Перуница

» » Русский Север и его сокровища в собрании Звенигородского музея

Традиционная одежда » 

Русский Север и его сокровища в собрании Звенигородского музея

Русский Север и его сокровища в собрании Звенигородского музея

Самыми распространенными видами народного творчества бассейна р. Кичменьги по праву можно считать ткачество и вышивку. Основным материалом, служившим здесь для изготовления традиционной одежды, многочисленных полотенец, скатертей, завес и покрывал вплоть до 30-40-х гг. XX в. являлся лен. Выращивание и обработка льна, прядение и ткачество здесь никогда не были ориентированы на рынок, а, как правило, ограничивались потребностями одной семьи. Практически в каждом доме стоял ткацкий стан - кросны, за которыми проводило зимнее время все женское население кичменгских деревень.

Ткацкий стан. Село Кичменгский ГородокТкацкий стан. Село Кичменгский Городок
Ткацкий стан. Село Кичменгский Городок

Наряду с простым холстом и пестрядью здесь широко изготавливались сложные художественные браные и ремизные ткани, требующие от мастерицы многолетнего опыта, сноровки, усиленного внимания, чувства ритма и соразмерности. Орнаментальное, браное ткачество изучаемого района имеет одну архаическую особенность - для него характерна глухая однотонность. В отличие от соседних волостей, где вытканные узоры пылают броским контрастным багрянцем на белоснежной основе, здесь, напротив, богатейшие орнаментальные композиции выбраны белью по белому же фону.

Такие рисунки лишены излишней декоративности, они не были рассчитаны на зрительное любование, но выполняли более важные функции - функции оберегов, то есть некогда имели магический, защитный характер. Концы полотенец и скатертей местной работы испещрены древнейшими индоевропейскими знаками и символами, в которых отражены отголоски народных воззрений на природу, представления о строении вселенной, закодированы сложные религиозно-идеологические системы, глубочайшие философские идеи и понятия, уходящие своими корнями в неизведанно далекие тысячелетия. Среди узоров преобладает геометрический орнамент - в первую очередь это простые и сложные ромбические фигуры (ромб с внутренним или выходящим косым перекрестьем, ромб с внутренней зернью, ромб со вписанной свастикой, двойной ромб, ромб с угловыми крючками-«грабельками» и выходящими за край «терками», ромбическая сетка, ромб со сложной внутренней крестовиной и др.); не менее часто встречаются различные свастические мотивы, S-видные гуськи, гораздо реже - зооморфные и антропоморфные фигуры.

Ткачество КичменьгиТкачество Кичменьги
Ткачество Кичменьги

Традиционные орнаментальные композиции на одежде, ритуальных и бытовых предметах имели оберегающее, защитное значение, несли в себе идеи плодородия, женского репродуцирующего начала и противостояния смерти. Кроме того, они выступали как знаки принадлежности к семье или роду, играли роль опознавательных символов половозрастного и семейного статуса владельца, служили кодом для передачи информации, своеобразным письмом, близким к пиктографии.

Насколько осознавался кичменгскими мастерицами глубинный символический смысл создаваемых композиций? По итогам наших исследований приходится констатировать, что былая стройность понимания сложных знаков к концу XIX в. здесь была полностью утрачена. Древний орнамент здесь продолжали воссоздавать, точно копируя его элементы с более ранних образцов, но объяснить его значение уже никто не мог.

О высоком мастерстве местных ткачих свидетельствует тот факт, что большая часть собранных в процессе экспедиций полотенец - «рушников» изготовлена в безразрывной технике, когда узорные концевые полосы не пришивались, а создавались на своих местах одновременно с простой частью полотенца. И лишь на поздних, послевоенных образцах браную полосу ткали отдельно от основного образца и затем пришивали, что свидетельствует о постепенном вырождении и угасании традиции ткачества. Наиболее поздние тканые скатерти и полотенца (изготовленные в 1940-60-е гг.) отличаются яркостью анилиновых красителей и упрощенным, зауженным рисунком, где традиционные ромбы и свастики заменяются аляповатыми снежинками, звездочками и грибочками.

О поразительном богатстве орнаментального наследия Кичменьги, сохранившего глубоко традиционные самобытные черты, свидетельствует подборка мужских и женских шерстяных поясов.

Тканые пояса. Сборы музея с. Захарово и д. НекипеловоТканые пояса. Сборы музея с. Захарово и д. Некипелово
Тканые пояса. Сборы музея с. Захарово и д. Некипелово

Как известно, пояс был не только обязательной частью одежды, но также относился к вещам с высоким сакральным статусом, которые имели большое значение в различных магических обрядах и ритуальных действиях. Поэтому далеко не случайно в Вологодской губернии священнослужители запрещали невестам венчаться в подпоясанных сарафанах . В исследуемом районе бытовали красивые, длинные (до 4 м) пояса ярких расцветок, отличавшиеся способом изготовления (на кроснах, набердышке, на дощечках, плетеные), шириной и оформлением концов (простые кисти-«баклушки», кисти с текстильными «колокольцами», сложные плетеные кисти с «узлом счастья»). Наиболее богаты по художественной отделке и цветовой гамме женские тканые пояса, мужские узкие тельники на их фоне выглядят гораздо скромнее.

Шерстяные тканые пояса из с. Сараево и д. БродШерстяные тканые пояса из с. Сараево и д. Брод
Шерстяные тканые пояса из с. Сараево и д. Брод

Широкие полосатые шерстяные кушаки, которыми подпоясывали повседневную верхнюю одежду, интересны тем, что они служили для их владельца своеобразным паспортом. Дело в том, что в каждой волости уезда исстари существовал свой жестко регламентированный набор полос (число полос, их взаиморасположение и толщина) - своего рода прообраз орденской ленты или современного штрихкода производителя. Нам неоднократно приходилось слышать от старых мастериц, что при сновании и тканье таких кушаков нужно было очень внимательно просчитать расположение цветных нитей основы, и малейшая ошибка при этом могла испортить репутацию и ткачихе, и обладателю готового изделия.

Интересен свадебный комплекс из деревни Некипелово, состоящий из двух широких кушаков, концы которых еще в старину были связаны узлом и обрезаны. У Екатерины Кирилловны Борболиной (1919 г. р.), бережно хранившей эту семейную реликвию, удалось выяснить, что пояса были завязаны на свадьбе еще её родителей, и в быту уже никогда не использовались. Эти богато отделанные красные свадебные кушаки, по всей видимости, символизировали неразрывность брачных уз молодых (ср.: «узы - узел»).

Свадебные пояса, д. НекипеловоСвадебные пояса, д. Некипелово
Свадебные пояса, д. Некипелово

Один из поясов (судя по всему, мужской) украшен сложным свастическим рисунком, другой же декорирован крупными ромбами (ромб - это древнейший символ плодородия), его кисть оформлена «кельтской» плетенкой (так называемый узел счастья).

Для изготовления этой чрезвычайно эффектной детали женского пояса использовался жгут из конского волоса, плотно обвитый крашеной шерстяной нитью. Плетеный «узел счастья» в данном случае выполнял функции свадебного оберега, его магическую силу увеличивала косица из конского волоса, который, по народным воззрениям, обладал мощным апотропеическим действием.

К редким находкам относится и широкий шерстяной кушак, на концах которого вытканы изображения женских фигур-рожаниц. В отличие от большинства собранных экземпляров, этот праздничный женский пояс не является работой местных рукодельниц, а был доставлен на Кичменьгу из Красноборска, который в XIX - начале XX в. был крупным ремесленным центром по производству цветных тканых кушаков на Русском Севере.

Шерстяной пояс, д. Омут
Шерстяной пояс, д. Омут

В ходе экспедиционной работы сотрудникам музея удалось собрать представительную коллекцию вышитых изделий.

Из приемов шитья здесь получает распространение «крест», реже встречаются роспись и набор. Но счетные швы, в отличие от тамбура, не занимали большого места в искусстве местных крестьянок. Круг сюжетов также не отличался большим разнообразием: в основном это растительные мотивы, птицы-павы, барсы в геральдической позе, и лишь в единичных случаях здесь можно встретить хрестоматийные осевые композиции с Древом и противопоставленными фигурами хвостатых птиц.

Северный тамбур
Северный тамбур. Концы полотенец и скатертей. Конец XIX - начало XX в.

Кичменгский тамбур, напротив, по своим сюжетам очень архаичен и полон древних иконографических образов. Среди хаоти чески петляющих и волнистых линий здесь можно неожиданно найти изображения Древа жизни, различные модификации солярных знаков, антропоморфные и зооморфные фигуры, систематизированные в строго определенной последовательности и образующие сложные развернутые композиции.

Одной из лучших вещей в коллекции кичменгского тамбура по праву можно назвать праздничную скатерть из деревни Овсяниково с интереснейшим календарным рисунком. Из деревни Киркино происходит великолепная вышивка на скатерти конца XIX в. с солярной символикой и орнитоморфными мотивами...

Праздничная скатерть из деревни ОвсяниковоПраздничная скатерть из деревни Овсяниково
Праздничная скатерть из деревни Овсяниково с редкой календарной вышивкой. Тамбур


Опыт реконструкции северного календаряОпыт реконструкции северного календаря
Опыт реконструкции северного календаря


Вышивка на скатерти из д. Сивцево. ТамбурВышивка на скатерти из д. Сивцево. Тамбур
Вышивка на скатерти из д. Сивцево. Тамбур


Вышивка на полотенце из села Сараево донесла до нас уникальное изображение модели Вселенной в традиционном понимании.

Русский Север и его сокровища в собрании Звенигородского музея

Здесь показаны все основные составляющие пространства: в самом низу - волнообразный символ струящихся подземных вод, над ним - поверхность земной тверди с проклюнувшимися ростками-побегами и двумя елями (видимо, обозначающими лес). Выше - небесный свод, наполненный живительной влагой (волнистая линия), над ним - ряд солнечных лучистых цветков, которые можно истолковать как графическую передачу идеи света. Дуга, изображающая небо, у краев вышивки максимально приближается к поверхности земли, что знаменует собой единение небесной сферы и земной жизни. В срединной части рисунка расположен крупный огненный цветок-древо, который является системообразующим стержнем всей композиции, что позволяет трактовать его как сакральный центр мироздания. Над всем этим показана еще одна, заоблачная, твердь, находящаяся в перевернутом виде. Это потусторонний, запредельный мир, мир предков, сказочная «страна Зазеркалья» (как известно, в зеркале, как и в воде, отражается иной, перевернутый мир, сфера не-бытия; именно поэтому до сих пор широко распространены гадания с помощью зеркала, а также обычай завешивать зеркала при покойнике). Любопытно, что по краям вышивки расположены трассы, соединяющие реальный и трансцендентный миры. Дело в том, что в традиционном народном мировоззрении два этих мира взаимопроникаемы, причем осуществление связи возможно в пограничных точках освоенного пространства - на краю света. Таким образом, создавая эту замечательную вышивку, неведомая нам мастерица отразила свое представление об устройстве мира, которое было основано на опыте многих поколений русских крестьян - опыте познания космоса и общения с природой.

А.В. Алексеев

https://vk.com/album49592106_116704728

http://www.perunica.ru/tradicii/8812-russkiy-sever-i-ego-sokrovischa-v-sobranii-zvenigorodskogo-muzeya.html  





Русский Север и его сокровища в собрании Звенигородского музея

Категория: Традиционная одежда   Теги: Русский Север, Резьба и роспись, Музей   Автор:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера