Перуница

» » Война под крышей мира

Спецподготовка » 

Война под крышей мира

Война под крышей мира

Территория Таджикистана, на 93 процента представляющая собой горный массив, с начала 1992 года оказалась театром необычных военных действий. Руководство по боевым действиям в горах доказывает, что полный разгром противника достигается только решительным, дерзким и стремительным наступлением. Но в Таджикистане все развивалось по другому сценарию. Пассивные действия правительственных войск и недостаток сил для развития наступления у отрядов оппозиции – вот два условия, которые придали местным боевым действиям, как точно выразился один из военспецов, характер «качелей». Днем высотку отбили, ночью – сдали, днем – отбили... Война приобрела очаговый характер, а районы, контролируемые сторонами, нередко чередовались.

Плохо обученные, бедно экипированные солдаты правительственных войск вряд ли смогли бы противостоять боевикам оппозиции, если бы не численный перевес: 1500–2000 против 700–800. А вот члены вооруженных формирований ОТО при проведении операций нехватку людей успешно компенсировали мастерством. Официальные правительственные источники не раз заявляли, что на стороне оппозиции воюют наемники из восточных стран. Таджикские военные свидетельствуют, что действительно в рядах боевиков ОТО не обошлись без иностранного присутствия. Только обычно это были инструкторы из Афганистана, Саудовской Аравии и некоторых других восточных стран, а не простые «солдаты удачи».

Воевали же в основном уроженцы Таджикистана. Костяк вооруженных формирований оппозиции составляли те, кто впервые взялся за оружие еще в 1992 году и с тех пор уже не выпускал его из рук. Немало было среди боевиков бежавших в 92-м от пламени гражданской войны в тот же Афганистан. Различными путями они попадали в лагеря переподготовки, а затем возвращались на родину уже с оружием. Не гнушались боевики ОТО местными жителями, а порой и пленными солдатами правительственных войск.



Кто выше, тот и победил

Война под крышей мира

Основной закон боевых действий в горной местности прост: кто выше, тот и победил. Из анализа действий конфликтующих сторон видно, что участники межтаджикского противостояния его хорошо усвоили. И те, и другие всегда стремились захватить господствующие высоты с последующим выходом во фланг и тыл противника. Однако в тактике действий правительственных войск и отрядов оппозиции существовали серьезные различия.

Первые стремились создать на участке сосредоточения основных усилий, как минимум, десятикратное превосходство в силах и средствах. Вторые больше уповали на «волю Аллаха» и моральный дух. А в результате захваченную боевиками в течение нескольких дней территорию правительственные войска отвоевывали по два-три месяца. При этом войска МО РТ глубокие обходы и охваты заменяли высадкой десанта, который, впрочем, поставленную задачу выполнял очень и очень редко из-за отсутствия взаимодействия с основными силами. Зачастую войска не знали, что впереди действует десант, и как следствие часть его уничтожалась оппозицией, остальные рассеивались и попадали в плен.

Таджикская оппозиция чаще всего использовала в бою малочисленные боевые группы. Огневые средства: ПК, СВД, РПГ и два-три АКМ. Предпочтение отдавалось оружию советского производства и автоматам калибра 7,62 мм. В 1996 году боевики ОТО перешли к активным боевым действиям в ночное время: похоже, к ним на вооружение поступили приборы ночного видения. Небезынтересно и то, что практически все атаки и удачные операции оппозиции начинались в ночь с четверга на пятницу, так как, согласно Корану, получить в это время смертельную рану в войне с неверными не просто почетно: независимо от прегрешений попадаешь прямо в рай.

В условиях горной местности со своеобразным рельефом небольшие подразделения могут сдерживать во много раз превосходящие силы противника. Как выразился один таджикский майор, очень часто боевые действия в Припамирье приобретали характер «войны блоков». Противоборствующие стороны закреплялись на соседних высотках и лениво перестреливались. Изредка предпринимались вылазки с обеих сторон. Чаше всего они преследовали единственную цель: сбить противника с соседней высотки и закрепиться там самим. Бывало и так, что боевики таджикской оппозиции при решении этой задачи не привлекали значительных сил. Блоки, контролирующие соседние высотки, выделяли по 2–3 человека. После боя «откомандированные» возвращались «к месту постоянной службы».



Психологическая война

Война под крышей мира

Главное, в чем проигрывали правительственные войска отрядам оппозиции, – это боевой дух. «У духов, – утверждает знакомый таджикский полковник,– есть «алла акбар». У наших бойцов нет ничего». Таджикская оппозиция параллельно с боевыми действиями не забывала и о психологической обработке противника. Некоторые из членов вооруженных формирований ОТО воевали в черной форме, носили длинные бороды и волосы. На правительственной стороне таких прозвали «черными аистами» и были уверены, что это наемники. Рассказывали таджикские офицеры и о смертниках, предпочитающих белую форму. Легенды, которыми обрастают успешные действия тех или иных подразделений, имеющих своеобразную символику, сродни самой лучшей пропаганде. Меж тем таджикская оппозиция не забывала и об обычной агитации. Мегафон с усилителем, предлагающий солдатам сдаваться и переходить на сторону противника, здесь тоже не был в диковинку.

Довольно часто, чтобы посеять панику в подразделениях правительственных войск, члены вооруженных формирований ОТО открывали огонь из всех видов оружия с недосягаемых для пуль расстояний. «Под шумок» пара снайперов подбиралась к позициям таджикской армии и открывала уже прицельный огонь. Снайперов если и вычисляли, то только спустя время, после того как солдаты вдоволь настреляются по недосягаемому для них противнику, теряя при этом своих товарищей. А бывало и так, что правительственные части в панике отступали, ничего не понимая.

Вообще, личный состав правительственных войск отличали расхлябанность и низкая исполнительность. Отмечены многочисленные случаи отказа идти в атаку, самовольных уходов с блокпостов, сна в боевом охранении. Боевики же, напротив, без приказа позиций не покидали. Причина проста – за уход с позиции без разрешения следовал расстрел не только самого дезертира, но и его семьи.



Связь и скрытое управление

Война под крышей мира

В правительственных войсках связь была организована путем работы на направлениях и в центрах управления на радиостанциях Р-142. Непосредственно в подразделениях использовали милицейские рации Р-105, Р-107, Р-109, а также Р-163.

Связисты-таджики утверждают, что лучше всего себя зарекомендовали в горах Р-142М, милицейские радиостанции до 6 километров на прямую видимость и Р-163. Исключительно плохо – Р-105 и прочие от нее производные.

Более менее СУВ была организована на главных станциях и на направлениях между Р-142, и то по-детски. Типа «высылаю один фломастер и пять карандашей», хотя местоположение пытались указывать по «зверинцу» и «улитке». При этом карты с кодировкой длительное время не менялись, как следствие – боевики ОТО через две-три недели без труда расшифровывали переговоры армии.

Боевики же работали на аппаратуре со сканирующими частотами. А СУВ осуществлялась простым надежным способом типа: «Ахмет, переходи к пятой задаче, Саид, задержись на четвертой позиции...» Такое дешифровать можно только после боя.



Минная война

Война под крышей мира

Минной войне в Таджикистане уделялось особое внимание. К широкомасштабному минированию прибегали обе стороны. Однако результативнее были усилия оппозиции, потому что именно она применяла тактику партизанских действий.

Как правило, минировались дороги и очень редко отдельные стратегические объекты. Обычно мина или фугас устанавливались под левую гусеницу, если ущелье справа, и наоборот. В этом случае при подрыве техника разворачивалась и блокировала проезжую часть, затрудняя эвакуацию убитых и раненых и сбрасывание машины с дороги. Минирование подобным образом часто сопровождалось организацией засады, а установка двух-трех фугасов в нескольких десятков метров друг от друга создавала впечатление сплошного минирования трассы.

Наиболее популярны были дистанционно управляемые или замедленного действия фугасы из двух-трех артиллерийских снарядов, где в качестве взрывателя-детонатора использовались противопехотные мины советского и итальянского производства.

При отсутствии специалистов и средств разминирования таджикские военные нередко импровизировали. Среди наиболее своеобразных способов разминирования отмечены:

• прогон по всему маршруту большого стада крупного рогатого скота (не прижился);

• спаивание бульдозериста. В невменяемом состоянии на бульдозере с лопатой на отвал он отправлялся на разминирование. При взрыве лопата отлетала, а проснувшийся на следующее утро крестьянин долго гадал, как он умудрился испортить колхозную технику;

• с помощью системы веревок и блоков обычный транспортер превращался в дистанционно управляемый с расстояния 20–25 метров.

Однако основным и чаше всего использовавшимся способом избежать мин оставался обходной путь. Несмотря на то, что большинство мин и фугасов устанавливались на неизвлекаемость, потери в личном составе от минной войны были незначительны. Но само наличие мин значительно снижало темпы наступления.



«Вертушки» в небе Памира

Война под крышей мира

В силу невозможности использования на многих участках автотранспорта на вертолеты ложилась основная нагрузка по доставке личного состава, вооружения, боеприпасов, продовольствия, а также по ведению воздушной разведки, нанесению бомбоштурмовых ударов и огневой поддержке с воздуха наступающих войск.

Парк вертолетов МО РТ в 1996 году состоял из четырех Ми-8 и трех Ми-24. В ходе боевых действий в Тавильдаринском районе в конце мая у одного из Ми-8 был перебит трос хвостовой балки и он упал в районе перевала Хабуработ с высоты 15–20 метров. Несмотря на тройной кувырок сбитой машины, благодаря высокому снежному покрову экипаж не пострадал. Однако «вертушка» восстановлению не подлежала, а эвакуация с высоты 3252 метров была невозможна. Поэтому с Ми-8 сняли все, что могли, а остов сожгли.

Следует отметить, что за штурвалами вертолетов были летчики, как говорится, от бога. В день таджикским вертолетчикам приходилось совершать до 10–15 вылетов, порой меняя вертолеты как перчатки ввиду неукомплектованности экипажей. Их рабочий день, как правило, начинался с пяти утра нанесением бомбоштурмового удара по целям, уточненным накануне вечером. Ранее пяти часов утра работа по указанным целям была нецелесообразна из-за низкого положения солнца над линией горизонта: отбрасываемые горами в долины и ущелья длинные тени делали цели трудноразличимыми. Затем с 6 до 11 шла переброска личного состава и материально-технических средств на соответствующие направления. С 11 до 16 часов полеты прекращались: на многих горных вершинах лежал снег, из-за него склоны гор, плато и ущелья нагревались неравномерно, возникали восходящие потоки разной силы, которые могли завалить вертолет. С 16 часов до захода солнца полеты возобновлялись.

Сведения о наличии вертолетов у оппозиции официального подтверждения не получили. Хотя иногда осуществлявшаяся быстрая переброска подкрепления на угрожаемые направления без использования авиации была бы невозможна.



Рожденные революцией

Война под крышей мира

Анализ боевых действий в Припамирье был бы неполон без учета соотношения сил и средств обеих сторон. Вооруженные силы официального Душанбе 23 февраля 1998 года будут праздновать очередную годовщину своего создания. Укомплектованные офицерским составом лишь на 60 процентов, они насчитывают чуть меньше десяти тысяч военнослужащих. Столь небольших по российским меркам вооруженных сил вполне достаточно для республики, размерами сравнимой с территорией крупной области Российской Федерации, а по численности населения в три раза уступающей Москве с пригородами. Вместе с тем до недавнего времени отсутствовала военная доктрина Республики Таджикистан и не была разработана концепция строительства вооруженных сил.

Однако, касаясь проблем армии Таджикистана, нельзя забывать о том, что это – практически единственные вооруженные силы в республиках бывшего Союза, сформированные не на базе частей и соединений СА, а из партизанских отрядов. Таджикской армии не достались в наследство ни боевые знамена, ни техника, ни вооружение, ни военные городки и парки. Оружие и боевая техника закупалась Таджикистаном у других государств, под казармы и штабы приспосабливались профессионально-технические училища. А министерство обороны заняло здание республиканского штаба гражданской обороны.

Однако нынешние проблемы таджикской армии весьма похожи на проблемы ВС соседних республик. Одна из основных – недостаточное финансирование. Так, в 1995 году реальное бюджетное финансирование составило около 60 процентов от запланированного. А потому ряд программ по комплектованию и материально-техническому обеспечению частей и подразделений не был выполнен. Одной из причин мятежа 1-й бригады министерства обороны было как раз слабое материально-техническое обеспечение этой воинской части.

Таджикские депутаты полтора года назад присвоили президенту республики Эмомали Рахмонову, который является и главнокомандующим вооруженными силами страны, звание генерала армии. Обилие генеральских должностей в местном министерстве обороны вызывает у многих улыбку. Российские военные специалисты не раз советовали своим таджикским коллегам сократить управленческий аппарат примерно на треть, привести его в соответствие с организационно-штатной структурой. Однако подобные предложения понимания у местных военных не встретили.

Война под крышей мира

Одновременно таджикская армия испытывает катастрофический недостаток настоящих военспецов в частях. Причем исправить положение с молодыми офицерскими кадрами удастся лишь через несколько лет. В настоящее время около трех сотен будущих таджикских офицеров учатся в России. Однако их выпуска надо дождаться, а пока... Попытаться переманить офицеров из соседних государств? Вот только кто пойдет служить за 40 долларов в месяц? Остается одно – активно использовать отставников, после выхода на пенсию еще до развала Союза обосновавшихся в Душанбе. В одном из отделов министерства обороны тянет служебную лямку семидесятиоднолетний полковник, в соседнем – пятидесятисемилетний. И никому это здесь не кажется удивительным.



Расчленение

Война под крышей мира

После создания бригады Президентской гвардии, а если выразиться точнее, после передачи в Президентскую гвардию 1-й бригады мятежного полковника Махмуда Худойбердыева, министерство обороны лишилось более половины вооружения и техники и самой подготовленной в военном отношении части. Даже противники Худойбердыева признавали и признают, что герою местного Народного фронта, в прошлом капитану Советской Армии, удалось установить в своей части железную дисциплину и порядок, за короткий срок превратив ее в самую боеспособную в армии. Теперь же в министерстве обороны сосредоточено лишь около трети тяжелого вооружения и боевой техники. Остальное разбросано по министерствам внутренних дел, безопасности и Президентской гвардии.

Кстати, в боевых действиях в Припамирье принимали участие подразделения всех силовых структур Таджикистана. Однако, как это часто бывает, трем различным ведомствам оказалось тяжело между собой договориться. Отсутствие единого командования и согласованности усилий всех силовиков играло только на руку оппозиции.

Параллельно формированию армии официального Душанбе создавались и боевые отряды оппозиции. Основные формирования вооруженной таджикской оппозиции дислоцировались на территориях афганских провинций Бадахшан, Тахор и Кундуз (до 3 тыс. чел.) и в Таджикистане (ГБАО, Гармская группа районов, Ромитское ущелье, Шуроабадский район Хатлонской области, всего более 2300 чел.). В лагерях подготовки на территории Пакистана и Ирана находилось до 200 человек.

Наиболее подготовленная часть движения насчитывала 2,5-3 тысячи боевиков. Общая численность вооруженных формирований с учетом действующего подполья на территории РТ, иностранных советников, памирских группировок, ориентированных на ДИВТ, а также лагерей подготовки боевиков приблизительно составляла более пяти с половиной тысяч человек.

Между тем полная победа какой-либо из сторон вряд ли была возможна. Ни у правительственных войск, ни у отрядов оппозиции не было достаточно сил и средств, чтобы не просто расширить зоны влияния, а и установить полный контроль над завоеванными территориями, удержать там свою власть. Война «до победного конца» могла бы длиться вечно.

Заместитель министра обороны республики генерал-майор Николай Щербатов как-то обмолвился, что около половины таджикских юношей уклоняются от службы. По неофициальной информации, реальные цифры уклонистов значительно выше. Летом 1996 года юноши призывного возраста в Душанбе остерегались выходить на улицу. Ходили слухи, что в городе проводятся облавы. В министерстве обороны эту информацию, естественно, не подтвердили.

Будущее таджикской армии сегодня столь же неопределенно, как и будущее республики. Трудно представить, как пойдет интеграция вооруженных отрядов оппозиции в правительственные вооруженные силы. Нелегко вообразить бородатого таджикского моджахеда, прошедшего подготовку в лагере где-то под Кундузом, в одном строю с нынешними солдатами правительственных войск. Однако любой другой путь приведет к развалу Таджикистана и дальнейшему кровопролитию.

Специалисты, проанализировав опыт боевых действий вчерашних противников, пришли к выводу: для того чтобы воевать здесь не числом, а уменьем, необходимы специальные части, имеющие горную и альпинистскую подготовку. Такие в Таджикистане пока только планируются. В правительственных войсках мечтают иметь побольше минометов и легких горных орудий. Поговаривают, что пора менять автоматы на пулеметы Калашникова, увеличить число снайперов и саперов. Возможно, когда-нибудь, когда прошедшие в Припамирье боевое крещение таджикские офицеры, в том числе и из числа бывших оппозиционеров, займут министерские кресла, в армии этой республики будет сформирована своя, не похожая ни на какую другую, организационно-штатная структура.


«Солдат удачи» № 12 / 1997 г.
Александр Гвоздев, Андрей Носов
Фото Дмитрия Зеленцова и Алексея Федорова

http://www.perunica.ru/specpodgotovka/6047-voyna-pod-kryshey-mira.html  





Война под крышей мира

Категория: Спецподготовка

<
  • 90 комментариев
  • 0 публикаций
19 марта 2012 09:05 | #1

legioner1

0
  • Регистрация: 19.09.2011
 
В 1994 году мой брат воевал там.
Рассказывал, что отвечать на начинающийся обстрел можно было только ЕСЛИ Москва разрешит.
Вот такая вот шла игра - "в солдатики"...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера