Перуница

» » Ведунья 3-4

Свобода слова » 

Ведунья 3-4

Жертва Перуну.
В месяце разноцвет, есть особый день. Когда ночь равна дню. Самое время сбора трав. Именно в этот день и ночь травы обретали свою волшебную силу. Зверобой для души и крови, чертополох от нечисти, «плакун-трава» от злого духа. На рассвете Оленюшка шла с полной суммой собранных трав, когда услышала топот многочисленных ног . Она увидела как ей наперерез через поле, бежит какая - то женщина с ребенком на руках. Головка ребенка как то странно болталась, но мать даже не обращала на это внимания. За женщиной в отдалении бежала толпа людей. Когда женщина приблизилась и упала ведунье в ноги, она узнала жену бортника Белену.
-Светлая, спаси сыночка моего Изяслава.
Оленюшка посмотрела в лицо малыша и увидела печать Морены-смерти на его личике.
Толпа селян не решилась приблизиться и к ведунье, подошел только муж бортник - Молчун
-«Прости Светлая, что потревожила тебя моя жинка. В ночь на Ивана-Купалу прыгал наш Изяслав со старшими с обрыва и видно под водой коряга была. Нет с нами его теперь, а вот жена верить не хочет. Помоги ей, а сыночку уже нечем не поможешь. Пусть даст дите по реке к Морене отправить».
Оленюшка взяла из рук обезумевшей от горя матери ребенка и отдала отцу. А сама взяла Белену за руку и повела к себе. Три дня боролась она за душу жены бортника. Но все было бесполезно. Сгорела ее душа, и остался на дне только пепел, нельзя уже было зажечь в ней искру радости.
Пришел за женой бортник с туеском меда – «Не кручинься, Светлая. Теперь она хоть не кричит. А захочет Лада и детки у нас снова народятся». С тем и ушли.
Кончался разносол (август) Уже иногда небо окутывала хмарь, и шел мелкий, нудный дождь. С бортником пришла к Оленюшке страшная весть в Полесье мор на деток до двух зим. И было де его жене видение, мол, Перун требует жертву. Всех деток до двух зим, а то вообще изведет Род Полесья.
-а тебе виденье было, Светлая?
-Нет, но отчего меня не позвали?
-а что звать то. Дети мерли зараз. В тот же день и отправляли по реке.
Дым очередного плота скорби Оленюшка увидела издали. Но в самом Полесье никого не было. У общинной избы сидел хромой Девятко и плел лапти.
-А где все?
-Ты же ведунья, почто не знаешь? Все ушли к Перунову камню. Я на такой путь неспособный. А то бы посмотрел, как деток резать будут - засмеялся Девятко. Был он бездетен.
Что было сил, бежала ведунья по лесу. Бортник не отставал. Еще в детстве слышала Оленюшка, тогда Неждана, о Перуновом камне. Когда чаша терпения Богов переполнялась, несли они детям своим Великий Мор и голод. И тогда только кровью невинной ,людской принесенный на Перунов камень искупались все грехи.Но за всю жизнь Оленюшкину этого не было.
Она увидела сначала склоненные спины людей. Женщин, мужчин и детей. Все Полесье было здесь. У камня стояла Белена и один из старейших, по имени Проклятий. Они уже отнимали у матери грудного малыша.
-Стойте, заклинаю вас Макошью дающей жизнь и Мореной ее забирающую, Не того хочет Перун, отец наш.
-не мешая нам, ведунья, Беляне было видение. А тебе нет.
Оленюшка поняла, что еще немного и вся эта одурманенная страхом толпа и на нее наброситься.
-Хорошо, я сама спрошу у Перуна, угодна ли ему ваша кровавая жертва.
Она выбрала из толпы малышку и улыбнулась ей ,и та охотно пошла к ней на руки Мать девочки тихо завыла. Ведунья понесла девочку к жертвенному камню и все это время пристально смотрела ей в глаза. Ребенок не должен почувствовать боль и страх.
Ведунья поставила девочку на камень и достала костяной нож
-О, Перун, тебе о грозный и справедливый отец наш, дарую эту жертву. Люба ли она тебе?- и полоснула по ножке чуть выше колена. По детской, золотистой от загара ножке потекла алая струйка крови. А сама, заслонив девочку телом, провела рукой по ножке снизу вверх, несколько раз.
И еле слышно произнесла - " «На море, на океане, не деревне Буяне там стояла хатка, в той хатке три сестры на колокола звонице. Они раны зашивали, они кровь останавливали. Ох ты, рана, заживися, ох ты, кровь, остановися. кровь затворяю, рану заживляю" .
А потом отошла в сторону и снова спросила - Люба ли, тебе Перун, наша жертва?
Вся толпа увидела, как кровь начала подниматься вверх. И вот уже ее и следа нет. И даже ранка зарубцевалась. Девочка счастливо засмеялась.

-Не угодна Перуну ваша жертва. Идите домой люди. Я вам помогу.
Ошарашенные селяне почти бегом кинулись из леса, особенно матери с детьми.
А ведунья пошла в Полесье, и весь вечер ходила по избам. Выяснила, что малышей смотрели в общинном доме. Пошла к девке- няньке. Девка Пустеха лупала от страха глазами. И отвечала, заикаясь - Никто в эти дни не был. Окромя старосты, он ей подзатыльников навешал. Чтобы радела на работе. И жены Бортника Белены.Та приносила детям мед.
Потом пошла к последней семье, Зайцам. Заяц, хозяин прятал глаза, а жена его Зайчиха даже не предложила гостье квасу.
-Все вижу, ничего не скроете - нарочито строго сказала Оленюшка.
-Не губи, чем хочешь, откупимся. Не можем мы Зорюшку огню предать. Когда-то один человек с княжьей дружины сказывал, что есть де Вера такая. Что придет спаситель и оживит всех мертвых. И тем, кто чист душой будет вечная жизнь. Но это если только тело земле предать. Вот мы прячем тело. А ночью и отнесем к березке на Заячий остров, никто и не узнает. У кого как не у нашей девочки душа чистая.
Ведунья попросила зажечь очаг и принести ребенка.Потрогала ручки и ножки, они были словно вывернуты судорогой. Видно смерть наступила мгновенно.Несомненно, яд. Искала долго и все таки нашла, маленькая ранка за ухом. Красный рубец.
К Белене они пошли со старостой и кузнецом. Ибо ведала Светлая, какую силу имеет Тьма над человеком и в человеке.
Трава чемерица была у извергини в изголовье. В полотно завернутая.
Решали долго в общинной избе cудьбу супостатки. И из рода выгнать или утопить. Но вот одела мать погибшей Зорюшки на руку ухватку стеганую и взяла со стола траву - убийцу. И хлестанула по лицу детоубийцу.
И передала ухватку другой матери.
Поздно ночью бортник положил исковерканное ядом тело жены на плот и поджег. И оттолкнул от берега. А сам ушел в лес.
А еще под луной на заячьем острове вырос свежий холмик Прямо под белой раздвоенной березой.
А Оленюшка так устала, что даже спать не могла. Все тело ее болело и ныло, словно это ее травой-черемицой хлестали. И она, встав с лавки, прямо ночью пошла к Синему озеру.
«Вода водица, прими боль мою. Смой все злое и даруй здоровье».
-4-А вот и Нечистая сила.
Синее озеро было расположено в заповедной чаще. Селений вокруг близко не было, ибо крутого нрава был озерный хозяин Водяной. До самого травника иной год стояло оно скованное льдом. Спало очарованным сном. А за одну ночь вода могла так подняться в озере, что заливало лес на много дней пути. К этому самому озеру и поспешила Оленюшка после казни Беляны. Вода своей синей прохладой остудила гнев и боль от прошедшего дня. Долго плескалась Оленюшка. Все грезилось, вот выйдут с ней поиграть дочери Хозяина озера. И обретет она, наконец, подружек славных и веселых.
Но так никого и не дождалась.Приятная прохлада в теле начинала уступать место ознобу.И пришлось девушке покинуть озеро. Она выходила неспеша ,ибо никого не боялась и не ждала ни от кого каверзы. В лучах восхода на ее кипейно белом теле блестели, словно самоцветы капли воды. Уже дошла до поневы своей, как из-за осины вышел на берег, хромоногий Девятко.
Он ковыляя устремился к Оленюшкиной одежде и встал на нее обеими ногами. Он бесстыдно рассматривал обнаженную ведунью. В глазах его загоралось пламя вожделения. Дквятко переминался с ноги на ногу и костыль, на который он опирался, словно приплясывал в его руках.
-Моей будешь-прохрипел он.
-Эко ты забрался так далеко. А все говорил тяжело ходить
-а я с вечера пошел. Когда вы все в Полесье пришли от Перунова камня. Я так и понял ты опосля пойдешь сюда, кровь смывать
-А крови то и не было. Остынь вон в Синем озере. Отдай поневу.
Девятко отступил, Оленюшка быстро схватила одежду, и попыталась отступить дальше в чащу. Что-то древнее, чем она сама, приказывало - беги.
Но она успела только среагировать на свист летящего костыля. Он чиркнул ее не по виску, а под ухом. И все темнота.
Очнулась она от визга. Визжал Девятко, ибо в глаза ему вцепилась странное существо, все волосатое, с ног до головы. С огромными крючковатыми ногтями.
Руки насильника держали, одинаковые как листочки на березе, девчонки.
Хоть один глаз оставьте - возвопил Девятко.
Оленюшка поднялась с травы и милостиво махнула рукой - пусть его идет.
Девятко теперь еще и одноглазый заковылял прочь. А ведунья стала знакомиться со спасителями. Леший сидел на пне , грыз поломанный ноготь и лукаво подмигивал одной из девчонок
Девчонки оказались сестрами-кикиморами. Теперь приглядевшись, Оленюшка увидела, что не так уж они и одинаковы с лица.
Купальница была высокой и худенькой, и тут же похвасталась, что никто не справиться ней по части запутывания следов. Вся ее всклоченная голова была в репейниках и осоке.
Пушица оказалась мастерицей плести венки и наводить на людей морок. Идет какой-нибудь селянин по лесу и вдруг чудиться ему, что ребенок плачет или клад грезиться. Так это кикимора Пушица развлекается.
Лютик самая младшая из сестер, была названа ими бесталанной. Но именно она и понравилась Оленюшке больше остальных. В волосах ее были вплетены ирисы и лилии. И она так забавно шмыгала остреньким носиком.
-Спасибо, вам, сестры-кикиморы, и тебе дяденька Леший. Что честь мою оберегли.
Леший перестал рассматривать свои ногти и неожиданно вприпрыжку поскакал в лес
-страсть как не любит добрые дела делать, теперь в тоску впадет, неделю из болота не выйдет.
Пушинка протянула свою облепленную лишаями и бородавками руку к Оленюшкиным волосам. Потрогала и вздохнула - Это Купальница след насильника учуяла. От него смердило. Хотели просто посмотреть, как такие дела у людей делаются. А тут ты оказалась.
-Мы тебя уважаем. Наша ты, лесная. Ты не сомневайся, успели вовремя.
И они весело зашагали по дороге. А Лютик задержалась и шепотом спросила - А можешь ли ты меня из кикиморы в мавку превратить. Есть у тебя такая сила или нет. Или травка какая.
Оленюшка смотрела на кикимору и диву давалась. Откуда в лесном болоте такая открытая и добрая душа появилась.
В Мавки тебя дед Водяной не пустит. А вот если сильно захочешь, могу тебя древесной девой сделать. Выбирай. Хочешь в березке, хочешь в осинке или елочке.
-конечно, хочу, я страшно сырость не люблю. В березку хочу. Вон в ту. Нет вот в эту. Рядом с дубком
Ну, вот и славно.
Впереди огонь.Позади вода,Болтницы душа в березу ушла.Велесе-отче и Макошь мати Помоги ново родиться дитяти.
И осталась от кикиморы только лужица воды. А березка стройная прошелестела ведунье - Благодарю тебя, Светлая.
© Copyright: Галина Емельянова, 2011
Свидетельство о публикации №211070900809

http://www.perunica.ru/svoboda/7150-vedunya-3-4.html  





Категория: Свобода слова

<
  • 69 комментариев
  • 6 публикаций
19 апреля 2015 20:42 | #1

ветерочек

0
  • Регистрация: 20.08.2014
 
Галина Емельянова!
(Понятное дело - тысяча лет христанутости...)
"Велесе-отче и Макошь мати..."
Велес и Макошь - не отче и не мати нам, а пра-пра-пра-пра... Короче - божественные первопредки.
А бог-отец и мать всех детей божьих - в совершенно ином пространстве, глубоко нам чуждом.
Пора бы уже усвоить простейшую (элементарную) грамоту.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера