Перуница

» » Происхождение Русского этноса

Свобода слова » 

Происхождение Русского этноса

Русские — не индоевропейцы. Зато — арийцы!

Происхождение Русского этноса


X–III тысячелетия до н. э. Русские носители генного маркера R1a не являются индоевропейцами биологически. Одну из групп индоевропейцев они полностью ассимилировали, переняв при этом ее язык, который, как и их собственный, имел корни в одной ностратической языковой семье. Таким образом, русские, как и европейские носители гаплогруппы R, являются индоевропейцами лишь в языковом отношении. Примерно в V–III тысячелетиях до н. э. местом формирования европейских «языковых индоевропейцев» стало пространство Южной России от Северного Причерноморья до Южного Урала.


------------------------------------------------------------------------------
"".......Заметим,что в ходе голоцена, то есть нынешней геологической эпохи, начавшейся около 10–11 тысяч лет назад и в которой мы ныне живем, — сменилось несколько глобальных фаз потепления и похолодания. И волн миграций древнего населения, в частности, «нашего», распространяющихся в разные стороны, было еще немало. И они необъяснимы, если не принимать во внимание климатические и — шире — природные явления.

И вот если это обстоятельство учесть, то причина индоевропейской миграции становится примерно понятной. Видимо, дело было так.

Пока в Евразии стоял ледник, среднерусская и причерноморская тундростепь была, при всем изобилии мамонтов и шерстистых носорогов, зоной экстремального климата и рискованного пропитания. Зато когда 11–12 тысяч лет назад пришло тепло, и ледник отступил, а затем примерно 7 тысяч лет назад начался наиболее теплый и влажный период в голоцене, когда —

— средняя температура июля на широте 50° была на 1 °C выше современной, на широте 60° — на 2 °C выше и к северу от широты 65° — на 3–4 °C выше —

— то тут, в центре Евразии, условия жизни стали весьма благоприятными.

Более теплый, чем ныне, —

— зимние температуры были выше на 2 °C почти по всей Европе —

— климат позволил лесам далеко продвинуться к северу. Мамонты, правда, к тому времени вымерли. Но при этом в степях стало тепло и влажно, и на сладкую травку поднялись табуны животных с юга.

Как это выглядело, можно себе представить по рассказам о миллионных стадах бизонов в Северной Америке. Индейцев не слишком много, и они очень заняты истреблением друг друга. Зверя же убивают практически только ради пропитания (иногда ради молодецкой удали). И численность оного зверя регулируют лишь количество съедобной травы да мишки-гризли. Которые, по чести говоря, тоже предпочитают добычу помельче.

В общем, тут и открылся для наших предков рай на земле. Где они — это уже археология утверждает — и занялись прежде всего скотоводством. Тем более, что именно здесь, как предполагается, наши предки впервые в истории приручили лошадь. Во времена среднестоговской культуры.

Вот к этим людям, к этим культурам и пришли индоевропейцы.

Что же их погнало на север?

Тогдашний вариант глобального потепления.

Под его воздействием уровень вод Мирового океана повышался. И однажды, около 6 тысяч лет назад, открылся пролив Босфор. И воды Средиземного моря обрушились в будущий Понт Эвксинский. Геологи говорят, вода затопляла берега со скоростью в один километр в день! Менее чем за год уровень моря поднялся на десятки метров! Было затоплено более 60 тыс. кв. км суши, т. е. около 30 % нынешней площади Черного моря. По сути, это был потоп.

Так что есть основания для высказываний самых серьезных ученых о том, что сама легенда о Всемирном потопе была рождена в среде индоевропейцев, проживавших в бассейне Черного моря и переживших эту катастрофу.

Собственно, уже давно доказано, что в Библию текст о потопе попал из шумерских мифов...."""

---------------------------------------------------------------------------------------------
забурлила Степь.

"".......Ну и, естественно, земледельцы лесостепной — а то и лесной — полосы без внимания этих банд не остались. С ним ведь легко бороться, с пахарем. Это тебе не в степи, где охотник на охотника охотится. Не огляделся вовремя, не просканировал заросли ковыля, не услышал конного топота по балке — и свистнет стрела, и ворон летит, и дружок в бурьяне неживой лежит. А то — и сам… С оседлым же совсем другое дело! Подобрался тайно, дождался, когда мужики в поле уйдут — гикнул, свистнул, и-кто-то с раскроенным черепом на пороге дома лежит, бабы визжат, что-то уже загорелось. И вскоре ты, довольный, сытый и сексуально удовлетворенный, гонишь стайку девок и молодых ребят на продажу…

Показательна в этом смысле прослеживаемая археологически судьба городища Демидовка в верховьях Днепра. Оно возникло во времена первого нашествия гуннов и дальнейших освободительных войн с готами — в конце IV века. А в середине V века оно уже погибает,как и ряд укреплений Прибалтики.
Это когда остатки гуннов начали бесконтрольный террор и грабеж.
Следствие нам уже известно:племена, жившие в лесостепной зоне, спаслись от нашествия, спрятавшись в лесах.

Вернуться назад суждено было не всем. Не только потому, что археология, хоть и смутно, но разгром поселений киевской культуры нам показывает.
Но и потому, что и после вторжения гуннов, и после их ухода на запад, и после их ликвидации ситуация в лесостепном земледельческом пространстве не стабилизировалась. Она осложнялась еще и заметными климатическими аномалиями. В начале нашей эры в Европе было относительно тепло и умеренно влажно. Для сельского хозяйства условия райские. И, соответственно, для жизни людей тоже. В ту эпоху от сельского хозяйства зависевших полностью.

На вольных хлебах люди активно последовали библейскому завету «плодиться и размножаться». Археология свидетельствует о значительном росте народонаселения в то время, заметном увеличении числа поселений и развитии техники земледелия.
Собственно, и германский натиск на Римскую империю шел оттуда же — от хороших условий для жизни, соответствующего роста населения и исходящей из этого необходимости просить подвинуться того, кто раньше занял нужные тебе земли. Не случайно и многие «варварские» войны заканчивались тем, что ценою жертв и крови некое племя выцарапывало у Империи право на получение именно пахотных площадей. После чего без паузы переходило к мирному сельскохозяйственному труду и созиданию материальных ценностей.

Но в конце IV века в Европу пришло резкое похолодание. Как утверждают климатологи, в V столетии наблюдались самые низкие температуры за последние 2000 лет.
Стало увеличиваться количество осадков. Повысился уровень рек и озер, поднялись грунтовые воды, разрослись болота. В целом возросла увлажненность почвы. Особенно запустел Висло-Одерский регион: там к тому же отмечалась и трансгрессия Балтийского моря.
С точки зрения тогдашних людей, эти аномалии ощущались как большое ухудшение климата. И значит, боги тем самым хотели пояснить, что необходимо переселяться. Чтобы выжить.
И вот теперь представим выбор «киевцев». С юга давят гунны. Договориться с ними не удается: они народ не договороспособный. Еще и не единый, скрепленный, как обручем, лишь административной беспощадностью вождя. Да только сам этот вождь где-то далеко на Западе бьется, а то и — слух верный прошел — вовсе помер. То есть пощады от степняков вообще не жди, а ныне в особенности.
В знакомые леса пойти — так не прокормят они всех. Плохо там стало. Мокро. Недород каждый год. К тому же там и так нашего языка люди долю свою мыкают. А тут еще балты подвинулись. Финны тоже оголодали и озлобились, волшбу свою мрачную творят…
На запад — по волынским рекам те же гунны шарят. А дальше — болота полесские, едва ли не в одно большое озеро превратившиеся.
На восток пойти — так и там наши сидят и землю скудную с финнами делят…
Конечно, не было какого-то общеплеменного собрания с подобной повесткой дня. Но что перед каждым родом, перед каждой весью эти вопросы возникали — вне сомнений.
И в итоге двинулись «избыточные» для оскудевшей родины «киевцы» по разным азимутам… Во что это воплощалось на деле?
Раз уж дождик заливает порог твоей землянки, а болото поглощает плоды твоего труда на поле, ты неизбежно отправишься искать лучшую долю там, где посуше. Что ты возьмешь с собою?
Все необходимое. И все родное.
Дом? Нет, конечно. Это чисто временное пристанище. Дом и на новом месте построишь. Но для этого ты возьмешь с собою знакомое тебе планировочное решение. В силу того обстоятельства, что иных ты пока не знаешь, а в твоей местности это было самым прагматичным и экономичным.
И однотипные дома-полуземлянки мы вскоре начинаем находить на широких пространствах Восточной и Центральной Европы.
Посуду? Да, ты возьмешь с собою необходимый набор горшков. Чтобы было в чем нести и готовить продукты. Но именно самое необходимое. Остальное можно вылепить на первом же стационарном месте поселения.
И эту посуду мы вскоре находим на пространстве от Эльбы до Черного моря — «культура горшков» заменяет в этой зоне «культуры мисок».
Обычаи? Да, вот их-то ты возьмешь непременно. Потому что они — часть твоей личности, твоего самоощущения в этом мире, твоего «я». И часть твоей самоидентификации и идентификации с людьми единого с тобою «свычая и обычая». И, в частности, ты возьмешь с собою своих мертвых. Ибо они — твоя почва, твоя база в мире, где нынешнее существование — лишь мимолетный эпизод перед неизбежным отправлением в Мир Нави. Конечно, ты не станешь эксгумировать покойников. Да и где тут собрать весь тот пепел из тысяч лесных ямок, где упокоилось то, что осталось после отлета душ твоих предков на небеса… Нет, ты возьмешь религиозные ритуалы, как возьмешь свою веру и самого себя.

И вскоре мы находим ямки с трупосожжениями от Десны до Дуная.

Вот тут и появляется ответ на столь мучающий археологов вопрос: отчего же столь крайняя бедность отмечает славянские ранние культуры? Почему материальная их основа сведена к minimum minimorum? Словно эти люди целенаправленно оставили только то, что необходимо для базового жизнеобеспечения, подчеркнуто игнорируя все прочее. Славяне не пользуются культурными достижениями чужаков. Они не продолжают предыдущих культур. Они приносят, прежде всего в головах, свои горшки, землянки, пашенные орудия… И начинают жить в скромной бедности. Отчего?

Да оттого же, почему не совершенствовали свой быт раньше. Когда были венедами. Бронзовая фибула не нужна в лесной жизни. Полушубок, что ли, волчий ею скреплять? И лишний пуд зерна, который весною спасет от голода тебя и детей, фибула тебе вырастить не поможет. И купить его в тех лесных условиях, когда лишнего пуда нет ни у кого, не поможет тоже.
И совершенно очевидно, какой психологический тип человека выкристаллизовался в тех условиях, в которых жили венеды.

Осторожный, мягко говоря, по отношению ко всему новому.

Прагматичный: то, чего нельзя немедленно употребить в дело, лишнее.

Автаркический: никто мне не поможет лучше, чем я сам себе.

Подозрительный: все зло всегда приходило от пришельцев, так с чего бы от их вещей должно прийти добро?

Ксенофобный: кто живет не по-нашему, тот чужак, а поскольку (аксиоматично) от чужаков все зло, то лучше держаться от них подальше. А если чужак будет навязываться — ликвидировать его. Чтобы худа не было.

Наконец, гордый — на почве смиренности.

Отсюда, кстати, и еще две особенности славянских культур: унитарность и открытость. Унитарность — а почему бы быту и вещам, разделенным тысячами километров, не быть похожими, коли они сведены до универсальной, базовой основы? А открытость — как раз потому, что на эту универсальную основу можно, как на пылесос, навешивать любые насадки.""
-----------------------------------------------------------------------------------
Височные кольца и неизвестное славянское племя

""......Оказывается, не только две названные посткиевские культуры образовались в Восточной Европе.

Пеньковская, как мы видели, идет на юго-запад, где упирается в Дунай и Римскую империю. Колочинская начинается от восточной границы пеньковской в левобережье Днепра и тянется на северо-восток, где доходит до Подесенья.

Но есть еще одна культура, которая граничит с колочинской на севере. Она называется культурой типа Тушемли-Банцеровщина и, в свою очередь, распространяется по всей Белоруссии и Смоленщине вплоть до Псковской области.

И это не финны. И не балты.

Потому что женщины этой культуры носили височные кольца.

Височные кольца…

Такое женское украшение характерно только для восточных славян — и еще киммерийцев, помните? И оно дает очень надежное свидетельство племенной принадлежности той или иной группы славянского населения:

Височные кольца — одно из важнейших и наиболее характерных головных украшений средневекового славянского мира. Еще в прошлом столетии исследователи обратили внимание на возможности на основании височных колец, в частности эсоконечных, выделять славянские древности среди иноэтничных, определять места обитания славян, разграничивать их земли от территорий соседних германских и иных племен.

Эти женские украшения, хоть и вряд ли их хозяйки задавались такой целью, сегодня играют роль опознавательного знака того или иного племени. Семилучевые и семилопастные кольца прочно ассоциируются с летописными радимичами и вятичами (кстати, потом пригодится, отметим — эти два племени фиксируются вместе); спиральные — с северянами, браслетообразные — с кривичами, ромбощитковые — со словенами и т. д.

Как утверждают археологи, в самом начале славянской эры наибольшее распространение на славянских территориях получили эсоконечные кольца. В свою очередь, они делятся на две группы:

1) проволочные (или дротовые) кольца разного диаметра, один конец которых завит в виде латинской буквы S.

2) более массивные, полые, часто орнаментированные, завершающиеся таким же завитком.

Эти группы имеют различные ареалы. Вторая тяготеет больше к балтийскому Поморью и, собственно, поморской часто и называется.

А вот первая имеет больше отношения к нашей теме «русских» славян:

Анализ территориального размещения находок рассматриваемых украшений дает все основания связывать их с пражско-корчакской культурно-племенной группой славян… Наибольший сгусток эсоконечных проволочных колец приходится на области расселения этих славян. При этом немалое число находок сделано в землях южных славян, но исключительно в тех местностях, в освоении которых участвовали славяне рассматриваемой… группы.

Еще более отчетливо это видно в восточноевропейском ареале. Здесь основная масса эсоконечных украшений встречена в пражско-корчакском регионе и в землях, заселенных потомками дулебов — волынянами, дреговичами и полянами. За пределами этой территории зафиксированы лишь единичные, разрозненные находки таких колец, которые можно связывать с древнерусскими переселенцами из областей проживания славян, вышедших из пражско-корчакского ареала.

Однако торопиться с утверждением, что волыняне и прочие — потомки дулебов, мы пока не будем. Расследование покажет. Пока что мы видим лишь прямую связь между наиболее популярным украшением пражско-корчакских женщин и женщин тех мест, где впоследствии фиксируются исторические «русские» славянские племена.

Самое интересное: первоначально славяне колец этих, похоже, не знали. Первые эсоконечные проволочные височные кольца появились в среде славянского населения Среднедунайского региона в VIII веке. На протяжении столетия-двух этот элемент женского украшения распространялся по ареалу связанных со славянами племен, пока лишь к X–XI векам не стал общим их украшением. И тем самым этносимвольным признаком.

Что опять же говорит о том, что височные кольца распространялись вместе с модой на них среди расходящихся по Русской равнине пражско-корчакских славянских племен.

Любопытно, что они часто встречаются в поздних славяно-аварских захоронениях. Здесь снова возникает аллюзия на эти самые игры в «понигелз» — словно муж-аварин вносил в облик жены некий элемент, символизирующий ее покорность ему. Как покорность лошадки, на которую надеты трензеля. Не отсюда ли и мода пошла? — доблестным славянским мужам, что на протяжении аварской эры участвовали в боевых походах, включая такой героический эпизод, как штурм Константинополя, тоже, поди, лестно было укрепить на своих женах знак покорности…

Но еще более любопытно, что, судя по археологии, до славян височные кольца носили балты. По данным Е. А. Шмидта, который сам участвовал в раскопках балтских поселений, —

— на юго-востоке Литвы височные кольца известны еще до эпохи великого переселения народов — с самого начала I тыс. н. э. Таковыми являются плоские височные кольца I–II вв. н. э., бывшие частью женского убора, который в целом характерен для балтских племен того времени. Кстати, такое же височное кольцо найдено и в восточной части этого ареала на городище Холмец в верховьях р. Десны в пределах расселения днепро-двинских племен. Во II в. н. э. опять-таки в западной части ареала вошли в моду проволочные в 3–5 оборотов спиральные височные кольца. В IV–V вв. н. э. в пределах всего вышеуказанного пространства были распространены круглопроволочные браслетообразные сомкнутые височные кольца, включая Юго-Восточную Литву, где бытовали браслетообразные височные кольца разных типов (с заходящими концами, сомкнутые и иногда со спиральным завитком на одном конце).

Что, однако, тут примечательно — датировка. Появления новых типов колец совпадают с нападениями чужаков на лесостепной ареал «наших» земледельческих культур. В I веке — сарматы. Во II — готы. Затем гунны. Возникает ощущение, что выплеск населения в леса вносит в местные культуры новые модели височных колец.

Да, верно. Нигде я не встречал упоминаний, что население зарубинецкой или киевской культур носило кольца. И сразу все предыдущее логическое построение рушится. Но с другой стороны, если постзарубинецкая тушемлинско-банцеровская группировка носила кольца, то отчего их не могло быть у зарубинецкой? Только не было у них еще традиции класть их в могилу…

Впрочем, не исключено, что новые беженцы-мужчины, встречая местных красоток с символизирующими покорность кольцами на висках, немедленно проникались к ним симпатией. А дамы-иммигрантки, соответственно, — черной завистью. Но поскольку прямое копирование было невозможно — в силу иного менталитета, который всегда перерабатывает чужие культурные достижения под себя, — то и с местными артефактами происходила определенная трансформация. Мы же знаем женщин — даже одинаковое с кем-то платье вызывает у них чувство священной ярости!

История височных колец позволяет задуматься и еще об одном обстоятельстве. Дело в том, что если смотреть по карте распределения их находок по типам, то мы увидим сразу несколько парадоксальных областей. Не везде известные «типажи» колец совпадают с местом жительства тех племен, которым они должны бы принадлежать. Например, ромбощитковые височные кольца новгородских словен сформировались не в районе озера Ильмень, как, кажется, можно ожидать. А в Смоленской области. А вот, скажем, заметная компактная «колония» эсоконечных колец В. В. Седовым указывается в районе Ростова Великого, на северо-востоке Руси

Представить, что туда забралась какая-то большая группа «праго-корчакцев», трудно и странно. Даже если предположить, что в этом вопросе маститый историк несколько перегнул палку, все равно характерные для потомков именно «узких» славян перстнеобразные височные кольца встречаются здесь и позже, вплоть до XI века. Вместе с землянками южнорусского типа.

А значит, кольца для нас становятся не только относительно надежным для такой давней истории этническим маркером, но еще и показателем движений племен или их частей. А главное — показателем их формирования! Потому что от Праги до Ладоги дошли не «узкие» славяне — даже несмотря на то, что сохранили свое племенное имя. А те из них, кто ранее зачем-то сделал остановку под Смоленском. И приобретал соответствующие этнические влияния и изменения.

Классификация древнерусских височных колец была разработана А. В. Арциховским и уточнена и дополнена В. П. Левашовой. И что же мы видим?

Практически для каждого племени характерны свои особенности этих украшений. Скажем, в состав женского головного убранства населения, оставившего смоленско-полоцкие длинные курганы, входили проволочные височные кольца с пластинчатыми расширениями на заходящих друг на друга несомкнутых концах. Это ясно кто — кривичи (культура длинных курганов) полоцкие и смоленские. Они же полочане «Повести временных лет».

А рядом с ними, на северо-западе, характерной деталью женского костюма являлись ромбощитковые височные кольца. Это — надежный этнохарактеризующий признак новгородских словен......""

http://www.e-reading-lib.com/bookreader.php/1003751/Peresvet_Aleksandr_-_Russkie_-_ne_slavyane.html

http://www.perunica.ru/svoboda/7211-proishozhdenie-russkogo-etnosa.html  





Происхождение Русского этноса

Категория: Свобода слова

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера