Перуница

» » Операция «Цыганский барон»

Всякое разное » 

Операция «Цыганский барон»

СТОЛКНУВШИСЬ с серьезным сопротивлением, немецкое командование прибегло к очередному ужесточению оккупационного режима, одним из центральных пунктов которого стало планомерное и систематическое проведение мероприятий, направленных на полное уничтожение партизан, что в конечном итоге вылилось в масштабные акции, нередко сопровождавшиеся карательными мерами в отношении гражданского населения и превышением допустимых пределов применения силы. Разработку контрпартизанских операций осуществляли оперативные отделы штабов армий. Для корпусных и дивизионных штабов были выделены офицеры абвера с особыми полномочиями, а в полках и батальонах — т. н. «офицеры обороны», ответственные за организацию антипартизанской борьбы. Прямая ответственность за проведение операций лежала на командующих армиями и группами армий. Для реализации крупных оперативных мероприятий привлекались соединения и части регулярных войск.

Основным тактическим принципом их действий являлось окружение района дислокации партизанских формирований и уничтожение «бандитов» путем сжатия кольца охвата, с применением артиллерии, танков и авиации. При проведении крупномасштабных акций совместными усилиями армейских соединений и вспомогательной полиции в первую очередь считалось необходимым лишить партизанские бригады свободы передвижения и навязать им боевые действия в крайне невыгодных для них условиях. Предпосылкой успеха в таких операциях являлось одновременное блокирование зоны дислокации партизан всеми частями, участвующими в акции. Подвижные резервы, находящиеся в состоянии постоянной боевой готовности в опорных пунктах вне кольца окружения, должны были уничтожать партизанские отряды, прорвавшиеся сквозь кольцо окружения. Кроме выполнения задач по предназначению, войскам, участвующим в операциях, согласно предложениям фронтовых частей, поручалось не оставлять в партизанских зонах ни скота, ни продовольствия, а мужское население призывного возраста принудительно мобилизовывать и отправлять на работы в Германию.

Оставшееся население непродолжительное время следовало обеспечивать продовольствием из охраняемых запасов. В ходе таких карательных акций, как говорилось в одном из приказов, не следовало «обращать внимание на то, что сельскохозяйственное производство захиреет, поскольку оно в партизанских районах уже пришло в упадок». Весь комплекс обозначенных мер, предпринятых германским командованием, наиболее ярко себя проявил на оккупированной территории Орловской (ныне — Брянской) области, где уже с декабря 1941 года вермахт столкнулся с активным партизанским сопротивлением. Народные мстители провели ряд нападений на немецко-полицейские гарнизоны, освободили на некоторое время от захватчиков несколько районов. С ВЕСНЫ 1942 года начался процесс объединения партизанских отрядов. В апреле их формирования составили 3 крупных группировки: южную, западную и северную. Брянскому штабу партизанского движения (БШПД) подчинялись Навлинско-Суземско-Трубчевская группировка, действовавшая южнее Брянска. Две других — западная (Клетнянская) и северная (Дятьковско-Бежицкая) — подчинялись Смоленскому (Западному) штабу партизанского движения. 23 апреля 1942 года по решению Орловского обкома ВКП (б) и военного совета Брянского фронта был создан Штаб объединенных партизанских отрядов (а затем — бригад) южного и юго-западного направлений во главе с лейтенантом госбезопасности Д. В. Емлютиным и комиссаром А. Д. Бондаренко. В течение 1942 года народные мстители Брянщины пустили под откос сотни воинских эшелонов, совершили сотни нападений на пункты охраны порядка и полевой жандармерии, разгромили десятки немецко-полицейских гарнизонов. К примеру, в конце весны 1942 года партизаны провели несколько операций по дезорганизации железнодорожных перевозок на линиях Брянск — Гомель, Брянск — Льгов.

В ночь на 22 мая 7 партизанских отрядов Трубчевского и Выгоничского районов в результате одновременного нападения на участок между станциями Красный Рог и Выгоничи разрушили 7,5 км железнодорожного полотна, 4,5 км линий связи, пустили под откос бронепоезд, разгромили гарнизон станции Хмелево. В ночь на 3 июня партизанские отряды Навлинского, Комаричского, Брасовского и Суземского районов произвели налет на участок Погребы — Борщево железной дороги Брянск — Льгов. Они подорвали железнодорожный мост, 3,5 км пути, станционное оборудование разъезда Погребы и уничтожили 150 военнослужащих вермахта. С мая по сентябрь 1942 года народные мстители провели на железной дороге Гомель — Брянск 15 крушений воинских эшелонов, разрушили 9 км железнодорожного пути. На магистрали Брянск — Орел диверсионные группы, совершив 13 крушений, разбили 7 паровозов, 285 вагонов с живой силой и техникой. По сведениям штаба Брянского фронта на 1 октября 1942 года, за месяц советские патриоты выводили из строя в среднем 8—10 паровозов и 150—200 вагонов. В период с сентября по декабрь 1942 года под откос было пущено 226 эшелонов. Партизаны, таким образом, делали все возможное, чтобы дестабилизировать обстановку в тылу 2-й немецкой танковой армии, в компетенцию органов тылового обеспечения которой входило поддержание «нового порядка» на территории Орловской области.

Операция «Цыганский барон»

УЧИТЫВАЯ размах партизанского движения в регионе, командование 2-й танковой армии в целях уничтожения очагов «бандитского сопротивления» не раз проводило карательные операции с привлечением фронтовых соединений. В частности, во второй половине 1942 года были проведены крупные оперативные мероприятия «Птичье пение» (Vogelsand), «Треугольник» (Dreieck), «Четырехугольник» (Viereck), «Белый медведь» (Eisbar) и др. , однако желаемых результатов они не принесли. Ситуация в тыловом районе 2-й танковой армии еще больше обострилась весной 1943 года, когда вермахт готовился к проведению решающего сражения под Курском. Планом операции «Цитадель», которая должна была начаться в июле, предусматривалось массированное применение танковых и моторизованных соединений, для чего в районы сосредоточения войск, сил и средств перебрасывалось значительное количество танков, САУ и другой бронетехники. Удары брянских партизан по важным железнодорожным магистралям затрудняли движение людских и материальных ресурсов к фронту и грозили сорвать немецкое наступление. Понимая это, командование группы армий «Центр» решило провести серию общевойсковых и специальных мероприятий по уничтожению народных мстителей. Для этой цели были сосредоточены армейские объединения, которые в мае-июне 1943 года были задействованы в операциях «Вольный стрелок» (Freischutz), «Помощь соседу» (Nachbarhilfe), «Еловые дома» (Tannenhauser) и «Восток» (Osterei). Параллельно с этими операциями немцы провели самую крупномасштабную и наиболее известную акцию под кодовым наименованием «Цыганский барон» (Zigeunerbaron). Для полной ликвидации партизан в южном секторе брянских лесов был выделен 47-й танковый корпус (7-я пехотная, 10-я моторизованная, 292-я пехотная, 4-я и 18-я танковые, 442-я особого назначения дивизии), а также части 137-й и 492-й немецких пехотных дивизий, 102-й венгерской пехотной дивизии (42-й , 43-й , 44-й и 51-й полки), двух отдельных артиллерийских дивизионов. Соединения вермахта были сконцентрированы в районе населенных пунктов Выгоничи, Навля, Суземка, Трубчевск. Поскольку антипартизанские мероприятия должны были проходить в глухих лесах в междуречье Десны, Навли и Неруссы (южнее города Брянска), германское командование посчитало целесообразным использовать в боевых действиях и формирования из коллаборационистов. Так, к операции были привлечены четыре полка из бригады Русской освободительной народной армии (РОНА) обер-бургомистра Локотского округа Б. В. Каминского, 709-й полк особого назначения, добровольческий полк «Десна» (полк «Вайзе»), кавалерийская группа «Трубчевск», несколько батальонов вспомогательной полиции. Общая численность немецко-коллаборационистской группировки была свыше 50 тыс. человек, с воздуха она поддерживалась авиацией. Штаб объединенных партизанских бригад Д. В. Емлютина располагал куда меньшими силами — 12 партизанскими соединениями (примерно 10 тыс. человек). Это были партизанская бригада им. Сталина (командир В. Г. Бойко), бригады «За Родину» (Г. Х. Ткаченко), им. Кравцова (М. И. Дука), 1и 2-я им. Ворошилова (Г. П. Покровский, С. И. Кочур), «За власть Советов» (Я. К. Киселев), им. Щорса (М. П. Ромашин), «Смерть немецким оккупантам» (И. Г. Хорошавин), им. Чапаева (В. И. Кошелев), им. Суворова (О. Г. Казанков), им. Пожарского (В. Г. Романенков), им. Фрунзе (С. В. Черкасов). План обороны южной зоны брянских лесов предусматривал выделение в резерв не менее 1/3 наличных сил партизанских бригад, вооруженных автоматическим оружием, а также подготовку противотанковых резервов, включая минометные команды. В борьбе с карателями народные мстители собирались, с одной стороны, использовать самостоятельно действующие отряды, чья маневренная тактика должна была позволить постоянно выходить в тыл врага и наносить ему неожиданные удары. С другой стороны, поскольку с партизанами жило немало местных жителей, бежавших в лес от оккупантов, было принято решение о создании укрепленного района. По его периметру были сооружены дзоты и блиндажи, огневые позиции для артиллерии, пулеметные гнезда, окопы для гранатометчиков и стрелков, которые соединялись траншеями и ходами сообщения. За пределами укрепрайона, на направлении наиболее вероятного появления противника, были вырыты отдельные окопы, рассчитанные на 7—10 человек, тщательно замаскированные подземные ходы сообщения. Располагая разведданными о том, какие силы народных мстителей сконцентрированы в южной части брянских лесов, немцы рассчитывали нанесением одновременных ударов со стороны реки Навля, железной дороги Алтухово — Суземка и от реки Нерусса разрезать лесной массив на ряд изолированных участков, разобщить партизанские бригады, лишить их общего руководства и, оттеснив к Десне, уничтожить. Предполагалось, что часть партизан будет пытаться выйти из окружения, поэтому были заранее созданы сильные заслоны на окраинах леса. Для блокирования партизан были специально построены фортификационные сооружения по правому берегу Десны. Перед началом операции командование 2-й танковой армии издало приказ (от 11 мая 1943 года) об эвакуации гражданского населения из зоны боев. В 1-м и 4-м пунктах приказа отмечалось: «Население деревень и населенных пунктов на подлежащей очищению вражеской территории должно быть полностью эвакуировано… Остальное население, подлежащее эвакуации, собирать в деревнях и в закрытых сборных транспортах направлять на восток в сборные лагеря по железной дороге Локоть — Брянск. Войска должны брать для этого требуемый конвой».

Операция «Цыганский барон»

ОПЕРАЦИЯ «Цыганский барон» (получившая такое название ввиду того, что немцы видели в партизанах совокупный образ закоренелых «бандитов» и «цыган») началась 16 мая. Хотя партизаны упорно сопротивлялись, они были мало искушенными в тактике общевойскового боя, который им довелось вести. К 20 мая германским войскам и коллаборационистам удалось глубоко вклиниться в район базирования партизанских формирований. Были окружены и изолированы от остальных соединений бригады народных мстителей им. Щорса (731 чел. ), им. Кравцова (свыше 600 чел. ), 1-я им. Ворошилова (около 550 чел. ). Штаб Д. Б. Емлютина и непосредственно приданные ему части бригады «Смерть немецким оккупантам» (около 1000 чел. ) также оказались в котле, пропала связь и управление отрядами. 21 мая немцы овладели железной дорогой Хутор Михайловский — Унеча, благодаря чему возобновили на этом участке переброску моторизованных дивизий к фронту. Положение партизан ввиду значительного превосходства противника было критическим. В течение 10 дней, с 20 по 29 мая, они отбивали беспрерывные атаки немецких частей, поддерживаемых авиацией, которая, кроме бомб, сбросила 840 000 листовок, призывавших народных мстителей сдаваться. К 29 мая у партизан почти иссякли боеприпасы и запасы продовольствия. Общую ситуацию спасало только то, что по ночам осажденным бригадам самолетами доставляли продукты питания, патроны и взрывчатку. Так, по неполным данным, в период оборонительных боев народным мстителям было отправлено: муки — 14 тонн, концентратов — 9 тонн, сахару — 1,5 тонны, соли — 1340 кг, консервов — 13 200 банок, патронов к ТТ — 48 000, винтовочных патронов — 461 600, толу — 450 кг, гранат РГД — 1300, мин 82 мм — 200, патронов к ПТР — 1600. Бомбардировочная авиация Центрального фронта бомбила боевые порядки и расположения немецких войск, действующих против партизан в районах: Суземка, Кокоревка, Острые Луки, Алтухово, Глинное, Красная Слобода. Но, несмотря на эту поддержку, обстановка по-прежнему оставалась тяжелой, что видно из спецсообщения 1-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР на имя комиссара госбезопасности 2-го ранга Б. З. Кобулова:
«Все партизанские бригады сильно потрепаны, два комбрига и много командиров отрядов убиты, много партизан взято в плен противником. Часть партизан одной из бригад ушла в полицию. Положение крайне плохое, вооруженных людей в бригадах и отрядах уменьшилось, имеет место голод. Противник блокирует партизан. Для борьбы с партизанами выведена в лес полицейская бригада начальника Локотского округа Каминского». 30 мая создавшееся в брянских лесах положение обсуждалось на заседании Орловского обкома ВКП (б). Обком рекомендовал командованию партизан, применяя весь ранее накопленный опыт борьбы в тылу врага, действовать небольшими маневренными группами из засад, просачиваться сквозь боевые порядки немцев, наносить удары в тыл и фланг наступающих группировок и не дать им закрепиться в лесном массиве. Однако 31 мая, после 12 дней кровопролитных боев, немцы захватили партизанский аэродром у деревни Смелиж и прижали основные силы народных мстителей к Десне, в результате площадь обороняемого «советского района» сузилась до 6 кв.км. В этот критический момент штаб партизанского движения при Центральном фронте принял срочные меры по оказанию помощи партизанам. Наряду с доставкой боеприпасов, медикаментов и продовольствия, в брянские леса была направлена группа офицеров во главе с подполковником А. П. Горшковым, которая возглавила руководство бригадами. Д. В. Емлютин, осуществлявший командование партизанскими соединениями, был снят с должности и отправлен на самолете на Большую землю. О причинах его снятия говорилось в сообщении (от 1 июня 1943 года) Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД), подготовленном на имя И. В. Сталина и Г. М. Маленкова. В документе, в частности, подчеркивалось:
«Командир брянских отрядов Емлютин проявил в первые дни полную растерянность, потерял управление и связь с отрядами, устранился совершенно от организации сопротивления… и вследствие этого не считал необходимым и не настаивал на мерах помощи с нашей стороны. В отрядах и бригадах началась дезорганизация и переход на сторону противника. В этой обстановке на месте с санкции секретаря Орловского обкома ВКП (б) т. Матвеева было принято решение о назначении командиром групп и отрядов подполковника пограничных войск Горшкова при комиссаре Герое Советского Союза Бондаренко». Новое командование объединенных партизанских бригад приняло решение пробиваться из котла. В кратчайшие сроки был разработан оперативный план. В ночь на 2 июля 1943 года у хутора Пионерского остатки партизанских соединений пошли на прорыв. В ходе ожесточенных боев и ценою огромных потерь им удалось вырваться из окружения. В течение последующих дней партизаны пытались, насколько позволяли условия, восстановить свою боеспособность, продолжая при этом вести тяжелые бои против карателей. После 6 июля интенсивность боев стала снижаться, и к 10-му числу боевые действия почти прекратились.
Операция «Цыганский барон»

В ОТЧЕТЕ 2-й немецкой танковой армии о проведении операции «Цыганский барон» говорилось, что партизаны понесли значительные потери: 1584 были убиты, 1558 взяты в плен, 869 — дезертировали. Из зоны боевых действий было принудительным образом эвакуировано 15 812 чел. , более 2400 чел. были привлечены к суду как «бандитские пособники», что повлекло за собой карательные меры. Кроме того, было уничтожено 207 лагерей, 2930 землянок и огневых точек, захвачено 21 тяжелое орудие, 3 танка, 60 000 патронов, 5000 ручных гранат, десятки пулеметов, сотни единиц стрелкового оружия. Тем не менее в отчете высказывалось опасение, что, поскольку командование «бандитов» и «костяк банд» до конца не уничтожены, можно ожидать постепенного наращивания партизанами мощи, если против них не будут проведены новые операции. Однако, как показали дальнейшие события, ни о каких крупных акциях не могло быть и речи, так как немецкое наступление под Курском требовало, чтобы все боеспособные части и соединения приняли в нем участие. Таким образом, оккупанты не смогли достичь поставленных целей. Результаты операции «Цыганский барон» оказались преходящими, не идущими ни в какое сравнение с затраченными силами и средствами. Партизанам удалось, хотя и со значительными потерями, выйти из окружения. При этом народные мстители убили, ранили и пленили 3852 чел. , 888 солдат из восточных батальонов и вспомогательной полиции перешло на сторону лесных солдат. 8 июля 1943 года штаб оперативного руководства вермахта подвел предварительные итоги результатов усилий по «умиротворению» оккупированных советских областей. В них говорилось, что, поскольку командованию не приходится рассчитывать на дальнейшее значительное наращивание сил, выделяемых для борьбы с партизанами, необходимо отчетливо понимать, что умиротворение восточных районов в результате последующих мероприятий достигнуто быть не может. Поэтому в будущем придется удовлетворяться только мероприятиями, жизненно необходимыми для обеспечения боевых действий. Фактически это было признанием провала немецкой оккупационной политики.

Иван КОВТУН

http://www.perunica.ru/vsako/5636-operaciya-cyganskiy-baron.html  





Операция «Цыганский барон»

Категория: Всякое разное

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера