Перуница

» » Причина ДЦП и других повреждений ЦНС – в индукции и стимуляции родов.

Роды » 

Причина ДЦП и других повреждений ЦНС – в индукции и стимуляции родов.

'Причина

Доклад врача-невролога, члена организации «Содействие защите прав инвалидов с последствиями ДЦП», Михаила Головача, прочитанный на международной конференции «Midwifery Today».

«Плод как пациент»
Девиз Всемирного конгресса перинатологов, Амстердам, 1998г.


В 21-й век акушеры нашей страны вошли без общепризнанной, научно доказанной теории родового процесса (1*, с.3). Представления о том, что в родах матка «работает как обычная гидравлическая машина», сформировались еще на рубеже IXX-XX веков. Согласно этим представлениям во время сокращения матки повышается внутриматочное давление, от этого ребенок движется по родовому каналу и раскрывает шейку матки. Эти представления, как непреложная истина, прописаны и в современной медицинской учебно-методической литературе.

А ведь еще в 1980 году Госкомизобретений СССР зарегистрировал заявку (32 ОТ -10280) проф.

Г.А. Савицкого, в которой определялась роль особенностей гемодинамики матки в биомеханике раскрытия шейки матки и продвижении плода в первом периоде родов. Оказалось, что силы родовой схватки совершенно недостаточно, чтобы (чисто механически) продвинуть ребенка в глубь малого таза и раскрыть шейку матки. И нет прямой зависимости между величиной внутриматочного давления и силой давления малыша на шейку матки: «…при стимулированных окситоцином схватках внутриматочное давление высокое, а сила давления головки плода на шейку матки очень низкая» (зато реально нарушение маточно-плацентарного кровообращении и сдавливание головки ребенка нерастянутым нижним сегментом матки, что ведёт к кефалогематоме, и даже к родовой травме).

Тело матки из соединительнотканно-мышечного органа к родам превращается в сосудисто-мышечный орган, в котором гигантского развития достигает венозная сеть, тесно связанная с венозной сетью перешейка и шейки матки. Эта сосудистая система формируется специально для родов. Между наружным и внутренним слоями миометрия развивается разделительный венозный синус, состоящий из систем лакун, сообщающихся между собой и разделяющих мышечные пучки. Мощного развития достигает венозная сеть наружного и особенно внутреннего слоя миометрия и децидуальной оболочки (плаценты). Причём суммарная площадь поперечного сечения вен, отводящих кровь от матки, в несколько раз меньше суммарной площади поперечного сечения внутриматочных лакун. Мышечные волокна матки сокращаются в изотоническом режиме, наружный (радиальный) размер матки при схватке практически не меняется. Но каждая нормальная (эффективная) родовая схватка приводит к депонированию (накапливанию) крови в матке, что увеличивает внутренний объём матки и обеспечивает продвижение ребенка. Причём он вытесняется из матки плавно по мере раскрытия родового канала. Происходит это, когда часть крови во время схватки перетекает из тела матки и плаценты и депонируется в нижнем сегменте и шейке матки, что приводит к расширению нижнего сегмента матки, расширению шейки матки (её «созреванию») и формированию родового канала, по которому двигается ребенок. Это обеспечивает нормальное течение родового процесса, без нарушения маточно-плацентарного кровотока, без страдания малыша от гипоксии, и без травматического сдавливания головки в нижнем маточном сегменте.

В 1996 г. вышла монография зав. кафедры акушерства и гинекологии МАПО г. Минска проф.

С.Л. Воскресенского, который также показал (используя ультразвуковые методы – УЗИ и УЗДГ) прямое участие гемодинамики шейки матки в процессе её раскрытия.

Вплоть до 50-х годов 20 века за границей и до начала 60-х годов в нашей стране, акушеры использовали практический опыт, накопленный веками при приёме родов. Например: акушеры считали неразумным разрыв околоплодной оболочки (амниотомия) до того, как головка плода войдёт в полость малого таза (в нижний сегмент матки), и во время родов старались сохранить плодный пузырь как можно дольше с тем, чтобы уменьшить риск внутриматочной инфекции. В наше время эти и другие положения были полностью пересмотрены. Появился так называемый принцип «активного ведения родов». Широко практикуются «программированные и индуцированные (искусственно вызванные) роды». Врач-акушер каждой роженице составляет программу ведения родов, включающую «точную» диагностику сроков и признаков начала родов, раннюю амниотомию (вскрытие плодного пузыря), назначение простагландинов и (или) ламинарий для «созревания» шейки матки и индукции родов, антипрогестагенов и, при необходимости, окситоцина, и «постоянное» медицинское наблюдение за состоянием роженицы и ребенка. (2*, с. 39-40).

Опыт последних десятилетий показывает, что физиологические (естественные) роды, безвредные для матери и ребенка, становятся всё более редкими. Поведение акушеров в родильном зале при полном игнорировании прежнего многовекового опыта и отсутствии у них научного понимания родового процесса и основ биомеханики родов, приводит к нарушению естественного течения родов. Знание – как сопроводить естественные роды – подменяется самоуверенностью в необходимости управлять родами, что не мыслимо без сверхактивного, подчас агрессивного поведения врача.


Официальное акушерство рекомендует рассматривать родовой процесс на основании научно не подтверждённых заграничных гипотез: «контракции – ретракции – дистракции», «нисходящего тройного градиента» и мифического «автоматического водителя ритма» («проводящая система щелевых контактов» и т.п.) при сокращении миометрия. В классической акушерской литературе преобладает мнение, что давление головки ребенка на шейку матки якобы стимулирует повышенный выброс простагландинов, которые в свою очередь, ещё больше активируют сократительную деятельность матки и раскрытие шейки матки. Савицкие Г.А. и А.Г., изучив литературу за последние 50.лет, не нашли работ, строго научно доказывающих правомерность теорий родов, рекомендованных официальным акушерством. Однако, на основе этих научно недоказанных теорий официально рекомендовано применение окситоцина для стимуляции схваток, а «для подготовки шейки матки к родам» – препаратов группы простагландина Е2 и др.

Человечество активно росло в численности, прежде всего за счёт многодетных семей. Вряд ли бы это произошло, если бы роды в прошедшие века несли выраженную опасность роженицам и их детям. Да, детская смертность до 1 года жизни была высокой из-за гибели детей после рождения от заболеваний дыхательных путей и желудочно-кишечных инфекций (гигиена была низкой, и не было антибиотиков). С конца 20 века основной показатель уровня развития медицины в стране оценивается по смертности детей в ранний неонатальный период (до 3-х недель жизни новорожденного), а не до года жизни. Этот показатель у нас в несколько раз хуже, чем в развитых странах. В Японии около 1 на 1000 новорожденных. Второй показатель, связанный, как и предыдущий, прежде всего с качеством акушерской помощи в родах – это показатель нормального здоровья ребёнка к году жизни (ПЗ). У 712 на каждую 1000 детей до 1 года неврологами в детских поликлиниках С.-Петербурга в 2000г. выявлены нарушения развития ЦНС (3*, с.3). Из 1 415 799 детей, родившихся живыми в России в 2005г., среди доношенных ПЗ составил 59,3% (839 856 детей с нормальным здоровьем). 40,7% – 575 943 ребёнка к году жизни оказались больны, из них около 80 % (более 460 тысяч) – это дети с нарушениями развития ЦНС.

Как видно из статистических данных, смена приоритетов акушерами нашей страны в середине 60-х годов 20 века – внедрение активного ведения родов и программированные и индуцированные роды, привела к тому, что основные показатели качества акушерской помощи в нашей стране совершенно не отвечают вызову времени, когда с резким падением рождаемости (и многодетности) будущее нашей страны (уровень науки, спортивных достижений, обороноспособности и проч.) напрямую зависит от здоровья немногочисленного рождающегося молодого поколения.

Несмотря на важность проблемы, на съездах, конгрессах, форумах, в периодической печати акушеров редко обсуждаются вопросы о подготовке шейки матки к родам, методы регуляции родов, причины нарушений сократительной деятельности матки (5*, с.7) и совсем отсутствует обсуждение биомеханизма родов (1*, с.60 и с.97). Абсолютное большинство акушеров работают с убеждением, что «управлять» родовым процессом можно и нужно, не зная при этом тонкостей биомеханики родов (механизма раскрытия шейки матки и продвижения ребенка по родовому каналу) (1*, с.4).

У наших акушеров появились мощные по действию на матку и её шейку препараты: с середины 60-х годов 20 века синтетический окситоцин, с 70-х синтетические простагландины, с 80-х антипрогестагены, ламинарии и др. Причём сразу отметим, что естественные простагландины групп Е и F, естественный гипоталамо-гипофизарный гормон окситоцин взаимодействуют и регулируются множеством других биологически активных веществ и гормонов в организме беременной и ребенка. То есть синтетические простагландины, антигестагены и окситоцин не могут вызывать роды и схватки, соответствующие физиологическим (нормальным) родам и схваткам, так как эти синтетические препараты не являются копиями натуральных простагландинов и окситоцина. Эти препараты вызывают искусственный, патологический родовой процесс, при котором меняются нормальные показатели кровообращения матки в родах со всеми вытекающими от этого последствиями, в первую очередь, для ребенка (гипоксия, нарушение кровообращения, повреждение ЦНС) (1*, с.189). Эти средства, нарушая маточно-плацентарное кровообращение, вызывают острую гипоксию (дистресс) ребенка, что приводит к срыву ауторегуляции церебрального кровообращения и острой перинатальной энцефалопатии: отёку, ишемии, кровоизлиянию. Поражаются преимущественно участки белого вещества головного мозга, находящиеся на границе кровоснабжения трёх основных сосудистых бассейнов – передних, средних и задних церебральных артерий. Находящиеся здесь клетки нейроглии отвечают после рождения за процессы миелинизации и организации работы нейронов коры головного мозга и подкорки. Нейроны коры к моменту рождения ещё не функционируют, так как кортикоспинальный и руброспинальный пути не миелинизированы. Нейроны коры налаживают связи с подкоркой и спинным мозгом после рождения ребёнка, что ведёт к развитию и усложнению движений и формированию, затем развитию речи и социального поведения (15*,стр.47). Прежде всего перинатальная гибель нейроглии из-за острой гипоксии приводит к нарушению процесса миелинизации, что уменьшает количество связей клеток коры головного мозга с подкоркой и стволом.(3*,с.18, с.25). В результате происходит функциональная недостаточность и физическая гибель нейронов коры и подкорки головного мозга, и появляются разнообразные нарушения развития ЦНС у детей уже после рождения. Что ведёт к замедлению развития и усложнения движений, нарушениям формирования нормального (заложенного в генах) опорно-двигательного аппарата, нарушениям развития речи и социального поведения.

При применении этих препаратов часто происходит преждевременное излитие околоплодных вод без готовой к родам шейке матки, развивается первичная и вторичная слабость родовой деятельности. Но в большинстве случаев индуцирование родов с искусственной (простагландинами, антипрогестагенами, ламинариями и др.) подготовкой шейки матки приводит к стремительным и быстрым родам, с силовым преодолением родовых путей, со «штурмовыми» характеристиками прохождения ребенка по родовому каналу, глубокими разрывами шейки матки. Малыш при этом нередко травмируется (6*, с.56). Голова при искусственно вызванных или ускоренных схватках не успевает подготовиться для прохождения костей малого таза. Кости черепа и швы между ними у ребенка хрящевые и могут менять свою конфигурацию при прохождении родового канала. При стимуляции родов голова сдавливается так быстро, что резко повышается внутричерепное давление, нарушается венозный отток и артериальный приток крови в головном мозге, возникают участки отёка головного мозга, ишемии и кровоизлияния.

И.А. Крицкая с соавторами, проводя НСГ (нейросонографию) новорожденным на 3 день после родов, выявила в огромном количестве сочетание перивентрикулярной лейкомаляции (ишемия и отёк головного мозга вокруг желудочков мозга) с пери- и (или) интравентрикулярными кровоизлияниями, кефалогематомы теменной области и дилатацию (расширение, гидроцефалию) основной цистерны только у детей (доношенных), матери которых получали родоусиление (стимуляцию родов) (6*,с.56). В группе сравнения у детей от физиологических (без вмешательств акушеров) родов подобных нарушений не выявлено. Хотелось бы, чтобы неврологи сравнили развитие ЦНС у детей, обследованных И.А. Крицкой, к году жизни и далее, но такие работы в нашей медицинской литературе отсутствуют.

У 90% из опрошенных матерей, имеющих детей с ДЦП, искусственно вызывали и ускоряли роды или делали экстренное кесарево, когда на фоне стимуляции развивалась угроза жизни для ребенка (ок.10% женщин по давности и из-за нервной и тяжёлой жизни, не смогли вспомнить подробности родов).

Оправдывать своё вмешательство в беременность и процесс родов акушеры пытаются рассуждениями о постоянно ухудшающемся здоровье женщин, и тем, что без акушерской помощи и лечения ни выносить ребёнка во время беременности, ни родить большинство женщин не могут.

Приказом МЗ СССР №430 от 1981 г. утверждена для работы акушеров шкала «Оценка пренатальных (предродовых) факторов риска» для оценки возможных перинатальных (в родах) осложнений. В настоящее время по этой шкале к группе высокого пренатального (и перинатального) риска относят более 80% обследованных в женских консультациях беременных. Такая ситуация ведёт к необоснованной акушерской агрессии: дородовая госпитализация с медикаментозной подготовкой к родам, расширением показаний к индукции родов и кесареву сечению (6*, с.99). Многочисленные УЗИ и другие обследования, «курсы лечения»(?) во время беременности не укрепляют женщин и акушеров в благополучном исходе родов, а создают неуверенность и нервозность. А ещё проф. И.И. Яковлев в 1957 г. писал: «…у большего числа рожениц в причине нарушений сократительной деятельности матки (слабости родовой деятельности) лежит не утомление гладкой мускулатуры миометрия, а расстройство функции нервной системы» (1*, с.214 и 11*,с.9). Поэтому до 60-х годов 20 века акушеры использовали психофизиопрофилактические методы подготовки к родам, а не медикаментозные. В современной медицине бытует миф, что прежде всего из-за плохого здоровья беременных родятся больные, с поражением ЦНС дети. Но женщины военных и послевоенных 40-х и 50-х годов, бараков, теплушек-вагончиков, «общаг» и коммуналок, тяжело трудящиеся на производстве и в деревнях, при разгуле половых инфекций, абортов, отсутствии антибиотиков (и отсутствии ультразвуковой диагностики), разве могли иметь показатели здоровья лучше современных женщин? Если бы к ним применили минздравовскую шкалу пренатальных факторов риска из приказа №430? Но зато не было еще в то время средств медикаментозной стимуляции родов, акушеры использовали в работе опыт, накопленный веками, и женщины 40-х -50-х годов народили поколения россиян, проложивших дорогу к атому и в космос, на спортивные олимпийские пьедесталы. При этом цифры детской инвалидности по поражениям ЦНС (данные проф. К.А. Семёновой) к 1964 году составляли 0,64 на 1000 детского населения (дети до 15 лет), в 1989 г – 8,9 на 1000, а в 2002 г. – 19,63 (!) на 1000 и рост продолжается (См. ниже данные по родовой травме в Омской области).

Бытует также мнение, что количество ДЦП и других нарушений ЦНС растёт за счёт увеличения выхаживаемых недоношенных детей. Но недоношенных, что в 60-е годы 20 века, что в начале 21 века, рождается из года в год 5-7% от всех родов. В общей статистике ПЗ по заболеваниям ЦНС на долю недоношенных приходится не более 14 %. Так что резкого роста поражений ЦНС у детей только за счёт недоношенных не получается. Достижения реанимации способствовали снижению смертности новорожденных в нашей стране, но эти успехи в большинстве случаев не могут исправить постоянного роста повреждений ЦНС доношенного (и недоношенного) ребенка, которые связаны с активным, программированным ведением родов (8*г).

Так, в работе сотрудников кафедры Радзинского в 2006 г. (8*а) установлено, что тяжёлому состоянию доношенных детей при рождении, потребовавшему ИВЛ, способствуют не столько нарушения фетоплацентарной системы, выявленные во время беременности, сколько элементы акушерской агрессии в родах. По анализу историй родов частота амниотомий составила 31,3%, среди аномалий родовой деятельности: 26,7% случаев – слабость родовой деятельности, в остальных – прежде всего гипертоническая дисфункция матки, которая напрямую (1*, с.257) связана со стимуляцией родов. Экстренное кесарево сечение составило 33,6% родов, после которых доношенные дети попали на ИВЛ (сразу после операции). В большинстве случаев кесарево сечение было запоздалым и производилось при выраженном страдании (гипоксии) плода. То есть такое экстренное кесарево сечение не спасало детей от повреждений ЦНС. В анализируемых случаях рождения доношенных детей, попавших в реанимацию на ИВЛ, большинство их матерей во время беременности имели низкую степень перинатального риска. Хроническая плацентарная недостаточность на фоне хронической гипоксии плода во время беременности, приведшие к задержке развития ребенка (12*, с.37-38), встретились только у 9,7% пациенток анализируемой группы. При этом диагноз хронической плацентарной недостаточности в женских консультациях выставлялся во время беременности в 56,8% случаях, но подтверждён этот диагноз на основании осмотра последа (плаценты) только у половины женщин, имевших этот диагноз во время беременности. Таким образом, материалы этой работы акушерской кафедры Радзинского, еще раз подтверждают, что детская инвалидность и заболеваемость ЦНС возросла у нас из-за того, что реанимируются прежде всего доношенные дети, которые при правильной тактике ведения родов должны были родиться здоровыми.

Савицкие в своих исследованиях разобрали варианты патологической сократительной деятельности матки. Они подвергли критике официальное акушерство с его мифической теорией о так называемой «дискоординации родовой деятельности». «Обоснована» эта «теория» была ещё в 50-ые годы ХХ века, псевдонаучными работами Alvarez и Caldeyro-Barcia (о существовании «тройного нисходящего градиента» в родах) и без каких-либо изменений цитируется современным официальным акушерством. С точки зрения законов физики (биомеханики) «дискоординации» маточных сокращений существовать не может, но на этих официальных теориях основаны все современные представления о вариантах патологической родовой сократительной деятельности матки, например: теории о «дискоординации» сократительной деятельности различных отделов миометрия, как причины нарушений родового процесса и другие (1*С.82-83).

Научно, подобные нарушения, по мнению Савицких, должны называться гипертонической дисфункцией матки в первом периоде родов. Этот вид аномалии родовой деятельности представляет особую опасность для внутриутробного ребенка, так как при этом нарушении возникают выраженные нарушения маточно-плацентарного кровообращения. Что приводит к дистрессу ребенка (острой гипоксии). В случаях нормализации схваток (после окончания действия окситоцина, простагландина и др.) у роженицы и при восстановлении кровообращения у малыша, последствия перенесённой острой гипоксии от действий акушеров в момент рождения не проявятся у родившегося ребёнка – например: явлениями асфиксии (на что прежде всего ориентируются неонатологи и акушеры – оценивая роды). Но нарушения развития центральной нервной системы из-за перенесённой гипоксии у таких детей на первом году жизни и далее обнаруживают обычно детские неврологи.

Савицкие утверждают, что гипертонические дисфункции в первом периоде родов – это патология искусственно созданная и всегда связанна с вмешательством акушера в родовой процесс (1*стр.257). 80-85% крови, протекающей через беременную матку, проходит через маточно-плацентарные сосуды, с которыми непосредственно связано поступление кислорода в кровоток плода. Эволюционно запрограммировано, что кровь депонируется не только во внутриматочные сосудистые резервуары, но и в плаценту (маточноплацентарном контуре кровообращения или интервиллёзном пространстве). И значительная часть крови, необходимой для деформации шейки матки и расширения наружного зева матки поставляется из маточно-плацентарного комплекса. Тем самым природой предусмотрена защита от преждевременной отслойки плаценты от миометрия во время родовых схваток. Но если раскрытие шейки матки происходит искусственным путём: дилятация баллончиком или ламинариями, гели и свечи с простагландинами Е2, антипрогестагенами и др., то искусственные схватки, появление которых спровоцируют эти методы, вызовут уменьшение притока крови к плаценте, так как шейка ещё не готова к растяжению и депонированию крови, что вызовет гипоксию ребенка при незрелой шейке.

Создать новую классификацию нарушений (аномалий) сократительной деятельности матки с учётом научно обоснованной теории биомеханизма родов, становится с каждым годом всё сложнее. Потому что понятие «самопроизвольные роды» (т.е. естественные, физиологические) становится всё более размытым. Всё большее и большее число авторитетных акушеров призывают к специальной «подготовке беременных к родам» с использованием в этих целях самых разнообразных медикаментозных средств и биологически активных препаратов, всё чаще слышны призывы к «активному ведению родов», к «ведению программированных родов» и т.д. Эти призывы стали обычными в современной учебно-методической и практической медицинской литературе. Официально считается (но научно не доказано!), что с помощью ПГЕ2 индуцируется начало родовой деятельности и происходят необходимые структурные изменения шейки матки, позволяющие оценить её как «зрелую» (готовую к родам). Для «созревания» шейки матки широко стали использовать ламинарии (морские водоросли), которые при введении в канал шейки матки набухают, растягивают ткани (механический эффект) и вызывают освобождение эндогенного простагландина Е2 (биохимический эффект), способствующего снижению количества коллагена в шейке матки, то есть облегчает расширение шейки при давлении на неё головки плода во время схватки. ПГЕ2 включают автоматизм развития родовой деятельности, вызывают синхронные и координированные сокращения матки, сохраняя маточно-плацентарный кровоток на должном уровне (что научно не подтверждено!)(11*)

Как можно давать рекомендации без чётких научных знаний процесса родов и оценки последствий таких рекомендаций на протекание родов и последствий для здоровья детей? Ответов на эти вопросы это методическое пособие под редакцией академика РАМН Э.К. Айламазяна (11*) не предоставляет. Сегодня не всегда можно отделить спонтанно возникшую патологию родовой деятельности от ятрогенной, то есть возникающей вследствие осознанных или случайных действий акушера по подготовке шейки матки к родам (1*С.229). Например, часто приёмы «подготовки беременных к родам» (гели с простагландином, ламинарии и т.п.) провоцируют преждевременное излитие околоплодных вод при неготовой (незрелой) к родам шейке матки и неготовности матки к схваткам. Подтекание околоплодных вод – по классификации ВОЗ (от 1993 г) считается началом родов. Акушер ставит диагноз первичная слабость родовой деятельности и начинает родостимуляцию, что неизбежно заканчивается вариантом гипертонической дисфункции матки – крайне опасной для здоровья внутриутробного ребенка (о чём написано выше). Как в такой ситуации расценить патологическую, абсолютно неэффективную, опасную для здоровья плода схватку? Как следствие первичной патологии (со стороны беременной) или как следствие ятрогенного (акушерского) вмешательства (1*с231-232)?

Савицкие предложили два важных положения:

1) каждая патологическая схватка неэффективна,

2) каждая патологическая схватка несёт в себе угрозу состоянию плода.


Г.А. Савицкий пишет, что физиологический процесс раскрытия шейки матки в родах тесно связан с процессом продвижения ребенка. Процесс раскрытия шейки матки может осуществляться и при отсутствии продвижения, что происходит при стимуляции созревания шейки матки с применением простагландинов, баллончика, ламинарий. Но это будет уже патологический процесс, при котором меняются физиологические параметры кровообращения в матке, с развитием гипоксии у ребенка (1*, с.189). При искусственном расширении шейки матки роды ускоряются (по Савицкому (1*, с. 268-270) – это ложно «гиперэргические» схватки, как варианты ятрогенной гипертонической дисфункции матки), что может привести к «штурмовому» прохождению ребенка через родовые пути и закончиться родовой травмой и гипоксическими повреждениями ЦНС.

Повреждения головного мозга ребенка в родах может произойти даже при однократном внутривенном или внутримышечном введении окситоцина. Это проиллюстрировано в работе Г.А. Савицкого (1*, с. 257): по данным внутренней гистерограммы у роженицы с преждевременным излитием околоплодных вод, после однократного введения окситоцина (с целью родостимуляции) вначале резко повысился тонус миометрия, который только через 30 минут нормализовался (когда закончилось действие окситоцина) и «способствовал развитию полноценной схватки». То есть на протяжении более 30 минут наблюдался ятрогенный (связанный с действием окситоцина, введённого акушером) вариант окситоциновой гипертонической дисфункции матки. Значит, более 30 минут ребенок находился в условиях гипоксии, что вполне достаточно для необратимых повреждений ЦНС. Таким образом, к моменту рождения прямого действия окситоцина уже нет, акушер оценивает состояние новорожденного в 7, 8 а то и в 9 баллов по шкале Апгар. Но необратимые нарушения ЦНС малыша на фоне действия окситоцина уже произошли, и выявить их может невролог при полном динамическом неврологическом осмотре новорожденного.

Такое же пагубное воздействие на тонус матки, кровообращение и ЦНС ребенка происходит при применении простагландинов, антипрогестагенов, ламинарий, баллончиков (10*,с.91). Аналогично «работает» и прокол плодного пузыря (9*,с.532), применяемый акушерами для искусственного ускорения родов, как процедура, якобы безопасная для плода.

Представитель официального акушерства проф. И.С. Сидорова в своём руководстве для врачей-акушеров рекомендует при раскрытии шейки матки до 6-8 см обязательно производить искусственную амниотомию. Хотя дальше пишет, что амниотомия может спровоцировать гипертоническую дисфункцию матки, и вызывает кратковременное снижение маточно-плацентарного кровотока с изменением частоты сердцебиения у ребенка – нередко брадикардии, что отражает выраженную гипоксию. Для преодоления этих опасных для здоровья малыша последствий амниотомии Сидорова рекомендует вводить нош-пу, баралгин, которые являются токолитиками (подавляют схватки матки), и глюкозу с витамином С и кокарбоксилазой, что по мнению Сидоровой поддержит энергетический уровень и оксигенацию ребенка (с.87 – 88). Доказательств эффективности таких мер для сохранения здоровья малыша после амниотомии Сидорова не приводит. Проф. В.А. Потапов в методическом руководстве (13*) пишет: «На сегодняшний день доказана неэффективность следующих вмешательств при дистрессе (гипоксии) плода (уровень доказательности А): постельный режим, аспирин и дипиридамол, эстрогены, кислород, глюкоза, витамины, метаболиты, токолитики, блокаторы кальциевых каналов, увеличение объема циркулирующей крови, эссенциале, актовегин». Медикаментозное лечение неэффективно при дистрессе плода, что доказано по любому препарату. Например, глюкоза – вызывает тяжёлый метаболический ацидоз, бета-адреномиметики (основные токолитики) вызывают синдром «обкрадывания плода», улучшая экстраплацентарный кровоток и обедняя плацентарное русло. Что касается кислорода, то он вызывает спазм плацентарных сосудов, а не расширение. Сегодня уже всем хорошо известно, что кислородным обеспечением на периферии управляют не тонус сосудов, не объём кровообращения, а метаболизм в тканях…»

Зачем же прокалывать пузырь, если последствия этого вмешательства для дальнейшего протекания процесса родов и для здоровья ребёнка непредсказуемы и не поддаются профилактическому лечению?!

В иностранных руководствах не так категоричны советами: «Хотя амниотомию широко применяют в современном акушерстве, важно учитывать риск осложнений данной процедуры: кроме возможности выпадения пуповины, что опасно развитием острой гипоксии у плода и экстренным КС, при амниотомии у плода развивается преходящий ацидоз и гипоксия, увеличивается частота вариабельных децелераций на КТГ, повышается риск сдавления предлежащей части головки плода, хотя в дальнейшем роды могут протекать как и при самостоятельном разрыве плодного пузыря. При назначении амниотомии с целью родостимуляции следует помнить, что преимущества ускорения родов перед их обычным течением не были подтверждены ни одним из крупных проспективных исследований». (с.511-512)

Так зачем прокалывать пузырь? Чтоб повредить ЦНС ребенка?

Показательны и цифры роста родовой травмы в Омской области: 23 ребёнка на 1000 живорожденных в 1996 г. с ежегодным приростом до 31 на 1000 – в 2005 г. (6*, с.66 8*б) Е.Н. Кравченко делает вывод, что «наряду с ухудшением репродуктивного здоровья населения, влекущим за собой рост осложнений гестации (беременности) и затруднённых родов, возможно (автор допускает такую мысль) и неадекватное качество акушерской помощи». Правда, адекватность акушерской помощи автор видит в дальнейшей активизации вмешательств акушеров в роды, называя применение простагландинов, антигестагенов и ламинарий безопасными и эффективными методами индукции и стимуляции родов, не влияющих на показатель здоровья новорожденных после рождения и к году жизни. При этом никаких материалов и работ по оценке здоровья новорожденных, рождённых в родах со стимуляцией и индукцией автор не приводит (6*,с.174-175). Результаты же работы И.А. Крицкой (см. выше) о поражениях ЦНС новорожденных после акушерского родоусиления (6*,с.56 и 12*), не заставляют задуматься Е.Н. Кравченко и её коллег, что для сохранения здоровья детей необходимо срочно прекратить врачебную акушерскую агрессию в родах (8*в, 8*д).

Необходимо особо отметить, что оценка состояния новорожденного по шкале Апгар не даёт правильного представления о состоянии ЦНС. В классических работах K. Nelson с соавт. было изучено 49000 детей, которые были оценены по Апгар через 1 и 5 минут после рождения и по состоянию ЦНС в дальнейшем по жизни. 99 детей имели оценку 3 балла на 5-10-15-20 минутах, получили интенсивную терапию и выжили. У 12 из этих детей развился ДЦП, у 8 – отмечались менее значительные неврологические нарушения. Остальные 79(!), после проведённой интенсивной терапии, были здоровы по ЦНС. С другой стороны, из детей у которых в дальнейшем развился ДЦП, 55% имели на 1-ой минуте жизни оценку по шкале Апгар 7-10 баллов, на 5-й минуте – 73% детей с ДЦП имели по Апгар 7-10 баллов. Wayenberg с соавт. считает, что шкала Апгар не является информативной в отношении прогноза гипоксических поражений головного мозга. По их мнению, наиболее важна оценка нарушений неврологического статуса новорожденного в динамике. (3*, стр. 144-145). Не смотря на столь показательные данные работ иностранных специалистов, нашими неонатолагами и детскими неврологами в 2007 г. принята классификация Церебральной ишемии (гипоксически-ишемической энцефалопатии), в которой рассматривать наличие энцефалопатии рекомендуется только у детей, у которых зафиксирована асфиксия при рождении (12*, стр. 11-12). То есть, гипоксия, повреждающая ЦНС, но возникающая в период вмешательства в роды индукцией и стимуляцией, остаётся с момента рождения не выявленной. Новорожденный при высоких баллах по шкале Апгар 7-10, не осматривается в динамике с описанием полного неврологического статуса, ведь асфиксии у него при рождении нет. В итоге, неврологические нарушения находят и фиксируют детские неврологи, когда с 1 месяца и далее, к ним приносят на приём таких детей, с различными нарушениями развития ЦНС.

Для снижения заболеваемости ДЦП и другими нарушениями развития ЦНС у детей нашей страны, акушеры обязаны прекратить использование для индукции (созревания шейки матки) и стимуляции родов и схваток искусственно созданные средства: окситоцин, простагландины, антипрогестагены и др., осмотические дилятаторы (ламинарии и др.), так как при действии этих препаратов происходит развитие патологических (неестественных, ненатуральных) родов. Начавшийся же естественным образом процесс родов, под воздействием этих препаратов переходит в патологический процесс. Такое искусственно вызванное патологическое течение родового процесса опасно, прежде всего, нарушениями кровообращения и родовой травмой, что ведёт к повреждению ЦНС ребенка.

«В настоящее время не существует ни одного эффективного метода медикаментозного или немедикаментозного лечения гипоксии (дистресса) плода, как во время беременности, так и в родах. Медикаментозная терапия дистресса плода (гипоксии плода) во всех врачебных протоколах мира отсутствует! Согласно разработанного протокола («Дистресс плода при беременности и во время родов» Клинический протокол акушерской помощи утверждён МЗ Украины приказом № 900 от 27.12.2006г), сегодня гипоксию плода не лечат! В одних случаях есть беременные, которые требуют срочного родоразрешения (экстренное Кесарево сечение) вследствие состояния плода, с целью предоставления реанимационных мер новорожденному. Во всех других случаях просто наблюдаем состояние плода. Если дистресс (гипоксия) плода продолжается, необходимо безотлагательное родоразрешение» (13*).

Так зачем вмешиваться в роды лекарствами и приёмами, которые могут вызвать дистресс (гипоксию) у ребенка?

Последствия этого дистресса (гипоксии) в родах в первые часы и дни жизни новорожденных неврологами и неонатологами практически не исследуются и не фиксируются, так как по принятой классификации перинатальных повреждений ЦНС (12*), под контроль попадают только новорожденные с признаками асфиксии при рождении. У детей с повреждением ЦНС от дистресса (гипоксии) во время прохождения родов с индукцией и стимуляцией, к моменту рождения кровоснабжение головного мозга может восстановиться, и в момент рождения может не быть признаков асфиксии по шкале Апгар (об эффективности оценки состояния ЦНС новорожденного по шкале Апгар см. выше). Но последствия повреждения ЦНС во время индуцированных и стимулированных родов находят у таких детей детские неврологи, на плановых приёмах в декретированные Минздравом сроки в 1–12 месяцев от рождения и т.д. В лёгких случаях, в течение первого года жизни ребёнка, невролог выявит синдром нервно-рефлекторной возбудимости, нарушения сна, мышечную дистонию, вегетативную дисфункцию, нормотензивную гидроцефалию, косолапость и др. После года – задержку речевого развития, гиперактивность и дефицит внимания, нарушения развития опорно-двигательного аппарата: хождение на носочках, плоско-вальгусные стопы и кефало-сколиозы и др. В тяжёлых случаях – эпилептический синдром, гиперкинезы, ДЦП, синдром аутизма, задержку психического развития и др.

Врачебная акушерская индукция и стимуляция родов – основная причина повреждений ЦНС рождающегося ребенка.

P.S.: 1 марта 1997 г. в Чан Мэе (Таиланд) на конференции «Роды без границ», проводившейся под эгидой ЮНИСЕФ, председатель нью-йоркского Фонда здоровья матери и ребенка д-р Дорис Хейр представила результаты исследования, начав свою речь со следующего заявления: «Мне очень больно признать, что нигде в мире нет столь искаженных представлений о нормальных родах, как в США. Вызывает все более растущее беспокойство, что так называемое акушерское лечение в значительной степени является причиной высокого показателей количества детей с проблемами в обучении. Американские школьники отстают по сравнению со школьниками из других стран в математике и других предметах, требующих логического мышления и понимания. Сотни миллионов долларов ежегодно тратятся на ведение беременностей и высокотехнологичную помощь в родах, в то время как школы заполнены детьми, для обучения которых требуются специальные методики и педагоги-дефектологи. Образовательные услуги для «особых» детей стали бурно развивающейся отраслью экономики в США. И хотя мы пытаемся объяснить это увеличением числа недоношенных детей, факты говорят о том, что 75% детей-инвалидов в нашей стране родились в срок, с нормальным весом и не имеют отягощенного семейного анамнеза. Прежде чем ваши акушерские службы попытаются перенять западные методики в работе родильных отделений, объясните коллегам, что медицинские вмешательства, которые являются неотъемлемой частью западного подхода, могут навредить матери, ее ребенку и как результат — обществу в целом».

'Причина

Последствия гипоксических и травматических повреждений нервных клеток и клеток нейроглии – это причина нарушений развития ЦНС ребёнка: в «лёгких» случаях – синдромы нервно-рефлекторной возбудимости, мышечной дистонии, кривошеи, дисплазии тазобедренных суставов, косолапости, вегетативной дисфункции, гидроцефалия и др. После года – задержка речевого развития, гиперактивность и дефицит внимания, нарушения развития опорно-двигательного аппарата: хождение на носочках, плоско-вальгусные стопы, кефасколиозы и др. В тяжёлых случаях – эпилептический синдром, гиперкинезы, ДЦП, синдром аутизма, задержка психического развития и др.

Прослеживается прямая связь роста родов с активным ведением и программированной индукцией врачами – акушерами с увеличением гипоксических и травматических повреждений ЦНС ребенка. Что отражается в росте по всем нарушениям развития ЦНС новорожденных.



http://domrebenok.ru/2010/09/01/prichina-dcp-i-drugix-povrezhdenij-cns-v-indukcii-i-stimulyacii-rodov.html

http://www.perunica.ru/rodi/2891-prichina-dcp-i-drugix-povrezhdenij-cns-v-indukcii.html  





Причина ДЦП и других повреждений ЦНС – в индукции и стимуляции родов.

Категория: Роды

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера