Перуница

» » Тайна Куликовской битвы

Свалка » 

Тайна Куликовской битвы

'Тайна

Статья сделана на основе главы из книги Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко "Новая хронология Руси". Печатается в небольшом сокращении и без указания большинства текстовых документов, которые упоминаются в оригинале.

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

§ 1. СМУТА В ОРДЕ В КОНЦЕ XIV ВЕКА. ДМИТРИЙ

ДОНСКОЙ = ТОХТАМЫШ. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА И

«МОСКОВСКОЕ ВЗЯТИЕ ». ОБЩИЙ ВЗГЛЯД


После образования большой империи в первой половине XIV века в результате завоеваний Батыя = Ивана Калиты государство разделилось на три части:

Волжское Царство (Золотая Орда),

Белая Русь (Белая Орда) и

Северская Земля (Украина).

По поводу слова «Северский»: вероятно, оно того же корня, что и слово «Сибирь», «Север», но не в смысле направления на север. Впрочем, напомним, что некоторые средневековые географические карты были перевернуты по отношению к современным. На них север был внизу, а юг — наверху (см. примеры в [38]).

К концу XIV века в Золотой Орде (Волжском Царстве) началась большая смута. За 20 лет (с 1359 по 1380 гг.) сменилось примерно 25 ханов. Смута заканчивается знаменитой Куликовской битвой. В ней русский князь Дмитрий Донской (он же — хан Золотой Орды Тохтамыш) разбил темника Мамая — фактического правителя Орды. Мы не будем вникать здесь в детали сложной борьбы внутри Орды до Куликовской битвы. В результате битвы на территории империи образовалось княжество, которое впоследствии в XVI веке превратилось в Московское государство.

Сейчас мы перейдем к знаменитой Куликовской битве.

Предварительно отметим, что описание летописей дает основание утверждать, что причиной битвы послужил ПОГРАНИЧНЫЙ СПОР между князем Великого Новгорода Дмитрием Донским и рязанским и литовскими князьями (соответственно, Олегом и Ольгердом).

Рязанский и литовский князья договорились выгнать Дмитрия из Москвы, Коломны, Владимира и Мурома, считая, что Москва по праву принадлежит Литве, а Коломна, Владимир и Муром — рязанскому княжеству. Для осуществления этого плана они пригласили царя Мамая.

Таким образом, Куликовская битва была сражением за обладание СПОРНЫМИ ГОРОДАМИ Москвой, Коломной, Муромом и Владимиром. При этом они собирались отогнать Дмитрия Донского «либо в Новгород Великий, или на Белоозеро, или на Двину». Напомним, что Новгород Великий — это Ярославль (по нашей гипотезе), а Белоозеро и Двина — области, примыкающие к Ярославской земле с севера. В этой связи отметим, что в нашей реконструкции столица Дмитрия — Кострома, город рядом с Ярославлем (см. ниже). Поэтому картина становится совершенно естественной: два князя хотят выгнать Дмитрия обратно в его столицу.

Как известно, Дмитрий победил в битве. В итоге он подчинил себе Рязанское княжество и восточные части Литвы. В том числе, окончательно утвердился в Москве.

§ 2. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

2.1. Где находится Куликово поле? Обратимся к истории знаменитой битвы на Куликовом поле (1380 год). Сегодня считается, будто Куликово поле расположено между реками Непрядва и Дон, ныне - Куркинский район Тульской области (см. Сов. Энц. Словарь, М., 1984, с. 667). Это — примерно в 300 километрах к югу от Москвы. Якобы именно в этом месте и произошла самая знаменитая в русской истории битва между русскими войсками под предводительством Дмитрия Донского с татаро-монгольскими войсками под предводительством Мамая.

Однако известно, что никаких следов знаменитой битвы на этом Тульском «Куликовом поле» почему-то не обнаружено. Нет ни старого оружия, ни следов захоронений погибших воинов и т. п.

Кроме того, размер этого поля ЯВНО МАЛ для такой крупной битвы. На это обращали внимание многие историки. Стоило ли ехать вдаль на такое маленькое поле и тому и дру­гому громадному войску? Вопрос: там ли мы ищем Куликово Поле?

2.2. Кулишки в Москве и церковь Всех Святых в честь воинов Куликовской битвы на Славянской площади (станция метро «Китай-Город»). Начнем с того, что некоторые летописи ПРЯМО ГОВОРЯТ о том, что КУЛИКОВО ПОЛЕ НАХОДИЛОСЬ В МОСКВЕ.

Например, известный Архангелогородский летописец, описывая встречу иконы Владимирской Божьей Матери в МОСКВЕ во время нашествия Тимура в 1402 году, сообщает, что икону встретили В МОСКВЕ «НА ПОЛЕ НА КУЛИЧКОВЕ». Вот полная цитата:

«И принесоша икону и сретоша Киприян митрополит со множеством народу, НА ПОЛЕ НА КУЛИЧКОВЕ, иде же ныне церкви каменна стоит во имя Сретенья Пречистая, месяца августа, в 26 день» [18, с. 81].

Упомянутая церковь стоит, как известно, на Сретенке. А недалеко от Сретенки в Москве есть место, до сих пор известное под своим древним названием — КУЛИШКИ.

Мнение о том, что московское название Кулишки является синонимом Куликова поля, бытовало в Москва еще и в XIX веке!

Например, в сборнике «Старая Москва», изданном Комиссией по изучению старой Москвы при Императорском Московском Археологическом Обществе (см. [16]), упоминается о якобы «неправильном предположении», существовавшем в Москве, будто московские «Кулишки произошли от Куликов или Куликова поля» [16, с. 69]. Там отмечено, кстати, что «КУЛИШКИ СУЩЕСТВОВАЛИ ПРЕЖДЕ МОСКВЫ» [16, с. 69].



ИМЕННО НА КУЛИШКАХ до сих пор стоит церковь Всех святых, которая «по старому преданию, была построена Дмитрием Донским в память воинов, убитых на КУЛИКОВОМ ПОЛЕ». «Каменная церковь Всех Святых на Кулишках, упомянутая в известии 1488 года. В переделанном виде церковь сохранилась до нашего времени». До сих пор она так и называется: «Церковь Всех Святых на Кулишках». Сегодня прямо около нее — нижний выход из станции метро «Китай-Город». Площадь сегодня называется Славянской. Недавно на ней поставлен памятник Кириллу и Мефодию. Чуть ниже — Москва-река. Здесь же — улица Солянка, называвшаяся раньше также КУЛИЖКИ, т. е. Кулишки.

Считается, что «Кулижки также обозначали болотистую местность». Кроме того, «кулижка» — вырубленный, выкорчеванный, выжженный под пашню лес (см. Толковый Словарь В. Даля). А в Москве «большую часть района "у Кулишек" занимали сады».

Московские Кулишки захватывали также площадь Покровских ворот, имевших три-четыре столетия назад и второе название — КУЛИШСКИЕ.

Согласно нашей гипотезе, именно в этом большом районе Москвы и произошла знаменитая Куликовская битва, в результате которой костромской князь Дмитрий Донской = Тохтамыш победил западнорусские, рязанские и польские войска Мамая и присоединил к своим владениям область, в которой впоследствии возник большой город — Москва. Возможно, присутствие ПОЛЬСКИХ ВОЙСК в «монгольском» войске Мамая вызовет удивление. Но об этом прямо говорит русская летопись [ПСРЛ, т. 25, М. -Л, 1949, с. 201].



Считается, что Мамай был разгромлен ДВАЖДЫ в одном и том же 1380 году. «Первый раз» — Дмитрием Донским, а «второй раз» — Тохтамышем. По нашей гипотезе, это — два отражения одного и того же события, поскольку Дмитрий Донской и Тохтамыш — одно и то же лицо. При этом, во «второй раз» Мамай был разгромлен «на Калках». Как мы уже говорили, «Калки» (Кулики) — это вариант все того же «Куликова поля», т. е. московских Кулишек («кулачки», «кулачный бой», «бой на кулачках», место, где мерялись силами).

Кстати (малоизвестный факт), Мамай — это ХРИСТИАНСКОЕ ИМЯ, до сих пор присутствующее в наших святцах в форме Мамий. Видимо, это — слегка искаженное «мама», «мамин», т. е. «сын матери». Вероятно, раньше на Руси бытовала пара имен сходного происхождения: Батый — от «батька», «отец», а Мамий (Мамай) — от «мамы», «матери».

Итак, Дмитрий Донской воюет с полководцем, имя которого — христианское!

В заключение отметим, что там, где в русских летописях написано «поле Куличково» (см. выше), историки романовской школы упорно читают «поле Кучково»:

«КУЧКОВО поле находилось у современных Сретенских ворот».

В чем дело? Что мешает им буквально процитировать старую летопись, где четко написано (повторим это еще раз) — «поле КУЛИЧКОВО»? Видимо то, что тогда у кого-то может возникнуть мысль о том, что московское поле Куличково — это и есть знаменитое Куликово поле, место битвы Дмитрия Донского с Мамаем. А этого они не хотят. Может быть — подсознательно. А по нашему мнению — сознательно, по крайней мере в то время, когда они изменяли освещение русской истории и в связи с этим произвели географическую перелокализацию некоторых событий нашей истории.

2.3. Как и в каком виде дошли до нас сведения о Куликовской битве? Основным первоисточником по истории Куликовской битвы считается «Задонщина»: «Есть все основания: полагать, что "Задонщина" была написана в восьмидесятые годы XIV века, вскоре после Куликовской битвы и, во всяком случае, еще при жизни Дмитрия Донского». БОЛЕЕ ПОЗДНИМ источником является «Сказание о Мамаевом побоище», которое «вероятнее всего было написано в первой четверти XV века». Считается, что «Сказание о Мамаевом побоище» опирается на «Задонщину»: «Из Задонщины делались вставку в Сказание о Мамаевом Побоище — как в ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ТЕКСТ этого произведения, так и в ПОСЛЕДУЮЩИЕ ЕГО РЕДАКЦИИ». Существует также летописная «Повесть о Куликов­ской битве», однако историки полагают, что она «была создана не ранее середины XV века как произведение публицистическое».

Отсюда следует, что «Задонщина» — это основной источник.

Посмотрим, что же представляет из себя текст «Задонщины». «Задонщина» дошла до нас в 6 списках. Самый ранний из них представляет собой сокращенную переработку ТОЛЬКО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ всего произведения. Что касается остальных, то «остальные списки «Задонщины» дают СИЛЬНО ИСКАЖЕННЫЙ переписчиками текст... Каждый в отдельности список «Задонщины» ИМЕЕТ ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО ИСКАЖЕНИЙ И ДЕФЕКТОВ, что издание произведения по какому-либо одному из списков не даст достаточно полного и ясного представления о тексте произведения. Поэтому уже с давних времен принято давать РЕКОНСТРУКЦИЮ (! — Авт.) текста «Задонщины» на основе сравнительного анализа всех списков памятника».

Все списки, кроме одного, датируются XVI-XVII веками. Самый ранний список (содержащий ТОЛЬКО ПОЛОВИНУ «Задонщины») датируется концом XV века. В фундаментальном издании «Задонщины» сразу обращает на себя внимание тот факт, что значительная часть географических названий выделена в тексте курсивом. Это означает, что эти фрагменты были ВОССТАНОВЛЕНЫ, РЕКОНСТРУИРОВАНЫ позднейшими историками (на основе сравнения нескольких версий текста). При этом, оказывается, довольно часто исходные географические названия, присутствовавшие в основном списке, почему-то ЗАМЕНЯЛИСЬ НА ДРУГИЕ. Среди «курсивных названий» особо часто почему-то встречаются ДОН и НЕ-ПРЯДВА. Но тогда возникает законный вопрос: а какие же исходные географические имена стояли здесь в первичном памятнике? На каком основании они заменены на названия ДОН и НЕПРЯДВА?



2.4. Ставка Мамая на Красном Холме у Куликова поля. Московский Красный Холм, Краснохолмский мост и Краснохолмская набережная, Московская Красная Площадь. Полезно взять карту Москвы, положить ее перед собой и следить по ней за нашим

рассказом.

Согласно русским источникам, ставка Мамая во время Куликовской битвы была расположена «на Красном Холме». За несколько дней перед началом битвы русские «сторожа Мелика отошли постепенно под нажимом татар к Непрядве, к КРАСНОМУ ХОЛМУ, С ВЕРШИНЫ КОТОРОГО БЫЛА ВИДНА ВСЯ ОКРЕСТНОСТЬ». Во время сражения «Мамай с тремя князьями находился на Красном Холме, откуда руководил войсками». «Царь же Мамай с тремя темными Князи взыде на место высоко на шоломя, и ту сташа, хотя видети кровопролитие». Таким образом, рядом с Куликовым полем находился Красный Холм. Есть ли в Москве на Кулишках такой Холм?

Да, есть. Прямо к Кулишкам (к Яузским воротам) спускается очень высокий крутой холм, который назывался Красным Холмом. На его вершине — известная Таганская площадь. Вспомните крутой спуск к высотному зданию у Яузских ворот. Не на этом ли Красном Холме, т. е. на Таганской площади, была ставка Мамая? Более того, рядом с этим местом до сих пор находится КРАСНОХОЛМСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ (Москвы-реки) и известный КРАСНОХОЛМСКИЙ МОСТ. Сегодня на карте Москвы сам КРАСНЫЙ ХОЛМ формально не обозначен. Впрочем, рядом с Кремлем есть хорошо известная КРАСНАЯ ГОРКА, где до сих пор стоит старое здание Московского университета.

Московское поле Кулишки окружено несколькими холмами. На одном из них — известная Красная Площадь (и Кремль). Поэтому этот холм тоже мог называться Красным. Возможно, ставка Мамая была и на этом холме, также возвышающемся над Кулишками со стороны Сла­вянской площади.

2.5. Кузьмина гать Куликовской битвы и Кузьминки в Москве. Перед началом Куликовской битвы войска Мамая остановились на «Кузьмине гати». Любой москвич тут же воскликнет — так это же московские Кузьминки! Известный район Кузьминки.

Итак, наша гипотеза звучит так: Мамай подходил к Кулишкам (в центр современной Москвы) с восточной стороны Москвы, находясь на левом берегу Москва-реки. То есть — на том берегу, где сейчас произойдет Куликовская битва.

А Дмитрий шел ему навстречу с южной стороны Москвы, находясь на правом берегу Москва-реки. Перед битвой Дмитрий форсировал реку (по-видимому, — Москва-реку недалеко от Новодевичьего монастыря).

Войска сошлись в центре современной Москвы — на Кулишках (в районе Славянской площади и Сретенки). Взгляните снова на карту.

Для полноты картины сообщим, что в то время как Мамай стоит на «Кузьминой гати», Дмитрий стоит «на Березуе», т. е. — на берегу, «на брезе» реки (по нашей реконструкции — Москва-реки).



2.6. Из какой Коломны выступил Дмитрий Донской на Куликовскую битву? Согласно летописи, Дмитрий выступил на Куликовскую битву из Коломны, где он соединился со своими союзниками. Сегодня считается, что Дмитрий вышел из города Коломна под Москвой (примерно 100 километров от Москвы). Возможно. Но нельзя не обра­тить внимание на другой весьма вероятный вариант: Дмитрий Донской выступил на битву из ЗНАМЕНИТОГО СЕЛА КОЛОМЕНСКОГО, находящегося сегодня внутри Москвы (метро «Коломенская»), Напомним, что именно в этом Коломенском находился огромный деревянный царский дворец. Эта гипотеза подтверждается также следующим свиде­тельством «Сказания о Мамаевом побоище». Дмитрий, узнав о готовящемся нападении, приказал своим соратникам явиться в МОСКВУ, куда они и прибыли. Тут же, через страницу, летопись буквально в тех же словах еще раз говорит о точно таком же (полностью идентичном!) приказе Дмитрия своим соратникам, приказывая им собраться, но на этот раз — в КОЛОМНЕ. По всей видимости, здесь попросту идет речь об одном и том же приказе Дмитрия своим сподвижникам собраться в КОЛОМЕНСКОМ — В МОСКВЕ. Летопись два раза повторила один и тот же фрагмент.

Летопись постоянно фактически накладывает Коломну на Москву. Так, сказав, что Дмитрий собирает полки в Коломне (см. выше), она ТУТ ЖЕ ПРОДОЛЖАЕТ, что войска выступают на битву ИЗ МОСКВЫ. Это снова помещает Коломну в известное село Коломенское в Москве. Более того, как сообщает Тихомиров, «МОСКВА была тем центром, куда сходились отряды из русских городов: «...снидошася мнози от всех стран НА МОСКВУ К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ». Сюда пришли белозерские полки, ярославские, ростовские, устюжские. Главная сила русского войска составилась из москвичей. Это видно из рассказа об уряжении полков на КОЛОМНЕ И НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ».

Итак, мы считаем, что Дмитрий Донской выступил именно отсюда из района Коломенского, расположенного на правом берегу Москва-реки, недалеко от центра Москвы.

Куда он направился далее со своими войсками?

2.7. Котлы Куликовской битвы и Котлы в Москве. Как говорит летопись, Дмитрий движется по направлению «на Котел». Если это — в Москве, то где? Посмотрите на карту. Вы сразу увидите реку КОТЛОВКУ недалеко от Коломенского (в Москве), же­лезнодорожную станцию НИЖНИЕ КОТЛЫ (находящуюся недалеко от Коломенского, в Москве). Следовательно, выступив из Коломенского, Дмитрий направляется вверх по течению Москва-реки в сторону речки Котловки. Между прочим, двигаясь в этом направлении, Дмитрий должен был бы вскоре оказаться в районе Новодевичьего монастыря (правда, по другую сторону Москва-реки). Давайте проверим по летописи — оправдается ли наш прогноз?

2.8. Смотр перед битвой войску Дмитрия Донского на Девичьем поле с Девичьим монастырем. Московское Девичье поле с Новодевичьим монастырем. По дороге на поле битвы, Дмитрий устроил своему войску смотр «на поле Девичьем». «Более 150 тысяч всадников и пеших стало в ряды, и Дмитрий, выехав на ОБШИРНОЕ ПОЛЕ ДЕВИЧЬЕ, с душевной радостью видел ополчение столь многочисленное». Более того, «Сказание о Мамаевом побоище» ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ говорит следующее: «Наутро же князь великий повелел выехать всем воинам на ПОЛЕ К ДЕВИЧЬЕМУ МОНАСТЫРЮ», «на поле к Дивичю».

В рамках нашей реконструкции мы обязаны указать Девичье поле и Девичий монастырь в Москве. Долго искать не надо. Это — знаменитое поле в излучине Москва-реки, на котором сегодня стоит Новодевичий монастырь. Это огромное поле и называлось ДЕВИЧЬИМ ПОЛЕМ. До сих пор здесь остались названия: «Проезд Девичьего поля» (ранее просто «ДЕВИЧЬЕ ПОЛЕ»), Новодевичья набережная, Новодевичий переулок.

Таким образом, как мы видим, Дмитрий, выступив из Коломенского, перешел Москва-реку и попал на Девичье поле, где устроил военный смотр. В летописи этот переход реки непосредственно перед битвой назван «переходом через Дон».

Возникает естественная мысль, что здесь Доном была названа будущая Москва-река. Напомним, что по нашей реконструкции Москва фактически еще не заложена, а потому названия Москва-река могло еще и не быть. Если это так, то прежнее название Москва-реки — это ДОН, то есть просто река (по поводу ДОН = РЕКА смотри ниже).

Поразительно, что «Задонщина» явно имеет в виду Москва-реку, когда говорит о реке ДОН. В самом деле, княжна «Марья рано поутру плакала на забралах стен МОСКОВСКИХ, так причитая: «О ДОН, ДОН, быстрая река... принеси на своих волнах моего господина Микулу Васильевича ко мне». Итак, река ДОН ТЕЧЕТ ЧЕРЕЗ МОСКВУ. Какая река течет через Москву? Правильно. Москва-река. Таким образом, гипотеза, что в древности Москва-река называлась ДОНОМ, получает прямое летописное подтверждение.

2.9. «Трубные гласы» на Куликовом поле и Трубная Площадь в Москве. Перед началом Куликовской битвы был густой туман. Известно, что «русские полки... поддерживали между собою связь "ТРУБНЫМИ ГЛАСАМИ"». «Туманное утро было, начали христианские стяги развеваться и ТРУБЫ БОЕВЫЕ ВО МНОЖЕСТВЕ ЗВУЧАТЬ... Русские кони взбодрились от ЗВУКА ТРУБНОГО».

По-видимому, воспоминание об этом звучании боевых русских труб на Куликовом поле и хранит сегодня хорошо известная московская ТРУБНАЯ ПЛОЩАДЬ.

2.10. «Дон» Куликовской битвы и Подонское подворье в Москве. Согласно летописям, русские войска, двигаясь на Куликово поле, перешли через реку ДОН. Да и победитель Дмитрий, и даже его брат, назывались Донскими.

Сегодня считается, что речь идет об известной реке Дон к югу от Москвы. Но эта современная река Дон в средние века чаще называлась ТАНАИС. Именно так она называется во многих описаниях Московии, составленных иностранцами, посещавшими Русь в XV—XVII веках. При этом, подавляющая часть русских городов, рек и т. п. называются в этих дневниках путешественников (по-видимому, со слов их русских собеседников) своими русскими именами, каковые нам известны и сего? дня, хотя можно усмотреть некоторое созвучие имен Дон и Танаис. По-видимому, именно ТАНАИС называли реку русские люди, беседовавшие с проезжими иностранцами и т. д. Волгу, кстати, иногда называли РА.

Но тогда возникает законный вопрос: а где же в средние века была русская река Дон?

Сегодня название ДОН обычно связывается лишь с одной рекой — современным ДОНОМ. Но оказывается, что слово ДОН означало — и во многих языках означает до сих пор — просто «РЕКА». Это — известный факт. Этимологический Словарь М. Фасмера сообщает, что слова ДОН и ДУНАЙ во многих древних языках означали «РЕКУ» вообще. Причем, не только в славянских, но и в турецком, в древнеиндийском, в древнем авестийском и т. д. До сих пор в русских наречиях существует слово ДУНАЙ, означающее РУЧЕЙ (олонецк), в польском ДУНАЙ означает «глубокая РЕКА с высокими берегами», а в латышском ДУНАВАС означает «речушка, родник».

Более того, производными от слова ДОН являются также названия крупнейших рек Европы: ДНЕПР и ДНЕСТР. В составе всех этих названий первые две буквы ДН означают «река», то есть ДОН (или ДН без огласовок). О реке ДУНАЙ и говорить нечего. Это просто чуть иная форма слова ДОН.

Итак, ДОН = «РЕКА». А следовательно, ДОНОМ ДОЛЖНЫ БЫЛИ НАЗЫВАТЬСЯ МНОГИЕ РЕКИ.

Поскольку мы выдвигаем гипотезу, что Куликово поле было на территории нынешней Москвы, то возникает вопрос: а где же в Москве «река Дон»? Видимо, сама Москва-река ранее называлась ДОНОМ.

Следы названия «Дон» в Москве сохраняются до сих пор. Недалеко от старого Симонова монастыря (сегодня он расположен рядом с метро «Автозаводская»), который, как мы вскоре увидим, непосредственно связан именно с Куликовской битвой, находилось подворье хорошо известной Сарской и ПОДОНСКОЙ епархии, с кафедрой этой епархии, архиерейским домом и соборной церковью. Считается, что здесь в Москва-реку впадала речка Сара, что и дало этому месту имя Сарский. Видимо и название ПОДОНСКАЯ было связано с чем-то местным, московским, может быть — с Москва-рекой.

Возможно и еще одно объяснение. Слово ДОН может означать в русском языке ДОННЫЙ, НИЖНИЙ, от слова ДНО. Поэтому «Донской» могло означать «низовой» — хорошо известный термин в русской истории. Вспомните, например, «низовые полки (войска)». Вероятно, здесь имелись в виду Ордынские войска, расположенные НИЖЕ по течению Волги. Отсюда — и ДОН, ДОНСКАЯ, т. е. НИЗОВАЯ область. Кстати, Сарская епархия получила, скорее всего, свое имя от имени САРАЙ, да и слово «царь» — тоже этого корня: цар = cap. О Сараях на Руси мы уже говорили выше. Добавим к этому, что и в Москве мы встречаем имя САР, например, в названии знаменитой Сарской епархии и речки Сара.

В связи с именем «Дон» в Москве, вспомним также знаменитый ДОНСКОЙ монастырь — не очень далеко от центра Москвы. Он был основан в XVI веке.

2.11. Отступление в сторону от темы Куликовской битвы. О русской и татарской архитектурах. Традиционно считается, что эти два архитектурных стиля совершенно не похожи друг на друга. В то же время, при внимательном рассмотрении обнаруживается близкое их сходство. Приведем один из многих примеров.

От Сарской и Подонской епархии в Москве до сих пор сохранился Крутицкий терем. «Этот характерный по своим архитектурным формам для конца XVII века надвратный терем сплошь облицован во втором этаже со стороны подъезда узорчатыми изразцами. Несмотря на ЯВНО РУССКИЙ ХАРАКТЕР всех форм терема, и в особенности обработки его окон, он производит ЧИСТО ВОСТОЧНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, напоминая эмалевые стены ПЕРСИИ и минареты ТУРКЕСТАНА». Могут возразить: иноземные завоеватели-угнетатели монголы заставляли покоренных русских рабов строить здания восточного типа. Возможно. Но можно сказать и так: в русском зодчестве естественно были представлены и успешно развивались (сосуществуя вплоть до XVIII века!) самые разные стили, в том числе и восточный. Это только в традиционной исторической версии Скалигера «на каждую эпоху — ровно один свой стиль, один свой почерк, одна своя архитектура и т. д.» Ведь сегодня же мы видим сосуществование разнообразных стилей в одну эпоху и в одном месте. Почему же в древности должно было быть по-другому?

2.12. Река Меча на поле Куликовом и Москва-река, либо река Моча — приток Москва-реки. Согласно летописи, Куликовская битва продолжалась в течение дня, после чего войска Мамая побежали и были прижаты к реке Меча, «где многие татары потонули». А сам Мамай спасся с немногими воинами. Таким образом, Меча — довольно большая река (в ней можно утонуть), находящаяся РЯДОМ с полем битвы, так как все события произошли в один день. Где находится река Меча? Конечно, сегодня вы можете найти небольшую речку Красивая Меча в Тульской области, где якобы была битва. Но, повторим, следов битвы там нет. Да и само название «Меча» могло появиться здесь уже значительно позже, когда историки перенесли сюда Куликовскую битву. Ведь, следуя указаниям всезнающих историков, именно здесь (в Тульской области) в 1848-1850 годах был воздвигнут памятник героям Куликовской битвы и основан музей. Возможно, только поэтому и появилась здесь на карте «Красивая Меча».

Но если Куликовская битва была на территории Москвы, то где же здесь «река Меча»? Наш ответ прост: это либо сама Москва-река, либо ее приток МОЧА (длиной в 52 километра). Слова «Меча» и «Моча» практически тождественны! Впрочем, отмеченная на современной карте речка Моча впадает сначала в реку Пахру, а затем Пахра — в Москва-реку. Таким образом, сегодняшняя Моча находится за пределами Москвы.

Но скорее всего, летопись имеет здесь в виду саму Москва-реку. Большая река, на берегу которой и находится поле Кулишки. Разгромленные войска Мамая были прижаты к Москва-реке, где вполне могли потонуть много воинов. Да и само название «Меча» может быть легким искажением имени Москвы-реки. Дело в том, что имя Москва происходит, как считали в XVII веке, от имени Мосох, или Мешех, т. е. (без огласовок) — МСХ или Mosh — Moch — Moscow. Ясно, что из всех этих вариантов вполне могло родиться слово «Меча». Напомним, что многие русские летописи пришли к нам из Польши.

2.13. Река Непрядва на поле Куликовом и река Напрудная в Москве на поле Кулишки. А также московская река Неглинка. Куликовская битва происходила на реке Непрядве. Эта знаменитая речка упоминается МНОГО РАЗ во всех летописях, го­ворящих о Куликовской битве. Река Непрядва, по описанию летописи, протекала ПРЯМО ПО ПОЛЮ БИТВЫ и также, судя по описанию битвы, была маленькой речкой (бились, в том числе, прямо на ней).

Может ли мы указать реку Непрядву в Москве?

Поразительно, что эта речка действительно есть, причем — там, где ей и следует быть — на московских Кулишках.

Это река НАПРУДНАЯ (Самотека) в центре Москвы. Трудно отделаться от впечатления, что НЕПРЯДВА — это просто вариант имени НАПРУДНАЯ, от слов «на пруду», «на прудах». Более того, река Напрудная расположена на московских Кулишках, т. е. прямо на Кули­ковом поле. В самом деле: «Главная, так сказать, становая возвышенность направляется... сначала по течению РЕЧКИ НАПРУДНОЙ (Самотека), а потом НЕГЛИННОЙ прямо в Кремль;... идет по СРЕТЕНКЕ и Лубянке (ДРЕВНИМ КУЧКОВЫМ ПОЛЕМ) и вступает... в Китай-город». Все это — район большого Куликова поля в Москве.

Возникновение имени Непрядва—Напрудная совершенно естественно, поскольку в Москве было (да и есть) много прудов. Сегодня хорошо известны улицы Напрудные (1-я и 2-я), Напрудный переулок, Прудовая улица, Прудовой проезд и т. д.

Более того, к северу от Кремля на Яузе было село НАПРУДСКОЕ! Имена НЕПРЯДВА и НАПРУДНАЯ практически тождественны. Легкая трансформация Напрудной в Непрядву также может быть понята из сохранившегося до сих пор в Москве имени ПРУДОВАЯ. Напрудную речку вполне могли называть также НАПРУДОВОЙ, или Непрядвой.

Напомним, что название Непрядва в некоторых местах современных изданий «Задонщины» выделено курсивом (хотя имеются, конечно, «Непрядвы» и без курсива). Это означает, что в этих местах текста «Задонщины» имя «Непрядва» было «реконструировано».



По московским Кулишкам протекала раньше река НЕГЛИНКА. Она впадала в Москва-реку. Это — маленькая речка. Кулишки назывались также «Кучковым полем у Неглинной». Приставка «не» в названии реки — довольно редкое явление. Возможно, преобразование приставки «НА» в «НЕ» в имени «НАпрудова-НЕпрядва» возникло из-за близости реки «НЕглинки». Названия рек Напрудной и Неглинки могли тесно переплетаться в сознании людей еще и потому, что на Неглинке ранее была запруда, в результате чего перед Кремлем в древности образовался ПРУД. Вот что писал об этом Сигизмунд Герберштейн в XVI веке: «Неглима (Неглинная) вытекает из каких-то болот и пред городом, около высшей части крепости (Кремля — Авт.) до такой степени ЗАПРУЖЕНА, ЧТО РАЗЛИВАЕТСЯ В ВИДЕ ПРУДА, вытекая отсюда, она заполняет рвы крепости и... под самой крепостью соединяется с рекой Москвой».

2.14. Засада Владимира Андреевича на Куликовом поле и Владимирская церковь в Москве. Исход Куликовской битвы решила засада, во главе которой был князь ВЛАДИМИР Андреевич с воеводой Дмитрием Боброком. Именно его удар решил судьбу сражения. Этому важному, переломному событию в «Сказании о Мамаевом побоище» уделяется довольно много места. Естественно ожидать, что на месте битвы должны были бы сохраниться какие-то воспоминания об этом засадном полке. И действительно, на одном из холмов, совсем рядом с Кулишками, до сих пор стоит известная церковь «Святого ВЛАДИМИРА в Садах» (Старосадский переулок). Здесь, по-видимому, и стоял засадный полк Владимира Андреевича. Это — южный склон, он был сильно заросший, и впоследствии там были сады (отсюда и название Старосадского переулка и «церковь в садах»).

Мы перебрали все основные географические названия, упомянутые летописью при описании Куликовской битвы.

2.15. Ярослав и Александр в описании Куликовской битвы. «Сказание о Мамаевом побоище», рассказывая о Куликовской битве, ПОСТОЯННО упоминает о двух знаменитых полководцах прошлого, предках Дмитрия Донского — о Ярославе и Александре. При этом, другие знаменитые его предки почему-то вовсе не упоминаются. Это довольно странно. Два предка упоминаются ПОСТОЯННО, а о других — не менее знаменитых (взять хотя бы Владимира Мономаха) — хранится полное молчание. Сегодня считается, что речь здесь идет о древнем Ярославе Мудром из XI века и о великом Александре Невском из XII века. Конечно, можно предположить, что летописец питал особое уважение именно к этим двум великим князьям, из которых первый отстоит от описываемых событий лет на 300, а второй — на 100. По нашей гипотезе, все намного проще. Дело в том, что Ярослав — это дубликат Ивана Калиты — ОТЦА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО, а Александр — дубликат Симеона Гордого — БРАТА И ПРЕДШЕСТВЕННИКА Дмитрия Донского. Таким образом, летописец абсолютно естественно упоминает двух НЕПОСРЕДСТВЕННЫХ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ великого князя Дмитрия Донского (а не его далеких туманных предков).



2.16. Кто с кем сражался на Куликовом поле. Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались РУССКИЕ с ТАТАРАМИ. Русские победили. Татары проиграли. Первоисточники почему-то придерживаются другого мнения. Мы просто процитируем их краткий пересказ, сделанный Гумилевым.

Сначала посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая. Оказывается, «волжские татары неохотно служили Мамаю и в его войске их было немного». Войска Мамая состояли из ПОЛЯКОВ, крымцев, ГЕНУЭЗЦЕВ (фрягов), ясов, касогов. Финансовую помощь Мамай получал от ГЕНУЭЗЦЕВ!

А теперь посмотрим — кто же сражался в русских войсках? «Москва... продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды — Тохтамышем, стоявшим во главе ВОЛЖСКИХ И СИБИРСКИХ ТАТАР».

Совершенно ясно, что описывается МЕЖДУУСОБНАЯ БОРЬБА В ОРДЕ. Волжские и сибирские татары в составе «русских войск» воюют с крымцами, поляками и генуэзцами в составе войск Мамая! Русское войско «состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения... Конница... была сформирована ИЗ КРЕЩЕНЫХ ТАТАР, перебежавших литовцев и обученных бою в ТАТАРСКОМ КОННОМ СТРОЮ РУССКИХ». Союзником Мамая был литовский князь Ягайло, союзником Дмитрия считается хан Тохтамыш с войском из СИБИРСКИХ ТАТАР.

Сегодня никого, конечно, не удивляет, что войска Мамая называются в летописях Ордой. Но оказывается, И РУССКИЕ ВОЙСКА ТАКЖЕ НАЗЫВАЮТСЯ ОРДОЙ! Причем, не где-нибудь, а в знаменитой «Задонщине». Вот, например, что говорят Мамаю после его поражения на Ку­ликовом поле: «Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била ОРДА Залеская». Напомним, что Залеская Земля — это Владимиро-Суздальская Русь. Таким образом, здесь русские войска Владимиро-Суздальской Руси прямо названы ОРДОЙ, как и монголо-татарские. Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Кстати, древнерусские миниатюры, изображающие Куликовскую битву, ОДИНАКОВО ИЗОБРАЖАЮТ РУССКИХ И ТАТАР — одинаковые одежды, одинаковое вооружение, одинаковые шапки и т. д. По рисунку невозможно отличить «русских» от «татар».

Так что даже с традиционной точки зрения нельзя считать, что Куликовская битва была сражением между РУССКИМИ и пришельцами-ТАТАРАМИ. «Русские» и «татары» перемешаны так, что отделить их друг от друга невозможно. По нашей гипотезе, слово «татары» в летописях означало КОННЫЕ РУССКИЕ войска и совсем не обязательно означало НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Здесь слово татары попросту заменяет слово КАЗАКИ. По-видимому, позднее, при тенденциозном редактировании, первоначальное слово «казаки» было заменено везде в летописях на «татары».

Итак, Куликовская битва — это сражение волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем.



§ 3. БРАТСКАЯ МОГИЛА ГЕРОЕВ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ В СТАРОМ СИМОНОВЕ МОНАСТЫРЕ В МОСКВЕ

3.1. Где захоронены воины, павшие в Куликовской битве? Согласно летописям и «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве полегло около 250 тысяч человек (с обеих сторон). Скорее всего, это число сильно преувеличено. Тем не менее, число погибших должно быть очень велико, так как после окончания битвы, «стоял князь Вели­кий за Доном НА ПОЛЕ БОЯ ВОСЕМЬ ДНЕЙ, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, нечестивые тела брошены были зверям и птицам на растерзание».

Читатель, воспитанный на традиционной версии нашей истории, наверное думает, что все это происходило в современной Тульской области в верховьях Дона, куда помещают сегодня место Куликовской битвы. Оказывается, однако, что русские воины, павшие в Куликовской битве, захоронены почему-то не в Тульской области, а в МОСКВЕ — в Симоновом монастыре! Здесь были похоронены, во всяком случае, знаменитые герои Куликовской битвы русские воины-иноки Пересвет и Ослябя. «Похоронили Пересвета и Ослябю у церкви Рождества Богородицы... Героев-иноков, павших на поле брани, не повезли в Троицкую обитель, а предали земле у стен именно этой церкви».

Но позвольте, если допустить (как нас уверяют сегодня), что тела героев везли из Тульской области до Москвы на расстояние около 300 (трехсот!) километров, то неужели же их «не смогли» довести небольшой остаток пути до Троице-Сергиевой обители? Осталось ведь совсем немного! Другой недоуменный вопрос. ВОСЕМЬ ДНЕЙ Дмитрий стоял на поле боя и хоронил убитых. Только затем тронулись в путь. Надо думать, не один день шли от Тульской области до Москвы (триста километров). Сколько же дней в итоге трупы Пересвета и Осляби были без погребения? Неужели их не хоронили несколько недель?

Поскольку битва произошла в день праздника Рождества Богородицы, то естественно, что при погребении на поле брани должны были построить церковь, посвященную Рождеству Богородицы. Именно это мы и видим — эта церковь ДО СИХ ПОР СТОИТ В СИМОНОВОМ МО­НАСТЫРЕ В МОСКВЕ (см. выше), который основан практически одновременно с Куликовской битвой.

Наша гипотеза: Симонов монастырь в Москве был основан и построен прямо на московском поле Куликовской битвы (или непосредственно около него) как усыпальница павших здесь русских воинов.

«Симонов монастырь, основанный в 1379 году, был одним из важных форпостов обороны Москвы. Основная часть памятников была разобрана в начале 30-х годов (! — Авт.) в связи со строительством Дворца культуры Завода имени Лихачева (ЗИЛ). Сохранилась южная стена с тремя башнями». Сегодня этот монастырь находится, к сожалению, на территории завода (хотя в него уже можно попасть по длинному проходу)!



Таким образом, и традиционная история согласна с тем, что Симонов монастырь основан практически одновременно с Куликовской битвой. Этот монастырь находится на берегу Москва-реки, рядом с Краснохолмской набережной, о которой мы уже говорили. Таким об­разом, все обнаруженные нами выше места и названия, связанные с Куликовской битвой, расположены в Москве очень близко друг к другу, между двумя крайними точками, каковыми являются: церковь Всех Святых, построенная Дмитрием в честь Куликовской битвы, и Симонов монастырь, где были захоронены павшие воины. Получается есте­ственная картина: павших воинов хоронили на месте битвы, а не везли их за сотни километров в Москву.

Нельзя не отметить следующее любопытное обстоятельство. Мы с большим трудом нашли в литературе указание на место захоронения героев Куликовской битвы. Это место должно быть (как нам казалось) весьма знаменитым. Как-никак, здесь лежат герои одной из величайших битв русской истории! И что же? Пересмотрев несколько современных фундаментальных исторических исследований, монографий, обзоров и т. п. по истории Куликовской битвы, мы НИГДЕ НЕ НАШЛИ даже смутного упоминания о месте захоронения. Современные историки хранят странное молчание на эту тему. Более того, руководитель сектора археологии Москвы института археологии РАН Л. А. Беляев пишет о Старо-Симоновом монастыре: «АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ ЗДЕСЬ НЕ ВЕЛИСЬ. Нам известно лишь о некоторых поверхностных наблюдениях Б. Л, Хворостовой при реконструкции храма в 1980 годах. Исследовавший вопрос захоронения Пересвета и Осляби В. Л. Егоров полагал даже полную разрушенность слоя в трапезной храма и БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ ЗДЕСЬ (! — Авт.)» (см. книгу «Древние монастыри Москвы по данным археологии», Материалы исследований по археологии Москвы, т. 6. Институт археологии РАН. Москва, 1995, с. 185).

И только благодаря счастливой случайности, нам удалось, наконец, найти нужную информацию только в книге 1806 года (!), на которую сослался М. Поспелов (см. журнал «Москва» за 1990 год) в связи со скандалом, вспыхнувшем из-за отказа завода «Динамо» (являющегося частью завода ЗИЛ) освободить церковные здания Симонова монастыря на своей территории. И лишь затем, уже побывав в самом монастыре, мы в нем обнаружили ксерокопию очень редкой книги, изданной в 1870 году и также рассказывающей и захоронении Пересвета и Осляби. Отметим, что обе эти книги 1806 и 1870 годов посвящены истории именно Симонова монастыря. Ни в одном из доступных нам солидных общих исторических трудов и даже специальных монографий по истории Москвы нужной информации мы не нашли. Краткое указание есть у Карамзина.

В чем же дело? Почему хранится молчание о том — где же захоронены герои, павшие на поле Куликовом?

Мы считаем, что ответ ясен. Потому, что захоронение это оказывается расположенным не в Тульской области (куда сместили Куликовскую битву, стремясь удревнить город Москву), а в самой МОСКВЕ! Поэтому о нем предпочитают молчать.

Ведь любой здравомыслящий человек тут же задаст естественный вопрос: неужели тела погибших везли более трехсот километров из Тульской области в Москву? Если захоронение — в Москве, то и битва была в Москве. Это же совершенно естественный вывод. Еще раз повторим, что в Тульской области никаких следов захоронений не найдено. Даже если число погибших сильно преувеличено (что, скорее всего, — так), после такой крупной битвы как Куликовская должны были остаться большие захоронения. И их следы должны быть видны до сих пор. В Москве они есть. В Тульской области их нет. Впрочем, надо понять позицию историков. Дело в том, что согласно их «теории» в год Куликовской битвы Москва уже давно существовала как крупный город. Кулишки в Москве, по их мнению, были давно застроены ко времени Куликовского сражения. Какая же битва «на огромном поле» может быть в тесном городе?!

По нашей же версии, в эпоху Куликовской битвы Москва еще только-только создается, она — небольшое селение, а на месте Кулишек — незастроенное большое поле. Лишь ПОСЛЕ Куликовской битвы (т. е. лишь в конце XIV века!) Дмитрий стал отстраивать Москву, что и говорит летописец: «Князь великий Дмитрий Иванович заложи град Москву камену и начата делати безпрестани».

3.2. Старый Симонов монастырь сегодня (в 1994 году) — древняя братская могила воинов Куликовской битвы. В этом пункте мы расскажем о нашем посещении Старого Симонова монастыря 15 июня 1994 года, предпринятом нами в связи с исследованием географических обстоятельств Куликовской битвы. Совершенно естествен­но, что высказав гипотезу о том, что битва произошла на территории Москвы, нам захотелось лично посетить Симонов монастырь — как место захоронения героев битвы, чтобы проверить нашу реконструкцию на месте. Посещение принесло настолько неожиданные результаты, что мы сочли уместным рассказать здесь об этом.

Начнем с того, что сегодня Старый Симонов монастырь расположен на территории завода «Динамо», и чтобы попасть в него, нужно долго петлять по узким проходам, углубляющимся внутрь завода. На маленьком пятачке, окруженном заводскими строениями, стоит церковь Рождества Богородицы. Церковь вновь открыта лишь несколько лет тому назад: до этого в ней находился заводской склад.

Мы знали, что здесь захоронены по крайней мере два наиболее известных героя Куликовской битвы — Пересвет и Ослябя. Нас чрезвычайно волновал вопрос — нет ли здесь еще и массового захоронения других участников битвы? Ведь если битва произошла действительно в Москве, и, как пишут летописи, Дмитрий ВОСЕМЬ ДНЕЙ стоял на поле и хоронил убитых, то где-то здесь должны были остаться МАССОВЫЕ ЗАХОРОНЕНИЯ павших воинов.

Так оно и оказалось! Не успели мы войти на площадку перед церковью как наше внимание привлек огромный дощатый ящик, уже опущенный в свежую могилу и приготовленный к погребению. На наших



глазах рабочий начал засыпать могилу землей. На вопрос: кого он хоронит, присутствовавшие при этом церковный староста и рабочие охотно рассказали нам следующее. Оказывается, ВСЯ ЗЕМЛЯ ВОКРУГ ЦЕРКВИ В РАДИУСЕ ОКОЛО СТА МЕТРОВ И НА ГЛУБИНУ В НЕСКОЛЬКО МЕТРОВ БУКВАЛЬНО ЗАБИТА ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ЧЕРЕПАМИ И КОСТЯМИ. Более того, площадь захоронения возможно даже больше, но выяснению этого мешают заводские постройки, плотно обступившие церковь. Как нам сообщили, еще при постройке завода был обнаружен целый СЛОЙ ИЗ КОСТЕЙ. Эти древние кости тогда ВЫКАПЫВАЛИСЬ В ОГРОМНОМ КОЛИЧЕСТВЕ И ПРОСТО ВЫБРАСЫВАЛИСЬ. Недавно в десяти метрах от церкви начали копать погреб. Только с этой небольшой площадки было выкопано столько черепов и костей, что хватило заполнить тот самый ящик объемом в два-три кубометра, который мы увидели, войдя на территорию церкви. Его-то как раз и хоронили. По нашей просьбе рабочий любезно поднял крышку. Ящик был заполнен человеческими костьми и черепами. Мы его сфотографировали. Место захоронения ящика — примерно в десяти метрах от северной стены церкви.

Рабочие, откапывавшие все эти кости, рассказали нам о нескольких поразивших их вещах.

Во-первых, останки были расположены в земле в полном беспорядке. Один из скелетов был даже расположен ВЕРТИКАЛЬНО ВНИЗ ГОЛОВОЙ! Совершенно ясно, что это — не обычное кладбище, а массовое захоронение. Мертвые тела складывали в беспорядке в ямы. Именно поэтому, выкопав ВСЕГО ЛИШЬ ОДИН ПОГРЕБ, рабочие набрали БОЛЬШЕ КУБОМЕТРА ЧЕРЕПОВ И КОСТЕЙ!

Во-вторых, копавших поразило, что ПОЧТИ У ВСЕХ ЧЕРЕПОВ БЫЛИ ЗДОРОВЫЕ, МОЛОДЫЕ, ЦЕЛЫЕ ЗУБЫ. Рабочие повторили нам это несколько раз. Складывается впечатление, что все похороненные были молодыми, здоровыми людьми. Это были воины, а не немощные старики.

В-третьих, кроме черепов и костей в земле были найдены каменные надгробные доски (плиты) одного и того же образца и размера, без каких-либо надписей. На всех этих досках изображен ОДИН И ТОТ ЖЕ узор. Он состоит из бляхи в центре, от которой отходят три полосы: прямая — вниз и две дуги, расходящиеся кверху. Этот рисунок чрезвычайно напоминает воинский щит.

Отсутствие каких-либо надписей указывает на то, что могилы были БЕЗЫМЯННЫМИ и, главное, ОБЩИМИ. Досок существенно меньше, чем костей. По-видимому, ям было несколько, и на каждую клали однотипную надгробную доску. Идентичность всех обнаруженных каменных досок ясно говорит о том, что все захоронения были сделаны ОДНОВРЕМЕННО. Отметим, что на досках не было изображения креста! Поэтому трудно предположить, что под этими досками хоронили обычных иноков монастыря (в этом случае крест, конечно, присутствовал бы). А для воинов в то время крест могли и не рисовать. Как мы уже обсуждали выше, казаки в составе ордынских войск того времени далеко не все были крещены. Возможно, в те времена не было обычая крестить младенцев (этот обычай появился на Руси в XV веке). Крестили в зрелом возрасте, поэтому многие молодые воины могли быть некрещеными.

В-четвертых, в захоронении полностью отсутствуют какие-либо остатки гробов, металлических предметов, одежды и т. п. Сохранились только кости. Это говорит о том, что захоронение очень старое: дерево, железо, медь, одежда ПОЛНОСТЬЮ ИСТЛЕЛИ, рассыпались. На это нужны столетия. Да и каменные надгробные доски совершенно не по­хожи на те, которые употребляются в церкви в последние несколько сотен лет. Впрочем, доказывать древность этого захоронения видимо излишне, поскольку археологи, специально вызванные сюда, датировали захоронение XIV веком, т. е. временем Куликовской битвы. Археологи, как нам сказали, тут же уехали, почему-то не заинтересовавшись погребением. Видимо, итогом этого их посещения и является приведенное выше мнение археологов о якобы «бесперспективности археологических работ» здесь. Нам все это кажется чрезвычайно странным.

Итак, сегодня на месте захоронения героев Куликовской битвы роют котлованы, строят погреба, завод вел свой коллектор, а останки героев просто выбрасывают, а в лучшем случае сваливают в общий ящик и хоронят заново, по-христиански.

Вот где стоило бы поработать нашим историкам! Как вообще может такое быть, что в центре Москвы давно существует явно древнее захоронение и НИКТО из археологов и историков даже не удосуживается задаться вопросом — кто здесь похоронен?

Ну хорошо. Допустим, историки не знают о братских могилах павших на Куликовом поле воинов в Старо-Симоновом монастыре. В конце концов, это пока лишь наша гипотеза.

Но ведь о том, что здесь, в самой церкви Рождества Богородицы лежат останки Пересвета и Осляби, они знают прекрасно! Наверное, подумали мы, старое надгробие с их могилы до сих пор бережно здесь хранится. Ничуть не бывало!

Входим в церковь. Внутри ее, слева от входа — надгробие над могилами героев Пересвета и Осляби, сделанное всего лишь несколько лет назад. Подлинная древняя каменная «доска» (плита), возложенная на их могилу в XIV веке и о которой упоминает, например, Карамзин, сегодня вообще не видна. Под новым надгробием ее нет, как нам сказали в церкви. Возможно, она до сих пор заделана в стену церкви, как о том пишет Карамзин. Но об этом в церкви сегодня никто не знает. Скорее всего, она была варварски раздроблена отбойными молотками среди множества других древних плит с надписями, которые на одном из субботников в 1960-х годах были вынесены из церкви и здесь же уничтожены! Об этом нам сообщил очевидец этих событий, принимавший участие в этих субботниках по уничтожению реликвий. Он лично выносил плиты из церкви. Во всяком случае, где сегодня находится древняя надгробная плита, и что на ней было написано, нам выяснить не удалось.

Более того, нам не удалось обнаружить в исторических трудах ТЕКСТ НАДПИСИ на плите. Что же на ней было написано? И почему в 60-е годы нашего века, когда вроде бы спал революционный угар борьбы с религией, кто-то безжалостно (и с пониманием дела) отдал изуверский приказ методично раздробить отбойными молотками бесценные плиты с подлинными древними надписями, хранившимися ВПЛОТЬ ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ в храме. Даже в 20-е и 30-е годы их не тронули. Так может быть дело на самом деле не в религии, а в русской истории? Что касается нас, то мы под давлением известных нам фактов были вынуждены заключить, что уже много лет в нашей стране ведется методическое и незаметное для общественности подлое уничтожение русских памятников старины, которые могли бы пролить свет на подлинное содержание древнерусской истории.

3.3. Где находилось село Рожествено, пожалованное Дмитрием Донским Старо-Симонову монастырю после Куликовской битвы? В «Истории церкви Рождества Богородицы на Старом Симонове в Москве» ясно сказано, что сразу после Куликовской битвы Дмитрий Донской передал этой церкви село Рождествено, находившееся НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. Вот эта цитата:

«Великий князь, одержав победу над Мамаем, в день праздника Рождества Пресвятыя Богородицы, Рождественской, на Старом Симонове обители дал вкладу село Рожествено, НАХОДИВШЕЕСЯ НА МЕСТЕ МАМАЕВА ПОБОИЩА».

Историки считают, что Куликовская битва была в Тульской области. Не странно ли тогда, что Дмитрий Донской передал московской церкви село, удаленное от нее на 320 километров?! Да и к тому же — не из своего велико-княжеского удела: в Тульской области в то время были уделы других князей! Такого в достоверной русской истории никто и никогда не делал!

Эта нелепость мгновенно исчезает, если Куликовская битва была в Москве, т. е. совсем рядом с Симоновым монастырем. И действительно, по сохранившимся свидетельствам, Старо-Симонов монастырь в последние 200-300 лет никаких владений в Тульской области не имел, а имел Симонову слободу или «сельцо» в Москве, недалеко от себя. Действи­тельно, «при Богородицерождественской, на Старом Симонове, обители находилась слобода, в которой жили служители Симонова монастыря, как-то: воротники, плотники, кузнецы и другие рабочие и ремесленные люди».

3.4. Битва Мамая с Тохтамышем в 1380 году как еще одно описание Куликовской битвы 1380 года. Сразу после Куликовской битвы, как нам говорят историки, «Мамай, бежавший в свои степи, столкнулся там с новым врагом: то был Тохтамыш, хан заяицкой Орды, потомок Батыя. Он шел отнимать у Мамая престол Волжской Орды, как похищенное достояние Батыевых потомков. Союзник Мамая Ягелло... оставил Мамая на произвол судьбы. Тохтамыш разбил Мамая на берегах Калки и объявил себя владетелем Волжской Орды. Мамай бежал в Кафу... и там был убит генуэзцами».

Сразу обращает на себя внимание схожесть между описанием Куликовской битвы и битвы на Калке.



1) Две крупных битвы происходят в один год (1380).

2) В обеих битвах разбит один и тот же полководец — Мамай.

3) Одна битва происходит на Калках (КЛК без огласовок), вторая — на Куликовом поле (тоже КЛК). Явная близость названий: КАЛКА — КУЛИКОВО. Мы уже отмечали это выше.

4) В обеих битвах присутствует литовский союзник Мамая, изменивший ему (или «не успевший оказать помощь»).

5) После битвы с Тохтамышем, Мамай убегает в Кафу. Точно так же после Куликовской битвы Мамай убегает в Кафу.

Это практически все, что известно о разгроме Мамая на Калках.

Наша гипотеза: разгром Мамая на Калках — это просто еще одно описание Куликовской битвы, попавшее в летописи. Это описание — очень краткое в отличие от развернутого изложения событий Куликовской битвы в нескольких сказаниях. В этом случае оказывается, что ТОХТАМЫШ — ЭТО ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ. Очень важный вывод, идеально укладывающийся в нашу общую реконструкцию. В самом деле, как мы видели, летописи считают Тохтамыша потомком Батыя. Но мы уже отождествили Батыя с Иваном Калитой. Дмитрий Донской — ВНУК Ивана Калиты. То есть, он действительно — ПОТОМОК БАТЫЯ. Здесь летописи абсолютно правы.

§ 4. НАША РЕКОНСТРУКЦИЯ ГЕОГРАФИИ КУЛИКОВСКОЙ

БИТВЫ


На рисунке мы попытались восстановить подлинную географию и схему Куликовской битвы на территории Москвы.

'Тайна


§ 5. ПО-ВИДИМОМУ, МОСКВА ОСНОВАНА ОКОЛО 1382 ГОДА. ЕЩЕ ОДИН ДУБЛИКАТ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ: «МОСКОВСКАЯ » БИТВА РУССКИХ С ТАТАРАМИ В 1382 ГОДУ

Традиционно считается, что Москва была основана князем Юрием Долгоруким в 1147 году (впервые упомянута в летописи как город именно под этим годом в традиционной хронологии).

Однако Московский Кремль был впервые построен именно при Дмитрии Донском (в конце XIV века). Мы уже отождествили Дмитрия Донского с ханом Тохтамышем. Через 2 года после Куликовской битвы в 1382 году хан Тохтамыш с двумя суздальскими (!) князьями и с войском приходит к Москве. Москва была взята. Кто же защищал Москву от Тохтамыша? Дмитрий Донской? Естественно, нет, так как Дмитрий Донской — это и есть Тохтамыш (потому и шли с ним суздальские князья). И действительно, историки говорят нам, что перед походом Тохтамыша на Москву, Дмитрии Донской «заблаговременно уехал в Кострому». По нашему мнению, Кострома в то время была резиденцией великого князя, и именно из Костромы Дмитрий = Тохтамыш пришел с войсками к Москве (потому-то его и не было в Москве). А Москву защищал, согласно летописям, ЛИТОВСКИЙ князь Остей. С этого взятия Москвы в 1382 году, согласно некоторым летописям, оказывается, начинается новая эра «По Татарщине, или по Московском взятии». Именно после этого Дмитрий = Тохтамыш окончательно завладел Москвой, построил московский кремль. По-видимому, это и есть реальное основание Москвы как крупного укрепленного города. Как мы видим, основание Москвы произошло практически сразу после Куликовской битвы и на том месте, где битва произошла.

Эта гипотеза находит косвенное подтверждение также и в следующем предании. В начале XVI века, когда стали говорить о том, что «Москва — это Третий Рим», «явилась надобность доказать, что Третий Рим — Москва и по своему началу не отдаляется от двух своих со­братьев (т. е. первых двух Римов —- Авт.), точно так же ОСНОВАН НА ПРОЛИТИИ КРОВИ». Эта легенда о том, что «Москва стоит на крови» является, скорее всего, воспоминанием о том, что Москва возникла на месте жестокой Куликовской битвы.

Может быть, летописный рассказ о битве 1382 года русских с татарами в Москве, поставленный в хронике на «расстоянии» всего лишь в два года от Куликовской битвы 1380 года, является повторным, но более кратким упоминанием все о той же Куликовской битве? Летописцы не догадались, что это — два описания одной и той же битвы (более полное и краткое) и слегка раздвинули их во времени (всего на два года). Кстати, Куликовская битва произошла в НАЧАЛЕ СЕНТЯБРЯ (8-го числа), а битва в Москве 1382 года — в КОНЦЕ АВГУСТА (26-го числа), т. е. практически в один и тот же месяц. Говоря о месяце и дне, летописцы раздвинули два описания одной битвы лишь на пару недель.

В Куликовской битве победил Дмитрий Донской, а в московской битве 1382 года победил Тохтамыш — т. е. тот же Дмитрий Донской!

Любопытный штрих, показывающий как историки незаметно «редактируют историю»: оказывается, «некоторые эпизоды из летописных повестей М. Н. Тихомиров считал недостоверными И НЕ ВКЛЮЧАЛ в свои исследования, например, версию о предательской роли великого князя Олега Ивановича Рязанского, якобы показавшего Тохтамышу удобные броды на Оке». А в нашей реконструкции этот поступок Олега Рязанского абсолютно ясен: отчего бы ему не показать брод своему великому князю Дмитрию Донскому = Тохтамышу!? Никакого предательства. Напротив, — естественное сотрудничество между русскими ордынскими князьями.

Кстати, несколько слов об истории Олега Рязанского.

Перед Куликовской битвой Олег Рязанский испугался Мамая и стал уговаривать русских князей не воевать с Мамаем. Этот поступок 1380 года был расценен как предательство. Чуть было не стал пособником «татар».

Практически та же история предательства Олега Рязанского включена и в легенду о «Московском взятии» 1382 года. Олег Рязанский перебежал к Тохтамышу, бил ему челом, «стал ему помощником в одолении Руси, и пособником на пакость христианам». Стал пособником «татар».

Скорее всего, это одна и та же история, но раздвоившаяся в летописях вследствие небольшой ошибки в хронологии.

Сражение 1382 года описано как чрезвычайно жестокое, сообщается, что разгром Москвы «был страшен». «Одних трупов было погребено 10 тысяч».

Вернемся еще раз к вопросу о массовых военных захоронениях в Москве, датируемых 1380 или 1382 годами. В связи с русско-татарской битвой 1382 года, Тихомиров сообщает, что «во время раскопок в КРЕМЛЕ на краю холма нашли груды костей и черепов, перемешанные с землей в полном беспорядке (сравните с упомянутыми выше аналогичными "перемешанными" захоронениями в Старо Симоновом монастыре — Авт.). В некоторых местах количество черепов явно не соответствовало остальным костям скелетов. Очевидно, что в свое время такие места служили погребальными ямами, в которых в беспорядке были схоронены части разрубленных трупов. По-видимому, это те ямы, где погребались останки несчастных жертв, погибших при взятии Москвы татарами в 1382 году».



Наша гипотеза: это крупное массовое захоронение на территории Кремля (на другом Красном Холме?) есть еще одна группа братских могил, в которых лежат воины, павшие в Куликовской битве. Традиционная датировка этого захоронения 1382-м годом практически совпадает с годом Куликовской битвы (1380). Это погребение находилось вблизи от позднейшего памятника Александру II. Другое массовое захоронение воинов Куликовской битвы — в Старо-Симоновом монастыре.

§ 6. КОГДА В МОСКВЕ НАЧАЛИ ЧЕКАНИТЬ МОНЕТУ?

Оказывается, чеканка монет на Руси «возобновилась» при Дмитрии Донском. Более точно: начало чеканки монет в Москве традиционно относится к 1360 году, а более широкий выпуск московской монеты начался лишь с 1389 года, то есть, практически сразу после Куликовской битвы. Это снова указывает на то, что Московское княжество было в действительности основано лишь после Куликовской битвы, а не в начале XIV века (как нас уверяет традиционная история).

Впрочем, исследователи нумизматической русской истории начинают свои списки сохранившихся до нашего времени монет лишь со следующих дат:

Великое княжество Московское — с Дмитрия Донского,

Великое княжество Московское и Галичский удел — с 1389 года,

Московские уделы — с Дмитрия Донского,

Великое княжество Суздальско-Новгородское (т. е., по нашей версии — Суздальско-Ярославское, так как Новгород = Ярославль) — с 1365 года,

Великое княжество Рязанское — с 1380 года,

Великое княжество Тверское — с 1400 года,

Тверские уделы — после 1400 года,

Ярославское княжество — с 1400 года,

Ростовское княжество — с конца XIV века,

Новгород и Псков — с 1420 года.

Вывод: реально чеканка монет началась лишь с конца XIV века. По нашему мнению, это — не «возобновление» чеканки (как это стараются преподнести нам историки), а НАЧАЛО ЧЕКАНКИ РУССКОЙ МОНЕТЫ.

§ 7. ХАН ТОХТА И ТЕМНИК НОГАЙ —

ДУБЛИКАТЫ-ОТРАЖЕНИЯ ХАНА ТОХТАМЫША

(= ДМИТРИЯ ДОНСКОГО) И ТЕМНИКА МАМАЯ


События Куликовской битвы из-за 100-летнего сдвига в хронологии опустились в нашей истории вниз и отразились в виде смуты в Орде в конце XIII века (борьба между Тохтой и Ногаем).

§ 8. ГДЕ БЫЛА СТОЛИЦА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО = ТОХТАМЫША ДО КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ?

Обратимся к церковному преданию. С эпохой конца XIV века (когда и произошла Куликовская битва) связан известный русский церковный праздник — «Сретенье иконы Владимирской Божьей Матери». В Москве до сих пор есть улица Сретенка, названная в память о встрече этой иконы в связи с предполагаемым нашествием Тимура. Это было вскоре после Куликовской битвы.

К сожалению, мы не нашли в старых церковных текстах подробностей событий, лежащих в основе этого чтимого на Руси праздника. В частности, мы не обнаружили церковного канона, который бы их описывал. В то же время, существует старый русский церковный канон, посвященный «пришествию» сегодня малоизвестной (по сравнению с Владимирской) иконы Федоровской Божьей Матери, которая представляет из себя лишь небольшое видоизменение Владимирской. События русской истории, описываемые в этом каноне, датируются той же самой эпохой — самым началом XV века, вскоре после Куликовской битвы. В нем, по-видимому, и содержится ответ на заданный в заголовке этого раздела вопрос.

Церковный канон четко говорит, что столица русского царя того времени — это город КОСТРОМА: «Днесь светло красуется преименитый град Кострома и вся руская страна...» (тропарь канона); «... яко твердое оружие на враги даровала еси граду твоему Костроме и всей российской стране» (седален канона) (см. церковные служебники XVI-XVII вв.).

Считается, что перед нашествием Тохтамыша на Москву Дмитрий Донской якобы «убежал» из Москвы в Кострому. Становится понятно, почему именно в Кострому. Потому что Кострома была СТОЛИЦЕЙ царя-хана Дмитрия (он же — Тохтамыш). Оттуда он и собрался в поход на Москву. Кострома — крупный город, находящийся совсем рядом с Ярославлем. То есть — с Великим Новгородом, как мы уже понимаем. В истории сохранились смутные воспоминания о том, что Кострома одно время чуть было не стала столицей, что она спорила за это право с Москвой. В середине XVII века Кострома была третьим по величине городом на Руси после Москвы и Ярославля.

Наша гипотеза: В конце XIV — начале XV веков местопребыванием русского царя-хана был город Кострома. Москва же была в то время еще не столичным городом, а пограничным местом битв между русскими князьями. Вообще, Калки считаются «обычным местом для битв». После Куликовской битвы Дмитрий Донской только начал отстраивать Москву.

Источник: "Новая хронология Руси", Глеб Носовский, Анатолий Фоменко, сканировал Максим Волченков

http://www.perunica.ru/svalka/382-tajna-kulikovskoj-bitvy.html  





Тайна Куликовской битвы

Категория: Свалка

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера