Перуница

» » Заметки к урокам нравственности. Двойственность. Подарок на свадьбе

Свалка » 

Заметки к урокам нравственности. Двойственность. Подарок на свадьбе

Первое чудо в Кане (1-12)
1 На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там.
2 Был также зван Иисус и ученики Его на брак.
3 И как недоставало вина,


Не рассчитали? Естественно, никак не рассчитывали на кого-то, странствующего где-то по разным областям и вдруг объявляющегося здесь, да ещё с пятью друзьями (Ин.1:28-49).

то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них.

Сколько лет с того памятного дня непорочного зачатия Она лелеяла надежду, что когда-нибудь Он докажет людям Своё чудесное происхождение! И, чувствуя, что время пришло, прозрачно намекнула, что вот – подходящий случай проявить Себя на славу.
И на что натолкнулась…

4 Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе,

Ходячий у того народа и у соседей речевой оборот с различающим [кто чей собственно есть] смыслом, распределяющим [кому чем довольствоваться] значением, разводящим [в разные стороны] образом, располагающим [всё по своим местам] понятием и с вразумляющим настроем: «Размысли! Что надобно мне, и что – тебе?» (2Цар.16:10; 19:22; 3Цар.17:18; 4Цар.3:13; 2Пар.35:21; в досл. пер. с греч. «что нам и тебе» - Мф.8:29; Мк.1:24; 5:7; Лк.4:34; 8:28), в данном событийно-значимо-смысловом окружении дошедшим до предела: «Кто Я, и чья ты …?» Не переходя ни на сквернословие, на ругань, на брань, ни на рукоприкладство. Видимо, для кого-то это есть проявление верха уважения и оказание великой чести.

Жено?

[К слову. В греческом письменном первоисточнике все местоимения, к кому бы они ни относились, прописаны с маленькой буквы, если они стоят не в начале предложения или высказывания. И имена нарицательные, в том числе «бог», «господь». В рассматриваемом месте слово «женщина» прописано с маленькой буквы в звательном падеже (др.-русск. соответствие в зв. п. – «же́но»). Но в языке Его народа, как и в другом близкородственном обиходном, на котором Он говорил чаще всего, звательного падежа нет и никогда не было.]
Любители представлять чёрное белым пусть приведут хотя бы один достоверный и убедительный пример из тех или более ранних времён, когда представитель избранного народа обратился, хоть даже на чужом языке в звательном падеже, к своей матери: «Женщина!», и чтобы это бесспорно и однозначно было воспринято и истолковано как положительное, доброе, признательное, уважительное отношение. Хрен с редькой. Разве что, находясь во враждебном окружении, когда надо было скрыть семейные связи. Или после долгой разлуки, в радостном шутливо-игровом лицедействе окликая мать, с последующим: «Мама…» Нет, не так… вот: «Мать моя, дорогая! Это я, живой, вернулся! Как ты тут без меня?»
Или, с какой-то иной стороны, Она навлекла на Него непоправимую беду, нанесла урон, обидела? Но найдётся уйма образцовых примеров из прошлого и настоящего, когда простые смертные люди, а также рождённые земными женщинами сыны богов даже в таких подобных случаях даже так не высказывались перед своими матерями.
Итак, непочтительное, холодное, отталкивающее, пренебрежительное обращение, унижающее материнское достоинство и оскорбляющее материнскую душу. Тем более, если Она – Богородица, пусть и не Богиня. Следующие Его слова, как бы они ни были обоснованы, нисколько не оправдывают такое высокомерное, чванно-заносчивое, спесиво-надменное, презрительное отношение. Впрочем, с безнравственной или ублюдочно-нравственной точки зрения оно вполне приемлемо.

еще не пришел час Мой.

А вот здесь в чём-то правильно рассудил. На брачном пиру не место и не время, совершая чудеса, пополнять ряды Своих поклонников, учеников, перетягивать всё внимание с тех, ради кого здесь все собрались, на Свою Личность.

5 Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте.

Несмотря на Его отказ. Почему такое разногласие? Три объяснения, которые могут иметь силу как по отдельности, так и в разных сочетаниях:
Первое. Она уже достаточно хорошо знала Его двойственную природу, например, что Он частенько говорит одно, а делает иное.
Второе. Задетая оскорблением, Она дала понять, что Ему всё-таки следует пойти Ей на встречу и исполнить Её желание, дабы Она смогла порадоваться за Него и простить Ему.
Третье. Она осталась при Своём мнении, посчитав его более предпочтительным. Новобрачные получили уже достаточно поздравлений и чествований. От них не убудет. Даже наоборот, для них будет великая честь, если именно на их свадьбе впервые явит Свою славу Её Сын. А потом можно и уйти, не задерживаясь. И захотевшим тут же последовать за Ним наказать оставаться на месте, назначив им встречу в главном городе на ближайшем празднике. Это было бы так здо́рово, благодарно, радостно, славно!
Но могла ли Она предположить, что Он, удовлетворяя одновременно два желания, Её и Своё, но каждое только наполовину, совершит чудо не у всех на глазах, что вино будет лучше прежнего, и что тем самым Его скромность обернётся скрытой подлостью, а честь жениха будет несправедливо запятнана?

6 Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по [обычаю] очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры.

Если от древнего Междуречья, как то 1 мера = 24л, то всего – в среднем около 360л.
Если от северного Средиземноморья, как то 1 мера = 39,46л, то – в среднем около 600л.
Если то ли по две средизем., то ли по три междуреч., то всего – под 480л или 432л.

7 Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.
8 И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли.
9 Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, - а он не знал, откуда [это вино], знали только служители, почерпавшие воду, - тогда распорядитель зовет жениха


Именно жениха, а не его отца или кого-то ещё. Значит, жених был самостоятельным домовладельцем, скорее всего, не первой молодости; попутно замечая, не бедняк, судя по обслуге, и, вероятно, привыкший вести дела расчётливо и без лишних затрат. И вот, распорядитель не сам подходит к нему, а подзывает как провинившегося мальчишку. Ибо такое определение исходило из самой первой, самой простой и естественной мысли, которая при тех обстоятельствах могла прийти в голову тому, кто был способен оценить качество вина, сделать соответствующие выводы и смерить подошедшего взглядом с головы до ног и обратно.

10 и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; [а] ты хорошее вино сберег доселе.

Речь распорядителя, как видно, делится на две части. Первая – поучающая в том, как следует правильно поступать, по-человечески, по хорошему и доброму обычаю, принятому у того народа и не только у того, уважительно и достойно. Вторая – обвинительная.
И ведь надо же было так замутить Своё дело, что если дальше кто-то начнёт что-то говорить, то всякие объяснения и оправдания будут не то что встречены с недоверием, подвергнуты сомнению, но просто подняты на смех! Ведь ещё никто не мог ни знать, ни слышать о Его сверхчудесных способностях. Люди ещё не были готовы поверить в такое небывалое чудо из чудес с одних только слов служителей, которые, кстати, по долгу своего положения могут, если не обязаны, всячески выгораживать жениха, окажись тот в неприглядном положении. Ещё могут сказать, что вино с неба дождём пролилось! И люди в это скорее бы поверили как в благодать от их Господа Бога Сущего, чем в какое-то кудесничество их земляка. А ещё легче и быстрее люди верят земным, естественным, жизненным, человеческим предположениям и догадкам, объясняющим, например, как предприимчивый человек поднапрягся и закупил что-то хорошее оптом, да припрятал так, что и не догадаешься, с расчётом сбыть его где-то подороже в возмещение свадебных расходов, - кстати, скоро большой праздник, - а для гостей достал что-то подешевле…
Не причудливо ли, что из всех возможных способов Его поведения, если кто-то захотел бы подойти к Нему с вопросами, был выбран последний, шестой:
I. Признаться в совершённом. Это было бы воспринято как благородная, но смехотворная попытка выгородить жениха. И тогда в доказательство Своей истины Он был бы поставлен перед необходимостью совершить второе чудо уже у всех на глазах. Это – единственное, что могло бы перевернуть неверные представления, развеять все сомнения, снять любые подозрения. Но Он совершит его в том селении значительно позже (Ин.4:45-54). Да и то, свидетелями того чуда будут жители только одного дома в другом поселении по их двум взаимодополняющим свидетельствам, разведённым по времени и пространству!
II. Сказать, что это втайне привезённый подарок жениху и всем селянам-землякам (?!!!), и что вино было перелито в те сосуды как в самое укромное место. А чудо, будь оно упомянуто, объяснить как выдуманную часть праздничного розыгрыша. Вот от этого все были бы просто в восторге! Но такое удивительное проявление самоотречения, а также щедрости, весёлости нрава и изобретательности, дальновидности, изящества ума Учителя было бы непременно обозначено в писании. Да и отдаёт языческим духом. Отпадает.
III. Смудрить что-нибудь в Своём духе, мутное и двусмысленное, вроде: «Ты сказал. Вино Моё не от мира сего». Забавно. Но опять возникнут вопросы. Тогда см. I или IV.
IV. Отрицать Свою причастность. Это значило бы выставить служителей на дополнительное посмешище и убедить их в том, что Он – злой колдун, возможно, отомстивший так изысканно за что-то жениху, или бес в облике человека. Отпадает.
V. Набрать в рот воды и молчать как рыба. Невелика разница с IV. Отпадает.
VI. Вовремя уйти, не доводя дело до расспросов. Другими словами – свалить, слинять, смыться. Иносказательно – поступить как трусливая свинья.
Шесть слов ложного обвинения, высказанных на видоизменённом наречии заимствованного первоисходного языка (проверь!), вылетели из уст человека, призванного следить за порядком, последовательностью, правильными действиями, поддержанием беззаботного, весёлого, радостного праздничного настроения, обеспечить приятное и незабываемое времяпрепровождение. Шесть слов калёными стрелами вонзились, засели и не выходили из головы жениха, вызывая изнутри чувство собственного бессилия доказать обратное и навязывая извне чувство беспричинного стыда перед людьми, беспокоя ум восстающими и умножающимися вопросами о том, кто из земляков мог устроить такой розлив, почему тайком и т. д., доходящими до дурных подозрений, заставляя мысли двигаться в ложном направлении и метаться в поисках ответов словно в заколдованном круге. А если бы служители всё рассказали, то это добавило бы ещё больше смятения, и круг стал бы уже порочным.
Какое умозаключающее слово, или словосочетание, или выражение, дающее нравственное определение и нравственную оценку, не было высказано прямо в глаза жениху, ибо не-при-лично?
Из шести сосудов, предназначенных для очистительного обряда, был с головы до ног облит грязью жених из расчёта: чем больше хорошего вина, тем больше ему позора. Столько, чтоб хватило упиться до поросячьего визга и хоть искупаться, бултыхаясь как свинья, хоть подавиться, хоть утопиться, захлёбываясь, словно в болотной жиже. Хватило бы у него духу прилюдно вылить то вино на землю? Но что бы это изменило? – «Отмывается свинья в бане! Молодая жена с тёщей уговорили». Раздать односельчанам? – «Откупается должник на поминках!» Оставить у себя, пока не скиснет? – Место занимать, добру пропадать. Пойман так, что, оказавшись невольно втянутым в навязанную неким кукловодом игру, оставалось продать вино на сторону, а выручку – в пожертвование храму законоучители не примут: свинья на рыле поднесла, тогда – нищим, или – себе…
Сколько дней в начале медового месяца, уж не шесть ли (Ин.2:11-13, 23), отведённых, в частности, для первых любовных утех на брачном ложе и на подготовку к самому первому и самому главному всенародному празднику, подложенная Им свинья своим незримым присутствием отравляла дух домашней обстановки в зародившейся новой семье, портила душевное настроение, оставляя неприятный осадок в душах других пировавших и не только их, - ведь у людей бывают длинные языки, - прежде чем появилась первая возможность (Ин.2:23) смыть пятно с новоиспечённого мужа в глазах хотя бы одного человека, дурно подумавшего о нём?
Но привела ли та возможность к его оправданию, если служители промолчали? Можно представить, как после выговора распорядителя у жениха отвисла челюсть, задрожали губы, лицо точно муху проглотил; и как после короткого замешательства он улыбнулся, подумав, что его шутливо разыгрывают. Ну какая же свадьба без розыгрышей! Людям свойственно преподносить свои подарки, не оповещая заранее, неожиданно, порой устраивая разные лицедейские постановки с хорошим концом. Служители, поначалу потерявшие дар речи по понятным причинам, были просто не в состоянии произнести что-либо членораздельное. Жених, думая своё, в предвкушении скорой развязки молча отправляется на своё место. Распорядитель, по-своему поняв по двум выражениям его лица, что он даже не собирался выставлять это вино, и что вдобавок ему просто смешно от некоторых условностей, делает служителям знак нести вино к столам. Те, понемногу приходя в себя, идут опять к водоносам, начерпывают вино, несут его в дом, подают гостям и узнают об уходе того гостя с матерью и учениками. Тут они начинают понимать, что, заговори они о чуде, им никто не поверит. И, осознавая тщету всяких слов и боясь быть осмеянными, соображают, что их дело сторона и лучше молчать. Некоторые гости, испив нового вина, начинают странно переглядываться и косо посматривать на жениха. Время идёт. Жених начинает проявлять беспокойство, ёрзает. Наконец, не выдерживает: «Друзья мои! Сколько можно тянуть? Не томите! Ну, признавайтесь же! От кого подарок?» Глас вопиющего в пустыне… Хитре-ец… А впрочем, может и сдержался…
Примерно через неделю селяне узнают о Его чудесах на празднике в большом городе. Никому, кроме служителей, и в голову не приходит, связав одно с другим, причислить Ему какое-то чудо в их селе, ибо о том и помину нет. Тут служители, допустим, кому-то кое-что рассказывают. Как им можно поверить? Спустя время, задним числом, воспользовавшись кое-какими обстоятельствами, притягивать что-то за уши к случайному пребыванию Его на том пиру, чтобы кого-то обелить?! Да ещё выходит, что Он намеренно сыграл такую злую шутку, чтоб люди тут зазря думали плохое, а жених душой маялся? Да это, никак, навет на Него! С другой стороны, узнай сейчас жених всю истину, будет справедливо упрекать, что надо было сразу сказать… Да-а, влипли… Нет, уж лучше и дальше помалкивать.
Кому? Да прежде всех Ему и Его проповедующим сторонникам. Как долго? Пока будут живы участники пира и наслышанные о нём. Сколько лет? Как-то вот проступают лет этак около шестидесяти шести до того как будет записано позже всех (Лк.3:23; Хрис-во. Энц. сл. Т.1 с.512; Бол. путев. по Библ. с.135, 136) сие рассматриваемое возвещение от этого ученика, единственного, кто упомянул о двух чудесах в том селе.

11 Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою;

Недомолвка – один из тонких приёмов без ложных слов! навязать неискушённому читателю, слушателю ложное представление. В данном случае расчёт на «… явил добрую славу Свою миру сему» вместо «… явил тогда разного рода славу Свою ученикам Своим, Матери Своей и служителям».

и уверовали в Него ученики Его.

Да. Они уже относились к Нему так, что были готовы поверить в чудо со слов хотя бы одного свидетеля среди них. И больше никто не указан. Ибо служители были в замешательстве: произошло то ли Бог, то ли Чёрт знает что. Если не убедились в последнем в тот же день.

12 После сего пришел Он в Капернаум, Сам и Матерь Его, и братья Его, и ученики Его; и там пробыли немного дней.

Каково было внутреннее состояние учеников? Если исключить отрицательное или неопределённо-двойственное отношение их к Учителю, то просматриваются ещё четыре возможности:
I. До их понимания никак не доходило то, чем обернулось чудо для жениха, по причине недостаточной развитости или отключённости способностей распознавания, осмысления, соображения. Это может не доходить до читателя, от которого кое-что скрыто. В пределе, они были настолько обворожены, очарованы, прельщены, пленены, покорены Им, что, ослеплённые, не могли и не хотели видеть ничего дурного ни в Его речениях и деяниях, ни в их последствиях. Такое воздействие на людей через времена и расстояния с привлечением известных средств, способов и приёмов можно наблюдать в разных местах Земли.
II. Они понимали всю несправедливость брошенного жениху обвинения, но по-детски простодушно полагали, надеялись, верили, что там всё как-то само собой образуется, устроится, сложится, наладится, разрешится и придёт в конце концов к счастливому завершению. Многим людям свойственно впадать в самообман и заблуждаться, и, выдавая желаемое за действительное, превращать порося в карася.
III. Помня когда-то содеянную женихом какую-то гадость, они были рады свершившемуся возмездию. Однако, в писании о греховности жениха – ни намёка. А может, раньше кто-то из них на своей свадьбе прилюдно оказался в пренеприятном, постыдном, позорном положении? Редчайший случай. И теперь на чужой свадьбе, отводя душу, соглядатаем вымещать зло на постороннем… Ну, ладно – один. А остальные? Все за одного? Однако! Судя по Его отношению к семейному положению учеников, не стал бы Он мстить, да ещё несправедливо, в этом воображаемом случае только лишь за позор одного Своего ученика. Разве что попутно с чем-то…
IV. В силу своей врождённо ущербной, извращённой половой направленности они испытывали равнодушие к противоположному полу, при случае переходящее в пренебрежение, брезгливость, отвращение, вызывая чувства богоотверженности и обиды с ответными защитными чувствами избранности и гордости, порой приводя к смеси скрытых чувств зависти и ревности, превосходства и презрения, ненависти и мести, и к желанию хоть как-то понасмехаться над брачным союзом между людьми разнополой любовной направленности. Это многое объясняет и в некоторых других событиях их жизни (Ин.1:48-49; Мф.9:15; Мк.2:19; Лк.5:34; Мф.26:47; Мк.14:1-52; Лк.22:1-54; Ин.18:1-9). И осуждение мужеложства отсутствует в Его высказываниях. Или, в мягком случае, в силу плотски-телесной врождённой половой немощи. Или в силу чисто духовного врождённого бессознательного самооскопления, с годами превращающегося в осознанное. Или в силу полного отсутствия душевного полового влечения. Но последние три состояния, остановившись на бесстрастии, бесчувственности, безразличии, равнодушии, вряд ли привели бы к злорадству; и тогда см. I или II.
Как там оказались Его братья? Неважно как, а важно зачем. Их присутствие было крайне необходимо по горячим следам, во-первых, для получения и переживания небывалого, первого в Его жизни удовольствия от показного тщеславно-горделивого, но скромно не высказываемого вслух самовосхваления перед ними за то, что Он способен иметь таких обожающих Его учеников. А во-вторых, для упражнения по выработке и закреплению у учеников навыка держать язык за зубами касательно сведений уже несколько иного рода, нового для них, даже перед Его братьями, которым было заказано-запретно знать о превращённой воде.
Шесть нежданных, но по прибытии званых и радушно принятых гостей: Учитель и пять учеников, уроженцев того края (Ин.1:44; 21:2; Мф.4:18-22; Мк.1:16-20), находящихся в самом начале пути распространения нового нравоучения, мимоходом заявившихся в разгар самого первого праздника у новой семьи, ускоривших опустошение винных запасов, после показательного урока рыбной ловли в мутной воде быстро смотавших удочки, под занавес бросив пожизненно томиться в садке первый улов из безвинно пострадавшего и посвятив его, как и следует, Господу, в полной мере испытывали тогда неземное удовлетворение и голубую радость от содеянного.
А Мать, вплетённая в закинутую Им сеть и втянутая в забаламученный Им водоворот, получила от Сына урок, чтоб впредь ей знать свой шесток и больше не совать свой нос в Его дела, и заработала чувство двойной вины: перед Ним и перед женихом. Ведь именно она тогда первая начала да ещё настояла на своём. В ответ на это у неё резко обострилось всплывшее ещё на пиру воспоминание, что её-то брак был без венца, без свадьбы, без брачного ложа (Мф.1:18-25; Лк.1:26-35). И в глубинах её земного женского естества зародилось, будто от чьего-то закравшегося и заронённого семени, возросло, подпитываясь человеческими душевными и духовными соками, укрепилось и выползло наружу подавляющее и замещающее чувство удовлетворённой мести, непривычное и незнакомое, так несвойственное ей, то пугающее и устрашающее, то ласкающее и услаждающее, как наваждение их Чёрта-искусителя. И вспоминая давнее пророчество про меч, пронзающий ей душу (Лк.2:25-35), принимая всё как испытание, в часы зыбкого успокоения ей теперь оставалось довольствоваться только Его ограниченной славой, уповать лишь на чью-то детскую доверчивость (см. II) и жалко оправдываться, что первый блин комом…
Ничего Себе, «хорошенький» комочек! Приготовить для Себя и отведать Самому было слабо́. Ибо суть позорно и бесславно. Что еси невыносимо. Зато чаша, приготовленная Отцом на принародный позор Сыну и на международную славу Обоим, уже давно ждёт своего часа.

***

Выдержка из справочника: «БЕСЫ, …Как сеятели дурных внушений, болезней (особенно душевных расстройств – «беснования») и всякой скверны и порчи, как разрушители социальных связей, с особенной ненавистью относящиеся к браку и строящие против него всякие козни…» (Миф. сл. – М.: Сов. энц., 1990. – с.94).

Выписка из справки о состоянии живого существа, попавшего в поле зрения и поступившего в приёмную отдела нравов подразделения по особо важным делам НИУ (научно-исследовательского учреждения) состояний внутренних дел ведомства духа.
Предварительный осмотр показал: … Внешний облик – человеческий. Телесные очертания, покровы, ответные противодействия на раздражители, ответные действия на возбудители, ответные проявления на проверочные задания по-разному указывают на определённую народную принадлежность и на определённый врождённый склад духа. … Силы – сверхъестественные. Действия при этом – обыкновенные. … Половая любовная направленность – двойная – двоякая – раздвоенная. …
При личном опросе рассказано и выказано: … Родословное древо по отцу сдвоено – косвенно от их второго царя, жившего примерно за тысячу лет до того как, и прямо от их единого всевышнего бога при прямом соучастии святого духа; по матери – какая-то близость с родом их первосвященников. … Поведение и речь внешне поначалу своей уравновешенностью и доброжелательным настроем располагают к близкому, откровенному общению. … Умён, рассудителен, прозорлив, предупредителен. Широкий кругозор. Весьма продвинут в области высоких отвлечённых понятий, в том числе духовно-нравственных. … Самомнение, самоопределение, самооценка соответствуют сверхчеловеческому происхождению с известным отпечатанным прообразом надчеловеческого спасителя. Призвание – чистой воды самозванство, передавшееся от прямого отца. Уровень притязаний – вселенский. … Степень противоречивости в высказываниях – крайняя, неимоверная. …
Был направлен на внутреннее обследование в помещение, оборудованное просвечивающими насквозь приборами. Выявлены: … глубинные установки: … внешний мир должен быть ровным. Если что-то в нём выделяется, выпячивается, выступает, особенно вверх или вперёд, то таковое нужно сравнять, заровнять, поставить наравне с остальным. В устоявшихся упёртых случаях – опустить в самый низ или отодвинуть в самый зад. … Всеобъемлющее неприятие чужого чувства гордости и произрастающих из него таких чувств и понятий, как достоинство и честь. … Выбор средств для осуществления своих намерений и удовлетворения своих чувств останавливается на противоестественном, дурно перевёрнутом, предельно извращённом способе. … Крайне тщеславен. … Отношение к людям – избирательное. С одной стороны – общее ко всем уничижающее, обесчеловечивающее: кукловодческое, растениеводческое, торгово-ростовщическое, животноводческое. Это отношение по ходу дела закрепляется как изначально скотоводческое, скитальческо-кочевое и, сосредоточиваясь на мелком рогатом скоте, окончательно устанавливается как овцеводческое. С другой стороны, такое отношение, выходя за пределы некогда занятого ими пространства, должно играть и работать, - и играет, и работает! - на благосостояние и на славу его бога и его народа, отборного стада их бога. Ведь кем и чем бы они все были, он, его народ, их бог, их земля, и что бы они для кого-то значили, если бы он не был пожертвован, не был распят и не был воскрешен или воскрешён! Так дух его народа двойным деянием, внутри оставаясь верным и преданным своему богу и для себя наказав выскочку, вовне выставив его для иных народов на рабское и оскотинивающееся поклонение ему и, как ни крути, их богу, извлекает для себя выгоду, приводя всякие народы, как ни верти, к своему кое-какому себе на уме общему знаменателю. Всякая человеческая душа, обращённая к нему с открытым сердцем – его пища, пища их бога, пища его служителей. Всякое людское собрание, благодарно обращающее на него своё внимание – благодатная питательная среда для их промыслового мирового предприятия по переработке всякого человеческого душевного сырья им в пищу. Всякий прельстившийся им правитель, руководитель, начальник всякого уровня – их проводник, их страж, их покровитель. Бывают, однако, случаи ответного избирательного отношения с обращением пристального внимания с неприязненным взглядом на поклонников их бессыновнего бога и с разными преследующими действиями. Не замечая при этом их бревна в своём собственном глазу и их соски у себя во рту. … Отмечены признаки изысканнейшего лукавого лицедейства и изощрённейшего умения перекладывать вину за свои злодеяния на других. … В данном случае ещё примешано общее неприятие человеческих и не только человеческих семейных ценностей разнополого единобрачия. Подробнее об этом см. в др. разделах.
Справка прикреплена к личному делу оного существа.

http://www.perunica.ru/svalka/7887-zametki-k-urokam-nravstvennosti-dvoystvennost-podarok-na-svadbe.html  





Категория: Свалка

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера