Перуница

» » Безопасность: от чувства к реальности

Спецподготовка » 

Безопасность: от чувства к реальности

Безопасность: от чувства к реальности

Как только появилась жизнь, появилась и смерть. Их извечный спор создал проблему безопасности, и, как изрёк Чак Паланик устами Тайлера Дердена, шансы каждого из нас на выживание в долгосрочной перспективе приближаются к нулю. Однако, борясь за существование, мир живого создал многочисленные программы защиты, которые всё более и более совершенствовались в ходе эволюции. В итоге, мы имеем генетически обусловленный сложный поведенческий аппарат, в обиходе именуемый «инстинктом самосохранения». Способен ли он ошибаться? И как часто мы полагаемся на него, решая вопрос личной безопасности?


Инстинкт спасает…


Сразу определимся: этология, наука об инстинктах, об «инстинкте самосохранения» ничего не знает. Оно и понятно: в критической ситуации, когда особь подвергается опасности, её психика испытывает действие разных программ поведения, побуждающих её то к бегству, то к замиранию, а то и к агрессии. Выбор будет сделан на основании того, какой очаг возбуждения в головном мозге окажется доминирующим. Но, как бы особь себя не повела, всё это будет «инстинктом самосохранения», а на деле — одним инстинктом из множества запущенных в работу.

Нам важно знать, что любой инстинкт, каким бы он ни был, имеет один и тот же принцип управления нашими действиями. По сути, это написанная нашим сознанием (или переданная по наследству) программа, которая в ходе обучения уходит в архив файлов (подсознание) и далее способна запускаться в работу уже автоматически.

Отец этологии, Конрад Лоренц, считал, что для активации инстинкта (а он имел в виду, в первую очередь, агрессию) нет нужды в соответствующих раздражителях, то есть часть нашей нервной энергии всегда будет уходить на нужды данной программы поведения и, как следствие, стимулировать её активность. Да простят мне учёные мужи мою дерзость, ибо осмелюсь поставить под сомнение позицию столь авторитетной персоны. Дело в том, что Лоренц, по всей видимости, искал раздражитель во внешней среде, однако, для высших животных и, безусловно, для человека столь же важное значение имеют и раздражители, таящиеся в глубинах нашей памяти. Как легко порой мы загораемся , когда в нашем сознании всплывает образ раздражающего нас человека и неприятной ситуации, связанной с ним. Мы начинаем злиться на того, кого рядом и в помине нет, а для окружающих наша раздражительность может казаться беспричинной.

Инстинкт управляет живым телом, оформляя психическую энергию в желание посредством гормонов. Например, я вижу медведя и пока соображаю, что делать, инстинкт, как вещь сугубо автоматическая, уже управляет мной. Мокрые штаны и позорное бегство (или обморок) — результат работы той порции адреналина, которую моё тело получило с активацией чувства страха.


…и убивает!

Но в том то всё и дело, что любая автоматика «заточена» под штатную ситуацию. В нестандартных условиях она либо не сработает, либо запуститься не соответствующая действительности программа поведения, что приведёт к неадекватности действий. Парадокс в том, что «инстинкт самосохранения» может подтолкнуть к гибели. Мы очень часто ошибаемся, доверяя чувствам, однако не так часто анализируем причины ошибок.


Перепрошиваем инстинкт

Эволюция, однако, наделила нас не только «автопилотом», но и системой его корректировки и даже программирования. Я имею в виду развитое сознание высших млекопитающих. Мы настолько сложно устроены, что просто не в состоянии получить все необходимые нам навыки через гены. В дело вступает процесс обучения. К пакету стандартных программ в процессе онтогенеза мы добавляем множество новых, определяющих всё разнообразие нашего поведения.

Например, волки, выходя на стадо кабанов, способны принять решение, атаковать сейчас или позже, если атаковать, то как и кого. Хищники обучаются охоте и поэтому всегда готовы пополнить набор имеющихся решений ещё одним, вновь созданным. Таким образом, они имеют механизм адаптации к изменению обстановки и к возможному изменению в поведении кабанов.


Как взломать чужой разум?


Всё выше сказанное, конечно, справедливо и для человека. Некогда мы, подобно волкам, рыскали по своим охотничьим участкам в поисках добычи и главной опасностью для нас были зубастые четвероногие конкуренты: леопарды, гиены, львы, крокодилы… Однако в XXI веке мы охотимся за деньгами, сидя в комфортных офисах, а главной угрозой для нас стали…. возможности собственного мозга. Именно свойство абстрактно мыслить и, совершая это, уходить от реальности, становится угрозой №1 для человечества. Мы, опутанные сетями информационных каналов, всё чаще запускаем в работу инстинкты, реагируя на вымышленные образы, объективные же источники угроз, бывает, остаются незамеченными….

Хотите пример? Их есть у меня! Профессиональный преступник использует технику «подхода» к своей жертве, суть которой в управлении её вниманием. Вы можете быть сколь угодно быстрым и сильным, но ваши возможности к защите становятся равными нулю тогда, когда вы перестаёте видеть угрозу. Не заметил, не обратил внимания, отвлёкся… Кстати, хеттский змей Иллуянка побеждает громовника Тару, похитив у него глаза и сердце. Имеющий глаза да увидит, не имеющий же становится полностью беззащитным.


Во власти инстинкта

Цивилизованный мир отличается от первобытного тем, что убеждает наших современников в заботе об их безопасности. Наш древний предок, покидая свою землянку, мог полагаться только на себя и своих ближайших сородичей. Нас же опекает полиция, армия и прочие блюстители. Пресловутый «инстинкт самосохранения» казалось вот-вот уснёт, однако…. Очередной выпуск новостей напоминает о том, что мир, как и прежде, таит в себе много неприятных неожиданностей. Влекомые чувством беспокойства, мы стремимся вновь оказаться в зоне комфорта, а это требует определённых действий.

На моего знакомого было совершено хулиганское нападение. Я, как существо мыслящее, способен предположить, что это может произойти и со мной. Чувство тревоги побуждает меня к действию (инстинкт создаёт желание, потребность в его утолении мотивирует к совершению соответствующего поступка), и я отправляюсь в оружейный магазин. Тяжёлая воронёная сталь травматического пистолета приятно оттягивает кобуру, ощущение мощи глушит беспокойство и порождает чувство уверенности. Всё, я снова в зоне комфорта. А раз так, то и пистолет таскать с собой не обязательно. К тому же он создаёт определённые неудобства и лишние вопросы со стороны коллег и знакомых.

Это типовая схема «решения» проблемы безопасности обывателем. Вместо «травматического пистолета» можете подставить «газовый баллончик», «уроки самообороны» и прочее по своему усмотрению.


Где искать истину?

Если несколько тысяч лет назад каждый мужчина был охотником, умел владеть оружием и защищать себя и свою семью от физической агрессии, то сегодняшний день уже не предъявляет подобных требований к сильной половине человечества. Хотя опасность подвергнуться физическому насилию никуда не исчезла. Тем не менее, свою способность к обучению мы редко посвящаем задачам безопасности и, соответственно, не обладаем в их решении достаточной компетенции.

А что, собственно, даёт эту компетенцию? Только опыт. Опыт — это то, что не может быть восполнено образованием, подменено дипломами, компенсировано деньгами или желанием действовать. Опыт — это квинтэссенция нашего взаимодействия с объективным миром, наивысшая естественная ценность, мерило нашей эффективности.

И, если говорить о физической безопасности (а безопасность, конечно, бывает разная), то здесь фору в 100 очков вперёд дадут те, чья жизнь идёт на острие силовых конфликтов, кто имеет реальный практический опыт решения проблем физической безопасности. С одной стороны, это силовики, а с другой — те, кто им противостоят, то есть криминал. Поэтому, когда пахнет жареным, обыватель обращается за помощью к тем, или к другим. Но способен ли наш современник взять на себя решение вопросов личной безопасности, хотя бы на уровне самообороны?


Опыт самооборонщика — опыт паталогической жертвы?..

И вот здесь начинаются объективные трудности, потому как ни приобретённое оружие, ни посещение курсов самообороны не способны дать того, о чём мы говорили выше — опыта. А без опыта, в лучшем случае, мы остаёмся теоретиками. Наша способность к абстрактному мышлению и здесь берётся за дело, и вот уже мы имеем собственную позицию по самообороне, которая, в виду опоры исключительно на возможности воображения и чьё-то мнение, далека от совершенства.

Хорошо, если мы это понимаем, тогда, не питая иллюзий, стараемся найти специалиста, способного нам прояснить ситуацию. Однако, где такого найти? Как ни странно, в клубах самообороны они попадаются очень редко, и этому есть своё объяснение. Клуб самообороны — это общественная организация, которая может существовать даже без регистрации. То есть такой клуб может открыть любой, посчитавший, что он это может. Так ведь и это вполне понятно: не существует ни одного общественного института, определяющего квалификацию «самооборонщика». Этому нигде не учат, никто не сдаёт экзамены и не проходит производственной практики по самообороне. В лучшем случае такой клуб открывает бывший опер или боец спецназа, но ведь и силовики слабо знакомы со спецификой самообороны. Да, они владеют статистикой, да, они понимают тактику действий преступника, но они всю свою служебную карьеру работали первыми номерами, то есть были, по сути, теми же охотниками. Тогда как гражданин, ставший жертвой преступления, вынужден спасать свою шкуру, по определению занимает место второго номера.

Людей с глубоким опытом самообороны, наверное, и быть не может, ведь это бы означало, что данный тип регулярно и множественно подвергался нападениям, что само по себе делает его объектом изучения виктимологии.

А что способен сделать толковый инструктор в клубе самообороны? Пожалуй, попытаться привить своим подопечным повадки агрессора, которые, однако, легко вступают в противоречие с законом.


На инстинктах можно заработать

Отдельно стоит сказать о ноже. Многие сегодня видят в нём дешёвый и наиболее простой способ защиты себя от преступных посягательств. Но людей тянет к ножу вовсе не строгий просчёт возможных уличных инцидентов, а всё то же чувство, чувство привязанности, укоренившееся где-то в глубинах нашей генетики, ведь нож сопровождает человека с незапамятных времён и давно стал неотъемлемой частью общемировой культуры. Чего там говорить, нам нравятся ножи, поэтому мы их и носим. А если ещё кто-то способен рассказать, как эффективно применять нож против хулиганов и грабителей, так мы с удовольствием послушаем.

Итак, нож для уличной самозащиты! Однако, позвольте вопрос. Какой процент инструкторов, преподающих самозащиту с ножом, бил людей этим самым ножом? Полосуют подвешенные окорочка все, а кто это делал с человеком? Ответ, мне кажется, очевиден. Тогда о какой компетенции можно говорить? Как обычно, и здесь мы имеем дело с презентацией собственных теоретических разработок, далёких от реалий жизни.


Наука о самообороне

Но пора уже вспомнить об инстинктах. «Инстинкт самосохранения» мотивирует нас к обеспечению собственной безопасности. Сознание должно помочь в нам в создании адекватных ситуации программ поведения. Проблема в том, что сознание чаще выступает в качестве иллюзиониста, ловко обманывающего инстинкт, усыпляющего чувство тревоги. Как решить существующую проблему?

Реализуя очередной пункт в программе обеспечения собственной безопасности, мы должны опираться на данные статистики об его эффективности. Приведу пример. Мой друг защитился от хулигана, используя газовый баллончик. Значит газовый баллончик — эффективный способ противостояния хулиганам. Это типовая ошибка в мышлении. Эффективность того или иного средства может быть подтверждена только независимой статистикой. Результативная программа обеспечения безопасности (будь то тип оружия, приём борьбы, тактика действий или система охраны) всегда даёт значительные гарантии при её практической реализации в различных условиях. То есть опирается на практику многократного применения, а не на предположения о том, «как это может быть».

К сожалению, для того, чтобы добиться подобной объективности в сфере самообороны усилий отдельных энтузиастов не достаточно. Необходимо создание «науки о самообороне» с реализацией научных подходов к исследованию проблемы. Самооборона должна избавляться от дилетантизма и помогать людям рассеивать иллюзии, а не плодить таковые. Однако, на сегодняшний день вряд ли стоит ждать положительных тенденций в этой сфере. Государство ( и это, наверное, правильно) заинтересовано в поддержании стабильности общества в целом, но не может заниматься защитой интересов отдельных граждан. Поэтому нам, как и прежде, стоит рассчитывать, прежде всего, на собственную способность быть объективным.

http://rudiyr.ru/rukopashnyiy-boy/bezopasnost-ot-chustva-k-realnosti.html

http://www.perunica.ru/specpodgotovka/8429-bezopasnost-ot-chuvstva-k-realnosti.html  





Безопасность: от чувства к реальности

Категория: Спецподготовка   Автор:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера