Перуница

» » Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)

Старые фото » 

Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)

Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)

Может пачка старых фотографий, найденных в комоде, изменить образ жизни человека?

Оказывается, может. Пример тому - судьба Фелисити Эшби, внучатой племянницы фотографа.


Странная находка

Лет сорок назад миссис Эшби вела тихую и размеренную жизнь в предместье Лондона. Работала в школе, учила детей рисованию, по выходным иногда выбиралась в столицу - полюбоваться Тауэрской башней или погулять в Гайд-парке. В общем, английская жизнь на английском острове. О России почти ничего не знала. Конечно, слышала, что была такая империя где-то на севере, но теперь на ее месте располагается Советский Союз, откуда, по сообщению «Би-би-си», исходит «советская угроза».

И вот однажды спокойное существование Фелисити оказалось нарушенным: она зачем-то полезла в рассохшийся комод и в глубине нижнего ящика обнаружила объемистую кожаную папку. Миссис Эшби открыла ее и в изумлении замерла: папка была забита негативами и пачками старинных фотографий. С пожелтевших карточек на нее смотрели какие-то бородатые мужики, разносчики, трубочисты, продавцы корзин и пирожков, молочницы, крестьяне, а то и нищие с котомками. С первого взгляда было видно, что типажи отнюдь не английские.

Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Внучатая племянница В. Каррика Фелисити Эшби. 1989 г. Лондон. (Фото из архива Ю. Г. Епатко)

Фелисити взяла одну из фотографий. «Gouv de Petersburg», - прочла она надпись внизу на французском языке. И рядом что-то по-славянски: «Петерб. Губ.». «Петербург?! - изумилась Эшби. - Россия?» Еще ниже - знакомая фамилия и адрес, очевидно, в том же Петербурге: «W. Carrie, petet Morskoi»... А вот и сам Вильям Каррик. Видимо, автопортрет: красивый мужчина с решительным проницательным взглядом. Да, это тот самый «дядюшка Вильям», о котором Фелисити слышала еще в детстве от матери! Миссис Эшби вспомнила о семейном предании, о том, что ее шотландские родственники Каррики когда-то жили в России и один из них стал известным фотографом.

Находка российских фотокарточек увлекла пожилую англичанку и, по ее словам, буквально изменила ее жизнь. Фелисити загорелась идеей поехать в Советский Союз, посетить места, где ее дядюшка Вильям снимал своих героев, и, по возможности, отыскать новые фотографии, которые могли пылиться где-нибудь в питерских архивах. В свои 65 лет миссис Эшби выучила русский язык (!) и отправилась в Ленинград.


Фотоаппарат вместо палитры

Выяснилось, что в Советском Союзе ничего не знали о Каррике. Вильям Каррик как дореволюционный фотограф не значился в Большой советской энциклопедии. Семьдесят фотографий отыскались в Публичной библиотеке. И все. Как установила Фелисити, негативы Каррика, отснятые в Петербурге и губернии, оказались рассеянными по всей Европе. Могила Вильяма на Смоленском кладбище не сохранилась. Город, в котором столько лет прожил знаменитый русский фотограф, давно забыл его.

Я не оговорился. Каррик, несмотря на свое шотландское происхождение и британское подданство, считается русским фотографом. Но не только потому, что с юного возраста постоянно жил в России, в

Совершенстве знал русский язык. Каррик и по духу, как отзывались о нем современники, был «вполне русским человеком». Его в Петербурге звали на русский лад Василием Андреевичем.

.. .Семья шотландских купцов Карриков поселилась в России в XVIII веке. Дед Вильяма Каррика в 90-х годах был известен на Лондонской бирже как «купец из Петербурга». Его сын Эндрю Каррик, тоже купец, в 1825 году приехал из Петербурга в Эдинбург и познакомился с очаровательной 15-летней Джесси. Вскоре он сделал ей предложение, и они обвенчались. После рождения своего первенца - Вильяма - Эндрю Каррик перевез семью из Эдинбурга в Кронштадт, где шотландцы прожили еще 16 лет до переезда в Петербург.

По окончании школы отец определил Вильяма в Императорскую Академию художеств, в класс архитектуры. Однако юноша с большим усердием посещал класс живописи, мечтая «о чистом, а не прикладном искусстве». Впоследствии Каррик часто шутил: «По званию я архитектор, а строить не умею». В 1853 году Каррик на средства отца отправился на стажировку в Италию. Четыре года, проведенные в Риме, оставили в его сердце прекрасные воспоминания. У него были друзья в русской колонии. Юноша выучил итальянский, увлекался итальянской оперой.

В Россию Вильям вернулся, узнав о тяжелой болезни отца и разорении фирмы Карриков (она торговала лесом и корабельными инструментами). Крымская война совершенно подорвала дела отца. Все семейные заботы легли на плечи Вильяма. По возвращении из Италии Каррик мечтал о занятиях акварельным портретом, однако очень скоро осознал, что этим ремеслом не сможет обеспечить семью.

В 1850-е годы акварельный портрет вытесняется новым видом искусства - быстрым в исполнении и более дешевым - фотографией. Русский гравер Ф. И. Иордан писал в 1854 году из Флоренции архитектору А. П. Брюллову: «Сильно пугает меня фотография, которая делает здесь большие успехи, и здешние портретисты сидят вовсе без работы.». Так же обстояло дело и в России. «Фотографы

Плодятся у нас со дня на день. Конкуренция огромная, и все завалены работой: так велика слабость у смертных видеть свое изображение.» - сообщалось на страницах журнала «Современник».

И Каррик решился: он занялся светописью - так в то время называли фотографию. Поменяв кисть и палитру на тяжелый и неуклюжий фотоаппарат, он не расставался с ним до конца жизни.


Британский подданный Василий Андреевич

Летом 1857 года Вильям вместе с младшим братом Джорджем отправился в Эдинбург. Джордж намеревался поступить на медицинский факультет местного университета, а Вильям - овладеть ремеслом фотографа. В Эдинбурге Каррик познакомился с фототехником Мак-Грегором, который откликнулся на его предложение переехать в Россию и открыть совместное дело.

Но планы будущего знаменитого фотохудожника едва не разрушились из-за весьма рискованного поступка. Из Шотландии Каррик привез три первых номера герценовского журнала «Колокол». И кто-то из друзей Каррика устроил публичное чтение этих номеров в трактире. Друга арестовали, а нашим шотландцем заинтересовался сам Александр II. 5 января 1858 года императору доложили: «Великобританский подданный Вильям Каррик имеет от роду 30 лет, жил с малолетства в С.-Петербурге и воспитывался в Императорской Академии художеств. В 1853 году для усовершенствования в живописи побывал в Италии, но, кажется, не сделал там больших успехов, ибо, как говорят, он намерен совсем оставить художнические занятия и посвятить себя торговле.».

Уже на следующий день после доклада императору шеф III отделения князь Долгоруков написал следующий приказ: «Благовидным образом, не в виде полицейской меры, пригласите ко мне г. Каррика завтра утром в 10 часов». А на полях против этой записи - пометка: «Исполнено. Каррик был у князя 7

Января утром». О чем говорили шеф полиции и будущий фотохудожник, неизвестно, однако Каррика не репрессировали. Видимо, Долгоруков ограничился душевной беседой, намекнув Вильяму, что даже британскому подданному небезопасно распространять запрещенную в России литературу.

Предоставленная Александру II справка не была точной: не торговлей, а фотоискусством решил заняться этот молодой человек. В 1859 году ателье Каррика и Мак-Грегора распахнуло двери в оживленном и престижном районе столицы - на Малой Морской улице, в верхнем этаже дома № 19.

Кто только не побывал там! Менделеев и Крамской, Ге и Стасов, великий князь Николай Александрович и. коробейники, солдаты, извозчики. Вспоминая о работе в ателье, Каррик писал матери зимой 1863 года: «Г рафы и графини. Г енералы и полковники с их дамами, ливрейные лакеи, горничные и поварихи - все они приходили к нашей мансарде и сидели в очереди. Чтобы получить свои фотографии. Пришел первым - обслужен первым. И если я отличаю кого-нибудь, так это только самых простых и бедных заказчиков. Я более внимателен к ним, так как они нуждаются в большем внимании, чем богатые и благородные».

Как отмечали современники, в Каррике «артист подавлял ученого». Тем не менее он внес вклад в усовершенствование фотопроцесса - изобрел практический метод для продолжительной экспозиции мокрых пластин. В 1862 году великий князь Николай Александрович заказал Каррику портрет, и он получился превосходным, за что фотографу в знак поощрения было пожаловано кольцо с бриллиантом. Тогда же князь пожелал, чтобы Каррик сфотографировал других членов императорской семьи. Но эти планы, по-видимому, не осуществились.

И все же следует признать, что портретное ателье на Малой Морской не пользовалось большой популярностью, а Каррик и Мак-Грегор как портретисты были гораздо менее известны, чем петербургские фотохудожники А. И. Дерньер, И. Ф. Александровский, К. Бергамаско.

Однако Каррик вовсе не стремился к славе. Его современники вспоминали, что он намеренно не стал заниматься портретированием. Его творческие интересы были другие. Каррик одним из первых в России обратил внимание на низшие слои городского и деревенского населения, на простолюдинов, которым сниматься было не по карману, да и некогда. Много раз обходил фотограф со своей техникой петербургские улицы и предместья в поисках интересных лиц и сценок городской жизни. Так постепенно сложилась коллекция «петербургских типов», состоящая из трехсот фотографий. И Каррик наконец-то нашел себя: он стал первым фотолетописцем народной жизни в России.


Здесь русский дух...

Фотограф мечтал о путешествии по России, ему хотелось увидеть и запечатлеть «исконно русские типы». Летом 1871 года по приглашению знакомого, богатого симбирского помещика, Каррик и Мак - Грегор посетили Поволжье. Но власти запретили ему фотографировать - для этого требовалось специальное разрешение. Негативы, хотя и с трудом, удалось сохранить. «Не многие знают, - писал его симбирский друг Н. Соковкин, - с какой любовью Каррик-шотландец воспроизводил типы русской жизни, какой драгоценный вклад сделал он в российскую этнографию. его тянуло внутрь России, на Волгу. Совершенно новая природа, ширь и красота места, непочатый угол материала - придали ему юношеские силы. Он работал от солнечного восхода до заката, без отдыха, часто производя до 25 негативов в день.»

По возвращении в Петербург Каррик сообщал сестре: «Я взял свои симбирские снимки, чтобы показать их старому Брюллову (архитектору, брату знаменитого художника. - А. Е.), и как он ими восхищался! Он даже надел две пары очков и время от времени отдыхал - ведь это не шутка просмотреть, как знатоку, 200 карточек кабинетного размера».

В 1872 году при содействии А. П. Брюллова несколько фоторабот Каррика были представлены на Международной выставке в Лондоне, правда, имя их автора не указывалось; сообщалось лишь, что они выполнены в России.

Летом 1875 года Каррик вновь поехал в Симбирскую губернию, но уже один - Мак-Грегор незадолго до этого умер. Сохранилось письмо Вильяма матери, датированное 1-м августа 1875 года, с обратным адресом: Симбирская губерния, хутор Нагорный. «Прошли по тем местам, которыми мы с Мак - Грегором когда-то любовались, душа полна воспоминаниями... Вчера отправились в соседнюю деревню, где я снял двенадцать удачных снимков. Домой вернулись к полудню и до обеда успели сделать еще шесть негативов. Снимали крестьян на жнивье.»

Творческим итогом путешествия по России явилась великолепная серия, насчитывающая более 800 снимков (!). Персонажи произведений Каррика - крестьяне, странники, молочницы, торговцы, дворники, солдаты, трубочисты, городские и деревенские ребятишки. Сюжеты - праздники, гулянья, виды деревень, самобытных крестьянских построек, пейзажи, восхитительные уголки русской природы.

Галерея Каррика «Русские типы», состоящая из 800-1000 фотографий, была с большим интересом принята в Западной Европе. На Международной выставке в 1876 году в Лондоне работы фотографа-этнографа произвели сенсацию. В газетах о снимках Каррика отзывались как о высокохудожественных произведениях. «Примечательно, что в России, - отмечал уже после смерти Каррика журнал „Всемирная иллюстрация—, - эта коллекция немногим известна и пока не нашла надлежащей оценки».

Скончался Вильям Каррик 11 ноября 1878 года от воспаления легких. Могила его на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге, как уже упоминалось, не сохранилась. Драгоценные негативы рассеяны по всему миру. На сегодняшний день самая большая коллекция его работ (около 200 фотографий) хранится в Лондоне у Фелисити Эшби и должна была по ее завещанию попасть в Русский архив города Линдса (Англия). Несколько десятков фотографий есть у лондонского коллекционера Соммера Эрха. Семьдесят работ хранится в Публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. Большая коллекция снимков предположительно должна находиться в Женеве, где умер художник Л. Варнеке, купивший ее у самого Каррика в 1876 году. Но часть наследия знаменитого шотландца могла осесть и в частных собраниях петербуржцев. Известно, например, что сын фотографа художник-карикатурист Валерий Каррик распродал «шкаф с негативами» своего отца.

Кто знает, может быть, в Петербурге хранятся неизвестные работы Вильяма Каррика. И вдруг вы тоже, уважаемый читатель, однажды откроете свой фамильный альбом и в уголке потемневшего от времени снимка заметите овальный фирменный штемпель «Фотография Каррика на Малой Морской, № 19, в С.-Петербурге.».


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Семья в поле. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Сенокос. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Дойка


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Дровеник. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Мордвинка. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Стирка. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Женщина с ведрами. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Жатва. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьянка за домашней работой. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьяне за обедом. Симбирская губерния. 1871


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Русская крестьянка из Тверской губернии. 1860-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьянка Тверской губернии. 1870-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьянские дети


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьянин


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Женщина у окна. 1870-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Жница. 1870-е гг


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Девушки около древесного шалаша. 1870-е



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Странник. 1870-е гг


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Девушка и баба села Порецкого Симбирской губернии. 1870-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьянские дети у бочки-водовозки. 1870-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Русская красавица. 1870-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Мордвин Симбирской губернии. 1870-е


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Крестьянка около избы. 1870-е гг



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)



Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Отставной солдат. Фото В. Каррика. 1870 г.


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Сеятель. Фото В. Каррика. 1870-е гг.


Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)
Девушка с кадкой. Тульская губ. Фото В. Каррика. 1870-е гг.


http://www.perunica.ru/stfoto/8478-fotograf-vilyam-karrik-18271878.html  





Фотограф Вильям Каррик (1827—1878)

Категория: Старые фото

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера