Перуница

» » Ритуальное употребление алкогольных напитков у северорусских крестьян в XIX - XX вв.

Всякое разное » 

Ритуальное употребление алкогольных напитков у северорусских крестьян в XIX - XX вв.

Ритуальное употребление алкогольных напитков у северорусских крестьян в XIX - XX вв.
(Алексеевский М.Д. Ритуальное употребление алкогольных напитков у северорусских крестьян в XIX – XX вв. // Северный текст в русской культуре. Архангельск, 2003. С. 201-203).

На Русском Севере народное понятие праздника тесно связано с богатым застольем, а особенно с обильным употреблением алкогольных напитков. Последние явно считаются едва ли не обязательными атрибутами настоящего праздника, что очень ярко отразилось в пословицах («Без вина не праздник», «Кто празднику рад, тот до свету пьян», «Пиво в ходовике, так и праздник на дворе», «В праздник и у воробья пиво», «Праздник любить, так и пивцо варить» [3; 381] и т.д.). К определению слова праздничный как 'отмечающий праздник' В.Даль дает следующий пример из Архангельской губернии: «Вот я выпила – празднична» [3; 381]. Характерно, что существует несколько выражений, устойчиво связывающих празднование с пьянством (допраздновать до утра, пропраздновать всю ночь [3; 381]), наконец, когда говорят, что человек запраздничал, это означает, что он запил, ушел в запой [3; 381].
Этнографы XIX века в своих описаниях всегда особо выделяют неумеренность в потреблении спиртных напитков во время деревенских праздников, вызывавшую у них непонимание и даже шок. Вот как описывает свой визит в одну из деревень Вологодской губернии А.Шустиков: «Приехавши в Лыцно-Боровую, я застаю там целую массу пьяных мужиков, баб и разряженных в кумачные кофты, пестрые сарафаны девиц, с песнями расхаживающих по деревне» [10; 175]. Их поведение удивило этнографа, однако «оказалось, что в тот день в деревне был «пивной» праздник. Здесь каждый крестьянин сварит на пиво ржи 10-15 пудов и, кроме того, покупает еще от ¼ до 1 ведра водки» [10; 175]. В Пермской губернии мужчины на праздник «пьют брагу до тех пор, пока не слягут. Женщины ведут себя несколько сдержаннее, хотя к вечеру и они становятся в большинстве случаев пьяными» [11; 118]. В Енисейской губернии в день праздника «в селе все от мала до велика, не исключая и женский пол, пьяны» [8; 309]. Не понимая смысла такого неумеренного потребления спиртного на праздник, некоторые этнографы (например, Г.Пейзен, А.Шустиков) пытались объяснить его просто народной тягой к пьянству. Между тем, народная традиция предписывала употребление спиртных напитков только в определенных случаях: «Пиво и вино пьют дома только в храмовые праздники, во время свадеб, поминок, при заключении сделок» [2; 226], то есть в будни практически не пили. Таким образом, именно состояние опьянения отличало праздники от будней.
Всеобщее опьянение в дни праздника не могло не сказаться на правилах застольного этикета. Запрет на разговоры за столом, характерный для будничного застолья, в праздничные дни не соблюдался: «Сидят за столом подолгу, вначале молча, затем, опьянев от вина, пускаются в разговоры» [2; 77]. Более того, на праздничных трапезах за столом очень часто пели: «После стола подвыпившие гости обыкновенно начинают петь песни» [4; 52]
(ср. современную запись: « напьются, дак песни поют» [КА]), что в будни строго воспрещалось. Для праздника было характерно не только пьянство и веселье, но и драки: «Редкий праздник обходится без крупных драк, что же касается мелких ссор, то таковые на праздник положительно обязательны» [11; 118].
Людьми со стороны подобное праздничное поведение оценивалось крайне отрицательно, особенно негативно к народным праздникам относилась церковь. В протоколе заседания Святейшего Правительствующего Синода 1741 года так осуждается обычай носить в лес молодые березки в Духов день: «Оные бесчинники в столь великий и святой день вместо подобающего благоговения вышеупомянутые березки износя из домов своих, аки бы какую вещь честную, с немалым людства собранием провождают по подобию елинских пиршеств с великой скачкою и пляскою и с нелепым криком» [7; 34]. Легко заметить, что «подобающее благоговение» христианина противопоставляется «скачке», «пляске» и «нелепым крикам», то есть типичному бесовскому поведению; весьма характерно, что черти в русских быличках «любят ходить друг к другу в гости, не прочь попировать с развалом» [6; 5-6], «на пирах старые и молодые черти охотно пьют вино и напиваются» [6; 6]. А.Топорков пишет: «В наиболее общем случае этикетные правила и запреты образуют тот нейтральный фон, на котором ритуальное поведение воспринималось как особо отмеченное, выпадающее из нормы» [9; 236]. Вне всякого сомнения, праздничное поведение за столом противостоит норме, то есть является ритуальным.
Для понимания специфики праздничного поведения ключевым понятием является опьянение, которое Т.А.Бернштам называет «едва ли главным условием праздничного состояния» [1; 144]. Следует различать два этапа опьянения и, соответственно, два этапа праздничного застолья, которые принципиально отличаются друг от друга. Первая стадия – активная, когда пирующие поют песни, едят, пьют, веселятся, то есть проявляют повышенную активность. Вторая стадия – это «мертвецкое» опьянение, состояние подобное смерти (ср. пословицу «Пьяный не мертвый, когда-нибудь да проспится» [3; 548]).
Обильное угощение, ритуальное веселье во время первой стадии застолья является элементом продуцирующей магии, цель которой – обеспечить богатство и изобилие в будущем, а одновременно задобрить предков и гостей. Сами носители традиции часто объясняют, что богатое праздничное застолье влияет на успех в хозяйственных делах. Так, по свидетельству анонимного автора из крестьян, в Слонимском уезде в четверг на масляной неделе крестьяне «запасаются водкой, приглашают друг друга, то есть соседей, родственников в гости и затем, подгулявши, бродят по улицам своих деревень, чтобы мужчинам велась скотина, а бабам родился волокнистый лен» [5; 17].
«Мертвецкое» опьянение, также имеющее ритуальный характер», как пишет Бернштам, «возвращает нас к семантике праздника» [1; 144]. По ее мнению, «в основе народного представления о поведении людей в будни и праздник лежала сакральная необходимость чередования жизненного и нежизненного состояния для нормального круговорота жизни и смерти» [1; 145]. Таким образом, как мы видим, календарный цикл оказывается напрямую связанным с жизненным, при этом будни соотносятся с жизнью, а праздник - со смертью.

Роль хозяина крестьянской семьи в организации будничных и праздничных трапез
(Алексеевский М.Д. Роль хозяина крестьянской семьи в организации будничных и праздничных трапез // "Мужское" в традиционном и современном обществе. Материалы научной конференции (Москва, 16-18 апреля 2003 г.). М., 2003. C. 11.)

Особый статус старшего мужчины в крестьянской семье – «хозяина» или «большака» неоднократно становился предметом внимания исследователей. В данной статье рассматривается модель поведения хозяина во время будничной и праздничной трапез. В работе используются материалы этнолингвистической экспедиции РГГУ в Каргопольский район Архангельской области.
В описании будничных крестьянских трапез обращает на себя внимание тот факт, что хозяин дома имел строго определенное место за столом, обычно он сидел в большом углу, под иконами, на это место не мог садиться никто другой. Статус хозяина, сидящего за столом на знаковом месте под иконами, определял и некоторые правила застольного этикета. Именно хозяин первым пробовал все блюда, те, кто пытался начать есть раньше, получали от него ложкой по лбу. Хозяин же давал условный знак, после которого можно было переходить к следующему блюду. Нельзя было выходить из-за стола раньше, чем это сделает хозяин.
Будничная трапеза была принципиально пространственно замкнута, посторонние люди не могли принять в ней участие, а участвовавшие в трапезе члены семьи должны были согласовывать свои действия с хозяином, управлявшим застольным ритуалом.
Трапеза в день праздника, напротив, принципиально открыта, гости могли приходить и уходить в любой момент. В описании праздничных трапез бросается в глаза изменение места хозяина. В Костромской губернии в праздник «хозяин потчует гостей, сидя на особом стуле отдельно от всех, а большею частью стоя», в Тюменской губернии «за стол садятся одни гости: садиться хозяевам вместе с гостями считается предосудительным». Мы видим, что хозяин либо не участвует в трапезе, лишь прислуживая гостям, либо сидит отдельно от всех на особом стуле, оставляя гостям почетные места за столом.
Вместо него в большом углу, под иконами сидели «почетные гости», каковыми во Владимирской губернии считались «зять и его родители», то есть гости, связанные непрямым родством с хозяином, а в Енисейской губернии на самое почетное место сажали священников. Таким образом, на праздник наибольшее внимание и почет оказывалось именно гостям со стороны, «чужим». Тип трапезы и ее семантика напрямую влияют на поведение хозяина семьи.
Пространственная организация праздничных трапез русских крестьян
(Алексеевский М.Д. Пространственная организация праздничных трапез русских крестьян // V конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы докладов. М., 2003. С. 204.

В докладе анализируется пространственная организация праздничного крестьянского застолья в сравнении с будничными трапезами. Исследование показывает, что принципы пространственной организации праздничной и будничной трапез определяются семантикой и прагматикой того или иного типа застолья. Если будничное застолье имеет родовой характер, принципиально закрыто для посторонних, то праздничная трапеза, напротив, совершенно открыта для людей со стороны, в то время как члены семьи в ней фактически не принимают участия. Во время любого застолья самым почетным, “знаковым” местом за столом считалось место в красном углу под иконами. Во время будничных трапез это место иногда пустовало, так как предназначалось для предка-покровителя, иногда там сидел хозяин дома как наиболее близкий предку-покровителю по статусу. Во время праздничных трапез в красном углу сидели почетные гости, как правило, люди с особым сакральным статусом (священники, странники). В любом случае, это обязательно были люди со стороны, “чужие”. Большое влияние на пространственную организацию застолья оказывает семантика стола, который в традиционной культуре осмысляется как сакральный предмет, связанный с идеей рода и семьи, а также может рассматриваться как граница между “своим” и “чужим” миром. Однако пространство, окружающее стол, обладает неравнозначной семантикой. Как особо сакральное воспринимается пространство на/над столом, что дополнительно акцентируется в праздник, в то время как пространство под столом воспринимается как место обитания нечистой силы, в соответствии с общеславянской семантической оппозицией верх-низ.
Литература

[1] – Бернштам Т.А. Будни и праздники: поведение взрослых в русской крестьянской среде // Этнические стереотипы поведения. М., 1985
[2] – Быт великорусских крестьян-землепашцев. СПб., 1993
[3] – Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978-1980, Т.3.
[4] – Зобнин Ф. Из года в год // Живая старина. 1894, Вып.1.
[5] – Из деревенских наблюдений // Живая старина. 1911, Вып.2.
[6] – Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. М., 1996.
[7] – О народных забавах в Москве, в других городах и местах в Духов день // Живая старина. 1890, Вып.1.
[8] – Пейзен Г. Этнографические очерки Минусинского и Канского округов Енисейской губернии // ЖС, 1903, Вып.3.
[9] – Топорков А.Л. Происхождение элементов застольного этикета у славян // Этнические стереотипы поведения. Л., 1985.
[10] – Шустиков А. Тавреньга Вельского уезда // Живая Старина, 1895, Вып.2.
[11] – Янович В.М. Пермяки // Живая старина. 1903, Вып.1.
[КА] – Каргопольский Архив этнолингвистической экспедиции РГГУ. Записано от Макаровой В.С., 1931 г.р., с. Река, 2000.
Взято с авторского сайта Михаила Алексеевского, где есть ещё кое что интересное. da

http://www.perunica.ru/vsako/4919-ritualnoe-upotreblenie-alkogolnyh-napitkov-u-severorusskih-krestyan-v-xix-xx-vv.html  





Ритуальное употребление алкогольных напитков у северорусских крестьян в XIX - XX вв.

Категория: Всякое разное

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера