Перуница

» » Про богатыря Илью Муромца

Свобода слова » 

Про богатыря Илью Муромца

Былины

Про богатыря Илью Муромца

Начнем с выяснения того, что представляют собой былины. Классическая точка зрения такова:
«Былины – устные эпические песни русского народа о своем прошлом, отразившие в художественных образах историческую действительность /…/, взгляд народа на историю в целом. Термин «былины» введен в 30—40-х гг. XIX века И.П. Сахаровым на основании упоминаемых в «Слове о полку Игореве» «былин сего времени»*.
…Былины возникали постепенно и впитывали в себя отголоски разных исторических событий и фактов. Поэтому при анализе былин как исторического источника необходимо отделять более поздние напластования от первоначально возникшего текста. Отнесение былинных сюжетов к тому или иному историческому периоду, как источников не датированных, всегда условно».
(Советская Историческая Энциклопедия, том 2. М., 1962, ст. 884.)

/* Кстати говоря, текст «Слова о полку Игореве», в котором впервые упомянут термин «былины», был введен в обиход только в 1800 году, когда его опубликовал граф А.В. Мусин-Пушкин. Сейчас уже никто, кроме наиболее упорных русских шовинистов, не сомневается в том, что «Слово» написано в конце XVIII века (а не в XII) и представляет собой талантливую имитацию произведения «древнерусской литературы». Высказывается также мысль, что анонимный автор «Слова» использовал в качестве основы для своего сочинения поэму «Задонщина», известную в шести списках (вариантах)./

Итак, былины – это смутные народные воспоминания о событиях и персонажах далекого прошлого. Ученые доказали, что язык былин условен и символичен, это своего рода код (шифр), скрывающий их подлинный смысл. Поэтому воспринимать былины в качестве исторических рассказов о конкретных фактах – неверно в принципе.
Все былинные сюжеты известны во многих вариантах, существенно различающихся между собой интригой, именами персонажей, названиями местностей. Такой серьезный исследователь былин как академик Всеволод Миллер (1848—1913) использовал для анализа 20 текстов об Илье Муромце*. А современный автор Сергей Горюнков рассматривает уже 58 аналогичных текстов. Единый свод былин об Илье Муромце («канон») не существует.
Первый сборник былин был издан в 1804 году (Кирша Данилов. «Древние российские стихотворения»). Он переиздавался в 1901, 1938 и 1958 гг. Известны сборники былин, собранных П.Н. Рыбниковым (в 3-х томах), П.В. Киреевским (в 10 выпусках), А.Ф. Гильфердингом (в 3-х томах), А.Д. Григорьевым (в 3-х томах), А.М. Астаховой (в 2-х томах). Кроме того, существует более дюжины однотомных сборников былин./

/* См. труд В.Ф. Миллера «Очерки русской народной словесности» в трех томах (1910—1924 гг.)/

Смысл сюжета об Илье Муромце и Соловье Разбойнике
Сюжет этой былины можно свести к двум основным версиям.
Согласно более поздней из них, Илья – крестьянин села Карачарова под Муромом, сидевший сиднем 31 год (в некоторых вариантах – 33 года) и получивший исцеление, а также богатырскую силу от «калик перехожих». По выезде из дома он побеждает разбойников, затем освобождает от басурманской рати то ли Себеж (в одних вариантах этой версии), то ли Чернигов (в других вариантах). Соловей Разбойник – сказочное чудовище с чертами птицы, коварный злодей, как и его дочь, пытающаяся убить Илью чугунной подворотней. В Киеве Илье выказывают недоверие, доходящее до конфликта с князем Владимиром. В конце былины Соловья Разбойника убивают.
В вариантах былины, относящихся к древнейшей версии, указаний на крестьянское происхождение Ильи нет. Наоборот, князь Владимир обращается к нему с титулом «осударь»; прозвище Ильи не «Муромец», а «Муравленин», «Муровец» или «Мурович». Богатырскую силу Илья получает от некоего Святогора, образ которого имеет кавказские черты; столкновение с разбойниками отсутствует. Илья спасает от вражеской осады город Чернигов. Соловей-Разбойник – не чудовище, а богатырь, имеющий иногда отчество «Будимирович»; покушение его дочери на Илью отсутствует. Князь Владимир принимает Илью с полным доверием; Соловья Разбойника в конце сюжета отпускают на волю.
Современные ученые полагают, что символические образы и метафоры этой былины скрывает в себе конкретную историческую реальность Киевской Руси. Во-первых, соперничество между киевскими князьями (пришельцами-варягами) и князьями древлян (исконных местных жителей) в Х веке. Во-вторых, противостояние христианства и язычества (варяги – христиане, местные жители – язычники), кульминация которого пришлась на XI—XII века.
Например, все характерные места в данном сюжете, относящиеся к «языческой стороне» (свойства и качества главного отрицательного персонажа Соловья Разбойника, приметы быта и прочее), воспроизводят устойчивый комплекс представлений, связанный с темой языческих жрецов.
Таких мест в сюжете немного, зато они весьма специфичны. В первую очередь это дуб, на котором сидит Соловей Разбойник. Как известно, во времена язычества славяне (а также пруссы, ятвяги и жамойты) повсеместно почитали дубы. Дубы считались местом обитания мифологических персонажей. Например, на больших дубах якобы жили гигантские змеи. Знаменитый собиратель фольклора А.Н. Афанасьев еще в середине XIX века указал на типологическое сходство образов змея и Соловья Разбойника:
«Соловей-разбойник гнездится на двенадцати дубах; народная сказка то же самое говорит о змее, и подробность эта объясняется мифическим значением дуба – дерева, посвященного Перуну: загремел Зилант (змей), выходящий из железного гнезда, а висело оно на двенадцати дубах, на двенадцати цепях»*.

/* Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Том 1. М., 1994, с. 307./

Первоначальный (наиболее древний) смысл боя Ильи с Соловьем ученые объясняют в рамках мифа о поединке Бога-громовержца со Змеем. Правда, в былинных текстах нет прямого отождествления Соловья Разбойника с мифологическим Змеем. Но в них содержится указание на то, что природа этого чудища по-прежнему мыслится змеиной: «свистит по-змеиному», а не шипит. Афанасьев отмечал, что в рукописной повести XVII века можно прочесть: «начаша змий великий свистати; от змиева свистания падоша под ними кони»*.

/* Афанасьев, с. 307./

Кто такой Змей? В энциклопедии мифов сказано (с. 468—470), что змей (или дракон) – символ, представленный почти во всех мифологиях мира. Он воплощает своей персоной водный, подземный или потусторонний мир. В мифах змей всегда находится возле водоема, чаще всего – на священном дереве, а ему в жертву приносят девушек. Соответственно, Бог-громовержец (у славян – Перун) побеждает Змея, благодаря чему начинают идти дожди, питающие землю.

Время

[center]Про богатыря Илью Муромца


Илья Муромец. Реконструкция облика на основании мощей. Скульптор С.А.Никитин Инок Печерского монастыря
Современные исследователи, в отличие от ученых XIX и первой половины ХХ века, используют весьма изощренные методы лингвистического анализа. Это позволило им различать в текстах былин три смысловых слоя («пласта»).
Первый относится к периоду складывания тех племен, которые получили названия восточнославянских (время с IV по VIII век). Тогда у них еще не было государственных форм организации общественной жизни (княжеств). А в религиозном плане они оставались язычниками. Как у всех язычников, среди этих племен были распространены так называемые хтонические мифы (от греческого «хтониос» – подземный). Например, о борьбе Перуна (Бога-громовержца) со Змеем, о путешествии героя в царство мертвых и т.п. Именно с такими мифами связаны упоминания в былинах о мировом дереве, о камне Алатырь – центре мира, о Соколе и Вороне, о кузнеце Свароге и т.п.
Из языческих времен проистекают сюжеты хронологически наиболее старых трех былин так называемого Киевского цикла: «Илья Муромец и Соловей-разбойник»», «Илья Муромец и Идолище Поганое»», «Бой Ильи Муромца с Жидовином».
Следующий по хронологии смысловой слой восходит к периоду борьбы варягов-христиан, утвердившихся в Киеве, с язычниками-древлянами, чьим центром был Искоростень. Это Х век, время князей Игоря (погиб в 945 г.), Святослава Игоревича (погиб в 972 г.) и княгини Ольги (умерла в 969 г.).
Еще в XIX веке было высказано предположение, что реальный исторический прототип Ильи Муромца данного смыслового слоя – древлянский князь Малфред Сильный, он же Мал.
Летописи ничего не говорят об Илье Муромце. Былины не упоминают Мала Древлянского. Видимо потому, что во времена летописцев Никона и Нестора (XI – начало XII века) все знали, кто скрывается под именем Ильи. Народ слушал былины об Илье, зная, что это Мал. Нестор не упоминал имени Ильи в «Повести временных лет», зная, что о нём и так всем всё известно.

Справка: Древляне – племенное объединение, занимавшее территорию Полесья и Правобережной Украины по течениям рек Роставица, Словечна, Ствига, Тетерев, Уборть, Уж. На западе земли древлян доходили до реки Случь (где начиналась территория волынян), на севере – до земель дреговичей. Наиболее известные грады – Вручий (ныне Овруч), Городск (возле Коростышева) и Малин (возле Малина). Центром княжества был Искоростень (Коростень) на реке Уж. В этих местах люди оседло жили уже в III веке до нашей эры.

Древляне долго сопротивлялись христианизации и попыткам включить их земли в состав Киевского княжества. В последний раз название «древляне» встречается в летописи под 1136 годом. На сами они не исчезли. Прямыми потомками древлян являются жители Коростеньского, Овручского, Олевского районов Житомирской области Украины.
Кроме того, официальные киевские летописцы XI—XIII веков (Никон, Нестор, Сильвестр, Кирик, Воята и прочие) еще и сознательно молчали об этом в угоду варяжской династии, правившей в Киеве. Народ пусть говорит о Мале (Илье) сколько хочет! Пусть хоть обожествляет его! Пусть придаёт ему сказочные черты, пусть совмещает со старыми мифологическими образами и сюжетами. Чем больше мифологии, тем дальше от реальности.
Некоторые же относят героическую деятельность Ильи ко времени правления киевского князя Владимира Святославовича «Красное солнышко» (с 980 по 1015 год), якобы создавшего (по былинам) «заставы богатырские».
Третий слой сюжетных линий, персонажей и географических названий в былинах об Илье Муромце связан с эпохой после XIII века, когда христианство окончательно победило язычество. Вот что пишет об этом С.В. Горюнков:
«Лишь к концу XIII столетия прекращается влияние на русскую культуру ее языческой составляющей, причиной чего считается обычно татаро-монгольское нашествие. /…/ Начало XIV века и нужно, видимо, считать нижней границей того временного «окна» (зазора), когда подразумевавшееся содержание былины о Соловье Будимировиче становилось уже несовместимым с общим умонастроением ее исполнителей и слушателей»*.

/* Горюнков С.В. Незнакомая древняя Русь, или как изучать язык былин. СПб., 2010, с. 88./

Именно в этот позднейший период народные сказители переосмыслили исходное (языческое и мифологическое) содержание былин в христианском духе, серьезно изменив их первоначальный смысл. В частности, Илья из аристократа превратился в крестьянского сына либо в казака, а местом его «рождения» была названа деревня Карачарово под Муромом.
Была переосмыслена и былина о бое Ильи с жидовином, отражавшая мотив борьбы язычников-славян с иудеями-хазарами. Набеги хазар на земли древлян и полян прекратились после того как князь Святослав Игоревич в 965 году разгромил Хазарию. А от 965 года до начала правления Владимира «Красное солнышко» было еще 15 лет. Но в новых версиях былины на первый план вместо борьбы оседлых жителей Киевщины с кочевниками-степняками вышло противостояние богатыря-христианина с богатырем-иудеем. Дескать, не землю Киевскую он защищал, а веру православную!
Такое переосмысление повлекло за собой соответствующее практическое действие. Образ Ильи Муромца сказители в XVI или XVII веке «привязали» к монаху Федосьевского монастыря (Киево-Печерской лавры) по прозвищу Чоботок (Сапожок), умершему в декабре 1188 года в возрасте примерно 55 лет. Якобы это некий Илья Гущин из села Карачарово возле Мурома. По одной версии, он был профессиональным воином (княжеским дружинником), а в монахи пошел после тяжелого ранения, но прожил недолго, год или два.
По другой версии, он погиб при взятии Киева князем Рюриком Ростиславичем в 1204 году, сопровождавшемся разгромом Печерской лавры союзными Рюрику половцами. В таком случае, Илья «Чоботок» (Гущин) должен был родиться между 1155 и 1165 гг.
Еще отметим, что вскоре после смерти в 1132 году киевского князя Мстислава, сына Владимира Мономаха, Киевская Русь распалась. Соответственно, времена «богатырских застав» навсегда ушли в прошлое.

Место
Чернигов впервые упоминается в киевских летописях под 907 годом, как центр племени север (северян). Что касается Искоростеня, то постоянное укрепленное селение древлян на этом месте существовало уже в VI веке.
Кроме того, во многих поздних вариантах былин Илья Муромец приходит на помощь не Чернигову, а Себежу. Сейчас этот город находится в Псковской области. Он до сих пор окружен со всех сторон густыми лесами, здесь даже существует Себежский национальный парк. Но до 1919 года Себеж входил в состав Витебской губернии.
В некоторых вариантах былины сказано, что «застава» Соловья-разбойника находилась у речки Смородинной, а сам Соловей сидел на девяти дубах. В этой связи академик Всеволод Миллер писал:
«К окрестностям города /Карачева/ приурочивается местопребывание былинного Соловья Разбойника: в 25 верстах от Карачева протекает река Смородинная, и на берегу ее находится древнее село Девятидубье. Местные старожилы указывают то место, где будто бы было расположено гнездо Соловья Разбойника. И теперь на берегу Смородинной находится огромный пень, который, по преданию, сохранился от девяти дубов»*. (Миллер В.Ф. Очерки русской народной словесности. Том 3, с. 89.)
С.В. Горюнков обратил внимание на следующие обстоятельства:
«Во-первых, практически нет ни одного более или менее сохранившегося текста былины «Илья Муромец и Соловей Разбойник», где местонахождение «заставы» Соловья не связывалось бы с «брынскими», то есть с брянскими лесами (про «брынские» леса говорят Илье даже черниговцы, показывая «прямоезжую дорожку» на Киев).
А во-вторых, указание на Карачев способно раскрыть нам тот смысл, который отражен мотивом залегания пути. Если взглянуть на географическую карту этого региона, то легко убедиться, что урочище под Карачевом находится в центре той части Волго-Днепровского бассейна, где верховья Дона вплотную приближены к верховьям Оки. В этом смысле урочище под Карачевом должно было полностью контролировать самый доступ киевских князей к Волго-Окскому междуречью, экономически очень важному для Киева (именно здесь обитала третья часть перечисленных Нестором «иных языков», плативших дань Руси).
В-третьих, нужно понимать, что под Карачевом располагалось «идеологическое руководство» антикиевского языческого движения, выполнявшее функцию «рупора» протестных настроений целого региона – того самого, чье лесное население традиционно противостояло полянской власти Киева» (с. 144—145).
А.М. Астахова отметила (в 1958 г.), что в былинных текстах название Чернигов (Чернигород, Чернягин) встречается значительно чаще, чем Себеж. Опять-таки, эта топонимическая привязка к конкретной местности утвердилась далеко не сразу.
В этой связи надо вспомнить до сих пор не локализованный «Чернигород на Днепре» из перечня «городов русских» в Воскресенской летописи (первая половина XVI века); «Чернятин», «Чернятичи», «Чернево» и «Черневку» под Брянском, а также «Черное» и «Чернь» под Смоленском (они расположены как раз там, где начинались «черные грязи смоленские» (даже на современных картах этот район изображается сплошь покрытый болотами).
Астахова указала на разнообразие названий других населенных пунктов: Бежегов (Бенежов-град), Бекетовец (Быкетовец-град), Бекешовец (Бекешев-град, град Бекешовский), Кидош (Кидаш, Кидиш), Кинешма, Кряков (Караков, Коряков), Обалковщина, Себеж, Смолянец (Смолягин, Смоленский), Тиговский, Тургов, Чиженец (Малой Чиженец, Чижен) и т.д.
Рассмотрим несколько из них. Так, название Бежегов (он же Бекешев, Бекешевец, Бекетовец) соотносится с северными пригородами современного Брянска – Бежичи и Бежица. Здесь же вдоль Десны проходит длинная улица Бежицкая.
Название Смолягин (Смолянец) связано не со Смоленском, а со Смолигово и Смольянью опять-таки под Брянском.
Название Чиженец с его корневым «чиж» явно указывает на древний город Вщиж и одноименное княжество (по В.Н. Татищеву это «Счижское княжество, которому некогда принадлежали Брянск и Стародуб»). Известный географ П.П. Семенов указал в «Географическо-статистическом словаре Российской империи», что Вщиж – село в 40 верстах на северо-запад от Брянска; в древности оно называлось Вщиже или Щиж и было местом пребывания удельных князей Вщижских.
Город Себеж попал в былину после успешной войны Московии с Великим Княжеством Литовским в 1534—1537 гг. Он заменил собой забытый к тому времени и поэтому ставший непонятным для сказителей город Севск на юге Брянщины (в XII веке Севск упоминался в Ипатьевской летописи наравне с Путивлем и Карачевом). И даже «сёла Кутузовские», о которых идет речь в нескольких вариантах «себежской» группы былин как о месте хранения «золотой казны» Соловья Разбойника, имеют реальный аналог. В.Ф. Миллер отмечал, что в 31 версте от Севска в старину находился хутор Кутузовский.

Центральный персонаж
Ученые давно пришли к мнению, что образ Ильи Муромца так же многослоен, как и тексты былин в целом. Хорошо изучены лишь самые поздние слои: «крестьянский слой» (появившийся в былинах в период XVII—XIX вв.) и «казацкий слой» (восходящий к временам Смуты начала XVII века). Именно с ними связаны представления об Илье – «крестьянском сыне из города Мурома села Карачарова» и «старом казаке».
Но оставался невыясненным вопрос, какие исторические реалии скрываются за киевско-брянско-черниговской локализацией этого образа и за письменными сведениями об Илье Муравленине (Моровлине, Муровце).
Сопоставление текстов былин и летописей позволило соотнести образ Ильи Муромца с реалиями Х века. С одной стороны, в былинах существует мотив запрета на имя Ильи:
«А кто помянет у нас да Илью Муромца,
А да такового у нас да нонь судом судить,
А судом-де судить да живому не быть;
Очи ясные вымать его косицами,
Да язык бы тянуть да его теменем»…
С другой стороны, в летописях мотив «запрещенного имени» связан с фигурой Малка Любечанина – отца Добрыни и Малуши, деда князя Владимира I Святославича – «крестителя Руси».
Посредством такого рода сопоставлений Д. Прозоровский еще в 1864 году отождествил Малко Любечанина с древлянским князем Малом (Малфредом «Сильным»). Это тот самый летописный Мал, который в 945 году убил князя Игоря «Старого» под стенами города Искоростеня, а затем был побежден княгиней Ольгой, после чего в «Повести временных лет» более не упоминался.
У Прозоровского получилась следующая картина. Мал (сокращение родового имени Малфред, тогда как личное имя князя – Нискиня) после разгрома древлян попал в плен и был сослан в Любеч вместе со своей женой Амельфой (чешской принцессой!), детьми Добрыней и Малушей. Заточенного в Любече Мала народная молва превратила в Малко Любечанина*.

/* См. Записки Императорской Академии наук. Том V. СПб., 1864, с. 18—26./

Но у детей древлянского князя Мала-Нискини, потомков древнейшего знатного рода (по линии отца от готской династии Амалафридов, по линии матери от чешских королей Пржемысловичей) оставалась возможность для «социальной реабилитации». Это и произошло в действительности. Малуша стала женой князя Святослава Игоревича (сына Ольги), а Добрыня Нискинич (Никитич) – посадником в Новгороде. От него и его жены Настасьи Микуличны пошла целая династия Добрыничей*.

/* У Малуши и Святослава было трое сыновей: старший – Ярополк (ок. 959—980), средний – Олег (ок. 961—977), младший – Владимир (ок. 964—1015)./

А былины запечатлели образ Мала – Малфреда под именем Ильи Муравленина (Муровца, Муровича). И только значительно позже сказители трансформировали прозвище Муровец в Муромец, «привязав» Илью к городу Мурому («города Мурома село Карачарово»).
В наше время концепцию Прозоровского развил и детализировал С.В. Горюнков. Совершенно справедливо М. Устинов заявляет в предисловии к книге Горюнкова, что в ней рассматривается «замалчиваемая летописями ключевая фигура древнерусской истории Х века, послужившая историческим прототипом эпических образов Ильи Муромца русских былин».
Далеко не случайно то, что некий Илья Муравленин, по сообщениям документов XVI века, был захоронен в родовой усыпальнице киевских князей в приделе Софийского собора, там же, где находились гробницы княгини Ольги и князя Ярослава. А в скандинавской «Саге о Тидреке Бернском» богатырь Илья Русский (т.е. Муромец) прямо назван родственником «конунга Вальдемара» (Владимира Святославича).
Скажем в заключение еще несколько слов о прозвище «Муравленин». Надо вспомнить, что в былинах постоянно упоминается «богатырская застава», возглавляемая Ильей Муромцем. Между тем известно, что в историческом противостоянии между Киевом и Черниговым роль естественного пограничного рубежа играл город Моровск, расположенный по левую сторону Днепра, на полпути между Киевом и Черниговым. Вот почему древнейшие формы прозвища Ильи звучат как «Муравленин», «Моровлин», «Муровец», «Мурович».
Кстати, поселок Любечанинов (бывший Любеч, куда был сослан князь Мал) находится совсем недалеко от современного Моровска.

Основная литература
Аникин В.А. Русский богатырский эпос. М., 1964.
Аничков Е.В. Язычество и древняя Русь. М., 2003.
Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Том 1. М., 1994.
Горюнков С. Незнакомая древняя Русь, или Как изучать язык былин. /2-е изд., исправ. и доп./ СПб., 2010. – 232 с.
Илья Муромец. /Подготовка текстов, статья и комментарии А.М. Астаховой/ М.—Л., 1958.
Иванов В.В., Топоров В.Н. Исследования в области славянских древностей. М., 1974.
Пропп В.Я. Русский героический эпос. М., 1958.
Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. М., 1998.
Анатоль Тарас, альманах «Деды»

Взято с сайта http://inbelhist.org

http://www.perunica.ru/svoboda/7714-pro-bogatyrya-ilyu-muromca.html  





Про богатыря Илью Муромца

Категория: Свобода слова

<
  • 28 комментариев
  • 5 публикаций
22 апреля 2014 14:49 | #1

Ян Митричъ

0
  • Регистрация: 20.04.2014
 
Ещё один провокатор-засланец с ссылкой на гнилой сайт

--------------------

<
  • 8 комментариев
  • 3 публикации
23 апреля 2014 13:47 | #2

Александр-М

0
  • Регистрация: 16.04.2014
 
А вы простите кто будете, чтобы ярлыки вешать???
Если нечего по существу сказать, то лучше промолчать

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
25 апреля 2014 00:29 | #3

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Александр-М
Взято с сайта http://inbelhist.org

Сайтик-то, действительно с гнильцой...
Это даже если материал добротный, то остаток неприятный останется.
Теперь по материалу:
Цитата: Александр-М
Древляне долго сопротивлялись христианизации и попыткам включить их земли в состав Киевского княжества.

На основании чего сделан сей вывод про христианизацию?

<
  • 8 комментариев
  • 3 публикации
25 апреля 2014 12:36 | #4

Александр-М

0
  • Регистрация: 16.04.2014
 
Цитата: VАRULV
Цитата: Александр-М
Взято с сайта http://inbelhist.org

Сайтик-то, действительно с гнильцой...
Это даже если материал добротный, то остаток неприятный останется.
Теперь по материалу:
Цитата: Александр-М
Древляне долго сопротивлялись христианизации и попыткам включить их земли в состав Киевского княжества.

На основании чего сделан сей вывод про христианизацию?


Вы у меня или у автора спрашиваете?
Это не я писал, я только перепостил, потому что посчитал, что из всей информации про Илью Муромца этот самый толковый.

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
26 апреля 2014 01:07 | #5

VАRULV

+1
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Александр-М
Это не я писал, я только перепостил

Ну вот значит у вас и спрашиваю.
Мы в ответе за то что постим.

<
  • 8 комментариев
  • 3 публикации
28 апреля 2014 10:45 | #6

Александр-М

0
  • Регистрация: 16.04.2014
 
Тогда я отвечаю: лично я не знаю на основании чего автор сделал этот вывод или из какого источника это взял. Но вообще в контексте всей статьи я не считаю, это предложение имеет первостепенное значение.

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
29 апреля 2014 01:28 | #7

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Александр-М
Тогда я отвечаю: лично я не знаю на основании чего автор сделал этот вывод или из какого источника это взял. Но вообще в контексте всей статьи я не считаю, это предложение имеет первостепенное значение.

У меня есть основания предполагать, что автор "соврамши" в этом утверждении.
Что как бы намекает нам... на его чистоплотность.

А что имеет первостепенное значение по вашему?

<
  • 8 комментариев
  • 3 публикации
30 апреля 2014 10:30 | #8

Александр-М

0
  • Регистрация: 16.04.2014
 
Я не могу сказать, что я тоже однозначно верю всему, что пишет автор.
Но в качестве одной из гипотез происхождения богатыря - эта, повторю, одна из самых толковых и обоснованных.
А первостепенное значение имеет сама гипотеза его прототипа как таковая. Вот это для меня было самое интересное, почему и решил поделиться.
Мнения у всех разные и если вы не согласны с чем-то, это не значит, что вы в этом абсолютно правы.

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
9 мая 2014 00:59 | #9

VАRULV

+1
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Александр-М
Я не могу сказать, что я тоже однозначно верю всему, что пишет автор.

Для меня история - это не предмет веры.

А вообще скажу честно: у меня просто очень сильное предубеждение по отношению к авторам - которые так непростительно небрежны к деталям. Можете обозвать меня "крючкотвором" и "книжником-фарисеем". Но вот такое у меня предубеждение. Если человек - хорош, то он таких высеров не допускает. Даже в мелочах.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера