Перуница

» » Восток - дело тонкое

Творчество » 

Восток - дело тонкое

Восток - дело тонкое

Из битвы в драку

Осень 1992-го наш батальон встречал в “битве за урожай”. В конце сентября телефонным звонком вызвал меня начальник штаба бригады и поручил возглавить колонну машин - к завтрашнему дню батальон должен быть в ППД. Я понял, что намечается что-то серьезное. Через сутки батальон был в части. Здесь стало известно, что нас перебрасывают для выполнения ответственного задания. Куда мы готовим людей, для каких задач - не знаем. Вышестоящее командование, похоже, тоже в неведении. В войсках царит рабочее возбуждение. Это тот миг, когда каждый офицер, прапорщик, солдат по-своему осознает: наступило время, когда твои навыки затребовала страна. Ни с чем не сравнимое чувство собственной нужности порой выше любых наград.

Последнего солдата в строй батальона поставили за 15 минут до начала движения колонны на аэродром. Около 22 часов трогаемся, к 5 утра на аэродроме. Предстоит еще выдача личному составу боеприпасов, бронежилетов и другого имущества. К 7 часам утра командиры рот и взводов завершают организацию учета и подготовку корабельных списков. Все труды заканчиваются строевым смотром. Нет только задачи. Но это дело наживное.

Наконец поступила команда на погрузку техники и личного состава первого батальона из двух. Начинается дождь, но это не мешает нормальной работе.

Доходит информация, что, видимо, придется захватывать какой-то аэродром. Получаю два листа карты-“сотки”: Таджикистан. Уже легче: климат, местность, менталитет населения вроде бы знакомы по Афганистану. Первый батальон улетел. Он будет действовать отдельно от нас. Организую погрузку своего батальона. Двумя самолетами вылетаем. Около двух ночи идем на дозаправку на какой-то промежуточный военный аэродром. Стоим около полутора часов. Прикидываем, какой аэродром нам могут назначить для работы. На карте, которую мне выдали, таковых не обнаружили. Тут летчики нам сообщают, что идем на Кокайты, это аэродром в Узбекистане. На всякий случай распределяем роту на подгруппы захвата КДП, караульного помещения, обеспечения, захвата и охраны самолета, определяем порядок взаимодействия и управления, место подгруппы управления. Обстановку в Кокайты летчики не знают. У солдат предбоевой блеск в глазах. Это хорошо, значит, дело будет.

Примерно в 5 утра идем на посадку. Все как струна. С командирами подгрупп наблюдаем в иллюминаторы за аэродромом, определяем маршруты выдвижения к объектам. Думаю: или через летчиков дадут команду, или кто-то встретит и передаст, что делать.

Командир взвода Андрей Чуньков докладывает: “Вижу машину, идет к нам”. Приехал офицер нашей части с первого “борта”. Нас, оказывается, уже заждались. Разгружаемся и едем на место, где уже расположились первый батальон и полторы моих роты. Все это на территории аэродрома. Встречаю заместителя командира нашей части, который является старшим над первым и моим батальонами. Он говорит, что сегодня должен подъехать один большой чиновник из министерства обороны дружественного Узбекистана, тогда, может, ситуация прояснится. Мелькнула шальная мысль: может, опять Афган? Но при чем здесь карта Таджикистана? С этой мыслью отправляюсь спать.

На другой день около двенадцати прибывает “сам” - министр обороны Узбекистана. В свите замечаю знакомое по Афганистану лицо. Задаю ставший уже сакраментальным вопрос: "Что будем делать?" Он шепчет про 201-ю дивизию, которая оказалась в крайне затруднительном положении в Таджикистане. Два полка, в Курган-Тюбе и Кулябе, из-за отсутствия солдат и малого количества офицеров будто бы блокированы местными жителями. Из краткой речи министра уясняю, что нашим батальонам придется на вертолетах убыть в эти полки и усилить их.

Ну, хоть что-то проясняется. Моему батальону определен Курган-Тюбе, первому - Куляб.



“Вовчики” и “юрчики”

Курган-Тюбе. Зрелище, отдаленно напоминающее Сталинград: тут и там дымящиеся, разрушенные дома, ни одного человека на улицах, кучи мусора, покосившиеся столбы электропередач, сожженные автомобили. Приземляемся в центре города, в полку, на футбольное поле. Вижу военного невысокого роста, узнаю: командир дружественной части полковник К. Бежим к одноэтажному зданию недалеко от футбольного поля. Заходим в комнату, садимся на кровать, и тут я получаю самый короткий и емкий инструктаж в моей жизни: “Будешь работать здесь. Командир полка толковый. Запомни: здесь таджики разделились на “вовчиков” и “юрчиков”. “Вовчики” - пидоры, “юрчики” - за наших. Дальше разберешься сам. Пошли, я представлю тебя командиру полка”.

В кабинете под тусклой лампочкой, питаемой “простуженным” бензоагрегатом, за столом сидят командир полка Меркулов, какой-то генерал без знаков различия и еще два офицера. Разговор сразу заходит о том, как будем применять мой батальон. В полку осталось около 50 офицеров и прапорщиков, солдат крайне мало, но и они, начиная с 1991 года, регулярно разбегались, потому что почти все были местные. Семьи офицеров и прапорщиков живут за забором полка в городке, охрана только из самих же офицеров, но они крайне ограничены в действиях, поскольку стоит проявить себя агрессивно, как тут же последуют провокации против семей, что уже имело место в этом году. У кого было куда отправить семьи, уже отправили, остальные привязаны к квартирам, вещам и надеются, что ситуация изменится.

На данный момент технику, оружие, продовольствие, НЗ, боеприпасы на почти 2,5 тысячи человек охранял караул из 15 офицеров. Местное население вынашивает планы захвата этих средств. Но в случае нападения на склады возможности для их обороны крайне ограничены.

Наш разговор прерывает стук в дверь. Заходит старший лейтенант, судя по лицу - из местных. Сразу видно, он не в себе. Начинает рассказывать командиру о своем друге, которого изнасиловали и убили “вовчики”. Кричит: надо убивать “вовчиков”, надо мстить. Тут я замечаю, что он что-то держит в правой руке за спиной. Он в таком состоянии, что себя не контролирует. Генерал и командир пытаются его успокоить. Я в это время под столом достаю пистолет и снимаю его с предохранителя, патрон уже в патроннике. Слава богу, у него в руке ничего не оказалось. Его успокоили, и один из офицеров вывел его из кабинета.



Русские офицеры

Слабым звеном нашей обороны был единственный мост через Вахш, контроль над которым мог обеспечить бандитам достаточное количество времени для захвата оружия и техники на складах. Поэтому было принято решение одной ротой обеспечить охрану моста. Вызываю командира роты Ильдара Ахмедшина, ставлю задачу на трехсменную охрану моста и организацию пропускного пункта. Все обнаруженное у проходящих и проезжающих через мост оружие изымать.

На следующий день выезжаю со второй ротой на склады. На мосту делаем короткую остановку. Ильдар все организовал грамотно. Перед мостом сожженный танк с еще не разложившимися трупами - итог недавних стычек оппозиционеров. Ахмедшин показывает результаты несения службы: ящик различного калибра таджикских ножей. Теперь местному населению нечем будет даже картошку чистить. Ножи изымать запрещаю.

Вот и склады. Знакомимся с настоящими русскими офицерами, которые, рискуя своей жизнью, продолжают защищать российское оружие и технику на клочке территории, которая для них и есть воплощение России. Чего им только не предлагали за оружие и боеприпасы, угрожали, пытались проникнуть на территорию складов, но ребята остались верны присяге.

Осматривая территорию складов, с удивлением обнаруживаю стоящие на хранении тачанки времен Буденного. Вместе с командиром роты Игорем Весниным и офицерами полка решаем, как лучше организовать охрану и оборону. Разделили территорию на сектора, отметили места для оборудования основных и запасных огневых позиций для огневых средств, места для взводных опорных пунктов, их полосы огня, основные и дополнительные сектора обстрела, определили ориентиры, место КНП роты, систему огня и порядок организации управления и взаимодействия. Все это для нас было непривычно, поскольку тактика наших подразделений значительно отличается от мотострелков. Но если надо, то мы и это можем.



“Туземцы”

Пришло время познакомиться с местными лидерами. Не знаю, было ли это связано с нашим появлением и активностью, но после переданного местным “вовчикам” предупреждения, что в случае нападения на полк и военный городок у нас будут развязаны руки, стрельба в городе стала слышна крайне редко. У них прошел слух, что в полк прилетел спецназ аж на 32 вертолетах (они, видимо, сложили 16 приземлившихся и 16 взлетевших из полка), что, по их подсчетам, составило около 500 человек. Задумались. На следующий день к полку подошли около ста русских, живущих в Курган-Тюбе и близлежащих селах, в основном женщины и старики, которым уезжать некуда. Со слезами они благодарили нас за то, что мы прилетели, просили сделать так, чтобы стрельба и беспредел прекратились. Я подумал, что среди них наверняка можно найти людей, которые могли бы рассказать много интересного и нужного для нас.

Выделил троих мужчин. Один бывший летчик, капитан, давно на пенсии, служил в Душанбе, второй работал на азотно-туковом комбинате, третий работает на Вахшской ГЭС. Им в среднем 50 - 60 лет. Ситуацию знают и лично знают многих боевиков, ведь те почти все местные. Русские здесь люди второго сорта, особенно для “вовчиков”. Про них ни один из русских не сказал доброго слова. Про “юрчиков” информация была более мягкая, но имели место факты глумлений, насильного выселения, грабежей. От этих троих мне стали известны некоторые особенности поведения, характера и детали биографий лидеров оппозиционных сторон.

Контакт с полковым руководством ищут обе стороны. Прихожу к выводу, что если сейчас войти в контакт с местными “юрчиками”, то появится возможность увеличить фактор угрозы противоположной стороне, что как-то стабилизирует обстановку в городе, а может, и в районе. Командир поддержал идею. Выбор пал на местного лидера самой боевой и вооруженной группы “юрчиков” - Файзали. Его отряд около 300 человек единственный имел на вооружении несколько БМП, БРДМ, один танк Т-80, десяток грузовых машин, обитых стальными листами, и, как я позже убедился, высокую дисциплину и чисто армейский уклад. Все бойцы были вооружены автоматическим оружием.

Первая наша встреча проходила в полку, куда Файзали приехал вечером на своем микроавтобусе из Калининобада, что в 6-7 километрах к востоку от Курган-Тюбе. Невысокого роста, с чуть выступающей нижней челюстью, сухощавый, с насмешливыми темными глазами, коротко подстриженный, с сознанием собственной важности, одет в джинсы и камуфлированную куртку от КЗС. Он начал сразу, что называется в лоб:

- Мне нужно оружие и боеприпасы.

- А мне нужно познакомиться со всеми полевыми командирами “юрчиков”, которые контролируют либо хотят контролировать Вахшскую долину. Насчет твоего вопроса я проконсультируюсь со своим командованием, а дружить будем, сейчас вы должны быть заинтересованы именно в этом. И если узнают об этом ваши оппоненты, ваша позиция резко укрепится, - отвечаю я.

- Идея мне нравится, я оповещу пацанов, и тебе передадут время и место.

- Место здесь, в полку, и пока не днем.

- Ладно, устраивает. Меркулов будет об этом знать?

- Не думаю. - Встаю, показывая, что разговор закончен. Все идет по плану. Вечером после проверки постов садимся у командира и за рюмкой “чая” допоздна обсуждаем проблемы.

На другой день знакомлюсь с политическим лидером (по крайней мере, его окружение так говорит) Сайгаком. 26 лет он провел в тюрьмах, в основном за воровство, на вид ему за 50 лет, коренной кулябец, ярый сторонник социализма, противник фундаментализма, оратор, с развитым навыком выживания, жесткий, ярко выраженный лидер, хитрый и мудрый. Широкому смуглому лицу придавал некоторую суровость шрам на верхней губе. Речь то очень высокопарная и витиеватая, то простая и понятная. Я видел, как заворожено слушают его речи местные жители. Он был действительно “маленьким Лениным” в Вахшской долине, а обликом сильно походил на цыганского барона. Сангак рассказывает о проблемах города, Вахшской долины, о врагах и друзьях. К последним относится Россия, которая его вырастила, воспитала, дала хлеб, жену, детей, внуков, друзей. О тюрьме ни слова. Хотел в старости посвятить себя воспитанию внуков, но “вовчики” помешали. Уже с 1978 года фундаменталисты организуют отправку молодых ребят на учебу в страны мусульманского мира, где помимо религиозных наук они проходили науку убивать в специальных лагерях, а вернувшись в Таджикистан, становились той базой, на которой выросло нынешнее противостояние между таджиками.



Ракетой по Душанбе

Утром на выходе из нашей казармы были обстреляны офицер и солдат. Работает снайпер. Чуть позже мы понимаем, что сидит где-то рядом, метров триста, уловили и место: общежитие за парком боевой техники полка. Вместе в командиром полка решаем поймать этого негодяя. Из офицеров штаба батальона и солдат внутреннего наряда формирую отряд. Получилось около 25 человек. Выходим из казармы через окна с противоположной стороны. Один БТР в готовности к прикрытию. Двумя группами блокирую общежитие, двумя прочесываю этажи. На третьем этаже обнаруживаем “лежку”, в парапете балкона проделана дыра для винтовки. Снайпер ушел через подвал. Ставим мину-ловушку на балконе и на входе в подвал. Уходим. При возвращении в полк нас обстрелял снайпер из здания “Детского мира”. Приблизительно определив, откуда ведется стрельба, БТР обрабатывает этаж. Посылаю группу в “Детский мир”. Через 30 минут поступает доклад: обнаружены место стрельбы, следы крови и остатки индивидуального перевязочного пакета. Судя по количеству крови, снайпер ранен тяжело. Ставлю задачу на минирование возможных мест размещения снайпера.

В один из дней в городе убили офицера дивизиона тактических ракет, дислоцированного на территории полка. Он помогал женщине грузить вещи в машину. Убили зверски. Его вывели из машины, расстреляли и бросили в канаву. Два “источника” подтвердили - опять “вовчики”. Негодованию офицеров не было предела. На следующий день на стадионе развернута тактическая ракета в сторону Душанбе. Командир дивизиона потребовал представить виновников, в противном случае он обещал запустить ракету. Телефон у командира полка раскален, как уголь в печи. Через несколько дней командира дивизиона уговорили отказаться от этой затеи.

Поставлена задача взять под охрану узел связи и банк в городе, а также Вахшcкую ГЭС и азотно-туковый комбинат. Через сутки объекты взяты под охрану и подготовлены боевые расчеты, а еще через сутки закончены оборудование мест для несения службы, организация охраны, обороны и противодиверсионные мероприятия. Вечером у командира полка в кабинете встречаю Сангака. Он волнуется за банк, там аж 800 миллионов рублей. Как бы не достались “вовчикам”! Успокаиваем его: все будет нормально. В личной беседе Сангак благодарит за поддержку. Я удивляюсь: за какую? Взятием под охрану объектов мы, оказывается, высвободили часть формирований для решения задач на юге Курган-Тюбе. Ну что же, Аллах в помощь.



Кино у Файзали

Вечером Файзали пригласил на ужин. Командир полка дал добро. Выезжаю на БТР, беру личную охрану, двух своих “головорезов”, экипаж и радиста. Предупреждаю бронегруппу Ахмедшина, которая находится в 10 минутах от места. База Файзали находится в Калининобаде, на западной его окраине, в бывшем кинотеатре. Приезжаю, открывается шлагбаум, охрана предупреждена. Заезжаю на территорию, разворачиваю БТР в направлении выезда (чем черт не шутит), два бойца на броне, остальные внутри, ведут наблюдение, радист на связи. Встречает хозяин, обнимаемся по-восточному. Смотрю - стоит строй, человек 70.

- А это что, почетный караул?

- Нет, Сергей, провожу строевой смотр, хочешь посмотреть?

- Пошли.

Идем вдоль строя. Боевики обалдели от объятий их командира и русского офицера. Понимаю: хочет показать, на какой короткой ноге он с русскими. Это вписывается в нашу схему. Бойцы у него хорошо одеты, выправка армейская, несмотря на различную форму одежды. Замечаю несколько грязных автоматов. Файзали невозмутимо выводит их хозяев из строя, берет их автоматы и бьет ими по головам. Бойцы стоически выносят командирский гнев. Остальные испуганно смотрят на свои автоматы, кое-кто втихаря начинает ногтем очищать ржавчину и грязь. Файзали выводит командиров боевых групп, я так понимаю, ставит задачу на чистку оружия. Через 15 минут чистка оружия организована в лучших армейских традициях.

Прошли в кинозал - спальное расположение. Сплошные ряды по-армейски однообразно заправленных кроватей и тумбочек. Место для дневального, телефон, дежурный. Смотрю столовую. Молодец Файзали, все по науке. Не зря у него самый боевой отряд. Техника: Т-80, БМП-1, БРДМ, автомобили с усиленными металлическими листами бортами. Правда, техника в затрапезном состоянии. Словно почувствовав, Файзали говорит, что ищет толкового зампотеха, вроде уже нашел, бывший капитан Советской Армии, воевал в Афгане.

- А есть у тебя среди бойцов такие, кто воевал в Афгане?

- У меня 5 человек афганцев, они все командиры.

Смотрю на его капитанские звезды на погонах. - А ты давно капитан? - Да, - не стесняясь, отвечает он. Но я уже знаю, что до войны он работал экспедитором на какой-то базе, а в армии служил в стройбате.

Через месяц он уже был в погонах подполковника, а когда мы уехали из Таджикистана, - присвоил себе звание полковника. Но за свое войско он был действительно достоин минимум звания капитан, если быть честным до конца.

С тыльной стороны кинотеатра, там, где служебные помещения, располагался штаб. Заходим в комнату, устланную яркими коврами. Восток! Охрану оставляю у входа в комнату, в коридоре. Дверь прошу держать открытой, а то душно. Посреди комнаты стоит стол, у стены диван и армейская кровать, столик с телевизором и компьютером. Через пять минут на столе появляется чай, через десять - плов, овощи и лепешки, бутылка водки. Тост за дружбу. Жду, когда хозяин выпьет. Следом за ним тоже пью. Файзали улыбается.

- Думаешь, отравлю? Нет, ты же брат, ты нам друг. - Спасибо за доверие. Разговор, как и положено, дальше идет о “вовчиках”, о тех операциях, которые Файзали организовывал, о гражданской жизни, работе, о том, как он неоднократно привлекался к ответственности, но, по его словам, ни разу ни сидел. В дверях замечаю высокого, спортивного вида мужчину. Файзали встает, они обнимаются. Знакомимся. Это Якуб, командир аналогичного отряда из Вахша. Это на юг от Калининобада, около 15 - 20 км. Якуб бывший спортсмен, до войны работал тренером. Спокойный, уравновешенный, рассудительный. Так, во всяком случае, мне показалось. Он полная противоположность неугомонному Файзали. Разговор продолжается, в основном говорит хозяин. Через три часа его помощник заводит какого-то перепуганного мужчину, что-то говорит по-таджикски. Файзали начинает с ним разговаривать, видимо в чем-то обвиняет.

- Видишь, Сергей, как только началась война, этот пидарас убежал в Россию, а сейчас, когда пролиты реки крови в войне с “вовчиками”, он прибежал и хочет урвать кусок потолще.

Далее Файзали кричит на мужика, тот падает на колени, о чем-то просит. Файзали достает свой пистолет, я мгновенно достаю свой ПМ и снимаю его с предохранителя.

- Э-э, не волнуйся, - с этими словами Файзали присоединяет насадок для бесшумной стрельбы и стреляет в мужика. Тот падает, тараща глаза и еще не понимая, что с ним произошло.

- Пидарас два раза, уберите его, - кричит Файзали своим нукерам.

Уже неживое тело два человека бодро вытаскивают из комнаты. Моя охрана вопросительно смотрит на меня. Показываю им - спокойно. Я представляю их состояние: они впервые стали свидетелями такого. Якуб сидит молча, судя по выражению его лица, он не очень-то доволен ситуацией. У меня тогда промелькнула мысль, что он не вписывается во всю эту смуту в регионе. Мне показалось, что он занимает и будет занимать более высокое положение по сравнению со всеми деятелями, которых я уже повстречал. Когда Файзали вышел из комнаты, Якуб осторожно высказал свое негодование действиями своего коллеги. Позже прощаемся. Хозяина благодарю за хлеб и соль. Тот просит провести пару занятий с его бойцами.



Таджикская рулетка

В начале ноября Сангак и остальные руководители открывают рынок в Курган-Тюбе, на улицах все больше и больше людей, убирают мусор, открывают магазинчики, работают в поле. Помогаем с разминированием и проверкой на минирование. Когда наш патруль проезжает по дорогам, жители радостно машут нам руками. Какая-то доля в этом мирном параде есть и наша, это радует. Стрельба в городе прекратилась, люди даже вечером могут ходить друг к другу в гости.

В полку появился какой-то таджик. Заводит разговоры с моими солдатами и “миротворцами” о переходе с оружием к “юрчикам” в отряды, обещает большие деньги и блага. Еду к Сангаку. Его “офис” располагается в бывшем городском комитете партии. Воистину, такие метаморфозы - примета нашего времени. С негодованием рассказываю о попытках вербовки солдат, намекаю, что дружбе нашей может прийти конец, если такие факты повторятся. Мало того, у меня есть информация, что одного офицера и солдата уже “охмурили” на угон боевой техники из полка. Сангак мне говорит:

- Я старый, больной человек, никогда не держал пистолет в руках, никого за свою тяжелую жизнь не убил, но, клянусь, я разберусь и виновник будет наказан.

Прощаемся, я замечаю под курткой у “старого, больного человека” в деревянной кобуре “стечкина”. “Восток, Петруха, дело тонкое”.

Через три дня этого “вербовщика” хоронили с почестями. Сангак у могилы вспоминал о том, какой это был воин и как героически пал он от рук “вовчиков”.

Приехал к Файзали обсудить возможность взаимодействия в случае нападения на азотно-туковый комбинат. Он во дворике кинотеатра упражняется в стрельбе из пистолета. Народу человек двадцать. Подхожу. Он только что вставил магазин в пистолет. Оборачивается, улыбаясь, и вдруг поднимает пистолет к моей голове. За долю секунды соображаю, что это такие у них шутки. Он не успевает вывести пистолет на линию стрельбы, выхватываю из его руки пистолет, удерживая левой рукой его правую кисть, трижды стреляю в коробку для гранат от АГС-17 в пяти шагах. Разряжаю пистолет и возвращаю ему. В коробке три дырки. Говорю, что шутки с оружием могут привести к трагическим последствиям. Вижу, это впечатлило не только его, но и его людей. Через мгновение замешательство прошло, и он предлагает пострелять “на пиво”. Разозленный, предлагаю сыграть в “русскую рулетку”. Вытаскиваю у него из-за пояса наган, высыпаю все патроны, говорю ему, что один в барабане. Кто первый? Улыбка спадает с его лица. Он предлагает мне. Кручу барабан, приставляю к виску, отвожу курок и произвожу спуск. Видели бы вы его глаза. Отдаю ему пистолет. Он осматривает его, хочет увидеть патрон. Патрон на линии ударник - барабан - канал ствола не виден, у остальных закраины гильз, особенно с противоположной стороны барабана, увидеть можно. Он раздумывает считанные секунды, потом смеется и предлагает попить чайку. Все дружно смеются, и мы идем к зданию.

По дороге я забираю пистолет, снова заряжаю его патронами и отдаю Файзали. Вместо чая я с удовольствием выпил водки. После этого случая у нас возникли очень доверительные отношения.



Искусство дипломатии

Завтра прилетает в полк Козырев - министр иностранных дел, а с ним куча генералов и посол в Таджикистане. С командиром полка обсуждаем, какую помощь мы можем ему оказать в связи с этим. Сценарий простой: прием вертолета с гостями, доклад командира об обстановке, встреча с местными лидерами, посещение вокзала с беженцами, живущими в вагонах, и возвращение в полк, отлет. Сангак будет встречаться с министром. У него сильнейшее влияние в Кулябе и Курган-Тюбе - двух из трех крупнейших регионов Таджикистана. Правда, есть еще Рахмонов из Дангары, но у него позиции по популярности в народе слабее.

Утром все в ожидании. Взяты под контроль все высотные здания в радиусе трехсот - четырехсот метров, готова группа сопровождения и группа обеспечения маршрута. Правда, указаний на этот счет мы никаких не получали, но береженого бог бережет. Вот и он, наш самый главный дипломат страны. Оказывается, он не то что небольшого роста, а просто миниатюрный, особенно в сравнении с высоченным командиром полка. В кабинете Меркулов вводит министра в обстановку: что делали, что делаем, что будем делать, чем занимаются оппозиционные стороны. Говорит, что из местных лидеров приглашен Сангак. “А, это тот, который по тюрьмам сидел?” Меркулов предупреждает: не спрашивать об этом Сангака, он этого не любит. Пригласили Сангака. Министр начал с вопроса: “Скажите, вот у вас за спиной столько лет по тюрьмам, как вам удалось повести за собой народ?” Сангак сразу же обиделся и перестал называть Козырева “министр”, а перешел на “товарищ генерал”. И сколько его не поправляли, это было бесполезно. Разговор не пошел.

Козырев на “Волге” Сангака поехал на железнодорожный вокзал. Позже местные лидеры хотели его пригласить в одно место, где обнаружили много трупов мирных жителей-кулябцев, как в качестве доказательства жестокости “вовчиков”, но лимит времени был исчерпан. После короткого интервью прессе гости улетели. Мы так и не поняли, для чего он прилетал: дипломатия - дело темное.



Бой

В один из дней на полпути к комполка на совещание меня догоняет дежурный. “Товарищ майор, Басалыго на связи, у него что-то случилось”. Иду на ЦБУ. Что может случиться? Случайный выстрел, солдата убило током или еще что-нибудь. Он докладывает: “Около узла связи со стороны парка наблюдаю вооруженных людей. Человек пятнадцать”. “Займи оборону, жди, если будет угроза применения оружия, открывай огонь”. - “Вас понял”. На всякий случай поднимаю дежурную бронегруппу. Иду к командиру полка. Докладываю обстановку. В это время звонок из Душанбе, кажется, замминистра обороны. Доложили обстановку. Он приказал сидеть в полку и ждать команды. Я был поражен: какого черта, сидя в Душанбе, принимать решение на тактическом уровне? Басалыго на связи. “Веду бой, узел связи окружен”. Ответа из Душанбе все еще нет. “У меня кончаются боеприпасы”, - передает Басалыго. “Опять ведут огонь очередями, насмотрятся боевиков, ничем не выкорчуешь, пока в жопе не побывают”, - тихо злюсь про себя. Командиру полка говорю, что у меня нет времени ждать, пока они там дозвонятся до Москвы. “Бери танк и БМП и выезжай, беру все на себя”, - говорит командир полка. Добрейший Александр Иванович, спасибо за поддержку, но мы так привыкли к подобным финтам, что в любом случае броня выехала бы. С этими мыслями выезжаем.

Танк первый, БМП и замыкают три БТР. Еду на первом БТР, солдаты в люках по своим “двойкам” и “тройкам” в готовности к ведению огня. Расчет такой: справа по борту под контролем огневых средств правая сторона улиц, одна “двойка” с каждого БТР контролирует первые этажи и подвальные окна, вторая - третьи и четвертые, третья - верхние крыши с чердаками; слева по борту та же схема. Пулеметы БТР: первый - влево, второй - вправо, последний - тыл колонны, и одна “двойка” с автоматами. На первом БТР - “двойка” прикрывает впереди идущую БМП. На БМП “тройка” контролирует правую и левую стороны и впереди идущий танк. На танке “тройка” контролирует улицу в направлении движения и в стороны. Таким образом создано круговое наблюдение по секторам и трем уровням. Каждый солдат и офицер с РПГ-18, расчет АГС-17 и СНГ-9 со мной.

Подъезжаем, спешиваемся, под прикрытием танка и БМП выдвигаемся по улице. Контроль по уровням сохраняется. Самое важное, чтобы в случае открытия огня по одному уровню остальные продолжали контролировать свой до команды или сигнала о поддержке. Люки на технике после спешивания закрыты на случай гранатометания в них с этажей. По одной “двойке” для прикрытия на каждую единицу техники. В этой ситуации связь организована на одной частоте: механики-водители, пулеметчики и наводчики-операторы и старшие “двоек” и “троек”, поскольку все находятся на расстоянии зрительной связи в секторе моего контроля.

Техника движется в шахматном порядке ближе к домам, чтобы было прикрытие для пехоты и техника не находилась бы на линии огня, который вероятнее вдоль улицы. При этом сектор огня из зданий удобен только по технике, двигающейся по противоположной стороне улицы. Чтобы контролировать этот слабый момент, “пехота” обращает особое внимание на противоположную от техники сторону улицы, которая надежно защищает ее своей броней от стрелкового оружия.

Танк таранит забор, отделяющий нас от узла связи. “Вовчики” открывают огонь слева из парка. Даю команду одной подгруппе залечь в сторону парка и открыть огонь, один БТР направляю для усиления этой подгруппы. Вторую подгруппу посылаю обойти узел связи и отсечь противника от примыкающей к нему улицы “вовчиков”. Через несколько минут узел связи деблокирован.



“Наши” берут власть

В один из ноябрьских дней заезжаю к Файзали. Он сияет. Вчера вечером “юрчики” взяли власть в Душанбе. Правда, об этом уже знаю, но искренне поздравляю.

Вечером у командира полка обсуждаем события прошедших дней. Стук в дверь. У нас в гостях один из гражданских лидеров кулябцев Рахмонов. Он просит сопроводить его машину до Дангары, что на северо-востоке от Курган-Тюбе. Уже поздно, сумерки, а дорога не простая, и в одиночку рискованно. Меркулов говорит - надо. Надо так надо. Забираю бронегруппу с ГЭС и с Ахметшиным выезжаем. Дорога серьезная, много хороших мест для засад. Ощущения, как обычно в таких ситуациях, не из приятных. Предлагаю Рахмонову пересесть в ВТР, а то “Волга”, да еще белая, - очень аппетитная мишень. Круговое наблюдение и готовность к ведению огня, головной дозор впереди в 1,5-2 км. Приезжаем. 22 часа. Прошу Рахмонова распорядиться покормить ребят. Идем в какое-то здание. Видимо, здесь и заседает хозяин со своим руководством. Разговор с его командирами о проблемах оружия и боеприпасов. Поступает просьба помочь разобраться с “вовчиками” на дороге Дангара - Нурек. Отвечаю уклончиво, но не отказываю. Подумаем. Мы ведь не “отряд гусар летучих” - то там, то здесь. Вместе с Эльдаром приглашены на ужин к Рахмонову. Разговор очень интересный, после ужина выезжаем обратно. Тут узнаю, что ребят не покормили. Иду к Рахмонову. Он кого-то “задирает”. Приносят лепешки и мясо. Возвращаемся уже поздно.



Как делается телерепортаж

Как-то к нам приехали журналисты с центрального телевидения. Очень хотят отснять что-нибудь интересное. А недавно у Файзали я видел много беженцев из Афганистана, которые за определенную мзду пересекают границу через наши погранзаставы. Еду к нему. Файзали говорит, что беженцев уже отправил, но должны его “пацаны” привезти из-под Колхозбада пленных духов от Гульбеддина Хекматияра, которые помогают здесь “вовчикам”. Договорились о времени. Вечером приезжаю с журналистами. Они чувствуют себя свободно, думая, что раз наши войска здесь, то все будет нормально. Тут и Якуб приехал. Журналисты включили камеру, начинаю задавать вопросы “афганцу”, один, второй, конечно через переводчика. Начинаю соображать, что это такие же “афганцы”, как я японец. Это же начинают понимать и журналисты, но они реагируют по-своему. Начинают кричать на Файзали, мол, что ты нам подсовываешь, ты нас за кого принимаешь и т. д. Файзали понимает, что оказался в дурацком положении, а он этого не любит. Пленного “афганца” уводят. Файз говорит, что сейчас будет другой. Слышу какой-то разговор между ним и Якубом. Но ничего не понимаю. Приводят следующего пленного, начало диалога многообещающее, он из провинции Гильменд, пуштун. Журналисты просят назвать его столицу провинции, он несет какую-то чушь. Журналисты снова пытаются выяснить отношения с Файзали. Подхожу к Якубу. Он мне тихо говорит, что Файз решил этих журналистов грохнуть. Вот те на! Я знаю, что если Файзали решил, то сделает. Прошу Якуба повлиять на “коллегу”. Тот говорит, что бесполезно, он уже пытался. Отвожу Файзали в сторону: - Ты что, рехнулся? - Они мне не нравятся, они ведут себя неправильно.

- Файз, они же гражданские, журналисты, они приехали со мной и уедут со мной, ты сам хотел журналистов, но не обеспечил настоящими духами. Это только твоя вина. Ну ладно, я с ними договорюсь, чтобы, как только у тебя снова будут афганцы, они приехали, ладно?

Нехотя он соглашается. Ну, таджикский Чапаев, и только.



Домой!

Познакомился с одним интересным узбеком. Богатое уголовное прошлое, но очень хитрый и мудрый человек. Он оказался одним из хранителей рашидовского золота. Он все ждет, когда за этим золотом придут от Рашидова. Есть все-таки честные и порядочные люди на этом свете! А в тюрьме, которая примыкает к полку и откуда давно убежали все “наказуемые”, остался один зэк, которому до освобождения оставалось недели две. Вот он и ждет, когда вернется власть и официально освободит его. Дисциплинированный оказался.

Принято решение о нашем возвращении домой. Очередная страница истории спецназа перечеркнута. Правда, она очень странно отражена в историческом формуляре бригады: “В период с 28 сентября по 23 ноября 1992 года сводный отряд от бригады в количестве 402 человек выполнял задачу по усилению охраны и обороны военных и государственных объектов в Республике Таджикистан”. Было-то два отряда. Ну да ладно.

В декабре я позвонил полковнику Меркулову. Узнал, что Сангак Сафаров и Файзали погибли. По телевизору показывают траурные процессии по этому поводу. К власти в Душанбе пришел Рахмонов со своим руководством. Эльдар Ахметшин прокомментировал: “Наши в городе”.


С.Колосов

http://www.perunica.ru/tvorchestvo/6206-vostok-delo-tonkoe.html  





Восток - дело тонкое

Категория: Творчество

<
  • 480 комментариев
  • 0 публикаций
13 апреля 2012 08:26 | #1

Сергей0123

0
  • Регистрация: 25.08.2009
 
Давно пора отгородиться от восточно-азиатского и кавказского вечного бунта стеной повыше. Нечего там гибнуть нашим людям, дома свои дела есть.

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 10:31 | #2

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Сергей, отгораживаться можно долго, благо земли у нас большие...
В царской России эту проблему решили, в СССР её решили, а в РФ - отгородиться. Уже баблом отгораживаются, дань платят...

<
  • 1 320 комментариев
  • 83 публикации
13 апреля 2012 11:24 | #3

Квака

0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Цитата: VАRULV
Уже баблом отгораживаются, дань платят...

Согласен. Стена нужна. Гастробайтеров, которые эти "бунты" поддерживают финансово помимо дани - в места традиционного проживания.И пусть там между собой "бунтуют" хоть до посинения.

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
13 апреля 2012 11:35 | #4

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
Они нужны в качестве щита, если в тех регионах не будет российского присутствия - то границы афганистана и прочих чуркобесовских народов автоматически переместятся вплотную к России. А на этих хоть как-то можно влиять. Но и к себе их пускать нельзя. Разные мы, никогда нам не достичь с ними понимания и диалог с ними возможен только с позиции силы.

--------------------

<
  • 1 320 комментариев
  • 83 публикации
13 апреля 2012 12:36 | #5

Квака

0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Цитата: Артемий
Они нужны...

Согласен. Дополню, что не только с позиции Силы, как таковой, а с позиции Ресурсов, Зависимости и конечно подкрепленными Военной Силой.

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 12:41 | #6

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Квака
в места традиционного проживания.

За ваш с нами счёт, разумеется, из федерального бюджета, мы им покатушки будем устраивать по всей стране, горячие туры: на родину в чуркистан - обратно в РФ - опять в чуркистан.
Цитата: Артемий
Они нужны в качестве щита

Они не нужны. Т.е. вообще не нужны, в принципе.

Есть два способа решения данной проблемы:
1. Слабый но совестливый: строить стены, кордоны, жаловаться в Страссбург, бабло на поддержание стены тратиь...
2. Сильный: метод царских генералов и Сталина: уничтожать проблему в зародыше.

<
  • 1 320 комментариев
  • 83 публикации
13 апреля 2012 13:00 | #7

Квака

0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Цитата: VАRULV
2. Сильный: метод царских генералов и Сталина: уничтожать проблему в зародыше.

Стало быть ты призываешь к межнациональной розни и резне?
Провакационно.

<
  • 43 комментария
  • 1 публикация
13 апреля 2012 13:09 | #8

Змей

0
  • Регистрация: 19.08.2011
 
Цитата: VАRULV
Они не нужны. Т.е. вообще не нужны, в принципе.

Не поспоришь brave
Только есть одно НО: VАRULV Вы взрослый, грамотный человек. Спрогнозируйте, что будет если наша страна в том виде как она есть начнёт сейчас воплощать в жизнь
Цитата: VАRULV
Сильный: метод царских генералов и Сталина: уничтожать проблему в зародыше.

? Человек Вы вспылчивый, поэтому сразу оговорюсь- задачи подколоть или "стебануть" у меня нет. Скорее попытка узнать кто какие пути видит.

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 13:29 | #9

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Квака
Стало быть ты призываешь к межнациональной розни и резне?
Провакационно.

Ни в коем случае! Боже ш меня упаси!
Но Если Царь и Сталин, создавая интернациональные империи, занимались геноцидом...
Может ещё и Пушкина привлечь по 282 за то, что слово "жид" употреблял?
Цитата: Змей
Спрогнозируйте, что будет если наша страна в том виде как она есть начнёт сейчас воплощать в жизнь

Давайте лучше я спрогнозирую, что будет если она в ближайшее время этим не займётся:

Ничего не будет. Вообще ничего. Ни русских, ни России...

<
  • 43 комментария
  • 1 публикация
13 апреля 2012 13:46 | #10

Змей

0
  • Регистрация: 19.08.2011
 
Цитата: VАRULV
Давайте лучше я спрогнозирую, что будет если она в ближайшее время этим не займётся:
Ничего не будет. Вообще ничего. Ни русских, ни России...

С тем что будет если "Не" понятно. А вот что если( наврятли, но вдруг) "Да"?

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 13:57 | #11

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Змей
А вот что если( наврятли, но вдруг) "Да"?

Всё зависит от того, КАК и КТО будет это осуществлять. Но даже при самом благоприятном стечении обстоятельств:
1. Жертвы среди русских (те, которые нация сможет восполнить).
2. Конфликт с вертикалью Великобритания-США-Израиль, с возможным перетеканием в тотальную войну с НАТО.
3. Счастливый, но короткий остаток жизни VARULV-a.

Вы же понимаете, что в заданном вами уравнении слишком много переменных, но вот эти - самые вероятные.

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
13 апреля 2012 17:34 | #12

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
Цитата: VАRULV
Т.е. вообще не нужны, в принципе

Может их дустом? Пусть я трус, но я под геноцидом не подпишусь.

--------------------

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 18:35 | #13

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Артемий
Пусть я трус, но я под геноцидом не подпишусь.

О каком геноциде идёт речь? Сталин чеченцев отправил скопом в бескрайние степи, там бы они и растворились тихонько (грабить-то некого, строить не умеют), но Хрущёв их вытащил обратно и заселил в дома, занятые уже русскими. Русских вырезали и устроились заново. На этот раз с бизнесом в Москве и Питере, Сибири. Потом вписались в Чеченскую войну.

Сталин занимался геноцидом по-вашему? По-моему геноцид - это то чем Хрущёв занялся, а до него Ульянов, а после него - Горбачёв. Вот это геноцид - так геноцид! Настоящий, чистокровный, британского розлива геноцид!

Так что ставь вою закорючку, смелее, друг!

<
  • 1 300 комментариев
  • 394 публикации
13 апреля 2012 18:54 | #14

Искатель

0
  • Регистрация: 16.12.2009
 
Цитата: Артемий
Может их дустом?
А дуст что, здоровее делает?pardon

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
13 апреля 2012 20:11 | #15

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
Цитата: Искатель
А дуст что, здоровее делает?

Ага, пусть кушают на здоровье :-)

Цитата: VАRULV
ставь вою закорючку, смелее

Мне тоже очень, очень часто хочется крайних мер, но мы все же люди.

--------------------

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 20:37 | #16

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Артемий
Мне тоже очень, очень часто хочется крайних мер, но мы все же люди.

Расскажешь это Одину/Перуну/Зевсу, когда он спросит тебя: "Что ты смог сделать для своего народа!?"
А ты ему: "А я, ну это... мы ж все, того, люди...вот"..."А ещё я знаю секрет стали!" "Вот".

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
13 апреля 2012 23:17 | #17

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
VАRULV,
В корне не соглашусь. Можно быть в той или иной степени жестче и добро определенно должно быть с кулаками, но жестокость - это скверно при любом раскладе.

--------------------

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
13 апреля 2012 23:43 | #18

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Артемий
но жестокость - это скверно при любом раскладе.

Вы путаете жестокость и садизм.

Жестокость и жёсткость - это однокоренные слова, и несут примерно одну смысловую нагрузку: решительные хладнокровные действия, не допускающие жалость, сострадание.

Садизм - это неприемлемая патология.

Так же есть очень правильная поговорка: сила любит ощущать себя в насилии.

Русский язык очень точен и позволяет всё это понять верно и быстро.

Если нужен конкретный пример, их есть у меня...

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
14 апреля 2012 00:00 | #19

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
VАRULV,
Да примеров паталогий и у меня навалом :-)
Пусть будет так.
Хотя я и с терминологией не согласен (и садизм и жестокость своим определением подразумевают получение удовольствия от акта насилия, корни слов тут не при чем), но суть понятна, с сутью я согласен.

--------------------

<
  • 80 комментариев
  • 0 публикаций
14 апреля 2012 00:14 | #20

дубина

0
  • Регистрация: 9.04.2011
 
Цитата: VАRULV
Сталин занимался геноцидом по-вашему? По-моему геноцид - это то чем Хрущёв занялся, а до него Ульянов, а после него - Горбачёв. Вот это геноцид - так геноцид! Настоящий, чистокровный, британского розлива геноцид!
brave ziga

<
  • 302 комментария
  • 7 публикаций
14 апреля 2012 01:32 | #21

воин велеса

0
  • Регистрация: 15.05.2011
 
внвчале всего был господин собчак.Пришел и наложил вовчикам что еще не были вовчиками в мозг о самостийности.Что же им помешало?Возможно Каримов,возможно взбунтовавшаяся воинская часть ,что там дислоцироваласьИзтория все расставит по полочкам разумеется.Вопчем могло случиться так что душманы доползли бы до северных границ казахстана.,то есть до наших южных границ .Но не сбылось.

--------------------

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
14 апреля 2012 06:33 | #22

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Артемий
и садизм и жестокость своим определением подразумевают получение удовольствия от акта насилия, корни слов тут не при чем

Нет, нет. Жестокость тем и отличается от садизма, что в первом случае - никакого удовольствия не получает индивидуум.

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
14 апреля 2012 16:45 | #23

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
VАRULV,
Давайте не будем "письками мериться" :-)
Пусть словари нас рассудят. Даль, Абрамов, Ефремов, на худой конец - Википедия.
А свойственно такое поведение людям с расстройствами психики, связанным с психотравмами или с органическими поражениями ЦНС. Как-то так, если память не изменяет. Слово жестокость даже употребляятся обозначений некоторых патологических состояний.

--------------------

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
15 апреля 2012 14:40 | #24

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Артемий
Пусть словари нас рассудят.

Дело не в словарях, а в эффективности. И уж если есть два таких слова, то можете поверить: это не синонимы.

<
  • 129 комментариев
  • 12 публикаций
15 апреля 2012 15:37 | #25

Cimeriec

0
  • Регистрация: 26.10.2011
 
VАRULV, Братуха в этот раз я с тобой, ставь галочку

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
15 апреля 2012 20:54 | #26

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
VАRULV, Да я уже заметил что многие язычники склонны наделять слова каким-то особым смыслом da , отличным от общегражданского.

--------------------

<
  • 1 060 комментариев
  • 21 публикация
16 апреля 2012 00:00 | #27

VАRULV

0
  • Регистрация: 18.11.2011
 
Цитата: Cimeriec
Братуха в этот раз я с тобой, ставь галочку

Атлична, атлична: +1. Приходи завтра к 6.00 на остановку, тебя БТР заберёт.
Цитата: Артемий
Да я уже заметил что многие язычники склонны наделять слова каким-то особым смыслом

Да какой смысл: если духа вешают - то это с особой жестокостью. т. к. они считают что душа к Алааху через рот вылетает. А так она через анус выйдет из тела - это страшный позор для духа - явиться в таком виде на небеса. Вот они и боятся именно такой смерти, и это жестоко по отношению к ним (да и вообще жестоко, потому что пулей быстрее). Но зато они больше не минируют дорогу ночью в данном районе, зная что все местные джигиты за это отправятся в неприличном виде на небеса.
Садизма здесь - нет, жестокость - есть. И не надо словарей никаких...

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
16 апреля 2012 18:04 | #28

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
VАRULV,
А есть русский язык в котором слова имеют совершенно четкий смысл и в соответствии с этим смыслом употребляются. Проверить не сложно, самое простое - википедия:
Жестокость — это социально-психологический феномен, выражающийся в получении удовольствия от осознанного причинения страданий живому существу...
Садизм — в широком смысле — склонность к насилию, получение удовольствия от унижения и мучения других.
Я же говорю: смысл мне прекрасно понятен, я с терминами не согласился.

--------------------

<
  • 161 комментарий
  • 11 публикаций
4 мая 2012 16:17 | #29

Артемий

0
  • Регистрация: 20.02.2012
 
Arimir,
Совершенно согласен, приведите, если сумеете :-)

--------------------

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера