Перуница

» » Арийская культура

Свалка » 

Арийская культура

Арийская культура


Введение: наше культурное наследие

У нас, людей европейского или арийского происхождения, обширное и богатое культурное наследие. Тем не менее, сегодня наши уникальные обычаи, наш уникальный культурный идеал или душу понимают и ценят только меньшинство людей.

Печальным фактом наших времен является то, что большинство арийцев больше знакомы с культурой других рас, чем со своей собственной. Немногие арийцы знают, каковы наши уникальные арийские обычаи, и даже еще меньше людей обладает достатоным знанием, чтобы обучать арийской культуре других арийцев.

Чтобы наша уникальная культура выжила и снова процветала – чтобы наши благородные ценности ещё раз создали благородные арийские общества – арийцы должны узнать и ценить свою собственную культуру, и они должны быть готовы защитить культуру, своё собственное наследие и обычаи. Цель этого собрания статей – предоставить арийцам часть знания, понимание, которые является необходимым для поддержания и защиты арийской культуры и арийских ценностей.

Наша уникальная арийская культура – развивающаяся от ранней цивилизации древней Греции, описанной Гомером в «Илиаде» и «Одиссее» к современной – является по своей сути воинской культурой. Мы, арийцы, – воины по своей природе и по инстинкту или, точнее, как сказал Софокл, другой древний грек, мы «думающие воины». У нас есть инстинкт борьбы, исследования, победы и знания. Одна из вещей, которая отмечает нашу культуру, – это комбинация беспокойного движения, завоевательная энергия воина с героическим вызовом и желанием познавать. Эти вещи выражают нашу сущность, нашу душу, наш идеал, как арийцев, и они вынудили нас создавать цивилизацию за цивилизацией, империю за империей и изобретение за изобретением. Именно наша большая творческая энергия произвела эту существующую цивилизацию, поскольку именно эта энергия всё ещё поддерживает эту цивилизацию сейчас. Сущность, ядро нашего уникального идеала и таким образом нашей культуры – которое, прежде всего, выражает и объясняет нашу природу, как арийцев – это наши воинские инстинкты и наследие.

Наше культурное наследие – это большое сокровище, ибо истории, легенды и героические рассказы, которые составляют его внутреннее ядро, говорят нам, кто мы такие и насколько уникальна наша судьба как арийцев. Рассказы о доблести, о великих делах арийских воинов прошлого – истории великих арийских сражений от осады Трои до битвы за Берлин – позволяют нам понять себя, поскольку они могут показать нам, что мы должны сделать, чтобы жить здоровой и совершенной жизнью.

Мы должны быть настолько близко знакомыми с этими рассказами, этими историями и этими делами, чтобы можно было рассказать их по памяти. Они должны вдохновить нас на свершение подобных или больших дел, поскольку мы должны вручить следующему поколению арийцев эти те же самые вдохновляющие рассказы, истории и дела.

В течение более чем тысячи лет молодых арийцев воспитывали на чужеземной, еврейской истории – мифических и часто хвастливых рассказах об чужеземных людях и их довольно странном «боге» из Библии. В течение более чем тысячи лет, эти рассказы, и нездоровое богословие и невоинская этика, которую они произвели, гипнотизировали и управляли жизнями поколений арийцев.

В сущности, у арийцев отобрали свою собственную культуру и лишили своего наследия и неотъемлемого права. Арийские дети больше знают о еврейской истории, чем о собственной арийской истории. Вместо того, чтобы узнавать о духе борьбы и доблести Ахилла в Трое, они узнавали о Самсоне и его волосах. Вместо того, чтобы узнавать и пробовать подражать великим воинским деяниям Александра или Цезаря, им советовали пробовать подражать страданию еврея в Палестине, который, как говорят, был сыном еврейского бога. Вместо того, чтобы брать «Илиаду» и «Одиссею» за руководство по арийскому образу жизни, им предлагали обратиться к Библии.

За последний несколько десятилетий положение арийцев стало ещё хуже. Нас просвещают и наставляют на вымышленных историях об еврейском «Холокосте», и мы ещё должны учиться у других культур. И наших детей учат, что наша собственная воинская культура является так или иначе варварской, «империалистической» и «расистской».

Результатом всего этого являются всё новые поколения арийцев, которые оторваны от корней и не обладают никаким пониманием или даже знанием своей собственной уникальной культуры, и они, таким образом, не осознают своей собственную идентичность. Более того, многие из нас самих выказывают неприязнь к своей собственной культуре и предпочитают другие. Действительно, для нашей расы всё теперь настолько плохо, что при помощи созданной системы арийским детям приходиться учиться другим культурам в школе и в колледжах, поскольку им промывают мозги мыслью о том, что их собственное наследие часто не может быть достойным. И целые части нашего наследия преподаются как нечто «историческое», как нечто мёртвое. Оно никогда не преподается как некое реальное переживание – как то, что может и должно вдохновлять их на подражание великим делам великих арийцев, которых наше наследие помнит и чтит.

Наши существующие общества являются совершенно неарийскими, поскольку они полны арийцев, отринувших свою собственную культуру или безразличных к ней и благородным арийским ценностям, являющихся частью этой культуры. Абсолютная правда наших времен в том, что любая иная культура ценится, и народы этих культур часто поощряют идентифицировать себя с их собственной культурой, в то время как арийская культура в лучшем случае игнорируется, а в худшем случае подавляется.

Кроме того, в большинстве арийских стран арийские ценности и арийский образ жизни невозможны из-за репрессивных законов, объявляющих арийские обычаи вне закона.

Чтобы быть свободным и здоровым, люди должны иметь ощущение идентичности – смысла и цели своих жизней. Эти цель и смысл – идентичность – являются результатом культуры их предков. Наша собственная арийская идентичность возникает из нашей воинской культуры.

Мы, арийцы, должны стремиться жить и умирать как арийцы – то есть, как благородные воины. Любой иной путь является больным и неестественным для большинства арийцев. Сегодня наши общества полны «офисных служащих», «социальных работников», людей, уставившихся на экраны компьютера, «деловых людей», людей, пробующих продать материальные товары, и людей, делающих тоскливую, разрушающую душу работу за жалкие еженедельные или ежемесячные гроши.

У этих людей есть такие горизонты и мечты, которые это гнилое и антивоинское общество даёт им, и они забыли, как мечтать о большем – открытиях, завоеваниях, славе и известности. В результате они только наполовину живы – или часто живы даже ещё в меньшей степени. Установив свои горизонты столь низко, согласившись на немногое в жизни, они получают только то, что является таким же непритязательным. Эти люди согласились на искусственное, материальное или чужеродное «наследие» и антиарийскую «культуру», которая была дана им и которую они приняли. Редко когда они могут почувствовать кровь воина-арийца в своих венах. Они не чувствуют той великой волны вызова, славы и свободы, которая мотивировала многих, если не всех их предков в давнее время. Вместо этого они снова сгибают свои головы, признавая своё рабство в антиарийской материалистической системе, и продолжают свой тяжелый труд с полным коробом мечтаний, которые им дала и позволяет иметь система.

Мы, арийцы, должны не только вновь открыть нашу собственную воинскую культуру, но и стремиться нашими собственными делами добавить что-то к этой культуре. Мы должны вернуть нашу наследственную кровь воина и узнать снова, что самая важная вещь для арийца – это дела чести и славы –жить и в случае необходимости умереть, как воин, борющийся за славу. Когда-то мы были и можем снова стать неистовыми, сильными и благородными воинами. Когда-то мы были и можем снова стать гордыми и свободными людьми, с радостью живущими полноценной жизнью.

Мы должны снова учиться быть воинами, поскольку идеал воина должен быть снова стать идеалом, которому необходимо следовать, для каждого арийца. Если мы не сделаем этого, то вполне заслужим будущее крушение, несчастье, рабство и исчезновение, которое станет неизбежным.

I. Арийские обычаи

Арийская обычаи – это то, что отличает арийское общество и выражает идеал или душу арийских народов, и, таким образом, эти обычаи – это существенная часть арийской культуры. Они представляют собой попытку воплотить естественные и здоровые инстинкты арийцев, и в прошлом такие обычаи сформировали основу цивилизованных арийских обществ. Действительно, именно эти обычаи создали такие цивилизованные общества – так же, как стремление поддерживать такие обычаи (часто неписаные кодексы поведения) было средством, посредством каких поддерживалась сама цивилизация.

Эти обычаи естественны и здоровы для арийцев – то есть, ариец, стремящийся придерживаться арийских обычаев, живет более здоровой, полезной и наполненной жизнью, чем ариец, не придерживающийся их. Ариец, придерживающийся таких обычаев – это культурный, цивилизованный человек, так же как и общество, поддерживающее такие обычаи – это культурное, цивилизованное общество, находящееся в гармонии с природой. В своей основе арийские обычаи выражают высокую, рациональную любовь к свободе и воинской природе, так же как и арийский инстинкт «честной игры».

Конечно, в арийском обществе (типа ахейского или древнегреческого – общества, описанного Гомером в «Одиссее») больше обычаев, чем тех из них, которые будут описаны здесь. Эти другие обычаи – такие, как гостеприимство и любезность с путешествующими незнакомцами, были обычны для большинства воинских обществ. Здесь, однако, мы касаемся тех обычаев, которые отличают арийцев, которые позволяют создать арийское общество и которые тем самым выражают уникальный идеал арийских народов. Большинство этих арийских обычаев происходит из инстинктивных чувств лучших арийских людей – чести и справедливости, и многие из них зависят от клятв, приносящихся или «на чести» или «перед богами».

Фундаментальные арийские обычаи таковы:

(1) Право владеть оружием, носить его и использовать при самозащите.

(2) Право защищать себя, семью и род с использованием силы, а в случае необходимости и смертельного оружия.

(3) Обязательство быть верным тому, кому поклялся в верности.

(4) Обязательство говорить правду, поклявшись в этом однажды.

(5) Никогда не нарушать клятву.

(6) Признание права на «испытание боем», чтобы доказать невиновность в обвинении.

(7) Признание того, что любой человек, обвиняемый в чём-нибудь, имеет право на публичную защиту, и те, кто делает подобное обвинение, должны сделать это обвинение публично перед обвиняемым.

(8) Признание того, что любой признанный виновным в убийстве, пусть даже это его единственное наказание, может быть сослан или объявлен вне закона.

(9) Признание того, что признанный виновным в убийстве другого человека обязан дать компенсацию семье жертве товарами или деньгами (эту компенсацию называли вергельд (wergeld) в германских и англосаксонских обществах).

(10) Признание того, что споры между людьми, а также между соперничающими группами, могут быть улажены посредством дуэли или боя, между этими людьми или двумя представителями этих противостоящих групп, которые признают, что правда на стороне победителя.

(11) Признание того, что каждый имеет право бросить вызов власти одного или многих людей, и что этот вызов должен быть сделан при помощи поединка между претендентом и человеком власти, которой бросают вызов, и побеждённый человек любезно принимает власть победителя в таком бою.

Такие обычаи были, конечно же, идеалом. Но важно то, что такие идеалы существовали и поддерживались как стандарт, по которому оценивалось личное и социальное поведение, по которому вершились общественные дела. Как только эти обычаи перестали поддерживать или считать желательными – по любой причине, то такое общество, когда-то их придерживающееся, больше не было благородным и арийским. Оно больше не было истинно свободным и честным. Это изменение обычно происходило, когда воины – закаленные в битвах люди – прекращали быть вождями таких обществ и занимать управляющие и уважаемые должности в этом обществе. Неарийское общество, появлявшееся в результате этого упадка норм, обычно подвергалось влиянию людей без боевого опыта и возглавлялось ими.

Эти обычаи должны использоваться, чтобы оценивать все типы общества, и особенно те, в которых арийцы живут сегодня. Судя по таким арийским стандартам, легко видеть, что все современные общества, в которых живут арийцы, являются существенно неарийскими – все такие общества являются бесчестными, несправедливыми и нецивилизованными. Все современные общества, в которых живут арийцы, являются в своей основе антиарийскими и тираническими – выражением всего, к чему лучшие арийцы питают отвращение. Такие обычаи позволяют нам, как арийцам, отклонять всё неарийское, так же, как они позволяют нам понимать и оценивать собственно арийскую культуру.

II. Умирать или не умирать: воинская культура и честь

Для истинного воина честь стоит выше собственной жизни. Таким образом, он готов скорее умереть в случае необходимости, чем не подчиниться или быть опозоренным. Он готов придерживаться своих принципов, того, во что он верит, даже если это означает его собственную смерть. Этот благородный воинский принцип «Смерть лучше бесчестья» в прошлом позволил нам создать цивилизации и империи. Те, кто готов жить и умирать с честью – лучшие люди, чем те, кто не готов этого делать. Они обладают благородством характера; они обладают душой или духом истинного воина.

Именно пренебрежение личной честью и готовность людей ставить свои собственные жизни превыше чести привело нас к той страшной культурной ситуации, перед лицом которой мы оказались сегодня. Правда в том, что большинство арийских мужчин сегодня ставят свои эгоистичные, потакающие своим желаниям материалистические жизни превыше чести. Они желают жить любой ценой – даже если они им приходится действовать бесчестно, подчиняться, сносить притеснения или оскорбления.

Личная честь стоит того, чтобы умереть за неё; на самом деле, личная честь – та одна из тех немногих ценностей, ради которых стоит умереть. Честь создает человека. Именно честь делает человека истинным арийским воином. Воин – это тот, кто борется своим собственным образом жизни, осуществляет или делает реальным идеал превосходства индивидуального характера и идеал превосходства своей собственной культуры. И самый практический способ, которым такой идеал превосходства может быть осуществлен, – это личное сохранение и поборничество чести. Человек чести всегда выполняет свой благородный долг, так как он всегда верен тем, кому он присягнул на верность.

Не имеет значения, где кто умрёт или каким образом умрёт – имеет значение только то, что умирает он благородно, с незамаранной честью. Мир сегодня в значительной степени потерял и в значительной степени игнорирует идеал или дух воина, и поэтому, конечно, это такое больное, нездоровое место, полное трусливых людей. До нашей эпохи господства капиталистических финансистов и триумфа их неестественных, абстрактных социальных идей мир принадлежал сильным мужчинам, воинам. То, что имело значение, – это храбрость, сила, выносливость, честь этих мужчин. Никто, никакой абстрактный «закон» или «полиция» не имели никакой власти над такими мужчинами. Они были истинно свободны.

Сегодня нами управляют абстрактные, отдаленные, безличные антиарийские законы, созданные бесхарактерными политическими деятелями и внедряемые посредством полиции какими-то бесхребетными бюрократами для пользы ручного невоинского большинства. Сегодня мы вынуждены трудиться, чтобы заработать гроши и обеспечить кров для себя и нашей семьи, тогда как нас нужно вознаграждать за борьбу или позволять добывать за границей трофеи и богатства.

Мы, – те, кто знает о нашей воинской культуре и наследии, – и только мы, – поддерживаем мудрость и идеал арийского воина – сущностную твердость и боевой дух честного арийца. Мы и только мы придерживаемся естественных и здоровых ценностей мужественности и духовной сущности цивилизованного образа жизни. Этот образ жизни был очевиден в великих и сильных арийских героях прошлого, для которых война была образом жизни. Эти сильные мужчины поддерживали доблесть в сражении как отметку и созидание человека, и они не доверяли тем, кто говорил слишком много или слишком умно. Такие герои стали бессмертными в соответствии с их делами: те, кто осаждал Трою; Леонид и его спартанцы, сражающиеся в смертельной битве против персидских орд…

Мы стремимся создать мир, где воинские ценности вновь будут уважаться и их будут придерживаться.

На индивидуальном уровне мы можем сделать наши собственные жизни примером, стремясь жить и в случае необходимости умереть с честью. Неважно, что говорят или думают о нас другие, поскольку мы знаем, что это современное общество является обществом бесхарактерных и ручных мужчин и женщин, игрушек капиталистических господ. Мне вспоминается история молодого японца во Второй мировой войне, который, понимая дух воина-самурая, записался в пилоты камикадзе. Его запросу отказали на том основании, что он был женат и имел трех маленьких детей, и на нем лежала ответственность перед его семьей. Но его жена также понимала дух самурая и то, что умереть таким способом является честью, и она утопила своих детей и утопилась сама, чтобы таким образом позволить своему мужу бороться и умереть как герою, что он и сделал. Кто понимает этот дух сегодня? Кто доведен до слез этой историей, потому что они знают без слов, что означает такое дело? Кто – за исключением нас, воинов, – хотел бы записаться добровольцем, как это сделал он, и принять, как истинный воин, самопожертвование жены? Болезнь упадка создает такую мягкую слабость характера, что большинство даже наших собственных людей услышав подобную историю, сказали бы нечто вроде: «Какой ужас! Они и он сам умерли напрасно...»

Но такая смерть никогда не напрасна, потому что неважно, каковы краткосрочные результаты смерти, важен сам способ смерти. Ибо в такой смерти человек или люди становятся героями и Бессмертными – их дух живет дальше. Такие герои сохраняют и передают будущим поколениям саму сущность благородства – что делает нас выше, чем животные и что поднимает нас к богам. Умереть таким способом – действительно красивая вещь.

Конечно, никакой здоровый человек не желает смерти. Но когда есть возможность такой смерти в определенных обстоятельствах, благородный человек должен сделать свой выбор. Он может исполнить свой долг и покинуть этот мир, но он может и отказаться и жить трусом. Самая высокая честь состоит в том, чтобы охотно выполнять свой долг, даже если существует – и особенно если существует – возможность смерти.

Воинское общество – это общество, где это не только понято, но где такая возможность действовать героически перед лицом смерти существует для тех, кто таким образом делают героический выбор почетным и уважаемым – живут ли они или умирают. По сравнению с таким обществом, наше существующее общество отвратительно и позорно и полно отвратительных, потакающих своим желаниям трусов.

Дэвид Мьятт

http://www.perunica.ru/svalka/5444-ariyskaya-kultura.html  





Арийская культура

Категория: Свалка

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера