Перуница

» » Опыт восстановления деревень!

Свалка » 

Опыт восстановления деревень!

[media=http://rutube.ru/tracks/2032999.html?v=d508cd0e82f81eae75c72b645d05d92c]


Благодаря Глебу Тюрину мужики в деревнях архангелогородчины перестали пьянствовать и начали работать.

Глеб Владимирович Тюрин - директор Института общественных и гуманитарных инициатив (Архангельск). Социальный технолог, занимается возрождением русских деревень, развитием местного самоуправления и превращением отчаивавшегося крестьянина в самостоятельную и активную личность.

Его институт (ИОГИ) - http://www.iogi.narod.ru/

Статьи о деятельности Глеба Тюрина:

Русское возрождение - http://www.moslit.ru/nn/0721/10.htm

Возрождение русской деревни (+видео) - http://www.pravda-tv.ru/2009/04/08/880

О мифах, правде и конкретных решениях http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu...level2=articles

Ненастоящие люди – настоящие деньги - http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=47&PubID=5051

От Лос-Ангельска до Нью-Йоркино - http://ogoniok.com/4946/22/

Архангельское экономическое чудо - http://www.contr-tv.ru/print/1944/

Глеб и его соратники добились не малых успехов в Архангельской области. Губернатор Архангельской области не раз обращался в правительство сделать проект Тюрина федеральным,но всё время получал отказ...

В чем спасение северной деревни? («НЬЮ-ЕРКИНО» И ДРУГИЕ)

Пинежские деревни отличаются от других северных деревень – и природой, и количеством жителей, которое нередко переваливает за сотню, и былой основательностью в строительстве жилищ. Но есть, увы, общее, что роднит пинежье с областью и со всей Россией – матушкой. Это то, что русский писатель Александр Солженицын еще десять лет назвал емким словом «раззор». С тех пор ничего не изменилось к лучшему: фермерство все никак не приживется, сельского хозяйства, в привычном понимании этого слова больше нет. Колхозы, поменяв свои вывески, хозяйствовать по старому не могут, а по-новому не умеют, и едва содержат своих немногочисленных работников.

В деревне Еркино, за пятьдесят километров от райцентра гниет недостроенная ферма. Скот, по словам жителей, угнали в Кушкополу, поближе к сельской администрации и подальше от пастбищ. Доярки из Еркино ездят туда зимой, а это, как говорится, не ближний свет. Зарплата бригадира отделения 500 рублей с хвостиком. Из 260 жителей – половина пенсионеров, вторая половина – в основном безработные, завидующие тем, кто устроился сторожить заключенных. Районное начальство собиралось закрыть школу. Отстояли родители под предводительством А.Томиловой. Теперь Анна Васильевна, воспитательница по профессии, борется за сохранение детского сада.

От голода еркинцев спасают огороды, от тоски – клуб. Местные бабушки поют там такие частушки:«Мы на Еркине живем, кое-как питаемся, когда песен попоем, когда поматюгаемся». В клубе холодно - дрова дорогие. Сельская учительница вздыхает над десятком «спасенных» питомцев-восьмиклассников: «Никому - то вы не нужны ни в деревне, ни в городе». С грустной иронией местные жители называют свою деревню «Нью-Еркино»…

У соседей веркольцев, говорят еркинцы, житье получше будет. И впрямь, по словам главы сельской администрации, на 600 человек приходится треть пенсионеров, двадцать процентов бюджетников, да по статистике полторы коровы на каждый двор. Безработных нет. Хотя в совхозе работают теперь всего сорок человек, втрое меньше прежнего, и в основном женщины. Мужчины рубят лес на специально организованном участке Карпогорского леспромхоза. Но и здесь все чаще задумываются над тем, как жить станут, когда лес вырубят.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ
И вот в морозные крещенские деньки еркинцы, веркольцы, прочие пинежане (а также представители других районов) собрались вместе в Карпогорах и стали думать вместе. Происходило это в рамках круглого стола – семинара “Поиск новых путей выживания северной деревни”, организованного при поддержке Института Открытое общество (Фонд Сороса, Россия). Сначала искали причины тех бед, в которых оказались, и вписывали их в карточки. Фигурировали в них, конечно, и “неверная политика властей”, и отсутствие ее как таковой. И перестройка называлась виновницей всех бед и пресса. Но когда карточки были сгруппированы и представлены на обозрение, оказалось, что не эти причины стоят на первом месте. Самым большим злом пинежане назвали “нежелание действовать”. Дальше следовали самые распространенные национальные пороки – надежда на авось, пьянство и желание стащить то, что плохо лежит. Не остались обойденными и такие черты характера, как равнодушие, пассивность, консерватизм мышления, неуважение к себе.

Подобный результат оказался неожиданным для директора Института гуманитарных проблем (Архангельск) и руководителя проекта Глеба Тюрина. Он уже третий год занимается исследованием процессов, происходящих в северной деревне и поиском путей выхода из кризиса,изучал скандинавкий опыт, изъездил всю область. И вот впервые люди вообще “забыли” про безденежье, назвав главной причиной сельского упадка собственную безынициативность. Похоже, жители наших деревень стали как-то по-новому смотреть на жизнь.

Затем собравшимся было предложено подумать над тем, какие из этих причин можно устаранить на местном уровне. Результат снова превзошел все ожидания – оказалось, возможно избавиться от всего мешающего жить и сегодня или совсем, или хотя бы наполовину. Воодушевленные селяне вместе с руководителем семинара, его помощниками и экспертами живо обсуждали, как это сделать и начать поступательное движение вперед – построить мост, восстановить ферму, создать артель по производству кирпича…

Все выходило ладно и складно, пока не взяла слова эксперт, доцент МГУ Наталья Зубаревич и не “приземлила” собрание . “Я внимательно слушала вас,- сказала она.-Это был разговор не о том, что вы можем, а о том, что хотели бы видеть. Да, Архангельская область пока на подъеме, выручает ЛПК. Но сложится плохая конъюктура на рынке и ситуация изменится. Область не имеет “железной” базы для своего развития.

Политика, которая сейчас формируется в государстве направлена на то, чтобы регионы давали больше отчислений в бюджет, а это значит область станет больше забирать у муниципалитетов, компенсируя выпавший доход и о стимулировании чего бы то ни было разговоров быть не может. Бюджетный дефицит муниципалитетов в среднем по России составляет около 70 процентов, поэтому денег на поддержание ваших инициатив нет и в ближайшее время не предвидится. В любой кризисной экономике есть абсолютно объективные экономические законы (их можно ругать, но они не станут другими). Один из них - ресурсы складываются там, где эффективно. Сейчас самая быстрая отдача денег в Москве и все ресурсы там. На Пинеге их много не будет.

Муниципалитет может максимально использовать ситуацию со строительством транспортного коридора. Это инвестиции и рынок сбыта. Но надо помнить, что в целом ваша терртория замкнута на себя. Значит перспективы района самопроком, развитие личных подсобных хозяйств. Все местные администрации, старосты должны понимать, что сейчас деревня стоит на стадии элементарного самовыживания. Ваша главная задача- быть сытыми, обеспечить себя картошкой, грибами, ягодами, рыбой, подлатать вместе школу, клуб. Об этом очень горько говорить, но экономически для таких отдаленных территорий как ваша в ближайшие три-пять лет нет другой перспективы. Мне кажется, это не опускание людей морально, а шанс, некая платформа, которая должна объединить людей, сплотить их.”

ПУТЬ К ОБЪЕДИНЕНИЮ
Собственно, подвигнуть селян к объединению, к самоуправлению и было главной целью круглого стола-семинара. Это может быть и есть та соломинка, которой так недостает утопающей деревне. И здесь мы, оказывается не так далеки от более благополучных стран, таких, как Швеция например. Глеб Тюрин приводил множество примеров того, как шведы своими руками строят свою жизнь. Чтобы деревня жила, взамен закрывшихся производств пытаются развивать туризм, открывают музейчики, сдают опустевшие дома внаем, организуют небольшие сельхозкооперативы. Главное, люди сами строят свою жизнь. Но сегодня, оказывается, уже можно приводить примеры и из нашей жизни.

В том же Пинежском районе полгода назад жители деревня Церкова объединились в общину. Рассказ ее председателя Веры Степановой участники семинара слушали затаив дыхание. Началось все с того, что Вера Васильевна, бывшый директор Веркольской школы, переехала жить в Церкову и ей стало неуютно в родительском гнезде. Для начала она предложила землякам отремонтировать клуб, чтобы собираться вместе. Теперь молодежь, которая приходит туда на дискотеки, дрова пилит и полы метет, дежурным- вход бесплатно. Получилось. Дальше – больше.

Близился юбилей Великой Победы, активисты задумали посадить сквер и установить в нем камень памяти с высеченными фамилиями погибших воинов Церковы. Эта задача оказалась потруднее, потребовались деньги. Деревня собрала кто сколько смог, оказалось всего триста рублей. Пришлось искать помощи у спонсоров, а затем заказывать памятник в Архангельске. Хлопот было много, но к 9 мая он был установлен. Осенью церкогорцы (так на Пинежье называют жителей Церковы), уже объединенные в общину, распахали поле, весной собираются сеять. А еще строят планы возрождения гончарного ремесла, которым когда-то так славилась их деревня.

Вместе с Верой Николаевной на семинар приехали две очень молодые мамы – Галя и Валя. Во время автобусных переездов они завораживали пассажиров бесконечными пинежскими песнями, которые теперь разучивают на посиделках в клубе со слов древних старушек. Галя и Валя – первые помощницы председателя общины. И в Еркино, и в Верколе, куда ездили семинаристы, они очень убедительно рассказывали о преимуществах новой формы объединения. Подруги родились на этой земле, создали семьи и уезжать им некуда, да и не хочется.

На последнем этапе семинара девчата, как-то само собой получилось, успешно заменили ведущего – у Глеба за два дня непрерывного общения сел голос. С надеждой внимали им и решительная воспитательница А. Томилова, и бывшая горожанка Леночка, которую позвала в деревню любовь. Всех их объединяло одно - стремление изменить свою жизнь к лучшему,

НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО, ЧТО ДАЛЬШЕ.
Наивно полагать, что это явление скоро приобретет массовый характер, и что общины смогут решить все проблемы территорий.

Но нарождающийся опыт ценен тем, что не инициирован сверху. Это действительно самостоятельная деятельность людей в самих деревнях, начавшаяся не по чьей-то указке, а потому что люди стали понимать, что их проблемы за них никто не решит. Это действительно самоуправление. Это попытка на новом уровне возрожения того, что когда-то называлось земством, а сегодня называется в наших законах территориальным общественным самоуправлением. Мы, увы, уже привыкли понимать под самоуправлением деятельность деятельность муниципальных чиновников, районных властей. И это, действительно, очень важное звено управления. Но слава Богу, что и в Пинежском районе, и во многих других муниципальных образованиях районные власти также осознали, что без опоры на инициативы людей в деревнях, без реального зайдествования людей на местах, проблемы района не решить. Не важно, какое название дать, - община, группа местного развития, орган территориального самоуправления.. Важно, чтоб люди могли объединиться и сообща, всем миром заняться устройством своей жизни. На Пинежье, по-видимому, это увидели и главы сельских администраций. Они участвовали в ролевых играх по планированию измений в деревнях на равных с остальными жителями деревень. И было радостно видеть, какая масса творческой энергии пробуждалась при этом.

Огромное значение имеет и то, что развитие территориального общественного самоуправления поддержано областной администрацией. Уже три года Тамара Дмитриевна Румянцева курирует перспективное направление. Поездка на Пинегу, а она тоже приняла участие в семинаре, оказалась ее первой командировкой в новом году. Благодаря ее настойчивости на развитие местного самоуправления в областном бюджете впервые заложены денежные средства – без них в новом деле не обойтись.

Вскоре в области начнется новый масштабный проект по сельскому развитию, в ходе которого группы развития в деревнях смогут получить в том числе и финансовую поддержку. Но как заверил руководитель проекта, руководитель Института общественных и гуманитарных инициатив Глеб Тюрин, выдаваться эти безвозвратные суммы будут под конкретные продуманные дела, в режиме строгой отчетности и на конкурсной основе (В разработке и реализации этих дел в деревнях была бы очень существенна помощь и горожан, скажем, тех кто когда-то уехал из села, и сегодня бывает там лишь летом, наблюдая, как замирает жизнь в сельской глубинке).

Институт заканчивает подготовку концепции развития территориального общественного самоуправления в Архангельской области, в том числе и на том уровне, до которого еще не опускались российские законодатели – на уровне деревни. Наверное, пришла пора вынести ее рассмотрение в правительство области и выйти с законодательной инициативой в областное собрание – сегодня в области действует уже около десятка общественных организаций местного самоуправления.

Десять лет назад, когда Александр Солженицын предложил возродить земства, как спасение от “раззора”, многим эта идея казалась утопией. Сегодня о ней говорит президент страны. Но важнее всего то, что принять ее готовы люди, возможно и не читавшие Солженицына. “ Наш путь выздоровления – с низов “, - писал он. Кто сказал, что нет пророка в своем Отечестве?

http://www.perunica.ru/svalka/1925-opyt-vosstanovleniya-dereven.html  





Категория: Свалка

<
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
7 июня 2010 01:54 | #1

vesnushkinsneg

0
  • Регистрация: --
 
канал экопоселения "ковчег" - http://www.youtube.com/user/ecokovcheg

<
  • 233 комментария
  • 0 публикаций
7 июня 2010 19:37 | #2

lyut

0
  • Регистрация: 16.05.2010
 
Слава, Глебу Владимировичу Тюрину!
Годика через полтора и нам пригодятся его разработки....

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера