Перуница

» » Калевала. Карело-финский народный эпос

Вокруг Света » 

Калевала. Карело-финский народный эпос

Калевала. Карело-финский народный эпос

Калевала, финский эпос - финская поэма, составленная ученым Элиасом Леннротом и изданная им сначала в более кратком виде в 1835 г., затем с большим количеством песен в 1849 г. Название Калевала, данное поэме Леннротом, есть эпическое имя страны, в которой живут и действуют финские народные герои. Суффикс la означает место жительства, так что Kalevala есть место жительства Калева, мифологическ. родоначальника финских богатырей - Вэйнэмейнена, Ильмаринена, Лемминкэйнена, называемых иногда его сынами.

Материалом для сложения обширной поэмы из 50 песен послужили Леннроту отдельные народные песни (руны), частью эпического, частью лирического, частью магического характера, записанные со слов финских крестьян самим Леннротом и предшествовавшими ему собирателями. Всего лучше помнят старинные руны в русской Карелии, в Архангельской (приход Вуоккиньеми) и Олонецкой губ. (в Реполе и Химоле), а также в некоторых местах Финляндской Карелии и на западных берегах Ладожского озера, до Ингрии. В недавнее время (1888 г.) руны были записаны в значительном количестве на западе от Петербурга и в Эстляндии (К. Кроном). Древним германским (готским) словом руна (runo) финны называют в настоящее время песню вообще; но в древности, в период язычества, особенным значением пользовались магические руны или руны-заговоры (loitsu runo), как продукт шаманских верований, господствовавших некогда среди финнов, как и у их родичей - лопарей, вогулов, зырян и других угро-финских народов.

Под влиянием столкновения с более развитыми народами - германцами и славянами - финны, особенно в период скандинавских викингов (VIII-XI вв.), пошли в своем духовном развитии дальше других народов-шаманистов, обогатили свои религиозные представления образами стихийных и нравственных божеств, создали типы идеальных героев и вместе с тем достигли определенной формы и значительного искусства в своих поэтических произведениях, которые, однако, не переставали быть всенародными и не замкнулись, как и у скандинавов, в среде профессиональных певцов. Отличительная внешняя форма руны - короткий восьмисложный стих, не рифмованный, но богатый аллитерацией. Особенность склада - почти постоянное сопоставление синонимов в двух рядом стоящих стихах, так что каждый следующий стих является парафразою предыдущего. Последнее свойство объясняется способом народного пения в Финляндии: певец, условившись с товарищем о сюжете песни, садится против него, берет его за pyки, и они начинают петь, покачиваясь взад и вперед. При последнем такте каждой строфы наступает очередь помощника, и он всю строфу перепевает один, а между тем запевала на досуге обдумывает следующую.

Хорошие певцы знают множество рун, иногда хранят в памяти несколько тысяч стихов, но поют либо отдельные руны, либо своды из нескольких рун, связывая их по своему усмотрению, не имея никакого представления о существовании цельной эпопеи, которую находят в рунах некоторые ученые. Действительно, в Калевале нет основного сюжета, который связывал бы между собою все руны (как, напр., в "Илиаде" или "Одиссее"). Содержание ее чрезвычайно разнообразно. Открывается она сказанием о сотворении земли, неба, светил и рождении дочерью воздуха главного героя финнов, Вэйнэмейнена, который устраивает землю и сеет ячмень. Далее рассказывается о разных приключениях героя, встречающего, между прочим, прекрасную деву Севера: она соглашается стать его невестой, если он чудесным образом создаст лодку из осколков ее веретена. Приступив к работе, герой ранит себя топором, не может унять кровотечения и идет к старику-знахарю, которому рассказывает предание о происхождении железа. Возвратившись домой, Вэйнэмейнен поднимает заклинаниями ветер и переносит кузнеца Ильмаринена в страну Севера, Похьолу, где тот, согласно обещанию, данному Вэйнэмейненом, сковывает для хозяйки Севера таинственный предмет, дающий богатство и счастье, - Сампо (руны I-XI). Следующие руны (XI-XV) содержат эпизод о похождениях героя Лемминкэйнена, опасного соблазнителя женщин и вместе с тем воинственного чародея. Далее рассказ возвращается к Вэйнэмейнену; описывается нисхождение его в преисподнюю, пребывание в утробе великана Випунена, добытие им от последнего трех слов, необходимых для создания чудесной лодки, отплытие героя в Похьолу с целью получить руку северной девы; однако последняя предпочла ему кузнеца Ильмаринена, за которого выходит замуж, при чем подробно описывается свадьба и приводятся свадебные песни, излагающие обязанности жены в мужа (XVI-XXV). Дальнейшие руны (XXVI-XXXI) заняты снова похождениями Лемминкэйнена в Похьоле. Эпизод о печальной судьбе богатыря Куллерво, соблазнившего, по неведению, родную сестру, вследствие чего оба, брат и сестра, кончают жизнь самоубийством (руны XXXI-XXXVI), принадлежат по глубине чувства, достигающего иногда истинного пафоса, к лучшим частям всей поэмы.

Дальнейшие руны содержат пространный рассказ об общем предприятии трех финских героев - добывании сокровища Сампо из Похьолы, об изготовлении Вэйнэмейненом кантелы (гуслей), игрою на которой он очаровывает всю природу и усыпляет население Похьолы, об увозе Сампо героями, о преследовании их колдуньей-хозяйкой Севера, о падении Сампо в море, о благодеяниях, оказанных Вэйнэмейненом родной стране посредством осколков Сампо, о борьбе его с разными бедствиями и чудищами, насланными хозяйкой Похьолы на К., о дивной игре героя на новой кантеле, созданной им, когда первая упала в море, и о возвращении им солнца и луны, скрытых хозяйкой Похьолы (XXXVI-XLIX). Последняя руна содержит народно-апокрифическую легенду о рождении чудесного ребенка девой Марьяттой (рождение Спасителя). Вэйнэмейнен дает совет его убить, так как ему суждено превзойти могуществом финского героя, но двухнедельный младенец осыпает Вэйнэмейнена упреками в несправедливости, и пристыженный герой, спев в последний раз дивную песнь, уезжает навеки в челноке из Финляндии, уступая место младенцу Марьятты, признанному властителю Карелии.

Трудно указать общую нить, которая связывала бы разнообразные эпизоды Калевале в одно художественное целое. Э. Аспелин полагал, что основная идея ее - воспевание смены лета и зимы на С. Сам Леннрот, отрицая единство и органическую связь в рунах Калевалы, допускал, однако, что песни эпоса направлены к доказательству и выяснению того, каким образом герои страны Калева осиливают население Похьолы и покоряют последнюю. Юлий Крон утверждает, что Калевала проникнута одною идеей - о создании Сампо и добывании его в собственность финского народа, - но признает, что единство плана и идеи не всегда замечаются с одинаковой ясностью. Немецкий ученый фон Петтау делит Калевалу на 12 циклов, совершенно друг от друга независимых. Итальянский ученый Компаретти в обширном труде о Калевале приходит к выводу, что предполагать единство в рунах нет возможности, что комбинация рун, сделанная Леннротом, является нередко произвольной и все-таки придает рунам только призрачное единство; наконец, что из тех же материалов возможно сделать другие комбинации соответственно какому-нибудь другому плану. Леннрот не открыл поэму, которая была в сокрытом состоянии в рунах (как полагал Штейнталь) - не открыл потому, что такой поэмы у народа не существовало. Руны в устной передаче хотя бы и связывались певцами по нескольку (напр. несколько похождений Вэйнэмейнена или Лемминкэйнена), так же мало представляют цельную эпопею, как русские былины или сербские юнацкие песни. Сам Леннрот признавал, что при соединении им рун в эпопею некоторый произвол являлся неизбежным.

Действительно, как показала проверка работы Леннрота вариантами, записанными им самим и другими собирателями рун, Леннрот выбирал такие пересказы, которые наиболее подходили к начертанному им плану, сплачивал руны из частиц других рун, делал добавления, для большей связности рассказа присочинял отдельные стихи, а последняя руна (50) может быть даже названа его сочинением, хотя и основанным на народных легендах. Для своей поэмы он искусно утилизировал все богатство финских песен, вводя, наряду с повествовательными рунами, песни обрядовые, заговорные, семейные, и этим придал Калевале капитальный интерес как средству изучения мировоззрения, понятий, быта и поэтического творчества финского простонародья.

Характерным для финского эпоса является полное отсутствие исторической основы: похождения богатырей отличаются чисто сказочным характером; никаких отголосков исторических столкновений финнов с другими народами не сохранилось в рунах. В Калевале нет государства, народа, общества: она знает только семью, и ее богатыри совершают подвиги не во имя своего народа, но для достижения личных целей, как герои чудесных сказок. Типы богатырей находятся в связи с древними языческими воззрениями финнов: они совершают подвиги не столько при помощи физической силы, сколько посредством заговоров, как шаманы. Они могут принимать разный вид, оборачивать других людей в животных, переноситься чудесным образом с места на место, вызывать атмосферические явления - морозы, туманы и проч. Близость богатырей к божествам языческого периода чувствуется еще весьма живо. Замечательно также высокое значение, придаваемое финнами словам песни и музыке. Вещий человек, знающий руны-заговоры, может творить чудеса, а звуки, извлекаемые дивным музыкантом Вэйнэмейненом из кантелы, покоряют ему всю природу.

Помимо этнографического, Калевала представляет и высокий художественный интерес. К достоинствам ее относятся: простота и яркость изображений, глубокое и живое чувство природы, высокие лирические порывы, особенно в изображении людской скорби (напр. тоски матери по сыне, детей по родителям), здоровый юмор, проникающий некоторые эпизоды, удачная характеристика действующих лиц. Если смотреть на Калевалу как на цельную эпопею (взгляд Крона), то в ней окажется немало недостатков, которые, однако, свойственны более или менее всем устным народным эпическим произведениям: противоречия, повторения тех же самых фактов, слишком значительные размеры некоторых частностей по отношению к целому. Подробности какого-нибудь готовящегося действия нередко излагаются чрезвычайно обстоятельно, а само действие рассказывается в нескольких незначительных стихах. Такого рода несоразмерность зависит от свойства памяти того или другого певца и встречается нередко, напр., и в наших былинах. Литература. Немецкие перев. К. - Шифнера (Гельсингфорс, 1852) и Пауля (Гельсингфорс, 1884-86); французский - Leouzon Le Duc (1867); англ. - I. M. Crawford (Нью-Йорк, 1889); небольшие отрывки в русском переводе даны Я. К. Гротом ("Современник", 1840); несколько рун в русск. переводе изданы г. Гельгреном ("Куллерво" - М., 1880; "Айно" - Гельсингфорс, 1880; руны 1-3 (Гельсингфорс, 1885); полный русский перевод Л. П. Бельского: "Калевала - финская народная эпопея" (СПб., 1889). Из многочисленных исследований о К. (не считая финских и шведских) главные: Jacob Grimm, "Ueber das finnische Epos" ("Kleine Schriften" II);.Мориц Эман, "Главные черты из древней эпопеи Калевалы" (Гельсингфорс, 1847); v. Tettau, "Ueber die epischen Dichtungen de finnischen Volker, b esonders d. Kalewala" (Эpфурт, 1873); Steinthal, "Das Epos" (в "Zeitschrift f ür Völkerpsychologie" V., 1867); Jul. Krohn, "Die Entstehung der einheitlichen Epen im allgemeinen" (в "Zeitschrift far V ö lkerpsychologie", XVIII, 1888); его же, "Kalewala Studien" (в немецком переводе со шведского, там же); Eliel Aspelin, "Le Folklore en Finlande" ("Melusine", 1884, № 3); Andrew Lang, "Custom and Myth" (pp. 156-179); Radloff, в предисловии к 5-му тому "Proben der Volkslitteratur der nurdlichen Turk-St ä mmе" (СПб., 1885, p. XXII). О замечательной финской книге Ю. Крона "История финской литературы. Ч. I. Калевала", вышедшей в Гельсингфорсе (1883 г.), см. статью г. Майнова: "Новая книга о финском народном эпосе" (в "Ж. M. H. Пр." 1884, май). Самостоятельную переработку обширных материалов, собранных Ю. Кроном и другими финскими учеными для критики "Калевалы", представляет основательный труд известного итальянского ученого Domenico Comparetti, вышедший и в немецком переводе: "Der Kalewala oder die traditionelle Poesie d e r Finnen" (Галле, 1892).

Вс. Миллер.


Скачать: Калевала
Автор: Собрал и обработал Элиас Лённрот
Формат: html
kalevala.html.rar [186,82 Kb] (cкачиваний: 369)


КАЛЕВАЛА В ЖИВОПИСИ

С тех пор, как были изданы руны карело-финского народа (в 1849 вышла в свет «полная» «Калевала», состоящая из 50 рун, 23 тысяч стихов), они стали предметом исследований историков, этнографов, языковедов, литераторов. К «Калевале», как чистому роднику творчества, постоянно обращаются композиторы, поэты, художники всего мира.
«Саги «Калевалы» вызывают во мне такое глубокое чувство, как будто я сам все это пережил», - говорил Аксели Галлен-Каллела ( 1865 – 1931) выдающийся финский художник, иллюстратор «Калевалы». Картины и фрески по мотивам эпоса принесли ему всемирную известность. В конце 80 – начале 90 годов 19 в. художник создал свой знаменитый калевальский цикл картин.

Одна из первых работ цикла – «Защита Сампо» (1896 г.) Сюжетом картины является героическая схватка мужественного старца Вяйнемейнена и других мужей земли Калевала со старухой Лоухи за Сампо – чудесную мельницу, дарующую хлеб и достаток, символ счастливой жизни. На высокий гребень волны в стремительном движении вознесся челн. НА его носу – богатырская фигура Вяйнемейнена, усыпившего своим волшебным пением народ враждебной страны Севера – Похьёлы, страны несправедливости и зла. Обернувшаяся орлом злая и безобразная старуха Лоухи из царства Похьёлы на своих могучих крыльях настигла лодку Вяйненмейнена и стремится отнять Сампо.

В России полная «Калевала» была издана в 1888 году. В издании, как и в ряде других русских дореволюционных изданий эпоса, отсутствовали иллюстрации. Отдельные работы по иллюстрированию «Калевалы» были недостаточно убедительны, они не раскрывали в полной мере народную суть древних рун.

Первое издание «Калевалы» в СССР было осуществлено в 1933 году в Ленинграде, издательством “Academia”. Над книгой работали 14 художников – представителей школы «аналитического искусства». Руководил этой работой Павел Николаевич Филонов (1883 – 1941 гг.). В героях эпоса художники-филоновцы видели древние прообразы человечества и пытались отразить их в своих рисунках к книге. Большую и наиболее талантливую часть их них выполнили Михаил Петрович Цыбасов и Алиса Ивановна Порет.

К 99-летию полного издания «Калевалы» был объявлен Всесоюзный конкурс на создание иллюстраций к поэме. Победителями конкурса стали художники Георгий Адамович Стронк – вторая премия, Осмо Бородкин и Мюд Мечев – оба получили третью премию (первая никому не присуждалась).

В магической власти прекрасных древних рун находится творчество Тамары Григорьевны Юфы. «Калевала» сделала ее художником, стала главной темой ее творчества, принесла известность и признание далеко за пределами Карелии.
Николай Иванович Брюханов поставил перед собой задачу философского осмысления древних рун и их образов. Герои эпоса интересуют его, прежде всего, как носители определенных нравственно-этических ценностей.

«Калевала» имеет свою ярко выраженную стилистику. Каждый мастер творит свою «Калевалу». Гравюрам М.Мечева свойственна высокая эпичность и проникновенный лиризм, акварелям Г.Стронка – психологическая выразительность образов героев эпоса, композициям Н.Брюханова – осмысление их в философском аспекте. О.Бородкину удалось тонко отобразить национальный характер народа, а Т.Юфе создать поэтико-эмоциональную и условно-декоративную среду обитания героев эпоса.

«Калевала» была и остается одной из главных тем в искусстве Карелии и какими бы разными не были художники, их почерк, дарования и взгляды на искусство иллюстрации, их всех объединяет «Калевала», высокий гуманизм ее древних стихов, идеи труда и борьбы народа за свое счастье.

Калевала. Карело-финский народный эпос
Аксели Галлен-Каллела. Защита Сампо. 1896


Калевала. Карело-финский народный эпос
Аксели Галлен-Каллела. Месть Йоукахайнена. 1897


Калевала. Карело-финский народный эпос
Аксели Галлен-Каллела. Проклятие Куллерво. 1899


Калевала. Карело-финский народный эпос
О.П. Бородкин. Куллерво. Иллюстрация к "Калевале".1947. Акварель.


Калевала. Карело-финский народный эпос
М.М. Мечев. Еукахайнен. 1956. Акварель


Калевала. Карело-финский народный эпос
М.М. Мечев. Печаль Вяйнямёйнена. Заставка к "Калевале". 1956. Акварель


Калевала. Карело-финский народный эпос
Г.А. Стронк. Айно. Иллюстрация к "Калевале". 1956. Акварель


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Ярославна. 1969. Гуашь


Калевала. Карело-финский народный эпос
Г.А. Стронк. Беломорский рыбак. 1958. Литография


Калевала. Карело-финский народный эпос
А.И. Порет. Вяйнямёйнен играет на кантеле


Калевала. Карело-финский народный эпос
А.И. Порет. Ёукахайнен нападает на Вяйнямёйнена


Калевала. Карело-финский народный эпос
А.И. Порет. Приготовление к свадьбе


Калевала. Карело-финский народный эпос
А.И. Порет. История Марьятты


Калевала. Карело-финский народный эпос
А.И. Порет. Вяйнямёйнен сходит в царство мертвых


Калевала. Карело-финский народный эпос
А.И. Порет. Концовка к руне 47


Калевала. Карело-финский народный эпос
О.П. Бородкин. Вяйнямёйнен строит лодку


Калевала. Карело-финский народный эпос
О.П. Бородкин. Свадебные приготовления


Калевала. Карело-финский народный эпос
О.П. Бородкин. Вяйнямёйнен лечит в бане заговором


Калевала. Карело-финский народный эпос
О.П. Бородкин. Илмаринен на охоте


Калевала. Карело-финский народный эпос
Г.А. Стронк. Герои Калевалы едут в Похъёлу. 1951 г. Бумага, акварель


Калевала. Карело-финский народный эпос
Г.А. Стронк. Вяйнямёйнен


Калевала. Карело-финский народный эпос
Г.А. Стронк. Айно. 1959 г. Бумага, офорт


Калевала. Карело-финский народный эпос
Г.А. Стронк. Айно.


Калевала. Карело-финский народный эпос
Н.И. Брюханов. Злодейство


Калевала. Карело-финский народный эпос
Н.И. Брюханов. Укрощение огня


Калевала. Карело-финский народный эпос
Н.И. Брюханов. Месть


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Илмаринен


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Иллюстрации к книге "Калевала". Избранные руны. (Петрозаводск. 1967.) Бумага, акварель, гуашь


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Айно и девы озера. 1970. Бумага, акварель


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Невеста Похъёлы. 1962 г. Бумага, гуашь, тушь


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Кантелист. 1977 г. Твердая плита


Калевала. Карело-финский народный эпос
Т.Г. Юфа. Айно. 1962. Бумага, гуашь, акварель


Калевала. Карело-финский народный эпос
М.М. Мечев. Вяйнямёйнен в лодке


Калевала в продаже

http://www.perunica.ru/vokrug_sveta/966-kalevala-karelo-finskij-narodnyj-yepos.html  





Калевала. Карело-финский народный эпос

Категория: Вокруг Света   Теги: Карелия

<
  • 25 комментариев
  • 1 публикация
10 ноября 2009 19:17 | #1

Ингигерда

0
  • Регистрация: 9.11.2009
 
Замечательная подборка иллюстраций! Благодарю!
Видела несколько изданий Калевалы. Очень хорошо, что можно сравнить варианты разных авторов - некоторые раньше видеть не приходилось.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера