Перуница

» » Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Дети и их воспитание » 

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

В пионерском лагере "Зарница" - "синие" против "зеленых". Военная игра, в которой очень быстро стирается грань между игрой и настоящей войной. Главный герой фильма попадает в сложную, отнюдь не игровую, ситуацию, но проявляет храбрость и твердость характера и выходит из неё с честью.




Из комментариев на Кинопоиске

« Жалеть — значит, не жалеть

Почему рекомендую к просмотру этот фильм? Потому что проснулся с мыслями о нем на следующее утро, а это что-нибудь да значит. Значит, фильм запал в душу и его обязательно стоит посмотреть тем, кто его еще не видел. Жесткий фильм? Да! Жалею, что посмотрел его? Нет!

Несмотря на то, что фильм позднего советского времени и почти не имеет декораций (большинство съемок — на природе), это с лихвой компенсируется гениальной игрой юных актеров, не имеющих актерского образования. Они настолько естественно смотрятся, что пропадает чувство реальности и чувствуешь себя в своем пионерском детстве.

Фильм — о военно-патриотической игре «Зарница» или ее разновидности. Несмотря на то, что это игра, дети ведут себя как на самой настоящей войне — то есть, без жалости. Ребята быстро превращаются в зверят, теряя человеческие черты. Война беспощадна. Те, кто еще вчера играли вдвоем в настольный теннис, сегодня уже враги и стремятся сорвать друг с друга погоны, чтобы «убить».

Можно сказать, что с развалом Советского Союза мы потеряли много хороших традиций. Игра входила в программу школьной начальной военной подготовки, давала патриотическое воспитание, развивала силу и выносливость, заставляла слабых школьников задуматься о том, чтобы заняться собой и физкультурой. Это было интересно и полезно, и важно для страны. Да, игра была местами жестокая, но готовила к суровой взрослой жизни (тогда страна была втянута в Афганистан, а мальчишек, попавших туда, на уроках не учили убивать. Они были брошены в суровую безжалостность).

Тема Афганистана тоже краешком затронута в фильме в диалоге двух малышей:

- У меня дед был на войне!
- А у меня — папа!
- Войны было всего две: отечественная и первая мировая! Ну еще гражданская.
- Нет, мой папа был на войне!
- Ты все врешь!

Я был пионером, но очень жалею, что у нас в школе и пионерлагере не проводились такие игры. Игра жестока? Пожалуй, да. Но из книги «Волоколамское шоссе» (о войне — где офицер перед боями сознательно изнурял солдат марш-бросками, окапыванием) я запомнил фразу: «Жалеть — значит, не жалеть». Чем больше ребенок переживет в детстве, когда пластична психика и все это — игра, тем проще будет ему вступать во взрослую жизнь.

Думаю, что очень интересно было бы показать этот фильм в других странах — поняли бы они для себя что-то, или для них без спецэффектов это уже не кино?

Не ожидал открыть для себя в 2015 году еще один замечательный фильм советского периода!



    Детям смотреть не советую

    Парадоксально, но, поставив фильму «До первой крови» высокую оценку, я не хочу рекомендовать его для просмотра детям и подросткам, хотя фильм сделан явно для детей. Снят он очень талантливо, сильно, пронзительно. Замечательно играют юные артисты. Но… фильм оставляет чрезвычайно тягостное впечатление, ведь там слишком много злого, звериного, неуправляемого, жестокого. При этом кинокартина не оставляет никого равнодушным, держит зрителя в постоянном напряжении, переживании за главного героя — подростка Сашу, который участвует в военной игре одного из пионерских лагерей в Крыму. Чем-то это кино напоминает мне книгу Голдинга «Повелитель мух»…

    Фильм снят в 1989 году, то есть в конце горбачёвской «перестройки», и в нём отразились новые для того времени взгляды о том, что в киноискусстве нет запретных тем, можно говорить обо всём, в том числе и о подростковой жестокости, не задумываясь при этом о причинах…

    Масштабная военная игра разворачивается на фоне потрясающе красивой крымской природы: море, горы, лес — всё располагает к прекраснодушному созерцанию. Но не тут-то было. Игра начинается с возгласа девчонки: «Война!» И именно с этого момента начинаешь понимать: это хоть и не настоящая, смоделированная, но именно война, где подростки действуют не по человеческим законам, а по законам военного времени. А значит, не может быть и речи ни о милосердии, ни о доброте, ни о порядочности. Не включаются здесь почему-то и советские понятия о взаимовыручке, товариществе и чувстве локтя даже среди своих. И не действует неписаный мальчишеский закон: бить неприятеля в драке до первой крови, до его крика: «Мама!».

    Впрочем, мальчик Саша выгодно отличается от всех остальных не в меру крутых вояк. Он — рыцарь без страха и упрёка, для него слово «честь» — не пустой звук, а предательство и трусость просто немыслимы. Все же остальные — и мальчишки, и девчонки — стремятся к победе любой ценой, не обременяя себя раздумьями о человеческой морали и нравственности.

    В этой «войне» всё по-взрослому. Здесь можно пытать девочку — почти по-настоящему, чтобы рассказала, где штаб. Можно выкуривать соперника из пещеры горящими ветками. Можно сражаться на обрыве, над пропастью. И я насчитала около десятка ситуаций, когда мальчишки могли ПО-НАСТОЯЩЕМУ погибнуть в этой жестокой игре. Кстати, непонятно, почему в фильме не присутствует ни единого взрослого руководителя. Не видно ни вожатых, ни воспитателей. Дети бегают, где хотят, и подвергаются реальной опасности. Для чистоты эксперимента, что ли? Но так не бывает…

    На Сашину долю выпадают очень нелёгкие испытания — моральные и физические. Он убегает от преследователей, рискует жизнью, чтобы сохранить карту, и порой кажется, что и карта настоящая и убить (сорвав погоны), могут по-настоящему. Настолько высок накал страстей. А когда, в сцене рукопашного боя, создатели фильма применили приём мысленных взрывов и автоматных очередей, тогда невольная ассоциация с настоящей войной придала горечи ещё и оттого, что в этой «детской» войне ожесточение возникло всего лишь из-за награды победителям — катании на катерах по морю и фейерверка. Цель не оправдывала средства…

    Не было здесь ни победителей, ни побеждённых — только проигравшие, только затаившие боль, обиду, ненависть, отчаяние на всю последующую жизнь. Потому что бесследно такой всплеск отрицательных эмоций не проходит. А сцена с «убитыми бойцами» на берегу моря, которые застыли, как статуи в музее, — в тоске и разочаровании от своего личного поражения, индивидуального неуспеха… заставляет болезненно сжиматься сердце.

    Всего лишь в одной сцене «война» отпускает двоих мальчишек-врагов: когда они в посёлке по междугородному телефону-автомату звонят своим мамам. Они вмиг превращаются в маленьких ребятишек, которые с любовью кричат в трубку: «Здравствуй, мама! У меня всё хорошо в лагере!». Что может быть естественнее? Но «военные» реалии тут же обрывают идиллию.

    В конце фильма Саша повзрослел. Он не предал своих (друзей — сказать не могу, дружбы там не было), не бросил в беде малышей, ни разу не сподличал, не отступил перед опасностью. Он стойко перенёс все трудности, узнав при этом, что такое смертельный риск — ради сохранения чести. Он был один против всех и победил. И каким же жалким показался рядом с ним «командир» с его неприятной ухмылкой и подлыми «военными хитростями».

    Создаётся впечатление, что из этой «войны» победителем вышел только Саша. Всех остальных сразила наповал игрушечная война. Ведь моральные потери бывают пострашнее синяков и шишек.

    Можно сказать, что это антивоенный фильм, показывающий весь ужас войны, в какой бы форме она ни проходила. И вроде бы, кончилось всё хорошо — игре пришёл конец, и пострадавших нет. Но не получилось катарсиса — очищения через страдание, и мрачное впечатление от фильма в целом перекрыло радость оттого, что герой вышел победителем из всех испытаний. Именно потому, что в этом фильме зло доминирует над добром, я бы не советовала его смотреть детям.



«Вставайте! Война!»

Фильм меня потряс. В то время как на Западе изводят тонны крови, кучи оторванных конечностей и миллиарды долларов на компьютерные украшательства, чтобы показать жестокость войны и её воздействие на людей (причём в 80-90 процентах случаев цель оказывается не достигнутой), Владимиру Фокину удалось всё это с блеском проделать фактически на натурной съёмке, с минимумом спецэффектов. Возможно, что это лучшая мной виденная картина о войне, хотя войны как таковой здесь и нет.

Как-то так получается, что погружаешься в атмосферу фильма с первых же минут. А уж когда началась история главного героя… Напряжение буквально пронизывает зрителя. Все сцены выполнены очень качественно и работают на это. Например, о-о-чень медленно проезжающий мимо «Икарус», демонстрирующий по очереди все три свои закрытые двери; момент, когда Саша, недоумевая, находит карту там, где спрятал и тут вдруг понимает всю ситуацию и то, как он безнадёжно сглупил; я уже не говорю про противостояние на склоне утёса и сцены погони.

Помимо красочного действия, фильм поднимает на удивление непростые (тем более, для детского кино) вопросы, самый главный из которых — можно ли (и нужно ли?) оставаться на войне человеком. И всегда ли стоят цели средств их достижения. Куча моментов, когда зритель «проверяется на вшивость» перед самим собой. Допустимо ли «ради победы» загонять девчонке лягушку под платье? Подраться с девчонкой? Отправить «второсортных бойцов» на верную «смерть» (история с «морским десантом»)? Бросить товарища в беде (момент с разбитой коленкой)? Клеветать на невинных? Умереть по-настоящему?..

Чётко видно, что разные герои реагируют на ситуацию по-разному. Одни легко принимают игрушечные, подставные «цели» за реальные и идут для их достижения на подлость, на низость, на неоправданный риск, другие всё же сохраняют рассудок и сохраняют свои нравственные качества.

Особой статьёй идут ребята, ведущие себя как-то не по-детски изощрённо: командир разведки «синих», «дознаватель» «зелёных». Далеко пойдут. Наверняка они сейчас занимают посты где-нибудь в нашем правительстве или правлении каких-нибудь ТНК.

В общем, что ни сцена, то повод для раздумий. Музыка — по делу и к месту. И в целом «берёт за душу». Любителям «вечных вопросов» всячески рекомендую.

До просмотра фильма я никогда не слышал про «Зарницу», и очень удивлён, что в Советском Союзе устраивали подобное. По-моему, ничего кроме вреда такое мероприятие принести не может.



    Война — не время для любви

    Прочитав в одном из постов в интернете о данном фильме, а именно «изнасилование лягушкой», мне любопытной до всякого, стало безудержно нужно посмотреть данную киноленту. И знаете, фильм оказался восхитительным, с первой и до последней минуты. Особенно порадовало, что не было заезженной темы любви между враждующими лагерями. Огромный плюс уже только за это. Девочек «убивали» беспощадно. И они были простыми рядовыми или санитарками (спасибо, что не было девочки — безупречного солдата).

    Жестокость в этом фильме поражает, выгонять дымом и огнём соперника, чёрт, в этот момент я по истине переживала, как же он выберется не получив ожоги, где воспитатели! Диалоги порой слишком взрослые, но в тоже время, кому как не детям копировать взрослых. Предательство, хитрый план и жертвы на которые приходится идти и геройство маленького Сашки, который не заслужил обвинений, не заслужил должного отношения со стороны ребят, но зато стал героем, этой маленькой, но жестокой войны.

    Вот только в детстве, на войне двора, меня избирали «королевой», которой служили, а ведь хотелось так же смело сражаться бок о бок со своей верной армией. Я бы и сейчас сыграла в подобную игру, а разве бы кто-то отказался? »


Теперь, прежде чем читать далее, обязательно, не спеша, посмотрите фильм. Проанализируйте чувства, которые он у вас вызвал, сравните с комментариями. Это очень важно для понимания того, что будет написано ниже. Возвращайтесь после просмотра...













Почитали рецензии к фильму простых современных людей? Жизненный фильм? Реалистичный? Теперь уже да, а тогда это было "неформат", как выразился сам Остер.

Это сейчас, нам, отформатированным, на фоне современных американско-толерантских фильмов, данная картина кажется чем-то таким милым, ностальгическим. Но на самом деле кинематограф это сильнейшее средство пропаганды. И этот фильм появился в нужное время и в нужном месте совсем не случайно. На разрушение СССР в то время работала огромная система, состоящая из множества различных винтиков и шестерёнок. Одним из таких винтиков и являлся г-н Остер. Он работал (да и сейчас продолжает) с молодёжью.

Фильм, безусловно, талантлив по всем показателям: сюжет, музыка, операторская работа и, конечно же, первоклассная игра актёров. Но это то и делает его вдвойне коварным - мёд на устах, а в душе яд. Подмена ценностей и понятий при помощи эмоций, красной нитью проходит идея,

что дети жестоки в пионерлагерях и играют в жестокие игры (нужны ли нам эти лагеря с пионерами?);

посыл "только б не было войны" (Советский Союз не должен быть военно подготовлен, он должен быть разоружён, а дух народа кастрирован пацифизмом)

Ну и многое другое, о чём ниже в статье Козловой Е.В.

А вот, что сам пейсатель Остер говорит о нём:

— Вас знают как сценариста мультов: "38 попугаев", "Баба-Яга против!". Потому когда вы написали сценарий "До первой крови" (о жестокости детей в пионерлагерях), это стало неожиданностью...

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время— Просто я сам был в лагерях и многое видел — захотелось поделиться этим. Удивительно, что ленту вообще пропустили на экраны — тогда это был явный неформат. Сейчас я об одном жалею, что так и не успел реализовать один свой сценарий, он назывался "Руки на одеяло". Там речь шла о 20-летнем украинском парне, полюбившем русскую девушку, которая еще не достигла совершеннолетия. Мама девушки даже хотела его посадить за якобы "растление малолетней", хотя у детей была самая настоящая любовь. И вот, чтобы избежать этого, ребята бегут на Украину, потому что там по закону можно жениться с 16 лет. Снимать кино должен был Ролан Быков, но Союз гикнулся, и фильм тоже ушел в небытие.

На самом деле ничего удивительного нет, там уже сидели свои (по моему у них даже фейсы похожи)

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время



Фильм "До первой крови". Как переформатировали сознание детей в перестроечное время


Козлова Е.В.

Григорий Бенционович Остер (род. в 1947 г.) – невероятно широко известный и плодовитый детский писатель, начавший творческую деятельность еще в середине 1970-х гг., совокупный тираж книг которого давно перевалил за миллион экземпляров. Ранее, исследуя сочинения Г. Остера [Козлова 2014], я сделала попытку доказать, что его творчество, определяемое специалистами как постмодернистское, направлено на разрушение традиционных норм и вертикали детско-родительских отношений, которые, в свою очередь, являются базовыми для государства в эпоху модерна.

Вот как характеризует творчество Г. Остера специалист по современной русской литературе, профессор Помона-колледжа (Калифорния, США) Лариса Рудова [2008]:

«В сущности, можно сказать, что сочинения Григория Остера есть не только симптом состояния культуры и общества, пережившего тяжелейший слом, но и один из инструментов этого слома. Причем инструмент этот был вложен автором в руки самого мощного и важного члена общества – ребенка».


Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

В предлагаемой работе осуществляется попытка проанализировать сценарий к кинофильму «До первой крови» (реж. В. Фокин, комп. Г. Гладков, СССР, 1989 г., 87 мин.) за авторством Г. Остера, который выбивается из ряда его произведений по своей форме, но в то же время остается характерным по своей сути и духу. Этот детский фильм, на наш взгляд, является постмодернистским, в основе которого лежит перевернутый сценарий фильма «Бой под Соколом» (реж. А. Разумный, ав. сц. С. Михалков, комп. З. Фельдман, СССР, 1942 г., 51 мин.). Целью и смыслом этого перевертыша является уничтожение тех ценностей, которые сознательно и целенаправленно формировались у подрастающего поколения в советское время, что в конечном итоге и породило такой феномен, как Советский Человек: готовность защищать Родину, уважение к личности, товарищество и многое другое.

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Таб. 11. Построение нравственно-этической картины мира в фильмах
(сравнительный анализ)


«До первой крови»

1. Военная игра.

2. Мирная жизнь.

3. Объявление «войны» в начале фильма.

4. После объявления «войны» дети заняты тем, что воюют между собой.

5. В лагере нет ни одного взрослого, нет примеров взрослого поведения, не на кого равняться.

6. Главный герой, разведчик Сашка (А. Некрасов), вводится как отрицательный – ему не доверяют ребята, поскольку известно, что он «стукач».

7. Как таковой отрицательный герой отсутствует. Отрицательными чертами в той или иной степени обладают все или почти все дети.

8. Отношение к девочкам грубое, на грани применения насилия (срывая погоны, мальчики вдвоем повалили девочку на землю). Используются запрещенные приемы (допрашивая девочку, мальчики засовывают ей под футболку лягушку, что выглядит, как пытка).

9. Санитарки заняты формальным делом пришивания погон раненым.

10. Доверие. Даже в экстремальной ситуации, под страхом смерти мальчишки из разных команд друг другу не доверяют и прямо говорят об этом.

11. Дети в команде шутят, смеются, они объединены общим делом.

12. Карта, которую доверяют разведчику, – ложная.

13. Командир (П. Кулаков) деспотичен, готов уничтожить (сорвать погоны) за малейшее неповиновение, использует методы психологического давления.

14. Нормы и принципы ведения войны: блеф, применение пыток, «выкуривание» из пещеры, допрос в темноте с применением яркого света в глаза, эпизод с лягушкой.

15. Понимание войны (игры в войну) как «взаимного поедания».
«Бой под Соколом»

1. Военная игра.

2. Мирная жизнь.

3. Объявление войны в конце фильма.

4. После объявления войны бросают игру, идут работать все вместе, помогать взрослым.

5. Первая сцена фильма – это военные, которые мирно собирают цветы и грибы в лесу.

6. Разведчик Женька (Н. Леонов) – смелый, веселый, не побоялся переодеться девочкой, чтобы попасть во вражеский штаб.

7. Отрицательный герой – Сережа, который самодемобилизовался, чтобы сходить на именины к девочке из стана врага.

8. Отношение к девочкам трепетное, уважительное, товарищеское.

9. Санитарки с носилками выносят раненых с поля боя.

10. Именинница Вера, видя незнакомую девочку с подарком от подруги, говорит: «Подруга моей подруги – моя подруга».

11. Атмосфера в команде характеризуется напряженностью, безэмоциональностью.

12. Карта у разведчика настоящая.

13. Образ командира (В. Бойко) уважительный, строгий, справедливый.

14. Попав в плен, два солдата сидят в чулане.

15. Понимание войны (игры в войну) как защиты Родины.



В фильме Г. Остера важно то, как автор интерпретирует главное действо – детскую военизированную игру «Зарница». По форме перед нами детский пионерский лагерь на берегу Черного моря. Но в завязке сюжета, практически в самом начале фильма, игра «Зарница» начинается с ситуации, которая в армии квалифицируется как военная тревога, и мирный сон детей прерывается криком: «Война!..» Далее авторы фильма все более и более запутывают ситуацию и на уровне диалогов, и на уровне музыкального сопровождения, и на уровне эмоционального накала. Зрителя уже не покидает чувство, что это действительно не игра, а война…

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Диалог № 1

«– Не веришь?
– Почему?
– Потому что игра!»


Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Диалог №2 (Эпизод на обрыве скалы, где мальчики из разных команд борются друг с другом, рискую сорваться в пропасть.

Хронометраж: 00:51:15—00:52:52)

«– Честное слово, не трону!
– Тут честное слово не считается. Это же война.
– Мы что же, не можем договориться? Я же тебя знаю, ты из 2-го отряда! Помнишь? Мы с тобой в теннис играли!
– Это не считается. Теперь… не считается».


В конце фильма происходит нечто, выходящее за рамки даже современного кинематографа с его сценами жестокости и насилия (и это в 1989 году!). Когда команды идут в наступление, откуда ни возьмись, появляются настоящие выстрелы – их видно и слышно… И нечто совершенно невероятное: бегущего мальчика взрывом разрывает на части (хронометраж: 01:12:00—01:12:45). Натуралистичность этой «картинки» запредельна. Зритель видит настоящую войну…

Интересны интерпретации автором таких понятий, как трусость и предательство. В одном из эпизодов главный герой рассуждает о трусости с младшими товарищами, в частности, может ли трус совершить подвиг.

Диалог № 3

«– Разозлится – сможет.

– А разве злые подвиги совершают?

– Нет. Но вообще-то рассердиться надо, чтобы в атаку или под танк с гранатой. Ну, вроде как обидеться на врагов.

– Да нет, трус не так злится. Это разное. Да и вообще, война теперь другая будет – без подвигов».


Снова происходит смешение понятий – «злой» и «разозлиться». Еще в русских сказках рассказывается о том, как под личиной добра часто совершается зло, и, наоборот, добрый персонаж может впасть в праведный гнев и разрубить на части врага.

«Предсказание» о войне без подвигов… Подвиги всегда совершаются во имя чего-то: во имя Родины, во имя Идеи, во имя Добра… Это странное высказывание автор вкладывает в уста персонажа-ребенка, оно адресовано зрителю-ребенку. Какую мысль внушают ему эти слова? Напоминаем, что Перестройка в самом разгаре, через два года состоится крушение СССР…

В связи с этим интересен рассказ о предательстве руководства, в котором, видимо, скрыта аллюзия на аналогичный эпизод времен Великой Отечественной войны, вошедший в историю как Евпаторийский десант1. В постсоветской интерпретации он проходит именно как предательство высшего руководства, и в фильме пересказан вполне точно.

Диалог № 4

«– Сидим… Все убежали…

– Убили их… всех…

– Мы десант были. На лодках нас сюда.

– Сами уплыли, а нам приказ…

– Кричать…

– … “ура-а”…

– … громко.

– Мы смотрим: никого нет.

– Мы кричали…

– … долго…

– И вдруг они, сверху, зеленые. Все старшие, большие!

– Нечестно… нам до плеч не достать… до погон их…»


В фильме множество намеков и аллюзий на явления позднесоветской действительности: особая роль интеллигентов-диссидентов, участие иностранных спецслужб в деле натравливания разных частей советского общества друг на друга. Кроме того, в иносказательной форме делается попытка реабилитировать интеллигенцию за предательство советских идеалов. С помощью различных выразительных средств создается особая атмосфера ненависти, разделения, жестокости, животного страха, борьбы за выживание. Можно сказать, что авторы сконструировали то состояние общества, которое впоследствии было проявлено в реальности при распаде Советского Союза.


Как видно из вышесказанного, в фильме «До первой крови» затрагиваются важнейшие ценностные установки советского зрителя. Они сознательно переворачиваются с ног на голову, подготавливая зрителя к атаке на эти ценности, внушая мысль о том, что в будущей войне за идеалы подвигу не место. Коллективизм «Боя под Соколом» оборачивается в фильме Остера тоталитаризмом, в котором люди всего лишь винтики системы. Отрицательный персонаж в «Бое под Соколом», который «самодемобилизовался» ради именинного пирога, оборачивается в главного героя, которому товарищи не доверяют, поскольку знают, что тот предатель. Базовое для советских граждан, воспитанных в том числе на фильме «Бой под Соколом», доверие оборачивается абсолютным недоверием, которое не испаряется под страхом сорваться вниз со скалы…


Такие действия хорошо вписываются в парадигму информационно-психологической войны, главная цель которой, по утверждению А. Кудиновой [2012],

    «… сломить способность противника к сопротивлению… Прежде чем развязать боевые действия на информационно-психологическом направлении, враг достаточно долго изучает, в чем вы слабы, а в чем сильны. И только после этого начинает наносить удары – причем как в “точки слабости”, так и в “точки силы...”

    … Психологический портрет русских, составленный немцами до начала Великой Отечественной войны, был ошибочным. В ходе войны немецкие генералы и фельдмаршалы с нарастающей тревогой отмечали, что русские оказались “первым серьезным противником”. Проявляя “баснословное упрямство” и “неслыханное упорство”, они сопротивлялись “усиленно и отчаянно”… Срыв блицкрига потребовал от немцев попытаться понять, в чем корень неучтенного ими фактора – беспримерного героизма русских…

    В середине девяностых в России были впервые опубликованы два документа, содержащих очень важную информацию — секретные доклады 1942 и 1943 гг., подготовленные Имперской службой безопасности нацистской Германии для высшего руководства. Доклады эти посвящены представлениям немецкого населения о советском человеке. Точнее, трансформации сформированных немецкой пропагандой представлений после реального соприкосновения с противником. В докладе 1942 года указано …

    “Большевизм вселил в большую часть русского населения непреклонное упорство… Такого организованного проявления упорства никогда не встречалось в Первую мировую войну… За боевой мощью врага… стоят такие качества, как своеобразная любовь к Отечеству, своего рода мужество и товарищество…”


    В послевоенный период враг учел ошибки и понял, что надо наносить сосредоточенные удары по самым разным “точкам” нашей силы».

Характерно, что когда в 1989 г., в эпоху гласности, об этом заявил в интервью известный советский режиссер И. Хейфиц (до того – любимец нашей либеральной интеллигенции), интервью попросту нигде не было напечатано (оно вышло в свет в 2005 г., когда режиссёра уже не было в живых). Хейфиц сказал:

«Когда перед твоими глазами прошла жизнь огромной страны, невольно чувствуешь себя этаким Гулливером в стране великанов. А теперь я ощущаю себя в стране лилипутов. Была великая национальная идея. Теперь ее нет. Великаны вымерли, остались лилипуты…» [Басина, Кравчук 2005]


Смеем предположить, что к началу Перестройки «точки силы» и «точки слабости» в сознании русских людей были найдены. Иначе как объяснить падение СССР?..

Кинематограф как сегодня, так и тогда играл огромное воспитательное значение. Начиная с 1960-х годов, можно проследить, как фильмы постепенно разворачивали сознание людей, буквально по миллиметру. К концу 1980-х с помощью кино был создан образ государства, граждан государства, советской действительности абсолютно депрессивный, удушающий, безнадежный, безблагостный. И, думается, советские люди уверовали в этот образ…


Позволим себе привести примеры фильмов конца 1980-х гг., которые несут в себе разрушительные смыслы:

  • «Я сюда больше никогда не вернусь (Люба)» (реж. Р. Быков, 1990 г., 10 мин.): пьянство, асоциальный образ жизни, безнадежность;

  • «Палач» (реж. В. Сергеев, 1990 г., 166 мин.): изнасилования, убийства;

  • «Город Зеро» (реж. К. Шахназаров, 1988 г., 103 мин.): предсказание распада СССР, фальсификация истории;

  • «Авария – дочь мента» (реж. М. Туманишвили, 1989 г., 99 мин.): рок-тусовка, изнасилования;

  • «Интердевочка» (реж. П. Тодоровский, СССР—Швеция, 1989 г., 151 мин.): проституция;

  • «Прогулка по эшафоту» (реж. И. Фридбергас, 1991 г., 123 мин.): прообраз глобального обезличенного человечества;

  • «Сто дней до приказа» (реж. Х. Эркенов, 1990 г., 71 мин.): дедовщина;

  • «Дрянь» (реж. А. Иванов, 1990 г., 92 мин.): наркотики.


Исходя из всего вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. Памятуя о том, что игра – это важнейший вид деятельности ребенка, в которой он «примеряет» на себя взрослые роли, в военизированной игре по Остеру нет положительных примеров – только отрицательные. Чему может научить ребёнка такая «игра»?

2. Фильм «До первой крови» можно назвать постмодернистским, поскольку за основу взято и перевернуто аналогичное произведение советской эпохи, когда воспевались высокие идеалы и обществу прививались высшие смыслы: коллективизм, долг, самопожертвование, товарищество, верность, готовность защищать Родину. Фильм «До первой крови» – фильм-перевертыш, не только не несущий педагогической ценности, но еще и внедряющий не свойственные советскому обществу животный страх, индивидуализм, чувство оставленности старшими, агрессию всех против всех, недоверие, предательство.

3. Фильм является средством информационно-психологической войны. Перевернуты все советские гуманистические представления о человеке и отношениях в обществе. Герои фильма «играют» в игру, цель которой – выжить любой ценой, даже ценой расчеловечивания (в фильме показаны нечеловеческие, животные реакции людей).

4. Победа в Холодной войне с Советским Союзом была осуществлена в том числе и потому, что были верно скорректированы «точки силы» и «точки слабости» советского человека, по которым осуществлялся удар сверхмощной силы из одного из самых эффективных орудий неклассической войны – кинематографа.


Эпизод, о котором стоит упомянуть отдельно, не списан с «Боя под Соколом». Это перевернутый метафизический, сакральный для русского, да и советского человека образ Берега – той стороны, где обитают души павших воинов. Во время выполнения задания главному герою встречается место, берег моря, где в застывшем состоянии, вроде бы живые, но при этом как бы застывшие на месте, находятся «убитые» (без погон) солдаты. Этот образ отсылает нас к знаменитому стихотворению А. Твардовского.

… И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.

Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег…

(«В тот день, когда окончилась война…», 1948 г.)

Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время


Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Берег Остера – место атомизированного, разобщенного, отработанного человеческого материала, никак не связанного с миром живых: ни эмоционально, ни идейно. Берег же Твардовского – это общность мертвых, особым образом связанная с общностью живых. Это поэтическое воплощение евангельской формулы «смертию смерть поправ». У Твардовского живых и мертвых связывает священная жертва во имя Жизни. У Остера отдельные индивидуумы, обуреваемые животным страхом смерти, пытаются выжить любой ценой. У Остера расчеловеченные, низведенные до животного уровня люди, не имеют связи с миром мертвых. Для победивших в борьбе за жизнь в фильме «До первой крови» мертвые являются не более, чем фактом окружающей действительности, что также свидетельствует о попытке автора сконструировать образ человека-животного, для которого не существует священных могил. Но ведь известно, что человек – это единственное живое существо, осознающее свою смертность. Поэтому той чертой, которая отделяет человека от животного, стало в доисторические времена захоронение умерших.

В довершение к социально-культурному портрету «постперестроечного» человека, принадлежащего перу Г. Остера, в фильме «До первой крови» мы видим портрет метафизический, точнее, портрет, лишенный метафизики.


____________________

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Басина Н., Кравчук З. Последний автобус Иосифа Хейфица: неопубликованные пророчества великого режиссёра // Российская газета. – 2005. – 16 декабря. – № 3953. [Электронный документ] – Режим доступа: http://www.rg.ru/2005/12/16/heifitz.html

Козлова Е. Григорий Остер: от котенка по имени Гав до каннибализма и инцеста [17.11.2014 г.] [Электронный документ] – Режим доступа: http://www.proverenomamoy.ru/post-formats/grigorij-oster-ot-kotenka-po-imeni-gav-do-kannibalizma-i-intsesta/

Кудинова А. Зло есть добро, добро есть зло // Суть времени. – 2012. – 12 декабря. – № 8. [Электронный документ] – Режим доступа: http://gazeta.eot.su/article/zlo-est-dobro-dobro-est-zlo

Рудова Л. Остер: от вредных советов до президентского сайта // Неприкосновенный запас. – 2008. – № 2(58). [Электронный документ] – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nz/2008/2/ru16.html



1 Евпаторийский десант – тактический морской десант Красной армии, высаженный 05.01. 1942 г. в Евпатории с целью отвлечения вражеских сил от осаждённого Севастополя и с Керченского полуострова, закончившийся гибелью десанта. Евпаторийский десант состоял из усиленного батальона морской пехоты (700 военнослужащих под командованием капитана Г. К. Бузинова). Десантники захватили причалы и овладели южной частью города. Бои в городе шли за каждый дом и продолжались в течение трёх дней. Из 700 десантников осталось в живых меньше сотни. Завершив ликвидацию десанта, немцы расстреляли на Красной Горке в Евпатории 12 640 стариков, женщин, детей и раненых советских моряков.Ряд исследователей (например, А. Широкорад, В. Гончаров) усматривают причины неудач действий советских войск и флота в Крыму в этот период в явно ненормальной ситуации, когда весь Черноморский флот передавался в оперативное подчинение командующему Кавказским фронтом. Армейское командование требовало помощи сухопутным войскам (в том числе и путем высадки десантов), не отдавая себе отчёта в реальности выполнения поставленных задач. Флотское командование, в свою очередь, боялось выносить вопрос на уровень Верховного Главнокомандования и шло на высадку заведомо обречённых десантов (также, например, Судакский десант 16-27.01.1942 г., Керченско-Феодосийская десантная операция 26.12.1941 г.—20.05.1942 г.). (Прим. сост.)

____________________
Козлова Е.В. Кино как средство слома
социокультурного кода в эпоху Перестройки на примере фильма "До первой
крови" по сценарию Г. Остера // Детское кино - детям: материалы
Всероссийской практической конференции (с международным участием)
Шестого Всероссийского детско-юношеского кинофестиваля / сост. В.В.
Солдатов, предисл. О.А. Баранова. - Тверь: Твер. гос. ун-т, 2015. - с.76-85.

http://kozlova-e.livejournal.com/133204.html
Как скачивать по magnet ссылке?
    1. Если у вас еще не установлена программа uTorrent (рекомендуемая версия программы uTorrent 1.8.2), скачиваем и устанавливаем:


    2. Копируем ссылку в буфер обмена (если ссылку "разрезало" на несколько строк, нужно её "склеить" обратно, чтобы ссылка выглядела также как на образце):


    3. Запускаем uTorrent:


    4. Нажимаем на кнопку с глобусом и плюсом на верхней панели uTorrent:


    5. Вставляем ссылку в открывшееся окно, если она еще не вставилась сама, и жмем OK:



Скачать по magnet-ссылке

http://www.perunica.ru/vospitanie/8590-film-do-pervoy-krovi.-kak-pereformatirovali-soznanie-detey-v-perestroechnoe-vremya.html  





Фильм «До первой крови». Как переформатировали сознание детей в перестроечное время

Категория: Дети и их воспитание   Теги: Советское кино, Информационная война   Автор:

<
  • 3 комментария
  • 0 публикаций
28 марта 2016 00:44 | #1

777matros

0
  • Регистрация: 11.12.2015
 
Я бы повесил режиссера этого фильма-я его прощу когда скажет сколько заработал!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера