Перуница

» » Возрождение русского народа. Часть I

Свобода слова » 

Возрождение русского народа. Часть I

Возрождение русского народа


Возрождение русского народа. Часть I


[Часть I


Русский народ



Всего несколько десятилетий назад у русского народа была устремлённость в грядущее, романтика и идеалы. Люди верили в научно-технический прогресс, жаждали покорения космических просторов, подкрепляли своим трудом веру в смелые футуристические проекты. Теперь эта устремлённость тщательно вымарана и высмеяна целой армией профессиональных писак-либералов, вещавших и вещающих об убогости и совковости «веры в светлое будущее». У нас просто отняли, украли наше будущее, погрузив в тошнотворное болото ценностей с обратных знаком – ценностей наоборот: вещизма, разгула мерзостей под либеральной маской так называемых свобод и отсечения исторической памяти и гордости за прошлые великие свершения.
То, что русский народ сейчас на краю пропасти – понимают все мало-мальски озабоченные будущим своих детей и внуков. Какое достанется наследство от нас грядущим поколениям? Да и будут ли они – эти самые поколения? Русские поколения? Не аморфно понимаемый, многосмысленно (а потому и бессмысленно) политкорректно наречённый «россиянами» стержневой народ России, а именно русские – русская нация.
Россия с 1991 года официально существует без идеологии, без своего Предначертания, своего Проекта Будущего. Либералы, захватившие все виды СМИ, позиционируют, что таковое положение вещей – нормально. Но Россия как государство просто не может жить и развиваться без идеологии, не может не иметь своих целей и своего Проекта. Отсутствие всего этого уже привело нас к нынешнему неутешительному положению. Эрэфия как государство, если, конечно, говорить о действительно независимом государстве, не более чем жалкая пародия прежней России времён СССР, времён династии Романовых или Ивана Грозного. Естественно, нельзя требовать от Эрэфии непосильного и невыполнимого в принципе. Само устройство этого государствоподобного образования системно препятствует любым попыткам провести в жизнь хоть какие-то действительно значимые для страны и русского народа программы, будь то молодёжное жильё, доступная и качественная медицина или создание новых наукоёмких производств.
Так какая же идеология нужна России? Каков Проект Будущего ей нужен?
Чтобы ответить на эти вопросы, надо сперва понять и осознать цели, которые необходимо поставить перед русским народом. Сегодня такое понимание уже есть и рождалось оно мучительно, с неизбежными шараханьями и частными противоречиями. Но всё-таки родилось.
Тут необходимо сделать отступление. Для решения стратегических задач принимаем за аксиому, что интересы русского народа способна решать только русская власть. Думаю, нет особого смысла раскрывать суть понятия «русская власть», так как это давно и детально раскрыто русскими национальными мыслителями прошлого и настоящего. Вкратце суть в следующем: русская власть есть власть на своей земле русского народа. То есть, вся внешнеполитическая, внутриполитическая, экономическая и общественно-устроительная власть должна быть сосредоточена у представителей русской нации. Русская власть – это государственно-политический механизм, при котором русский народ и госаппарат не противопоставлены друг другу, как это происходит сейчас в Эрэфии, а действуют согласованно. Следовательно, аппарат госслужащих должен быть плоть от плоти народа и руководствоваться сугубо интересами народа. Русских в России более восьмидесяти процентов; Россия по всем нормам международного права – мононациональная страна. А большому счёту, будь это не так в рамках международного права, то какое нам, русским, дело до инородческих норм? Россия – наша русская земля, наша русская держава. Поэтому, хоть так, хоть этак, вполне логично и, в конце концов, справедливо, что русскими должны править русские. Точнее, сам русский народ должен иметь такое управление, каковое наиболее соответствовало бы чаяниям и требованиям русского народа. Естественным образом это возможно только при условии, когда русский народ посредством своих представителей сам решает свои же стратегические и тактические национальные задачи и проблемы. Отсюда вытекает и постановка вопросов: что же такое русский народ? и кого считать русским?
Хотя русский национализм многие невежественные люди ошибочно принимают за великорусский шовинизм, на самом деле здесь отличие существенное. По вопросу что такое «русский» есть множество трактовок. Есть трактовки либерально-космополитичные, мол, русский – это такой метис (тот самый миф «поскреби русского»); есть трактовки из той же серии, мол, русские как славяноидные россияне; есть трактовки патриотические, мол, русский – это носитель русской культуры и неважно какой этнической принадлежности; и наконец, есть трактовка, которую можно вполне справедливо назвать троцкистской, мол, русский – это коренной славянин РСФСР, бывший до Октября великороссом. Все подобные трактования выгодны прежде всего нерусским и в корне неверны. Согласно русскому национализму, русский народ:
а) триединый народ белорусов, великорусов и малорусов, (до революции, в частности во время Первой Мировой, сюда же стали причислять также и русинов (червонорусов), так что на то время можно было говорить уже о четвероедином народе);
б) русский человек есть носитель чистой крови и носитель русской культуры.
Пункт б) вообще очень существенен, он начисто перечёркивает все выше перечисленные трактовки. Да и пункт а) не менее важен. Важен даже и тем, что объясняет: русские – это не какое-то там прилагательное, русские – это обобщающее обозначение великорусов, белорусов и малорусов. Но остановиться необходимо на раскрытии прежде всего пункта б).
Итак, русский человек есть носитель чистой крови и носитель русской культуры. Здесь важно именно слияние факторов чистоты крови и принадлежности к русской культуре. Ибо чистота крови обеспечивает здоровое потомство и врождённые задатки русского архетипа коллективного бессознательного, а впитывание русской культуры, собственно, и делает из человеческой заготовки то, что называется русским человеком. Поэтому одна только чистая кровь не есть признак русскости. Можно быть по крови от русских папы и мамы, но иметь заражение вирусом какой-либо молодёжной космополитичной субкультуры, нравственно-этическим вирусом либерализма, или быть просто обывателем – тем самым «офисным планктоном» и «потреблястом». Все эти вирусы враждебны русскому духу, поэтому неудивительно, что русский по культуре человек никогда не примет всю эту явно разлагающую мерзость (как например, дух торгашества и потребляйства, толерантность) или неявную и якобы нейтральную (как например, субкультура «белых ниггеров» - радикальная американская поэзия, т.е. RAP). И уж конечно, русскому человеку не придёт в голову идея сэкономить на народной памяти – Параде Победы, чем так озабочены попадающие в пробки из-за репетиций парада московские манагеры. И к слову, также не придёт в голову идея скупить живописные земельные участки на Ленинградской Дороге Жизни, чтобы затем построить там себе особняки.
Зато, если оттенить многие личностно-воспринятийные особенности нынешнего русского человека и попробовать определить хотя бы один из вопросов, наиболее волнующих каждого истинно русского, то, полагаю, не ошибусь, ежели скажу, что самым главным вопросом будет Россия. Причём Россия и как метафизическое проявление русской истории и русского духа, и как соборная душа (коллективное бессознательное) русского народа, и как сам русский народ в своей совокупной судьбе предыдущих, нынешних и будущих поколений. То есть, Россия, Русь, как сама идея и Русского Мира, и русского народа, и державности. Россия и Русь не только как обрезок в виде нынешней РФ, но ещё и как ныне рассоединённые земли трёх ветвей русского народа – Эрэфия, Украина и Беларусь, и также отторгнутые земли – бывший Южный Урал и бывшая Южная Сибирь, которые теперь в Казахстане, Предднестровье, плюс де-факто, но пока ещё не де-юре отторгнутая русская земля Шелковского и Натеречного районов Чечни, и наконец, Ставрополье, которому уже уготована участь стать нерусским. Русский человек неизбежно вынужден каждодневно думать о России, жить её бедами и горестями, её достижениями и успехами. Это настолько естественно, что многие этого вовсе не замечают в себе и не стремятся даже как-то особо выделить как некую особую черту принадлежности к русскости.
Однако в наше время есть одно всеобщее чаяние, причём, пожалуй, одно из наиострейших, что присуще всем русским людям. Это вопрос выживания русского народа.
Вот, собственно, это и есть насегодня самый злободневный вопрос стратегического порядка. При этом, вопрос сей настолько многогранен и глубинен, что он вполне способен стать новой русской идеологией. Ведь для решения данного вопроса – то есть выживания русского народа, придётся решать целый комплекс проблем, принимать массу системных мер во всех областях державной политики, что неизбежно приведёт к созданию своего нового Проекта. Проекта альтернативы побеждающему транскорпоративному глобализму, уходящему в прошлое системному капитализму, а также всех и всяческих пришедших к нам с Запада идеологий.
Итак, по порядку. Сейчас перед нами стоит вопрос выживания русского народа. Отсюда возникает стратегическая цель: сбережение и возрождение русского народа и других коренных народов России, которые, при нашем исчезновении тоже разделят нашу участь.
Каковы же главные сейчас проблемы выживания русского народа? Их несколько.
Первая проблема: малодетность и бездетность.
Вторая проблема: политика геноцида русского народа со стороны государственного эрэфного аппарата и со стороны идеологической и экономической экспансии трансатлантической цивилизации в лице прежде всего Англосаксонского Мира и транснационального капитала с «портами приписки» в англосаксонских странах.
Третья проблема: уничтожение русской самобытности, культурных корней и народного психотипа.
Четвёртая проблема: вырождение.
Эти проблемы сегодня в Эрэфии не решаемы в принципе. Не решаемы, так как нет ни государственной воли, ни ощущения сопричастности чиновничества к Русскому Миру, ни полноценной международной субъектности, ни, наконец, отождествления правящим слоем себя с русским народом. Насчёт отождествления, это было бы даже странно, если бы оно происходило. Нерусь по крови и нерусь по духу ведёт целенаправленную политику люмпенизации русского народа и создания системных условий для его скорейшего вымирания. Сюда на вскидку можно отнести развал качественного и доступного здравоохранения, развал школьного, средне-специального и высшего образования, методичная дебилизация масс посредством телевиденья, системное спаивание и процветание наркоторговли. Итог закономерен: русский народ продолжает вымирать и его всё больше вымещают инородческие иммигранты.
В связи с этим трудно обозначить как-либо иначе, нежели манипуляцией, из рук вон плохо проработанную и откровенно космополитичную концепцию «русского миллиарда», преподносимую известным общественным деятелем Стариковым и депутатом Госдумы Фёдоровым. Вот что вещает Стариков: «Удалось остановить спад рождаемости, удалось остановить снижение численности населения. И сегодня мы делаем первые робкие шаги, чтобы Россия возрождалась. Чтобы численность населения увеличивалась. В этом смысле необходимо обсудить со всех сторон, с точки зрения экономики, с точки зрения политики все шаги, чтобы эту цель достичь». Остановлен спад рождаемости? Вот любопытно, может господин Стариков, при всём его литературном таланте и патриотизме, живёт где-нибудь на Марсе? И оттуда ему, конечно, виднее? Откуда же проистекает столь вызывающая своей откровенностью ложь об остановке спада рождаемости? Ведь, если судить по названию концепции – «Русский миллиард», речь идёт о рождаемости именно русского народа. Хотя бы потому что он оплот России вообще и является стержневым в стране. То бишь, если устранить данный стержень, Россия кончится. Будет нечто совершенно иное, но уже не Россия, причём очень даже вероятно, что такое перерождённое государство вскоре распадётся на несколько удельных территорий, полностью экономически и политически подконтрольных англосаксам и некоторым нашим соседям, например Китаю.
Что ж, идём дальше. Вот что вещает соратник Старикова депутат Фёдоров, раскрывая тем самым смыслы Стариковского заявления. Слово Фёдорову: «Самое главное преимущество российского государства и российской нации — это историческая национальная политика, которая идёт ещё с Византии, которая и формирует русскую культуру. Потому что русские — это 140 национальностей. Мой отец ещё говорил, и соответственно, как говорил его дед и прадед, — «Я русский из скобарей». Напоминаю, скобари — это, жители Пскова и Новгорода. А Сталин говорил, — «Я русский из грузин». А Пушкин говорил, если бы его спросили, — «Я русский из эфиопов». Но это и есть механизм российского культурного строительства, который позволяет комбинировать на основе российско-русской культуры разные этносы в единую систему государственного строительства и следовательно в расширение государства и преимущество в конкурентном развитии нации». Вот, собственно, и всё. Всё довольно ясно и ёмко раскрыто. Теперь-то уж становится понятно, откуда у Старикова такие демографические показатели, явно расходящиеся с реальностью. В приведённых словах депутата Фёдорова буквально каждая фраза является для русского народа идеологически чуждой и вредной. Во-первых, что такое российская нация? Во-вторых, вытаскивание на свет старого идеологического шаблона, что русская культура сформирована Византией. В третьих, «русский из скобарей» - это не что иное, как отсылание на, к счастью, малопопулярные концепции внутреннего великорусского сепаратизма. В-четвёртых, отсылание к мифам «поскреби русского» и чудовищному идеологическому гибриду космополитизма и патриотизма, причём в данном случае патриотизма Эрэфии, как антирусского государствоподобного образования. В пятых, налицо явная приверженность англосаксонскому пониманию что такое нация. То, что так ёмко выдал Фёдоров, способна проповедовать только нерусь по духу.
Итак, о российской нации. Как говорится, это было бы смешно, если бы не было так грустно. Деятели, подобные Фёдорову, довели страну до того, что многие уже стесняются сказать «русский народ» и «русская нация». А многие ещё и опасаются, потому как это уже пахнет экстремизмом. Сегодня в Эрэфии русский человек, публично называющий себя русским и заявляющий о своих правах именно как русского, рискует попасть в категорию экстремистов. Увы, карательная судебная система РФ отправила за решётку очень многих русских людей, рискнувших выступить в защиту своей нации. Само заявление о принадлежности к русской нации мгновенно вызывает шквал обвинений в нацизме и фашизме. И не важно, что тот же ярлык «русский фашизм» употребляют в Эрэфии совершенно не правильно как научный термин, важно что этим ярлыком торпедируют любые проявления самозащиты русского народа. Удивительно ли, что уже появилась такая химера как «российский язык»? Не русский язык, как основное наречие великороссов, причём имеющее государственный статус, а какой-то российский. Российский народ – это химера из той же плоскости антирусской системной политики. Это просто новенькое обозначение россиян. И понадобилось такое обозначение, потому как «россияне» уже получили стойкое отторжение и неприятие в среде наиболее общественно-активной части русского народа. Россияне, кто же они такие в современной России? Ответ очевиден: вся нерусь по крови и нерусь по духу.
Если же посмотреть в корень – откуда вообще взялась такая чудовищная русофобская химера «российская нация», то корни данного идеологического мутанта произрастают из старой французской концепции нации. Вот взять пример из условно далёкого прошлого: в средние века гремела столетняя война между Францией и Англией. В XIX-XX веках её стали преподносить упрощённо как англо-французскую войну. Но весь фокус в том, что война-то была династическая, и ни французов, ни англичан тогда не существовало. Они ещё просто не сложились как народы. Французская нация и французское же понимание нации сложились в XVIII веке. Французами вдруг стали все этносы, проживавшие на европейских землях бывшей французской короны. Причём, этносы, имеющие разнорасовое происхождение. И нордические нормандцы и вандейцы, и арменоидные гасконцы, и медитераноидные жители южных областей в одночасье стали просто французами. То есть, идеологи, протолкнувшие в жизнь идею объединённой французской нации, нашли для своей цели рецепт плавильного котла. Что, в общем-то, мы и видим в современной Франции, в которой французы – это в львиной доле своей метизированный межэтнический и межрасовый субстрат с огромной долей вырожденцев всех мастей. Да и тот уже взвыл от наплыва алжирцев, мароканцев и негров. Второй пример: Джузепе Гарибальди и итальянская национально-освободительная война. Тут тоже фокус в том, что итальянцы как народ в тот период истории ещё не сложились. Они и поныне представляют собой разные этносы, особенно это заметно при сравнении сицилийцев и северян. Итальянцы, как и французы, - это межрасовый субстрат, объявленный нацией. Эта же концепция плавильного котла была перенесена в США, так родилась американская нация. И эта же концепция стала всеобщей для всего Англосаксонского Мира. Поэтому, когда американцы говорят про американскую нацию, они и в самом деле в это верят. Их так учат со школы. Для нас же это звучит просто смешно. А почему смешно? А всё потому что, что ещё со времён Российской Империи в русской науке к нации применялся совершенно иной подход. Нация рассматривалась с точки зрения антропологии и антропопсихологии. В советской науке был тот же подход. Поэтому, в русле воззрений русской науки, французская нация, как и американская – просто межэтнический и межрасовый сброд. Поэтому «российская нация» в сути своей – тот же сброд. И вот этот россиянский сброд нам сегодня пропагандируют.
Про формирование русской культуры под воздействием Византии – тут, собственно, и говорить нечего. Любой русский человек, мало-мальски изучавший родную историю, просто никогда не примет мифа о благотворности византийщины. А то, мол, просвещённые ромеи принесли нам грамоту и культуру, а заодно ещё и религию, а наши предки-де жили до этого в пещерах и болотах, были дикарями и просто недочеловеками. Только почему-то Ромея-Византия не раз платила дань русичам и почему-то договоры составлялись на нашем языке, а влияние уже созданной Кириллом и Мефодием азбуки было близко нулю. Впрочем, нет смысла говорить о византийщине и подлинной славянской истории, об этом и так все знают.
От мифа же «поскреби русского» давно остался либерастический прах; оперирование этим мифом, вообще говоря, - показатель профанства и невежества, так как миф давно разгромлен советской наукой и современными генетическими исследованиями. Тут можно добавить только несколько штришков. Патриоты космополитического толка и заодно с ними либералы очень любят вспоминать Пушкина. Мол, потомок эфиопа, но зато вон какой талантливый и русский в душе. Да, талантливый, да он проникся русским духом и на свой лад воспевал его. И Пушкину, среди немногих его современников, принадлежит огромная заслуга по внедрению в литературу разговорного народного языка. Ведь на мёртвом церковно-славянском никто и никогда не говорил, а уж литературе он был противопоказан в принципе. Только благодаря титаническим усилиям Ломоносова был создан на научной основе русский литературный язык, ставший таковым на почве народного языка великорусов. Не будь Ломоносова, а потом не будь Пушкина, Державина и других, русская литература не сложилась бы ещё долгое время. Ибо, церковно-славянский – искусственный продукт ромейского идеологического вторжения. Вот вам и «благотворность» византийщины по «формированию русской культуры». У русских исследователей нет единого мнения о самой фигуре Пушкина. И это нормально. Одни отдают ему должное и превозносят его, другие утверждают, что Пушкин, который согласно расхожей формуле – «наше всё», стал невольным искажателем народных русских преданий и сказок. Но и вторые склонны отдавать должное таланту Александра Сергеевича. Пушкин и правда «памятник себе воздвиг нерукотворный». Так кто такой А.С. Пушкин? С точки зрения русского национализма, основанной на научных представлениях, великий поэт и прозаик не был русским. Он был русским по духу. Он стал продуктом Русского Мира, то бишь русских цивилизационных установок и ценностей. То есть, Пушкин для русского народа – тот союзник и соратник, который дорогого стоит. И кстати, с точки зрения русского национализма, нерусские по крови, но русские по духу – наши естественные соратники, независимо от этнической принадлежности. Соратники, так как ими впитаны ценности Русского Мира. Но вот в полном смысле русскими их считать нельзя. Во-первых, если они сами будут считать себя русскими, то они тем самым предадут свои народы, их породившие. Во-вторых, кровь – очень важный фактор. Ведь помимо впитывания ценностей Русского Мира, существуют и сопряжённые с кровью национальные психокоды. У каждой нации и каждого этноса они свои и только свои. Никаких так называемых общечеловеческих ценностей, о которых так любят трубить либералы, в природе не существует. А вот уже слом национальных психокодов, который в наше время идёт параллельно двумя наиболее заметными методами – внедрение англосаксонской поп-массовой космополитичной культуры и разноплеменная метизация, на корню уничтожает самобытность и культуру любого народа. Насаждаемый англосаксонский космополитизм переваривает все национально-культурные особенности, преобразуя их в своё современное подобие, при этом попутно примитивизируя и выхолащивая. Это один из психорычагов мирового господства. Разноплеменная метизация начисто ломает у потомства психокоды родителей. Ребёнок мучительно и часто неосознанно ищет своё место, в какой культуре – культуре отца или матери ему удобней и по душе, и часто его психика идёт в разнос от вечных врождённых противоречий. Более того, такой полукровка нередко отвергаем и народом отца, и народом матери, что ещё больше обостряет его страдания. Самый наглядный и простой пример – дети Олимпиды-1980. Мулаты, которых в россиянских либеральных кругах на американский лад иногда называют афромосквичами, по сути чужаки и для русских, и для африканцев. Неприятие таких полукровок идёт даже на бытовом уровне: дети тыкают в них пальцем, в школе (во всяком случае в советское время) их сторонились или чуждались, в разговорных обозначениях они просто негры и т.д. Показателен и эпизод из фильма «Жмурки». Достоинство картины в целом, как и личность режиссёра Михалкова, - это вопросы иного разряда. Но эпизод всё же показателен. Эпизод, когда беседуют уголовники (воспроизвожу по памяти):
- Эй, эфиоп!
- Я русский!
«Я русский» - утверждает полунегр. Он, быть может, и сам в это верит. Но вот славяноида-бандюка не проведёшь. Негроид он и есть негроид, хоть и говорит по-русски. Впрочем, бандит-славяноид себя-то как раз считает русским, но русским он не является. Ибо, как уже сказано, мало родиться от русских папы и мамы, нужен ещё и русский дух. И вот как раз русскому духу глубоко чужда вся эта бандитско-уголовная мерзость в любом её проявлении. Русский не приемлет корысти, подлости, лжи и, самое главное, несправедливости. Да, русский человек может хитрить и убивать, и есть ситуации, когда он обязан хитрить и убивать, когда, например, надо защитить свою семью, своё Отечество. Но вот грабить, разбойничать и воровать русский не будет. Это удел низших эволюционных форм жизни либо представителей дна общества и дегенератов.
Однако к вопросу полукровок надо всё же подходить со всей возможной щепетильностью. Ведь некоторая доля из общей совокупности полукровных детей вполне успешно впитывает русскую культуру и не представляет себе жизни без России. Особенно это заметно, когда пропорция русской крови становится подавляющей, как, например, с тем же Пушкиным. Обойти это явление – значит прегрешить перед истиной и справедливостью. Отвергать таких людей – неправильно и вредно. Но надо также учитывать, что законы биологии неумолимы, можно быть прекрасным человеком, но иметь при этом тяжёлый груз наследственного отягощения, часто сказывающегося на последующих поколениях ещё большим нарастанием дегенеративных признаков. Такие примеры в наше время, увы, можно наблюдать чуть ли не ежедневно, когда дети и внуки полукровных отцов и дедов заметно хилее в виду тех или иных патологий.
Чистота крови – это не просто некий бзик и фактор здорового психического развития ребёнка, это ещё и напросто залог рождения будущих здоровых поколений. К счастью, сегодня не надо убеждать русских людей, если они конечно именно русские, то есть по духу и по крови, что смешивать свою кровь с инородцами – губительно. Если в первом-втором поколении могут проявиться (а могут и не проявиться) некоторые благотворные приобретения, что, впрочем, произойдёт параллельно с приобретением разного рода патологий, то уже в третьем-четвёртом поколениях проявляется закономерный вырожденческий механизм. Дальше такая полукровная ветвь засыхает и самоуничтожается либо стерильностью, либо набором нежизнеспособных патологий, либо гомосексуализмом, а то и комбинацией всего перечисленного. Собственно, гомосексуализм, что мужской (педерастия: уранизм и бисексуальность), что женский (лесбийство: трибадия и бисексуальность) – это проявленность тяжёлых вырожденческих патологий как телесных, так и психических. Однако вырождение при метизации может наступать даже во втором поколении. Наблюдение из жизни: женщина-славянка ещё в советское время вышла замуж за кавказца, у них родился ребёнок, а вот внук уже стоит на учёте в областной поликлинике; внук имеет целый набор тяжёлых патологий. И таких примеров, к сожалению, масса. И сожаление здесь по поводу загубленной родовой линии женщины-славянки, а не по поводу вырождения её нечистокровного внука.
Весьма любопытна и приписываемая депутатом Фёдоровым Сталину фраза «Я русский из грузин». Интересно, где господин Фёдоров её вычитал? Мог бы и источник озвучить. И если уж обращаться к источникам, то у Сталина в его труде «Национальный вопрос и ленинизм» содержится определение нации. «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, общности территории, общности экономической жизни и общности психического склада, проявляющегося в общности специфических особенностей национальной культуры». Вот что такое нация по определению Сталина. Если данное определение разбить на составные части и проанализировать, то мы получим то же иносказание, как, впрочем, и прямосказание, характерное для антропологии Российской Империи и Советского Союза. Чтобы получить устойчивую общность необходимо самое меньше несколько веков, но если учитывать и глубинные корни народной культуры, то и тысячелетия. Ведь в природе что-либо из ниоткуда не берётся. Можно, конечно, взять и искусственным образом сколотить из разноплеменного сброда какую-нибудь американоподобную популяцию, изначально отсеча культурные корни всех пришлых разноплеменников и сделав основу из культуры костяка, например, потомков англичан-колонистов. Но на деле этот этнический и культурный плавильный котёл самовоспроизводит невероятную мешанину всего и вся, образуя некий винегрет, внешне похожий на основу – то есть тот же WASP – культуру белых англосаксонских протестантов. Как мы сегодня видим, население США не стало, да и не могло стать, тем бульоном, который официально в условиях американского плавильного котла сами американцы упорно называют нацией. Когда имеют место чёткие расовые разделения на территории и профессии, этническая преступность и давняя вражда всех против всех трёх наиболее крупных групп населения – а) латиносов и метисов, б) негров и мулатов, в) белых и приписываемых к белым – ни о какой нации говорить не приходится. Все потуги насаждаемой толерантности и пропаганды межрасового кровосмесительства на деле оказываются просто тщетны. Нацией американцы не станут никогда.
По параметру общности языка американцев также нельзя считать нацией. Когда есть штаты, где тебя скорее поймут на мексиканском или ещё каком диалекте испанского, нежели на английском; когда страна наводнена тысячами разноязыких этносов, большинство из которых упорно держатся в диаспорах, взять те же чайна-тауны и подобные явления, ни о какой языковой общности говорить также нельзя.
Общность территории – та же грабля. Эмигрант, получивший паспорт США, выросший где-нибудь в Калькуте, приравнен к васповцу, чьи предки прожили в Америке две-три сотни лет. Естественно, у них нет и не может быть территориальной общности, так как их корни лежат в совершенно разных климатических и культурно-исторических территориях. То же относится и к общности экономического уклада, не говоря уж об общности психического склада. Врождённые архетипы и культурно-исторически обусловленные психокоды – вот в чём огромнейшее, помимо только лишь внешних признаков, отличие разных племён друг от друга. И весь фокус в том, что архетипы, и психокоды – это с одной стороны – порождения, а с другой стороны – причины биологических отличий народов. То есть, тут всё тот же вопрос крови.
А теперь если соотнести определение Сталина со словами Фёдорова (коль уж г-н Фёдоров приводит в свою пользу Сталина), тогда мы увидим не только непонимание Фёдоровым что такое нация по Сталину, но и ещё одно подтверждение фёдоровского проанглосаксонского видения того, что уготовано такими как он деятелями русскому народу, который они, фёдоровы, хотят перековать в «российский народ». Вкратце это можно сказать несколькими словами: растворение, выхолащивание и затем неизбежное небытиё.
И ведь определение Сталина прекрасно подходит к триединому русскому народу. И общность психического склада, и общность территории, и общность экономической жизни – всё это просто не требует доказательств, так как весьма наглядно. Даже языковой вопрос на поверку прекрасно сюда вписывается. Великорусское наречие очень близко белорусскому и малорусскому; человеку грамотному не составит особого труда понять эти наречия, если он, конечно, русский по духу и по крови, то есть вообще русский. А вот, скажем, гесенец вряд ли поймёт баварца, хотя и тот, и другой – дойчманы. Для создания германской нации и был внедрён хох-дойч на основе прусского диалекта. Но с таким же успехом Австрия могла создать свой вариант хох-дойча, если бы смогла победить Пруссию. Русские же наречия, ныне злоумышленно называемые языками: русский, украинский и белорусский – настолько в основе своей схожи и перекликаемы, что этого нельзя не замечать. Можно, во-первых, очистить наречия от засорения излишними латинизмами, таких как «сенс», «геликоптер» и «резон», а также от прочих чуждых языковых внедрений. А также произвести чистку от новояза. На Украине созданием отщепенческого новояза занимаются целые научные коллективы русофобской профессуры; в РФ новояз направлен не на выдумывание каких-то новых слов, как на Украине, а на примитивизацию языка с помощью жаргонизмов и на системное внедрение англицизмов – рунглиш. Вот хотя бы тройка примеров: «дайвер» и «дайвинг» вместо русских «ныряльщик», «водолаз» и «ныряние»; «мониторинг» вместо русского «отслеживания»; «комфорт» вместо «уюта» и «удобства». В Белоруссии игрища с новоязом происходили в начале 1990-х, ныне же, судя по всему, такие культурные диверсии если и происходят, то не на уровне государственной политики. Во-вторых, перекликание слов и смыслов в русских наречиях настолько распространено, что порой смысл слова одного наречия нужно искать в другом. Пример первый: великорусское слово «якобы», которое раньше писали раздельно – «яко бы». А ведь надо бы «како бы», не правда ли? Пример второй: великорусское слово «очевидно», то есть очам видно. Но «очи» сейчас почему-то относят к малороссийскому наречию, хотя даже от древних традиций остались поговорки вроде «око за око». Сюда же можно отнести белорусское слово «вачэй», т.е. «глаз». «Б» и «в», как известно, часто в языках и наречиях переходят друг в друга, отсюда получаем белорусский «вачэй» и малорусское «бачиты», что несомненно диалектизм от «очи». Пример третий: малорусская «дробына», в основе лежит «дробь», то есть великорусская лестница названа не по принципу лесин, а по принципу дробления лесин перекладинами. Пример четвёртый: «это». Слово впервые возникло в 1850 г. как форма ето и етот, т.е. соединение «есть + то» и «есть + тот». Затем данное слово стало потихоньку употребимо в литературе и делопроизводстве. Со временем было утрачено «е» и впитано «э», а производные формы «эти», «этот», «эта» и прочие стали всё больше вытеснять исконные «сей», «сего», «сия» и т.п. При сём ныне до сих пор сохранились некоторые формы изначальных местоимений: «сегодня» как «сего + дня» вместо «этогодня», «сейчас» как «сей + час» вместо «этотчас», и т.п. Кроме того, все местоимения группы «сей» писали через «ять». Сѣй (сей), сѣя (сия, иногда сейчас пишут как сея; здесь звучание идёт как раз через –е-, но больше принято писать через –и-), сѣго (сего), сѣм (сём), сѣх (сих) и т.д. Наречия «сегодня» и «сейчас» писали «сѣго дня» и «сѣй час». Было: «Сѣго дня мая 13 числа…» Тогда как слова «посев», «сеять», «посевная» и т.п., то есть означающие полеводческую деятельность, писали через «есть» - тогдашнее и современное «е». Поэтому (посему) не путали сей и сей, сея и сея (сия), когда было сѣй и сей, сѣя (сия) и сея. В малорусском наречии вместо –с- наличествует –ц-: цей, цього, цiя и т.д. До запрещения в малорусском наречии «яти», эти местоимения писали как цѣй, цѣго, цѣя и т.д. Внедрённая форма «это» и её производные переродились со временем в некоторых местечковых великорусских говорах в такие формы как «ентот» «энтот», «ента» и «энта» и проч., и в то же время в некоторых же местечковых говорах сохранилась начальная форма «ето», «етот». Как видно, -ц- есть более звонкая огласовка –с-, а –с- есть более глухая огласовка –ц-, в обоих наречиях «сѣй» и «цѣй» изначально общая форма. Кроме того, на широкоупотребимое принятие слов группы «это», по-видимому, в некоторой степени повлияли и белорусские «гэта», «гэты».

http://www.perunica.ru/svoboda/7158-vozrozhdenie-russkogo-naroda-chast-i.html  





Возрождение русского народа. Часть I

Категория: Свобода слова

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера