Перуница

» » ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)

Веды » 

ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)

11.Уточненная датировка и политико-культурная обстановка

ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)
Галич,12 век, храм св. Пантелеимона, аналогичный новгородским храмам того же времени

Согласно экспертизе Идол был вытесан из готового блока, который некоторое время пребывал в состоянии «полуфабриката», то естьколонны с прямоугольным сечением без изображений, которую начали было шлифовать, но не закончили, после чего на ней были торопливо выбиты ярусы и фигуры: « Для изготовления изваяния был взят не свежедобытый камень, а уже подвергавшаяся значительное время воздействию природной влаги правильная четырехгранная колонна со шлифованными сторонами (по крайней мере, в нижней части) (рис. 5)».Принимая во внимание дельное замечание А. Комара и Н. Хамайко о том, что «Использование…каменныхтесанныхблоковв «стольном» галицкомзодчестве (какивдругихрегионахРуси) начинаетсялишьв XII в.», делаем вывод о том, что Идола могли сделать местные или приглашенные мастера в указанное время из заготовки, изначально предназначенной для другого изделия.

Использование готовой каменной «болванки» для столь необычного изваяния говорит о нехватке времени у мастера, о срочном заказе, отсюда и некоторая небрежность отделки по сравнению, например, с тщательно отполированными каменными половецкими бабами. Срочность заказа может возникнуть от разных причин, например, если событие, которое необходимо запечатлеть в камне трудно планировать заранее. Это может быть смерть выдающегося человека, большая военная удача или другое важное событие, коих в период 12-13 веков в данном локусе было немало, но всё же обозримое количество.

Версия о создании ЗИ в период 12-13 веков нас вполне устраиваети потому, что это время так называемого «ренессанса язычества» (термин не очень удачный, так как возрождение бывает после смерти, а язычество в то время хотя и теснилось, но вполне здравствовало), который фиксируется как письменными, так и археологическими источниками (по Рыбакову). В это нестабильное и сложное время в русских княжествах одновременно строились первые каменные христианские храмы и функционировали старые языческие святилища, как например, на Збруче, сторонники язычества вполне могли создать Изваяние, отвечающее веяниям нового времени, Столп, отличный от древних «примитивных истуканов», точно так же, как появилось в 12 веке оригинальное и ни на что не похожее «Слово о полку Игореве…», автор которого с самого начала декларирует его новизну: «…эта песнь по былям нашего времени…», но от которого мы узнали о Велесовых внуках, Трояновых веках, Диве, Тмутороканском идоле, Даждь-Божьем внуке, Карне и Жле, великом Хорсе – древних языческих реалиях в составе этого нового времени.

Расхожее мнение о том, что после крещения княжеской верхушки у восточных славян языческая жизнь теплилась «по украинам» и не могла воспринимать новшества или самостоятельно порождать их, в том числе и в искусстве ваяния, не выдерживает критики. Многочисленные находки на капищах импортных предметов христианского культа и их копий местного изготовления,а также своих оригинальных изделий свидетельствуют о том, что языческая религия и культура свободно перенимали всё то, что считали необходимым и производила свои, только ей присущие реалии.

В духовной жизни такой языческой реалией была древняя традиция клятвоприношений, дожившая до наших дней. Воины клялись своим оружием, знать честью, простолюдины тем, что им было дорого: родней, жизнью, здоровьем, частями тела. До сих пор в быту сохраняются «сниженные» варианты некогда сакральных клятв: «зуб даю», «дам руку на отсеченье», «не сойти мне с этого места», «клянусь мамой», но не «честью», то есть сохраняется память о том, что честью могли клясться только знатные воины, хотя по нынешним понятиям наличие чести может иметь место у любого человека. Всё это реликты языческой культуры, так как для христиан все эти разнообразные до христианские клятвы были запрещены, всё сводилось к целованию креста.

История сохранила для нас отношение галичского князя середины 12 века Владимира Володарьевича (отца Ярослава Осмомысла, деда Ефросиньи Ярославны, публично вопившей с городской стены языческий причет по мужу, выросшего на языческих клятвах, к такому крестоцелованию: «…киевский князь…прислал в Галич в начале 1153 года своего боярина Петра Бориславича…Посол напомнил князю Владимиру о некоторых его обещаниях, скрепленных обрядом целования креста.Издеваясь над послом, галицкий князь спрашивал: «Что, этот маленький крестик я целовал?» - и …выгнал киевского боярина и его свиту…» (Б.Рыбаков «Рождение Руси», М. 2004, с. 335).

Не будем забывать, что в то время вокруг русских земель била ключем героическая языческая жизнь половцев и балтов (ятвягов, пруссов, голяди,литвы), последние были окончательно крещены только в конце 14 века.А до того, горячие балтийские парни-язычники, то вместе с готами, то с лангобардами, то с вятичами, а то и вполне самостоятельно бороздили просторы Европы от Балтийского до Адриатического морей, от истоков Истра до верховьев Дона, иногда походя, а иной раз и задерживаясь то тут, то там, оставляя в местах своего пребывания на долгую память гидронимы и топонимы балтийского происхождения (см. Топоров В.Н. в БСИ 1982, с.263-273; БСИXVII, М. 2006, с. 15-88 и прочие работы академика).Весьма показательно, что происхождение этнонима Литва некоторые ученые связывают с корнем *leit- «идти, проходить (о войне), сопровождать» (С. Каралюнас. БСИ XVII, М. 2006, с. 487).

И этот балтийский языческий «кипеж» был столь привлекателен и мил славянскому сердцу (сами тоже были с усами;)), что возникла традиция «ряда знатных и древних русских родов, претендующих на княжескую или даже царскую власть, выводить своё происхождение от прусского или литовского родоначальника» (В.Н.Топоров Исследования по этимологии и семантике. Том 4 (книга1), М. 2010, с.87).Например, Рюрик считался потомком некого легендарного Прусса,якобы пришедшего в Прибалтику из Рима (что вполне могло иметь место в эпоху великого переселения народов, когда ещё сохранялось балто-славянское единство)и никого на крещёной Руси не смущало,что они были язычниками. Многие русские князья вели свой род от реального литовского князя Гедимина, род Захарьиных (жены Грозного) имел корни в Пруссии, по матери Иван Грозный был связан с Литвой. И только «к XIIIв. положение изменилось. «Балтийское» заменилось литовским, а «литовское» стало пониматься как чужое и враждебное» (Там же, с. 87- 89).

Русский интерес к балтийским корням стал постепенно менять знак с плюса на минус, когда бесчисленные походы Литвы на русские княжества стали реально грозить сохранению русского этноса. Вот тогда-то и стала Литва «поганой и безбожной» как в летописях, так и в устном народном творчестве. В частности, «в украинских народных песнях литвой называется компания молодых мужчин, нападающих на девушек и похищающих их» (А. Сабаляускас, БСИ XVII, М. 2006, с. 487).

Тут мы сделаем небольшой экскурс в историю Великого княжества Литовского, а именно посмотрим, что за персоны занимали его престолдо конца 13 века (во время функционирования святилищ на Збруче), с кем и против кого они дружили, с кем воевали, на ком женились. Назовём эту историческую справкуфразой из «Бориса Годунова», которая, вероятно, была русской народной поговоркой, и Пушкин, знавший и уважавший фольклор донёс её до нас:

«Что Литва, что Русь ли, что гудок, что гусли»

«…граница между балтийским или славянским проходила не только в пространстве и времени, но и через один народ, одну культуру и даже через одного человека, который равно был и балтом и славянином и в разных обстоятельствах мог по-разному актуализировать свою этническую, культурную, языковую сущность, подобно тому, как в более позднее время одни и те же люди, города, деревни могли выступать и как «литовские» и как «русские» (В. Н. Топоров Исследования по этимологии и семантике. Том 4 (книга1), М. 2010, с.158).

Ми́ндаугас (Миндовг, ок. 1200 - 1263) — великий князь литовский, союзник Даниила Галицкого против Конрада Мазовецкого. Крестился в православие в 45-ти летнем возрасте, через шесть лет перешел в католичество. Выдал дочь замуж за сына Даниила Галицкого.После смерти своей жены, украл жену у Траняты. К концу жизни, около 1261года, отрёкся от христианской веры.

Тройнат (Транята, ок. 1210-1264) — внучатый племянник Миндовга, князь и воевода, участник заговора против Миндовга, причиной чего было похищениеМиндовгом его жены. Второй Великий Князь Литовский, язычник. Его правление длилось около года, после чего был убит. Коалицию против него возглавлял сын Миндовга, поддержку ему оказывали волынский и холмский князья.

Во́йшелк (1233 — 18-23 апреля 1267), сын Миндовга, третий великий князь литовский, основатель Великого княжества Литовского. Возможно, в 1251—1252 годах воевал на Волыни. В 1253—1254 годах был новогородским князем. Выдал замуж за Шварнасвою сестру, передал княжество Роману Даниловичу иушёл в монастырь на Волыни. Убит в гостях у галицко-волынского князя Василька Романовича.

Шварн Дани́лович (Сваромир ок. 1230 — ок.1269) — князь Холмский, Галицкий, из рода Рюриковичей, четвёртый великий князь литовский. В 1255 году женился на дочери Миндовга, помогал его сыну в войне против Мазурии. После смерти Миндовга в 1264 году заключил союз с Войшелком и помог ему завладеть большой частью Литвы. После ухода Войшелка в монастырь стал великим князем Литовским. После смерти своего отца, короля Даниила Романовича, Шварн наследовал Холмщину и Галич.

Трайден (Трайдянис, убит в 1282 году), по прозвищу "Хищный". Возможно, родственник Миндовга и полоцких князей. Иногда указываются его младшие братья как православные христиане из "роду руского". Примерно в 1269-70-м г. княжил в Литве. Волынский летописец называл его «окаяньный и безаконьный, проклятый, немилостивый Трайден, яго же безаконья не могохом псати срама ради»,«многа злейша того безаконья чиняша», «весь живот свой до войны и крови розляне простовал». В 1279 завоевал почти всю Чёрную Русь (бассейн верхнего течения р. Неман) и заселил её пруссами и западными литовцами. Время его княжения - начало укрепления и расширения Великого княжества Литовского.

Этопоследнее имя, содержащее намек на тройственность и жестокие поступки его носителя дают нам повод предполагать, что в принципе, эту личностьславяне могли мифологизировать в виде трехголового монстра, как и Шарух-хана, и запечатлеть в монументе Победы, однако Трайден не был пленен, но убит.

Несомненно, что при таких тесных контактах балтийских и славянских князей, языческое мировоззрениеи религиябалтийцев имели контакты со славянским язычеством. Интересное совпадение: в языческой культуре пруссов и ятвягов именно в рассматриваемый нами период 12-13 веков появляются каменные изваяния с изображениями воинов, которые они устанавливали в местах ратных побед, на границах и на местах погребения выдающихся соплеменников. И хотя в целом эти скульптуры не похожи на ЗИ (они округлые, без ярусов), их отдельные детали (турьи рога в руках, оружие) и, главное, совпадение времени появления таких невиданных ранее ни у балтов, ни у славян артефактов обнаруживает некоторую общую тенденцию, очевидно относящуюся к воинской культуре.

ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)
Прусские «бабы»

Характерно, что некоторые из этих монументов начинали почитаться как святыни, то есть становились Идолами, а некоторые – нет, несмотря на то, что изваяния были исполнены в одном стиле и все они изготовлялись в честь важных событий. То же можно сказать и о половецких бабах - их изготовляли и ставили до 13 векаи некоторые из них почитались как святыни, большинство жебыло простыми памятниками умершим людям. То есть настоящим Идолом могло стать не каждое изваяние.

ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)
Половецкие «бабы»

Всё вышеизложенное подводит нас к тому, что Изваяние из Збруча могли изваять на рубеже 12-13 веков не как религиозный монумент, а, например, как памятную стелу какого- либо важного события, стелу, которая по воле Богов стала обладательницей Силы и только вследствие этого, возможно, приобрела религиозное значение.

Тех, кто сомневается в наличии этой Силы у Збручского Идола отсылаю к личным впечатлениям очевидцев (см., например, Byliśmy, Jesteśmy, Będziemy - О моём знакомстве со Збручским Идолом http://slavjr.livejournal.com/9229.html) и примерами того, как Идол до наших дней «водит» его исследователей в конце этой работы. Также ниже мы попробуем выяснить кто непосредственно «приложил» к этой созданию Идола свои руки.


12. Аффтора!

ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)
Портал храма св. Пантелеймона в Галиции, 12 век. Возможно его тесаные блоки и колонны есть предметы, на которых «набил руку» создатель Збручского Идола

Скорее всего мы никогда не узнаем имени автора Изваяния из Збруча, однако, в рассматриваемое время в данном месте мастера ваяния отмечены в письменных источниках и фольклоре. В Галицкой Летописи упомянутАвдей – каменных дел мастер, выполнивший главный вход и фигурные изваяния портала храма Св. Иоанна Предтечи, сооруженного в 1259 году в подольском городе Холм по приказу короля Даниила Романовича. Летопись называет Авдея "хытрецъ" – в смысле особенного искусства, выказанного им при работах ( http://www.astromeridian.ru/imya/ ).

В одной из колядок Галицкой Руси, записанной в 19 веке Я.Ф. Головацким упоминается этноним мастеров-строителей церкви из камня и бревен, это волохи,потомкидаков, фракийцев и кельтов, в культуре которых с древности сохранялись навыки каменного зодчества. С другой стороны, после падения Рима романизированные племена этих мест подверглись значительной славянизации как в духовной культуре, так и в быту. В частности, в народной культурерумын и молдаван, как и у славян наблюдается особое «пристрастие» к рушникам – универсальным предметам Средневековья.

Интересно, что в этой песне-величании хозяина дома рассказывается о строительстве храма ярусами умелыми мастерами- волохами (каменщиками и плотниками), которым князь не дает достроить церковь. Заметим, что обычно в жанре величаний описывается «идеальный Мир» максимального благоденствия.А тут по приказу пана волохов заключают в темницу, а драгоценные металлы с глав храма отправляются в панскую казну для его славы и богатства:

«А на ных луках, на ных широких
Ген там Волоси (волохи) церьков мурууть,
Ой коло споду каменичейком,
А в середине деревечейком,
А к вершечкови среблом, золотом:
Видели ми то панские слузы,
Скоро ввидели, пану повели:
Идьте же вы, идьте, Волохов возьмете,
Волохов возьмете, в темницю всадете,
В темницю всадете, сребло заберете,
Сребло, золото пану на славу
!»(«Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. М. 1878. Ч. 2. с. ).

То есть пану нет дела до христианской культовой постройки, но кем- то нанятых (другим паном или обществом) мастеров - волохов он велит не убить, а пленить, и вполне вероятно, что им сохранили жизнь для выполнения иных работ, например, для постройки пану каменного терема или изваяния типа Збручского Идола…(пора ставить точку, а то понесет по волнам безудержных фантазий!).

ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)
Молдованин с Подолья

Однако сдерживая себя в привязке истории создания Збручского Идола в 12-13 веках в Галицко -Волынском княжестве к песне 19 века с той же территории о каменотёсах, мы должны помнить о том, что именно здесь, в Западной Украине (Карпатах и близлежащих местностях), с начала 19 столетия учеными фиксируются в наиболее большом количестве так называемые «песни-хроники», отражающие исторические события и реальные факты частной жизни обычных людей и эти хроники имели родство и с другими жанрами украинского фольклора.

«Как отмечал А.И.Дей, одна из важных черт украинских песен-хроник – злободневность содержания. Обычно они создаются и создавались непосредственно после событий, но иногда использовали в качестве материала устные рассказы о фактах сравнительно недавнего прошлого…». Иногда такие песни – «новины» в основе своей имели более древнюю песню о похожем событии, хорошо подходившую для переделки на новый лад (С.Н. Азбелев Русские исторические песни в иноэтническом контексте. В сборнике Русский фольклор ХХVII, С-пб, 1993, с. 17, 18, 19, 21).

Насколько может быть глубока народная память в подобных текстах можно судить по следующим примерам. В среде православных верующих до настоящего времени бытует «стих о Егории Храбром». В начале ХХ века видный русский ученый Б.М. Соколов написал монографию, в которой доказал, «что основой так называемого Большого стиха о Егории является историческая песнь ХI в., которая была посвящена …деятельности Ярослава Мудрого» (в крещении Георгий), и эта песня лишь потом слилась с духовным стихом о мучениях св. Георгия (С.Н. Азбелев, Новые работы о русском эпосе, Русский фольклор ХХХI, С-пб, 2001, с. 413, 414.Соколов Б.М. Большой стих о Егории Храбром: Исследования и материалы, М. 1995, с.52, 53).

Также до сих пор из уст народа можно услышать и старинную песню «Ванька-ключник» (лично слышала в Тверской глубинке в 2010 году). По мнению ученых, это «предание XVI- XVIIвеков, рассказывавшее об обычном московском эпизоде – преступной связи боярыни-княгини с молодыми слугами её мужа, эпизоде, увековеченном в знаменитой песне о Ваньке-ключнике, сохранило отзвук какого-то действительного события, связанного с именем Кучки»(Тихомиров М.Н. Древняя Москва, с. 14). Как известно, боярин Стефан Кучка жил и был убит Юрием Долгоруким в 12 веке.

Так что у нас есть повод считать историю, изложенную в галицкой колядке правдивой, и эта правда о каменотесах волохах может отражать древнюю традицию найма мастеров-соседей для каменного зодчества и ваяния в Галицкой Руси, а также показывает нам уровень христианизации народа. Мало того, что все величания-славления имеют языческие корни, в рассматриваемом нами явственно проявляется спокойное отношение к осквернению христианской святыни, и такое отношение более характерно для времён «разброда и шатания» 12-13 веков, когда одновременно строились первые церкви и функционировали последние крупные капища.

http://www.perunica.ru/vedi/7896-zbruchskiy-idol-vne-tumana-prodolzhenie-glavy-1112.html  





ЗБРУЧСКИЙ ИДОЛ ВНЕ ТУМАНА (продолжение, главы 11,12)

Категория: Веды   Автор:

<
  • 876 комментариев
  • 195 публикаций
5 сентября 2014 08:49 | #1

волхва Пятница

0
  • Регистрация: 16.02.2011
 
Важное дополнение: Судя по летописным свидетельствам, столповидные изделия в Галицко-Волынской земле были весьма популярны: «в…церкви Ивана в…Холме у входа в алтарь «стояста два столпа от цела камени» (ПСРЛ, т. II, стб. 843). Близ Холма находился столп каменный высотой в десять локтей, «а на нем орел камен изваян» (Там же, стб.845) (В.Т. Пашуто Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. 1950, с. 116). Согласитесь, стелла увенченная орлом на въезде в город, это совсем не религиозное, а скорее великодержавное изваяние. Скорее всего и рассматриваемый нами ЗИ из той же «серии».

--------------------

<
  • 1 320 комментариев
  • 83 публикации
5 сентября 2014 10:18 | #2

Квака

0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Цитата: волхва Пятница
стелла увенченная орлом на въезде в город, это совсем не религиозное, а скорее великодержавное изваяние. Скорее всего и рассматриваемый нами ЗИ из той же «серии».

Тож думал об этом. Но зачем он поставлен в реке.
У меня одна мысль, что это Пограничный (Межевой) столб.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера