображивающей человека, богатырь говори слегка, как о деле самом обыкновенном, и внимательно медлит на подробном ее описании. Богатыри хотят, чтоб Соловей-разбойник показал себя свистом, визгом и криком. «Дайте ему сначала освежится зеленым вином», - говорит муромский богатырь, а то

Теперь у него уста запечатаны,
Запеклись уста кровью горючею:
Выстрелен у меня во правый глаз,
Вышла стрела во лево ухо»


Еще несколько примеров поразительного человеколюбия русских былин.
Обращение с житьелями захваченного города (да, "защитники русской земли" захватывали чужие города).

Уже знакомый нам Волх

А всем молодцам он приказ отдает:
«Гой еси вы, дружина хоробрая!
Ходите по царству Индейскому,
Рубите старого, малого,
Не оставьте в царстве на семена
(*)

Глеб Володьевич (город тут вполне конкретен - Корсунь, византийский Херсонес)

Поезжайте‑тко ко городу ко Корсуню,
А скачите вы через стену городовую,
Уж вы бейте‑ко по городу старого и малого,
Ни единого не оставляйте вы на семена
(*)

Обращение с пленными врагами

Тут‑то два брата, два Ливика,
Выбегали они скоро на чисто поле.
Как наехала силушка Романова, ‑
Большему брату глаза выкопали,
А меньшему брату ноги выломали,
И посадили меньшего на большего,
И послали к дядюшке,
Чимбал‑королю земли Литовския.
Сам же князь‑то приговаривал:
«Ты, безглазый, неси безногого,
А ты ему дорогу показывай!»
(*)

с неверными женами - Иван Годинич

Стал он, Иван, жену свою учить,
Он душку Настасью Дмитревну:
Он перво ученье‑то – руку ей отсек,
Сам приговаривает: «Эта мне рука не надобна,
– Трепала она, рука, Афромея‑царя»;
А второе ученье – ноги ей отсек:
«А и та‑де нога мне не надобна, ‑
Оплеталася со царем Афромеем неверныим»;
А третье ученье – губы ей обрезал
И с носом прочь: «А и эти губы мне не надобны, ‑
Целовали они царя неверного»;
Четверто ученье – голову ей отсек
И с языком прочь: «Эта голова мне не надобна,
И этот язык мне не надобен, ‑
Говорил со царем неверныим
И сдавался на его слова прелестные!»
(*)

И Добрыня Никитич

А и стал Добрыня жену свою учить, Он молоду Марину Игнатьевну,
Еретницу,…, безбожницу:
Он первое ученье – ей руку отсек,
Сам приговаривает:
«Эта мне рука не надобна,
Трепала она, рука, Змея Горынчища»;
А второе ученье – ноги ей отсек:
«А и эта‑де нога мне не надобна,
Оплеталася со Змеем Горынчищем»;
А третье ученье – губы ей обрезал
И с носом прочь:
«А и эти‑де мне губы не надобны,
Целовали они Змея Горынчища»;
Четвертое ученье – голову отсек
И с языком прочь:
«А и эта голова не надобна мне,
И этот язык не надобен,
Знал он дела еретические».
(*)

Ну и, чтоб не пересаливать - кровь, отсутствующая-де в былинах

А побил змею да он проклятую,
Попустила кровь свою змеиную
От востока кровь она да вниз до запада,
А не прижре матушка да тут сыра земля
Этой крови да змеиною.
А стоит же тут Добрыня во крови трое сутки,
На кони сидит Добрыня – приужахнется,
(*)

Ладно, хватит.
Можно еще приводить примеры вранья Мединского относительно сравнения русского фольклора с "западным".
Во-первых, бороться против "черных легенд" надо правдой - а не создавая новые, сусальные легенды на место "черных". Какое теперь может быть доверие Мединскому в других вопросах, если он лжет откровенно, беспардонно, в глаза в том, в чем проверить его проще простого?

Во-вторых, лютая злость берет на то, что человек, ставящий задачу возрождения национальной русской гордости, национального самосознания, пишет явно в рассчете на полное отсутствие у читателей интереса к русскому национальному эпосу, в рассчете на людей, которые былин никогда не читали и никогда не прочтут.

Вот и думай, насколько искренен Владимир Ростиславович в стремлении к пробуждению русского духа.

http://smelding.livejournal.com/357446.html?#cutid1

http://www.perunica.ru/ozar/3006-protiv-chyornyx-legend-s-susalnoj-skazkoj.html  





ПРОТИВ

Категория: Озар Ворон   Автор:

<
  • 118 комментариев
  • 0 публикаций
20 сентября 2010 22:48 | #1

Ksora

0
  • Регистрация: 22.03.2010
 
Князь киевский призывает на защиту Русской земли богатырей, то есть – народ! Богатыри не феодальное сословие, не потомственные воины. Это не японские самураи и не европейские рыцари.


Соглашусь с автором статьи, НАРОДУ надо землю обрабатывать, хозяйство вести и все такое, кто живет в деревне, тот знает, сколько дел.

А вот описание славянских воинов в разношерстом войске Атиллы:

Песнь о Нибелунгах в переводе со средненемецкого Юрия Корнеева;
Авентюра ХХLL
О том, как Кримхильда обвенчалась с Этцелем:

1338
Мчась по дорогам людным под гул разноязыкий,
Со свитою к Кримхильде летел король великий.
Его сопровождали бойцы из разных стран -
Он взял с собой язычников, равно как христиан.

1339
То на дыбы вздымая своих коней лихих,
То снова с громким криком пришпоривая их,
Скакали русы, греки, валахи и поляки.
Бесстрашием и ловкостью блеснуть стремился всякий.

1340
Из луков печенеги - они там тоже были -
Влет меткою стрелою любую птицу били.
Вослед за их шумливою и дикою ордою
Бойцы из Киевской земли неслись густой толпою.

Несмотря на литературную обработку, очевидно, что славяне тоже участвовали в военных походах ради добычи. И едва ли это было народное ополчение, ополченцы дома сидят.

<
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
19 февраля 2011 21:42 | #2

Fan

0
  • Регистрация: --
 
дружина конечно не рыцарство западной Европы и вовсе не сословие дзедайского самурайства Японии. В отличии от них дружинник наделён свободой выбора, это в первую очередь, кому служить и за какую цену. А потом устройство дружины несколько более сложное чем в западной Европе :) Мало того что старшая дружина, а правильнее сказать бояре были несколько выше рыцарства :) Если же считать за рыцарство и самурайство общность людей прошедших определённую инициацию то в таком случае на Руси не было ни первого ни второго :))

<
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
5 апреля 2011 16:38 | #3

Strebor

0
  • Регистрация: --
 
Старшая дружина, младшая дружина - так вот откуда дедовщина!

<
  • 3 комментария
  • 0 публикаций
23 января 2013 22:57 | #4

Сокольничий

0
  • Регистрация: 5.01.2013
 
Вообще то Илья Муромец был наемником а никак не ВИТЯЗЕМ - защитником земли Русской!!! Казак - сиреч пограничник, порубежье земли святой охранявший. А Ильюша Муромец по последним данным генетической экспертизы имеет ярко выраженный монголоидный фактор С. Отсюда следует что не мог он быть ни казаком ни витязем!!!

<
  • 13 комментариев
  • 0 публикаций
3 апреля 2013 00:00 | #5

Вятич43

0
  • Регистрация: 18.12.2010
 
А Ильюша Муромец по последним данным генетической экспертизы имеет ярко выраженный монголоидный фактор С.
Это когда ж нашли его останки и как определили, что это именно он, а не дядя Вася из соседней деревни?

<
  • 4 комментария
  • 0 публикаций
3 апреля 2013 00:57 | #6

Мечислав Святополчич

0
  • Регистрация: 24.03.2013
 
Да,здесь Ворон прав.Илья Муромец тоже сначала был "мужичищем-деревенщиной",но он автоматически перешел в статус "богатыря"(по-видимому,в былинах это титул),совершив подвиг государственного значения.

--------------------

<
  • 115 комментариев
  • 0 публикаций
1 февраля 2014 17:10 | #7

Гусь

0
  • Регистрация: 18.02.2011
 
А из трёх богатырей Илья Муромец - еврей. bm

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера