Перуница
Свобода слова » 

Алхимия!?

Алхимия!?




Алхимия есть не что иное, как химия.
То, что алхимию путают с попытками получить
золото химическим путем в ХVI-ХVII вв., –
величайшая несправедливость
Юстус Либих

Алхимия – наука о всеобщем превращении веществ и элементов, и в частности, о превращении неблагородных металлов в благородные – золото и серебро, прародительница современной химии – возникла в глубокой древности.
Разные источники по-разному трактуют происхождение этого учения, но большинство сходится в том, что родина алхимии – древний Египет, который своим названием, под которым его знали в древности – «Хема», дал наименование этой науке – «аль хема».
Исследователи истории алхимии, в том числе знаменитый французский химик Пьер Эжен Марселен Бертло, посвятивший алхимии, ее истории и основным положениям три тома из тридцати им написанных, написавший в 1885 г. труд «Происхождение алхимии», а в 1887-1893 гг. опубликовавший собрание древнегреческих, западноевропейских, сирийских и арабских алхимических рукописей, признавали тесную связь алхимии с магией, искусством мидянских жрецов магов (могучих) производить чудесные явления на основе знания тайн и законов природы.
Начала алхимии связывают с легендарной личностью – Гермесом Трисмегистом («Триждывеличайшим»), почему искусство делать золото называлось герметическим. В честь Гермеса в Египте во времена римского владычества воздвигали колонны с иероглифами, в которых заключались алхимичские рецепты. В Египте в тайны алхимии могли быть посвящены только сыновья жрецов-фараонов. По мере того, как укреплялось мнение, что Египет своими богатствами в значительной мере обязан алхимии, значение этого искусства все возрастало.
Кроме Египта алхимия процветала еще у древних вавилолнян и халдеев. У вавилонян зародились первые представления о связи между планетами и известными в древности металлами, и последние стали обозначаться знаками небесных светил: золото – Солнцем, серебро – Луной, медь – Венерой, железо – Марсом, олово – Меркурием, свинец – Сатурном. От этих народов алхимия перешла к персам, далее – к индусам и китайцам.
В 326-323 гг. до н. э. Александр Македонский завоевал весь древний мир, что способствовало распространению греческой цивилизации, и греческая культура, встретившись с египетской, по-видимому, не без влияния иудейских философов, слилась в единое стройное целое. В это время иудейское влияние на алхимию было велико.
М.Бертло указывает на нередко приводившиеся описания употреблявшихся у иудейских алхимиков приборов, а также на тексты рецептов Моисея, согласно которым осуществлялось удвоение веса золота с помощью превращения в него неблагородных металлов. Из сочинения Плиния старшего и гностиков (I в.) следует, что в Риме превращаемость меди и ее руд в серебро, а затем в золото считалось фактом.
Поскольку алхимия, так же как и магия, были непонятны непосвященным, и в то же время обещали и обогащение, и вечную молодость, и даже полное счастье, правда, путем слияния с «мировым духом», то иначе, как вмешательством дьявола это объяснить, разумеется, было никак нельзя. Поэтому и маги, и алхимики, а заодно и другие ученые всячески притеснялись, а само занятие алхимией на протяжении многих столетий строго каралось.
Так, по римскому праву считалось преступлением, караемым ссылкой и смертной казнью, не только изучение алхимии и магии, но даже простое знакомство с ними. Преследовалось вообще все, что имело отношение к изучению природы и точных наук – все это подводилось под понятие магии.
История сохранила немало примеров тяжких наказаний, выпавших на долю ученых. Так, при Тиверии (14-37 гг. н. э.) особым декретом из Италии были изгнаны маги и математики, и один из последних – Питаний был казнен. Подобные узаконения, естественно, имели следствием секретное изучение алхимии, что еще более окружало ее ореолом таинственности.
Греческая алхимия процветала преимущественно в Александрии в III и IV столетиях н. э., когда там преобладало греко-македонское население. Она преподавалась в Александрийском университете, основанном еще Птолемеем I и называвшимся Мусеумом, а химические изыскания производились в главном центре медицинских и естественных наук – в храме Сераписа, при котором существовали всевозможные лаборатории. Но дни этих учреждений были сочтены: по приказу греческого императора Феодосия (374-395 гг.) храм Сераписа был разрушен, а в 391 г. погибла знаменитая Александрийская библиотека, разгромленная христианскими фанатиками. Деятельность Мусеума, однако, продолжалась еще некоторое время, библиотека была отчасти восстановлена, читались лекции вплоть до окончательного разгрома Мусеума в 415 году, когда по наущению патриарха Кирилла христианская чернь разрушила Мусеум и зверски убила философа и математика Гипатию (370-415 гг.), славившуюся своими лекциями и красотой.
В IV столетии знамениты были алхимики Зосима, Синезий, Олимпиодор. Зосима написал 28 книг по алхимии, но сохранились лишь жалкие остатки. Судьба алхимии еще раз показывает, что человечество не только накапливает знания. Параллельно с накоплением идет противоположный процесс растрачивания знаний, забывание и искажение с трудом добытых, но не достаточно освоенных знаний.
В средние века алхимические сведения попали в Рим и Византию через египетские тексты и через арабов. К этому времени алхимические сведения стали убывать благодаря неоднократному систематическому уничтожению «священных» рукописей и книг, в которых эти сведения содержались.
Из алхимиков средневековья особенно знаменит Рожер Бэкон (1214-1294). Открыто проповедываемые им идеи о единстве веществ и возможности трансмутации – взаимопревращении элементов, а также лабораторные занятия с этой целью создали ему славу действительного адепта, то есть человека, владевшего секретом «философского камня» и умевшего с его помощью производить трансмутацию. Современные исследователи жизни и творчества Р.Бэкона видят противоречие в том, что Бэкон, который был сторонником строгих обдуманных опытных исследований, являющийся, по всеобщему признанию, отцом экспериментальных иссследований, имел непоколебимое убеждение в силе философского камня, который, по его мнению, мог не только превращать неблагородные металлы в благородные, но и продлевать человеческую жизнь. Возможно, что монахи были уверены в открытии Бэконом секрета трансмутации металлов и продления жизни и, желая им воспользоваться, заключили Бэкона в тюрьму. В средневековье вообще практиковались аресты и пытки алхимиков с целью выведать влекущую всех тайну. В тюрьме по требованию папы римского Бэкон написал несколько сочинений. Между ними весьма важны «Зерцало алхимии» и «Тайные действия природы и искусства и ничтожество магии» – самые стройные из дошедших до нас сочинений. «Зерцало алхимии», влияние которой замечается во всех последующих алхимических работах, является одной из обстоятельных книг, положенных в основу многострадальных и бесплодных попыток алхимиков делать золото.
Впрочем, бесплодных ли? Могло ли долго просуществовать учение, если бы оно время от времени не подкреплялось вполне конкретными достижениями?
Как известно, для получения золота алхимикам был необходим «философский камень». Вообще-то это был и не камень вовсе, а порошок или жидкость. По Р.Бэкону одного грамма философского камня было достаточно для превращения 1000 кг дешевых металлов в золото (другие ограничивались трансмутацией в стократных размерах). Философских камней было два: главный – «красный лев», «красный камень мудрости», «великий эликсир», «красная тинктура», «магистериум», «панацея», «жизненный эликсир», – служил катализатором в реакциях, связанных с изготовлением золота; второстепенный – «белый лев», «белая тинктура», «малый магистериум» – предназначался лишь для превращения металлов в серебро. При этом основными металлами для получения золота являлись ртуть и медь, а для серебра – свинец. Широко использовались также сера и мышьяк.
Философский камень служил и универсальным лекарством: раствор его, так называемый «золотой напиток», должен был исцелять все болезни, омолаживать старое тело, делая жизнь более продолжительной. Утверждали, будто адепты, употребляя напиток, могут прожить до 400 и более лет. Понятно, что такое чудесное свойство философского камня должно было привлекать всеобщее внимание, и овладение его многими привело бы его к обесцениванию. Поэтому тайна получения камня тщательно оберегалась от случайных лиц. Тем же, кто твердо решил стать алхимиком, приходилось пройти сквозь многие тернии.
Погружаясь в алхимию, неофит прежде всего должен был заучивать все символы и разгадывать странные ребусы для того, чтобы добраться до крупиц реального знания. Даже одежда алхимиков и обстановка их лабораторий имели особо таинственный вид. Неудивительно, что одни разочаровывались в этой премудрости, а другие, потратив на ее изучение половину жизни, или обращались в шарлатанов, или, как маньяки, верили алхимии во всем.
И все же, по-видимому, философский камень существовал, по крайней мере, тому есть исторические свидетельства. Да и вряд ли могла бы существовать более двух тысяч лет наука, построенная на чистом вымысле. Конечно, во всякой науке и во всякие времена находились люди, для которых принадлежность к науке являлась источником дохода. Такие люди не останавливались и перед прямым обманом. Однако никакой обман не может существовать долго, если не находятся другие люди, труды которых реально оправдывают избранное направление.
После Рожера Бэкона в Европе многие занимались алхимией. Расцветом ее считается ХIII век. Разносторонний ученый Альберт Магнус Великий, Арнольд Вилланованус, Раймонд Лулл – вот целая плеяда знаменитых ученых, опиравшихся на знания более ранних, в частности, на работы арабского ученого Х века Джафару (Гербера), посвятили все свои силы поставленной проблеме, одобренной таким авторитетом, как Фома Аквинский.
Раймонд Лулл, философ, писатель, автор 300 сочинений, разработчик первой логической машины, при жизни пользовался репутацией искусснейшего алхимика, достигшего при ее помощи всего, что она может дать. Увлекшись миссионерством, он погиб в Северной Африке в 80-летнем возрасте. Лулл утверждал, что с помощью философского камня можно превратить любое количество ртути в золото.
«Возьми кусочек этого драгоценного медикамента величиной с боб. Брось его на тысячу унций ртути – последняя превратится в красный порошок. Прибавь унцию этого порошка к тысяче унций ртути – и она также превратится в красный порошок. Если из этого порошка взять одну унцию и бросить на тысячу унций ртути – все превратится в медикамент. Брось унцию этого медикамента на новую тысячу унций ртути – и она превратится в золото, которое лучше рудничного».
«Заметь очень хорошо,– писал Лулл,– материал камня философов дешев. Его находят повсюду».
В это время алхимики встречали широкую поддержку среди королей и других влиятельных особ, всегда крайне нуждавшихся в золоте. В ХV, ХVI и ХVII столетиях многие коронованные особы сами занимались алхимией, например, английские короли, а в особенности, Георг VI, в правление которого благодаря стараниям многочисленных делателей золота, страна была наводнена золотом и фальшивой монетой. Металл, игравший роль золота в этом случае, возможно, был медной амальгамой. Подобным же образом около этого времени действовал и Карл VII во Франции в сообществе с известным Жаком ле-Каром.
Даже женщины, как например, императрица Варвара, вдова императора Сигизмунда, стоят в списках адептов. Император Рудольф II (1576-1612) был меценатом странствующих алхимиков, и его резиденция представляла центральный пункт алхимической науки того времени. Любимцы императора называли его германским Гермесом Трисмегистом, и его пример нашел подражание при соседнем саксонском дворе. Курфюрст Август Саксонский и его супруга Анна Датская производили опыты – он сам в своем дрезденском «Золотом дворце», а супруга – в роскошно устроенной лаборатории на своей даче в Аннабурге. Дрезден долго оставался столицей государств, покровительствующих алхимии, которая в особенности служила предметом ревностного изучения в то время, когда соперничество за польскую корону требовало значительного расхода денежных средств.
Интересна история шотландского дворянина Сетония. В 1602 году он совершил в Голландии ряд удачных трансмутаций. Это принесло ему славу, и несколько лет спустя он оказался в Страсбурге, где поселился у известного золотых дел мастера Гюстенгофера, которому оставил немного философского камня. Император Рудольф II пригласил Гюстенгофера в Прагу. Но философский камень, оставленный Сетонием, скоро был израсходован, и неудачному «трансмутатору», не умевшему изготовлять золото, пришлось умереть в тюрьме. Самого Сетония судьба занесла в Саксонию, где Христиан II заточил его в темницу. Сетоний, несмотря на неимоверные пытки, доведшие его почти до смерти, упорно хранил свою тайну. Из тюрьмы его вызволил поляк Сендзивой и привез его в Краков. Здесь Сетоний умер от нанесенных ему увечий, но перед смертью он дал Сендзивою свой философский камень, не открыв серета его изготовления. С помощью этого средства Сендзивой обращал разные металлы в золото при дворе Сигизмунда III в Кракове, о чем существуют несомненные исторические свидетельства, и был приглашен в Прагу, где император Рудольф, получив от него немного порошка, сам совершил чудесную перемену.
В Вюртемберге князь Фридрих принимал Сендзивоя с высокими почестями, но позавидовавший Сендзивою алхимик Мюленфельс тайно захватил его, отнял философский камень и посадил в темницу. Когда это было открыто, Мюленфельс в наказание был повешен, но Сендзивой не получил обратно камня, сам сделать его не умел, и обратился в простого авантюриста.
Алхимия просуществовала до 1819 г., когда распалось последнее «Герметическое общество» алхимиков, в 1790 г. основанное в Вестфалии. Но и позже, в 1837 году один тюрингский алхимик представил Веймарскому промышленному обществу тинктуру, способную, якобы, обращать металлы.
В чем же заключалась философия алхимии?
Основная идея алхимиков – существование единой первичной материи, из которой состоит все. Это обстоятельство создает основу и для всеобщей трансмутации веществ и элементов. Дополнительно к этому Р.Бэкон выдвинул идею о качественно различных элементах, комбинации которых образуют конкретные вещи.
Алхимики вполне представляли, что переход одних элементов в другие может происходить только в присутствии определенного катализатора, который сам не входит в реакцию, но способствует ее проведению. Этим катализатором и являлся «философский камень».
Расход философского камня связывался с чисто механическими трудностями его сохранения во время реакций. При этом алхимики не делали принципиальных различий между тем, что мы называем сейчас «химическими» и «ядерными» реакциями. Поздние исследователи алхимии считают, что именно в этом содержится основная ошибка алхимиков, которые путали простые элементы со сложными и полагали, что любой металл - это сплав других металлов. Но так полагали алхимики ХV и более поздних веков, а не основатели этой науки.
Реакции, в которых алхимики получали как философский камень, так и с его помощью благородные металлы, отличались применением разнообразных веществ, солей, кислот, квасцов, купоросов, буры, крепчайшего уксуса, то есть, в общем-то, обычных химических веществ, но, как правило, производились с предварительным многодневным выстаиванием на ярком свету, выполнялись при высоких температурах и обязательно в герметичных сосудах. Следует отметить, что сам термин «герметизация» произошел от имени Гермеса, который дал алхимии начало.
В подготовительных реакциях тоже не было ничего особенного.
Использовались такие приемы, как обжигание, возгонка, декантация (сцеживание), растворение, перегонка, кристаллизация, фиксация (отвердевание). Но реакции шли долго, от нескольких часов до недель. Во время других, видимо, главных реакций, имел место «бой, превосходящий все, что только можно вообразить». Когда реакция закончена, «...и мир возродится от победы одного из двух», надо положить в какой-то продукт какой-то соли, которая в действительности «совсем не соленая», и тогда «бой делается во сто крат ожесточеннее».
Идеологически конец алхимии положил А.Лавуазье, показавший, что химическими реакциями невозможно преобразовать одни элементы в другие. С выяснением понятия о простых телах и элементах вопрос о превращаемости металлов с помощью философского камня был окончательно сдан в архив.
Окончательно ли?
Как было показано выше, реакции, которые проводились алхимиками, требовали обязательного присутствия «философского камня», игравшего роль катализатора. Что же мы сейчас, спустя много веков, знаем о действии катализаторов, без которых современная химия не могла бы существовать, кроме того, что катализаторы ускоряют реакцию?
Академик Н.Н.Семенов высказал в 1933 г. и подтвердил в 1977 г. следующую мысль:
«Прошло сто лет со времени открытия каталического действия; и вот сейчас ученые так же мало понимают, почему вообще идет катализ, как это было сто лет назад. Не понимая самой сути явления, мы, естественно, не можем дать никаких указаний о рациональном выборе катализатора, и технически не остается ничего другого, как находить нужный катализатор, пробуя тысячи веществ в том порядке, как они стоят на полках химической лаборатории» («Природа», 1978, N 2, с. 68).
Порядка 70% всех известных химических реакций в промышленности, а вновь открытых – более 90% проводятся с помощью катализаторов. По катализу написаны тысячи трудов, но теории катализа, раскрывающей его суть, до сих пор нет.
Существуют катализаторы для отдельных веществ и реакций, существуют катализаторы широкого плана, как, например, платина. Особый интерес представляет ферментативный катализ, отличающийся исключительно высокой эффективностью: скорость реакций увеличивается в миллиарды и более раз, при этом действие катализаторов отличается высокой избирательностью и регулируемостью. Эти последние катализаторы имеют дело со сложными молекулами. Упоминавшиеся небиологические катализаторы используются в реакциях, в которых участвуют более простые вещества, даже элементарные, реагируют атомы.
Может быть, возможен катализ, существенно изменяющий ядерные реакции, тем более, что слияние ядер элементов первой половины периодической таблицы происходит с выделением энергии? Такие реакции в принципе способны самоподдерживаться, если, конечно, к тому приняты меры и созданы соответствующие условия. Но для того чтобы строить подобные предположения, нужно убедиться в том, что элементы состоят из одних и тех же «кирпичей», хотя существующие теории устройства атомных ядер из протонов и нейтронов уже дают к этому определенные основания.
Как известно, ведущей идеей алхимиков было представление о единстве материи на всех уровнях ее организации, идея, которую вряд ли стоит оспаривать. Эта идея была тесно связана с представлениями о наличии в природе мировой среды – «апейрона», в более позднем наименовании – эфира. Появление эфиродинамики сегодня позволило по-новому построить модели атомных ядер, атомов и молекул, и это дает некоторые возможности с новых позиций посмотреть на то, чем занимались алхимики.
Поскольку атом представляет собой единую конструкцию, в которой электронная оболочка порождена ядром, то изменение структуры ядра путем замены протонов на нейтроны и наоборот немедленно скажется на строении оболочки. Обратное влияние – электронной оболочки на структуру ядра – существенно меньше, но такое влияние вполне мыслимо. Воздействие на электронную оболочку может привести к созданию условий, способствующих проникновению одних ядер к другим, образованию каналов в электронных оболочках и тем самым снижению потенциалов, противодействующих такому проникновению. Если же при этом повышены температуры, то есть скорости хаотического перемещения в пространстве реагирующих атомов, и давление, то есть число атомов в единице объема, или, наоборот, температуры снижены до минимальных, то есть подвижность в пространстве реагирующих атомов сделана минимальной, а давление – максимальным , то эти условия и будут тем самым созданы. Атомы будут соударяться при относительно умеренных энергиях, и, если будут снижены противодействующие потенциалы, вполне может произойти перестройка оболочек, слияние ядер и образование новых элементов. Никаких принципиальных запретов здесь нет.
Из рассмотренных моделей протона и нейтрона следует, что между ними нет принципиальной разницы: нейтрон это тот же протон, вокруг которого образовался устойчивый пограничный слой эфира. Следовательно, разрушение этого слоя у нейтрона приведет к тому, что нейтрон превратится в протон, что и происходит у свободных нейтронов – нейтрон распадается на протон и электрон (бета-распад) с временем полураспада примерно 12 минут. Правда, нейтрон в составе ядра ведет себя стабильно, но при всех ли обстоятельствах? Нельзя ли, например, повлиять на него через протоны, на которые, в свою очередь, воздействовать через электронную оболочку?
В 1902 г. академик Н.Н.Бекетов, основатель физической химии, писал:
«Несмотря, так сказать, на вполне доказанную неразрушимость элементов при всех химических процессах, всегда появлялся в умах современных ученых невольный вопрос о том, не можем ли мы пойти далее обыкновенного химического процесса, т. е. обычных реакций двойного обмена в солеобразных соединениях и замещения одних элементов другими в молекулах сложных тел? И не могут ли быть придуманы какие-нибудь условия, при которых химические элементы могли бы быть или уничтожены (конечно, в смысле диссоциации их атомов на более первоначальное, неуловимое для нас вещество), или преобразованы?
...Дальнейшие исследования над возможностью изменения самих атомов будут принадлежать к общему учению о материи. Если и сами элементы образовались из какой-либо первичной материи, например, эфира, при этом должна была произойти громадная потеря энергии и потому присущая в настоящее время элементам химическая энергия есть только слабый остаток того запаса живой силы, которой обладает эта первичная материя».
Н.Н.Бекетовым были предложены эксперименты по преобразованию элементов путем удвоения веса атомов в условиях низких температур и чрезвычайно высоких давлений. Так, преобразование кислорода в серу и азота в кремний, по мнению Н.Н.Бекетова, могло бы быть выполнено, если твердый кислород или твердый азот запечатать в носовую часть стального снаряда и выстрелить этим снарядом в плиту из мягкого железа так, чтобы снаряд в ней застрял. Тогда образуется герметичная камера, в которой и произойдут необходимые преобразования.
Реакции удвоения легких элементов должны происходить с выделением энергии; примером такой реакции является слияние ядер дейтерия в ядро гелия (альфа-частицу), при которой выделяется на каждую пару ядер дейтерия 23,7 МэВ. Но и многие другие реакции удвоения также идут с выделением энергии. Так, превращение углерода в магний должно сопровождаться выделением 14 МэВ, азота в кремний – 27 МэВ, натрия в титан – 25 МэВ, кремния в железо – 19 МэВ и т.д.
Интересно, что реакции, в результате которых могли бы получаться золото и серебро, тоже происходят с выделением энергии, то есть такие реакции могли бы самоподдерживаться хотя бы в принципе.
В приведенных реакциях использованы традиционные для алхимиков исходные материалы – ртуть, сера, свинец, мышьяк. В большинстве реакций происходит выделение свободных нейтронов, которые, в свою очередь, могут способствовать прохождению реакции и появлению побочных новых элементов.
Принципиальная возможность превращения элементов друг в друга заставляет поставить другой вопрос – каким же образом образовались различные элементы в природе? Почему различные нужные нам элементы сопровождаются другими, традиционными для этих элементов и только для них, другими элементами, нам, правда, не нужными и являющимися «пустой породой»? Не является ли эта «пустая порода» исходным материалом для нужных нам элементов, или, наоборот, не является ли эта порода результатом, остатком прошедших ранее ядерных реакций? И не происходят ли эти реакции сейчас, в наше время?
Почему самородное золото встречается, как правило, в кварце или сульфидах железа, или арсенопирите и практически не встречается в сочетании с другими элементами? Не стоит ли обратить особое внимание на слой, отделяющий золото от кварца, в который золото вкраплено, не в этом ли тончайшем слое находится катализатор? Кто-нибудь исследовал этот слой? То же можно сказать и о других природных элементах. Не на границах ли с «пустой породой» надо искать ответ?
А теперь пора вернуться к вопросу о механизме катализа.
Считается, что ускоряющее действие катализатора основано, главным образом, на том, что в процессе всей химической реакции катализатор вступает в некую промежуточную реакцию, а затем выходит из нее. Ни в коем случае, Боже упаси, не отрицая такой трактовки действия катализа, хотелось бы указать на еще одну возможность, на которую в шестидесятые годы обратил внимание профессор МГУ А.А.Баландин. По его мнению, молекулы-реагенты и молекула катализатора представляют собой нечто подобное матрице и пуансону. Если поверхность участка молекулы-катализатора и поверхности молекул реагентов подобны и противоположны, т. е. выступу на одной из них соответствуют впадины на другой, то силы межмолекулярного взаимодействия (силы Ван-дер-Ваальса) притянут их друг к другу. Тогда молекулы-реагенты окажутся в положении, наиболее удобном для реагирования. В результате же реакции у них изменится форма поверхности, и они отпадут от молекулы-катализатора. Та после этого готова принять к себе следующую пару молекул-реагентов.
Как видно, здесь трактовка механизма катализа несколько иная.
В этой трактовке катализа не хватает пустяка – понимания природы сил межмолекулярного взаимодействия. Правда, известно, что это взаимодействие имеет электрическую природу и определяется силами притяжения – ориентационными, индукционными и дисперсионными, а также силами отталкивания, но известно и то, что рассчитать эти силы на основе квантовой механики практически нельзя, так как «входящие в формулы величины определяются экспериментально».
Не может ли чем-нибудь здесь помочь эфиродинамика?
В соответствии с положениями эфиродинамики конфигурация любой молекулы жестко определяется структурой ядра, а структуры ядер для всех изотопов практически уже построены, поскольку в альфа-частичной модели это делается несложно. При использовании аппарата газовой механики появляется возможность построить и структуры присоединенных к ним вихрей – электронных оболочек, соответственно и форму поверхностей молекул.
Здесь есть некая особенность, которую никак не могла учесть квантовая механика. Дело в том, что в соответствии с квантовой механикой поверхность молекулы – это просто поверхность, а в соответствии с эфиродинамикой поверхность молекулы – это поток эфира, имеющий совершенно определенную скорость и ориентацию в пространстве. Градиент же скорости эфира в пространстве и будет определять природу и силы межмолекулярного взаимодействия: если есть градиент – есть такие силы, нет градиента – и сил нет. А точнее, будут силы отталкивания, поскольку градиент скорости и соответственно уменьшение давления есть на противоположной стороне молекулы.
Тогда открывается заманчивая возможность с помощью современной вычислительной техники:
а) рассчитать конфигурации молекул и все потенциалы, их окружающие;
б) рассмотреть возможное взаимодействие молекул на примере хорошо известных реакций;
в) рассмотреть простейшие примеры известных химических реакций, в которых участвуют катализаторы;
г) подумать, нельзя ли все это как-нибудь приспособить к дальнейшему поиску механизма катализа.
Вдруг что-нибудь получится?
И уж после этого посоображать, а нельзя ли через электронные оболочки повоздействовать на ядра в целях изменения их состава.
В 1900 г. в Лондоне появился некий господин, который предложил Морскому ведомству купить у него идею о том, как можно использовать обыкновенную воду вместо бензина для автотранспорта или для чего угодно еще. Он демонстрировал свое изобретение, разъезжая с представителями министерства на автомобиле, в который он на их глазах заливал воду вместо бензина, добавляя в нее некую зеленую жидкость, которую он покупал в аптеке. Никаких особенностей в вождении машины не наблюдалось, кроме того, что выхлоп был совершенно чистый. Мотор заводился легко.
Судьба господина неизвестна. Однажды он, ни с того ни с сего, просто исчез вместе со своим автомобилем, не успев получить своих денег. С тех пор о нем никто больше ничего не слышал. А про идею вскоре забыли, тем более, что всем была ясна ее абсурдность. Наверное, какой-то сумасшедший. Мало ли их тут бродит, надоедая занятым людям!
А идея неплохая, хотя и не сразу очевидная. Дело в том, что в обычной воде содержится немного тяжелой воды. Самая капелька. Но если бы ее молекулы прореагировали между собой, то выделился бы кислород и гелий, а заодно энергия соединения двух дейтронов в одну альфа-частицу. Этой энергии с учетом даже невысокого КПД хватило бы, чтобы вода по калорийности оказалась лучше, чем бензин. А рабочее тело – сама вода тоже имеется. Так что вперед, только жми на педали. Но здесь не хватает кое-чего, а именно, такого катализатора, который установил бы две молекулы тяжелой воды на своей поверхности так, чтобы дейтроны оказались как можно ближе друг к другу. А далее искра, возбуждение и они слипнутся. И дело сделано. Только вот где взять катализатор? Что это господин изобретатель покупал в аптеке, нечто зеленое?
Да нет, ерунда все это, не стоит беспокоиться... Или стоит?
Оснований считать трансмутацию элементов в искусственных условиях невозможной нет. Не исключено, что древние алхимики владели технологией, ныне утраченной. Возможно, что в будущем подобная или несколько иная технология, более современная, чем у алхимиков, позволит осуществлять трансмутацию элементов в лабораторных или заводских условиях, и осуществится мечта алхимиков из всего делать все.

из книги В.А. Аюцковского

http://www.perunica.ru/svoboda/7612-alhimiya.html  





Алхимия!?

Категория: Свобода слова

<
  • 1 320 комментариев
  • 83 публикации
24 февраля 2014 02:59 | #1

Квака

0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Философских камней было два: главный – «красный лев», «красный камень мудрости»,... , «красная тинктура»,
Митрич, тебе приходилось видеть Соли Золота? Какого они цвета?
здесь не хватает кое-чего, а именно, такого катализатора, который установил бы две молекулы тяжелой воды на своей поверхности так, чтобы дейтроны оказались как можно ближе друг к другу.
Всего там хватает. Наряду с "самой капелькой" Тяжелой Воды там точно такая же капелька Легкой. Тока вот они почему то как горы с дружкой сходиться не желают...
Разве что потолочь воду в ступе... da

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера