Перуница

» » Всегда ли старость — не радость? (Ф. Углов)

Здрава » 

Всегда ли старость — не радость? (Ф. Углов)

Всегда ли старость — не радость? (Ф. Углов)

Что же надо сделать, чтобы продлить эту жизнь? Человек умирает не от хронических недугов, а от присоединившейся к ним какой-то новой болезни. Возраст и хронические недомогания только подготавливают почву. Ослабленный организм порождает какое-то новое острое заболевание, и человек с ним уже не справляется.

Особенно часто мы видим это в период эпидемии гриппа. Вроде невинная болезнь: три-четыре дня потемпературил — и поправился. Но это только при совершенно здоровом молодом организме — и то не всегда. У пожилого же человека нередко уже есть и застарелый бронхит, и эмфизема или какое-то еще заболевание, которое компенсируется и мало беспокоит человека. Но вот он заболел гриппом. Хронический бронхит обостряется, на этом фоне возникает пневмония, эмфизема резко усиливается — и пожилой человек не справляется с этими новыми заболеваниями.

Гиппократ считал, что в основе профилактики старости лежит умеренность во всем, что количество употребляемой пищи не должно быть чрезмерным, что полнота является причиной большинства болезней в старческом возрасте и укорачивает жизнь. Полнота является фактором, резко отяжеляющим жизнь человека. Полный человек, даже будучи здоровым, не может ни побежать, ни поторопиться. Если же он заболеет, то полнота наваливается на него таким дополнительным бременем, что он очень нередко погибает от такой болезни, которую худощавый человек перенесет легко. Опишу случай, происшедший со мной. Предварительно должен сказать, что мой вес каким был в восемнадцать лет, таким остался и до сих пор. Мне было уже за семьдесят, когда я, поскользнувшись на лестнице и прокатившись по ней на спине, почувствовал резчайшую боль в пояснице. Все же я сам встал и дошел до постели. Малейшее движение вызывало нестерпимую боль. Оказалось, что у меня сломаны три поперечных отростка поясничных позвонков. Новокаиновые блокады не помогали. Пролежав дня три, я, несмотря на сильнейшую боль, встал и с помощью бинтов и ватного валика устроил себе широкий пояс, который позволял мне ходить и сидеть прямо, не сгибаясь, практически без болей. С этого времени я уже начал работать, сидя за столом, и больше не прекращал работы. Месяца через три повязка больше не понадобилась. Я быстро поправился.

Один мой знакомый — ему около 65 лет — полный, с солидным животом и с лишним весом килограммов двадцать; он любит хорошо поесть и полежать. Случилась катастрофа. Его сбила машина, и он получил перелом плечевой кости. Попал в больницу, где пролежал недели две, а затем его выписали домой. Я его навестил, когда после перелома прошло уже месяца полтора. Рука бездействует. Он же все время лежит. У него началась застойная пневмония с высокой температурой. Пришлось назначить антибиотики и заняться вплотную легкими, оставив руку без лечения. Прошел месяц. Пневмонию вылечили, но стало сдавать сердце. Появились перебои, отеки на ногах. Начали курс лечения сердечной недостаточности... Не знаю, вынесет ли он все это, но рука уж, без сомнения, полноценной не будет. И все из-за полноты, из-за неподвижности. Травма руки явилась поводом и оправданием для его лежания. Усиленное питание увеличило полноту и неподвижность — и вот человек сам себя поставил на грань катастрофы.

Как-то на популярной лекции о достижениях сердечной хирургии, где я кратко коснулся вопроса долголетия, мне было задано много вопросов именно на эту тему. «Как прожить долго?» — спрашивали слушатели, главным образом, пожилые люди.

После лекции ко мне подошли два человека. Мне почему-то показалось, что это отец и сын, т. к. они были слегка похожи друг на друга. Но нет. Оказалось, это два брата. Им обоим под семьдесят, разница в возрасте у них всего два года. Мне было интересно, почему так по-разному сохранили себя эти два человека.

Жизнь в молодые годы у них была трудная. Отец умер, оставив их двоих сиротами в возрасте 12 и 14 лет. Старший, чувствуя ответственность, сразу пошел работать, прибавив себе года. Младшего заставил учиться в дневной школе, сам же учился в вечерней. Закончил техникум, пошел на производство. Работал мастером, все время на доске почета. Ушел на пенсию совсем недавно. На работе не отпускали, очень ценили его. Но у него семья. Дети выучились, появились внуки, все давно настаивали, чтобы бросил работу. Вот и пришлось уйти на пенсию. «Сейчас много читаю, хожу в театр, с внуками часто бываю в музеях, посещаем выставки. Зимой выезжаем все на лыжах. Летом наше любимое занятие — ходьба по лесу. Ягоды, грибы... Не только умирать — болеть некогда. Да я почти и не болею», — с улыбкой закончил он. Он не пьет и не курит. На вид ему чуть больше пятидесяти. Стройная, подтянутая фигура, звучный, молодой голос, легкая проседь в волосах. Как приятно смотреть на такого человека! Прожил большую красивую жизнь, воспитал детей, дал им образование; сейчас воспитывает внучат, живет!

Совсем другое впечатление произвел его брат. Полный, слегка обрюзгший, с застойными явлениями на лице, он был инертен, говорил ленивым, хрипловатым голосом. Когда я попросил его рассказать о себе, он сделал это неохотно, говорил отрывочно, и только с помощью старшего брата я составил представление о его жизни. Он рано бросил учиться, еще раньше начал пить и курить. С трудом закончил ремесленное училище, но на завод не устроился. Вернее, поступал туда два раза, но каждый раз был уволен за явку на работу в нетрезвом состоянии. Работал в жилконторе водопроводчиком, много пил, несколько раз его увольняли с работы. В конце концов, последние годы работал чернорабочим при гастрономе, куда специально устроился, чтобы пить. Был женат, имел двоих детей, но жена с детьми ушла от него и уехала к родным в другой город. Сейчас он даже не знает, что с ними. Живет один. К нему приходят знакомые, в том числе женщины, специально, чтобы выпить. В последнее время так часто болеет, что и пить уже не может. Замучила одышка. Он часто и подолгу лежит у себя дома, ко всему безразличный. Сегодня с трудом брат уговорил его вместе сходить на лекцию.

Глядя на него, я подумал: о каком долголетии может идти речь? И зачем ему долголетие, если он и сейчас тяготится жизнью из-за тяжелых болезней, которые к нему пришли в результате его беспутства? Он и прожил жизнь, не делая ничего полезного, и сейчас доживает ее без цели, без радости.

Такой человек подойдет к последней трети своей жизни изношенным и опустошенным. Нельзя рассчитывать, что какое-то чудо вернет ему силы, бодрость, жизнерадостность и творческое вдохновение. Ничто не возвратит ему так глупо растраченную жизнь.

Влияют ли внешние факторы на долголетие человека?

В литературе не описан ни один случай долголетия лентяя. Наоборот, все без исключения долгожители сохраняли любовь и способность к труду до конца дней. Трудовая деятельность человека — это его естественное состояние, необходимое условие жизни. Некоторые полагают, что труд изнашивает организм так же, как работа изнашивает любой механизм. Это неправильное сравнение. Труд является нормальной функцией организма, поэтому он не может изнашивать его. Наоборот, труд развивает все его функции, которые иначе притупляются и даже исчезают, органы атрофируются. Вне труда организм, не получая необходимых стимулов для отправления жизненных функций, теряет способность к продолжительной жизни.

«Ничего не делать — это несчастье стариков», — писал 82-летний Виктор Гюго. Большинство ученых мира считает твердо установленным, что физическое и умственное бездействие - самый верный фактор укорачивания человеческой жизни.

Большое значение для гармонической и полноценной жизни имеет сочетание трудоспособности и трудолюбия. Все великие люди были на редкость работоспособны и любили свой труд. По существу, без этих двух качеств нельзя добиться чего-то в жизни. Мы знаем, что этими качествами обладали А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой, П. И. Чайковский и все великие люди Земли. Не все они жили долго, но умирали они не от ранней старости. Мы можем смело утверждать, что только тот человек, который обладает этими качествами и трудится всю жизнь, оставит после себя полезный след.

Труд должен быть обязательно направлен на доброе дело. Труд, который несет за собой зло или в котором заложены человеконенавистнические идеи, не может доставить радость самому исполнителю.

Как бы ни интересен был труд, как бы он ни увлекал человека, последний сознательно должен делать перерывы и отдыхать от своей работы. При этом отдых может быть как пассивным, так и активным.

При пассивном отдыхе человек просто ничего не делает. При этом, если он работает сидя, отдыхать он должен стоя — и наоборот. При напряженной работе можно полежать, расслабиться.

При активном отдыхе надо изменять характер нагрузки. И. М. Сеченов, наш великий физиолог, показал, что активный отдых более эффективен. Он состоит в том, что организм отключается от одного рода работы и переходит на другой, противоположный первому. Если умственный труд — переход к физическому и наоборот. Некоторые деятели умственного труда во время перерыва делают короткую физзарядку, другие предпочитают ходьбу. Руссо и Гете наиболее активно мыслили во время ходьбы. Многие отмечали, что ходьба и движения — хороший стимулятор мозговой активности.

При напряженной работе, когда нет возможности отдохнуть, полезно обтирание лица и рук холодной водой. Телефонистки, на пример, при передаче телеграмм в конце рабочего дня делали до 40% ошибок. После обтирания лица и рук при передаче того же текста телеграмм ошибок не было. Холодная вода — хороший и сильный стимулятор нервной системы и вегетативных рефлексов.

Из химических стимуляторов применяют чай, кофе, однако прибегать к такому взбадриванию можно в редких случаях.

Лучшим отдыхом от утомления является сон. Здоровый человек легко засыпает, у него ровный, глубокий сон и быстрое пробуждение. У людей с утомленной нервной системой плохое засыпание, поверхностный сон, трудное просыпание с тяжелым ощущением. Надо иметь в виду, что недосыпание часто ведет к переутомлению и что сон — лучший отдых. При привычке читать перед сном надо брать неинтересную книгу.

Надо иметь в виду, что если труд является важнейшим фактором долголетия, то перегрузка и переутомление от напряженной работы, от совместительской работы в выходной день, без отпуска, без достаточного отдыха и сна являются неблагоприятными факторами для долголетия. Длительное переутомление может быть причиной тяжелых расстройств нервной и сердечнососудистой систем.

Как бы ни была интересна и привлекательна работа, наступает в жизни человека период, когда она начинает приносить усталость, которая легко переходит в хроническое переутомление. В этих случаях люди переходят на пенсию. Если такой переход осуществляется по указанию администрации, воспользовавшейся возрастной датой, без согласия или даже вопреки желанию самого работника, то он может окончиться катастрофой для этого человека, и мы знаем тому немало примеров. Только сильные натуры справляются с этим, и то часто с большой внутренней ломкой всего существа.

На меня произвел большое впечатление рассказ моей доброй знакомой, Веры Алексеевны, которая живет со мной в одном доме, и мы иногда встречаемся во дворе. Она много лет была директором передового предприятия, на котором работало до десяти тысяч работниц. Умная, деловая, энергичная женщина. На ее предприятии хорошая дисциплина. Большую роль здесь играл пример самого директора. Глядя на нее, и другие женщины хотели быть на нее похожими. Как директор одного из крупнейших предприятий города она была представлена в ряде крупных партийных и общественных организаций. Она буквально горела на этой работе, но так как любила свое дело, то другой жизни себе просто не представляла.

И вот на одном из ответственных заседаний не очень далекий руководитель сказал в ее адрес какую-то грубость — причем заведомо несправедливую — сказал лишь для того, чтобы унизить, обидеть уважаемого человека. Она ответила начальнику тактично и умно — так, что и он сам, и все окружающие почувствовали его несоответствие. Ответив ей новой грубостью, которая унизила только его самого, он затаил против нее злобу; и как только подошел ее пенсионный возраст, вынес решение «проводить» ее на пенсию.

Я встретил Веру Алексеевну как раз в первые дни после ее «выхода» на пенсию. Она была в шоковом состоянии, не в силах оправиться от удара. Я, как мог, постарался успокоить ее, поднять в ней бодрость, пробудить вновь ее чувство человеческой гордости.

Прошло полгода. При новой встрече я не сразу узнал эту женщину — так она похорошела и помолодела. Она была прекрасно одета, улыбка не сходила с ее губ. Когда я деликатно спросил, как она себя чувствует, она воскликнула: «Я только теперь узнала, что такое настоящая жизнь! Когда я думаю о моей прежней жизни, она мне кажется каторгой! Только теперь я живу по-настоящему: я отдыхаю, выезжаю за город, хожу в театр, в кино; я встречаюсь с друзьями и знакомыми, которых из-за работы совсем забросила». Сильный, волевой человек, она оказалась выше всех тех, кто хотел ее унизить, и вышла из этого конфликта с достоинством.

Я глубоко убежден в том, что подобная тактика увольнения на пенсию по паспорту, без учета биологического возраста работника —- это преступление перед человеком.

Так же незаконно поступают, когда человеку, получавшему пенсию, перестают ее выплачивать, если он идет работать. Причем, здесь творится полный произвол: одним, если они работают, полностью выплачивают и пенсию, и зарплату; другим — только 50%. На каком основании? Ведь любое постановление должно иметь юридическое обоснование, обусловленное Конституцией. Заслуженную пенсию человек должен получать независимо от того, работает он или нет, и где и кем он работает. Это его пенсия, это государство вознаграждает его за 30-40-летний труд. И никто не имеет права ни сократить, ни отнять это вознаграждение.

В одном прославленном ателье работала директором моя добрая знакомая Пелагея Ильинична. Она работала честно и самоотверженно, и ее ателье было на самом высоком счету. Но вот подошел пенсионный возраст, и ее, полную сил и энергии, отправили на пенсию. Побыв некоторое время дома и чувствуя, что без дела она очень быстро состарится и уйдет из жизни, она пошла в то же ателье и стала работать диспетчером.

Некоторые работники смотрели на нее с недоумением, считали, что она унижает себя тем, что пошла на такую незначительную по квалификации работу. Она же, нисколько не смущаясь, говорила: «Для меня любая работа почетна и унизить меня не может. Пока я в силах, я буду работать и приносить людям пользу. А это предприятие мне родное. Я проработала здесь сорок лет. Меня все знают и уважают, какую бы работу я ни выполняла». Но, конечно, имея такой опыт руководящей работы, она могла бы еще много лет, получая полную пенсию, продолжать работать Директором, как и прежде, с полным окладом. Пропадают впустую ее знания, опыт и даже талант администратора.

Мышечные движения — настоятельная потребность организма. Поэтому какой бы деятельностью ни занимался человек, физические упражнения в том или ином виде должны быть обязательны для него всю его жизнь. Ходьба пешком, прогулки, походы в лес, а если позволяют силы, то и ходьба на лыжах — очень важные оздоровительные моменты в жизни каждого человека, особенно в пожилом возрасте.

Для счастья человека, а следовательно, для его долгой жизни необходимо выделить максимум средств для бытового обслуживания. Плохо организованное коммунальное обслуживание, которое имеется у нас, только укорачивает, а не удлиняет жизнь.

К службе быта надо отнести и такой немаловажный вопрос, как уборка снега. При нашем климате не убранный вовремя снег превращается в лед, на котором ломают себе ноги и головы как молодые, так и, особенно, пожилые люди. Никакая армия дворников не в состоянии с этим справиться. Надо ввести обязательный час физической работы для всех людей умственного труда, для всех служащих. При разумной организации в этом вопросе может быть наведен порядок, и в то же время будет большая польза самим людям интеллектуального труда от введения такого часа.

Служба быта — это та сторона жизни человека, которая своими мелочами бьет особенно больно по нервной системе, изнуряя ее и подвергая преждевременному износу. Службу эту можно значительно улучшить, используя пенсионеров и инвалидов, позволив им трудиться, не облагая налогом, создав им условия и обеспечив их материалом и инструментами.

Нельзя говорить о борьбе за долголетие на основании того, что мы создали институт геронтологии. Этим словом мы только поманили людей призрачной надеждой на возможную долгую жизнь. Но вот что для этого надо, мы и постараемся установить, проанализировав предварительно те условия и причины, которые мешают человеку жить долго.

Говоря о старости, мне бы хотелось осветить вопрос, который является не столько спорным, сколько недостаточно ясным: каково влияние интеллекта, ума, образования и характера самого человека на продолжительность его жизни? Вопрос сложный, и на него нельзя дать однозначный и категорический ответ. Попробую высказать свое мнение.

Однажды я встретил очень старую женщину. Она плохо видела, почти ничего не слышала, ко всему была равнодушна, ее интеллект как бы погас, она не была способна ни на какие эмоции. Жить или не жить — казалось, ей все равно. Может быть, даже жизнь была ей в тягость, так как она не испытывала от нее никакой радости. Вместо печали у нее были усталость и полное безразличие. У нее был землистый цвет лица, сухая и морщинистая кожа, покрытая каким-то пушком. Казалось, она уже сравнивается с землей.

Глядя на нее, я подумал: вот в таком состоянии, наверное, и должен умирать человек, когда он уже не испытывает никакой радости от жизни и когда он не приходит в ужас от возможности смерти. У такого человека или равнодушие при мысли — жить или не жить — или даже желание поскорее избавиться от тягостного состояния. Этой женщине было не так уж много лет, что-то около 90. Но я знал ее в жизни. Она всегда была довольно инертна, не отличалась большим умом, мало интересовалась окружающим, жила, замкнувшись в свой небольшой семейный круг, причем и здесь не проявляла ни своей воли, ни характера, ни большого интереса к тому, что было вокруг нее, в том числе ни к мужу, ни к детям.

Между тем мы нередко видели людей и более старшего возраста, которые до конца своих дней сохраняли живейший интерес к жизни, к своей работе и даже к обществу. Обычно эти люди отличались большим умом, способностями, живым и деятельным характером. Если такой человек заболевает и осознает, что вследствие своей болезни должен покинуть этот мир, он обычно внутренне тяжело переживает свой уход из жизни, хотя внешне может вести себя с большим достоинством до самых последних дней.

Сопоставляя жизнь и смерть различных людей, нельзя не прийти к заключению, что вся жизнь человека, все его поведение и даже его старение определяются его интеллектом, то есть центральной нервной системой. Чем выше развит мозг человека, чем совершеннее протекают процессы внутри организма, тем дольше он сохраняет ту гармонию, которая заложена природой в самом существовании человека. И если какая-то причина, внешняя или зависящая от него самого, не выведет его из равновесия, такой человек проживет долго, до последнего дня сохраняя свой человеческий облик в полном и глубоком понимании этого слова.

При этом чем выше уровень деятельности центральной нервной системы, тем большие возможности у организма сохранить себя в соприкосновении с внешней средой и тем больше сроки индивидуальной жизни человека.

Были сделаны попытки рассчитать связь между развитием мозга и продолжительностью жизни. На основании сопоставления продолжительности жизни в отношении веса мозга к весу тела приходят к выводу, что «более умный живет дольше».

Это можно объяснить следующим образом: возрастные изменения в центральной нервной системе — один из важнейших механизмов старения организма, то есть старение нервной системы ведет к старению организма. Но клетки нервной системы не делятся, то есть не размножаются. С возрастом увеличивается число погибших клеток и изменяется вес мозга.

Как известно, быстрое увеличение веса мозга начинается с 6—10 лет, а затем более медленное — в 21—30 лет. Затем наступает медленное уменьшение веса мозга. Так, у мужчин в возрасте 20—29 лет мозг весит в среднем 1383 г; в возрасте 50—59 лет—1341 г; в возрасте 80—89 лет — 1281 г. У женщин изменения массы мозга выражены меньше.

Человек, обладающий большей массой мозга, даже в старости сохраняет высокий потенциал его деятельности, а отсюда — и жизнедеятельности всего организма.

Люди пьющие и курящие, у которых под влиянием алкоголя и никотина происходит быстрое разрушение нервных клеток, с возрастом имеют недостаточное количество нервных клеток для регулирования деятельности организма и погибают раньше срока. Следовательно, алкоголь и табак сокращают жизнь не только своим токсическим действием, но и тем, что оглупляют человека, приводят к раннему ослаблению памяти, лишают человека возможности мыслить синтетически.

Если у человека не слишком развит интеллект или человек под влиянием различных внешних или внутренних причин его не развивает, а наоборот, отравляет, и он рано подвергается разрушению — его ум, центральная нервная система старятся раньше обычного, он рано дряхлеет, а вместе с этим снижаются функции всех его органов и тканей и он может превратиться в дряхлого старика в такие годы, когда другой еще полон энергии, ума и жизнедеятельности. В то время как про одного можно сказать, что он ушел из жизни дряхлым стариком в результате естественной смерти, про другого человека такого же возраста можно сказать, что он умер преждевременно.

Человек сам должен проявить заботу о том, чтобы не состариться раньше времени, чтобы жить долгой полноценной жизнью. Каким человек придет к своему пожилому и старческому возрасту — зависит, конечно, и от окружающей среды, но больше всего от него самого.

Ум и совесть современного человека не могут мириться с таким вопиющим фактом, что почти 90% людей не доживают до 60-летнего возраста, то есть погибают люди, которые должны находиться в полном расцвете физических, нравственных и биологических сил.

Поэтому когда говорят о естественной смерти человека, имеют в виду те очень немногие человеческие единицы, которые доживают до глубокой старости и умирают при угасании всех жизненных сил. До тех пор, пока мозг человека ясен, чтобы сознавать свое положение и не желать смерти, она будет преждевременной и насильственной.

Французский философ Ренувье записал в 88-летнем возрасте: «Я нимало не заблуждаюсь насчет моего старения. Я знаю, что я скоро умру, через неделю или через две. А между тем мне еще так много хотелось бы сказать относительно моего учения. В моем возрасте непозволительно надеяться, дни уже сочтены, быть может, даже часы. Нужно примириться с этим. Все умирают, не успев выполнить своей цели. Это самая печальная из печалей нашей жизни. Это еще не все. Когда человек стар и привык к жизни, то умирать очень тяжело. Мне кажется, что молодые люди легче мирятся с мыслью о смерти, чем старики. Перейдя за 80 лет, человек становится трусом и не хочет более умирать. И когда становится несомненным, что смерть приближается, то душа наполняется большой горечью. Я изучал этот вопрос со всех сторон вот уже несколько дней, что я переживаю все ту же мысль. Я знаю, что я умру, но не могу убедить себя в том, что я умру. Во мне возмущается не философ, возмущается старик. У старика нет силы для примирения со смертью».

В этих словах — вся трагедия преждевременной смерти, хотя казалось бы, человек, достигнув столь преклонного возраста, дол жен был бы отнестись к мысли о смерти с философским спокойствием. Нет. Пока мозг работает нормально, он не может примириться с мыслью о смерти.

И. И. Мечников, описывая 106-летнюю женщину, писал, что ее физические силы и ощущения значительно ослабли, но чувства и умственные способности еще хорошо сохранились. Она не обнаруживает желания умереть, но совершенно равнодушна к смерти, что, по мнению автора, вероятно, предшествует инстинкту естественной смерти.

Последний вопрос — существует ли такой инстинкт — остается спорным. Мне думается, что вряд ли в здоровом мозгу, в здоровом существе возникает желание умереть. Если мозг так же, как и тело, одряхлел настолько, что уже не осознает окружающего, ему может быть безразлично — жить или умереть. Человек может захотеть смерти, когда из-за крайней немощности или тяжких болезней жизнь становится невыносима. Иначе — как бы человеку ни было тяжело, он смерти не желает. Даже, если в наиболее тяжкий момент скажет: «хочу умереть», как только встанет перед ним реальная угроза смерти, тут же передумает: «нет, я жить хочу». Так дорога и необходима жизнь человеку, который в состоянии понять жизнь. И во всех этих случаях смерть будет преждевременной.

Так называемая естественная смерть, то есть смерть в пожилом возрасте, не может считаться естественной в полном смысле этого слова, поскольку состояние человека и его смерть могут быть следствием не возраста, а перенесенных ранее тяжелых заболеваний, принявших хроническое течение. Кроме того, в пожилом возрасте защитные механизмы организма резко ослаблены, и какой-нибудь, иногда незначительный, толчок, небольшая травма, легкая инфекция и даже прием алкоголя могут иметь фатальные последствия для организма, не имеющего достаточных сил для сопротивления.

И. И. Мечников приводит рассказ одного француза, переданный Токарским. «Моя бабушка 99 лет была при смерти. Хотя она уже некоторое время не покидала постели, но еще сохранила все свои умственные способности, и мы заметили ее состояние только благодаря уменьшению аппетита и ослаблению голоса. Она всегда выказывала мне большую привязанность, и я оставался у ее кровати, нежно ухаживая за ней. Это не помешало мне наблюдать ее тем же философским взглядом, какой обращал на все окружающее.

— Здесь ли ты, племянник? - сказала она едва внятным голосом.

— Да, бабушка. Я к Вашим услугам и думаю, что Вам бы хорошо выпить немного славного старого вина.

— Да, милый друг. Жидкость всегда может пройти.

Я поторопился, тихонько приподнял ее и заставил ее проглотить полстакана моего лучшего вина. Она тотчас оживилась и сказала, обратив на меня некогда очень красивые глаза:

— Спасибо за эту последнюю услугу. Если ты доживешь до моего возраста, то увидишь, что смерть становится такой же потребностью, как сон.

Это были ее последние слова. Через час она уснула вечным сном».


И. И. Мечников приводит этот случай как пример инстинкта естественной смерти. Мне же кажется, что это пример насильственной смерти. Ослабленной годами, а может быть, и какой-нибудь болезнью пожилой женщине оказалось достаточно полстакана вина, чтобы прервалась ее жизнь. С точки зрения врача-клинициста это вполне объяснимо. Вино оказывает резкое и быстрое действие на сердце, заставляя его работать усиленно. При этом чем старше человек, тем меньшая доза вина нужна, чтобы получить этот эффект. Для 99-летней женщины данная доза оказалась непереносимой.

Что касается ее слов, то они скорее говорят о быстро наступившей эйфории, чем об инстинкте естественной смерти. Кроме того, надо иметь в виду, что физиологическим старением мы можем считать только то, которое не только в данный момент не сопровождается тяжелой болезнью, но и не было вызвано ранее перенесенным заболеванием.

Когда я в 30-е годы, будучи молодым врачом, работал в Абхазии, я познакомился со многими стариками. Один из тех, кому было уже за сто, заболел воспалением легких. Я его лечил, как в то время было возможно, но у моего больного полного излечения не наступило. Вернее, он поправился настолько, что стал ходить по двору и кое-что делал по хозяйству, но прежняя бодрость к нему не вернулась. Прошло несколько месяцев. Когда я приехал в его дом — уже по другому поводу — мне передали, что старец стал больше лежать; еще через несколько дней мне сообщили, что два дня тому назад он собрал вокруг себя всю свою семью. Тихим, но ясным голосом отдал распоряжения каждому члену семьи, попрощался со всеми, подозвал внуков, поцеловал их, затем лег удобно на кушетку, закрыл глаза и, казалось, уснул. Долго сидели на своих местах его родные, а когда подошли к нему, оказалось, что он уснул навеки.

Некоторые в подобных случаях могут говорить об инстинкте естественной смерти. Но в данном случае это не была естественная смерть, потому что он болел несколько месяцев и умер, по существу, от затянувшейся пневмонии. То есть опять-таки, не смотря на преклонный возраст, смерть наступила не от старости, а от болезни.

У этого старого человека было предчувствие смерти. Но не инстинкт естественной смерти. Он в последнее время, по-видимому, настолько плохо себя почувствовал, что понял: это приближается смерть. И он правильно понял свои ощущения.

Надо иметь в виду, что не только та или иная тяжелая и продолжительная болезнь приводит к преждевременной старости. Ученица И. П. Павлова — М. Н. Петрова показала, что грубые нарушения деятельности центральной нервной системы, вызываемые повторными срывами высшей нервной деятельности у собак, могут привести к изменениям в организме, во многом напоминающим признаки старения.

Когда мы говорим о естественном старении, мы должны исключить все предвходящие моменты, оказывающие влияние на развитие человека, а следовательно, и на сроки его старения.

Так, например, большую роль в жизнедеятельности потомства играют гены родителей. Чем ближе они стоят друг к другу по родительской линии, тем менее жизнеспособны становятся дети. Внутрисемейные браки дают значительное число уродств, психической неполноценности, проявлений деградации в том или ином виде. Например, в еврейских семьях, у которых в течение многих веков из-за различных запретов браки совершались между близкими родственниками. Кроме того, имели значение и экономические соображения, чтобы не разделять богатства. Такое же положение наблюдалось в ряде царствующих родов, стремящихся сохранить наследование своих прав в пределах одной семьи.

Это было отмечено еще в древности. И до нас дошли решения, запрещающие браки между близкими родственниками. При наличии резкой разницы в генах потомство оказывается более крепким и выносливым по отношению к воздействиям внешней среды.

Большое значение для продолжительности жизни имеет философия оптимизма, которая выражается в способности видеть в окружающем то прекрасное, что рождает веру и позволяет надеяться. Надо иметь в виду, что источник радостного восприятия мира — в нас самих, он в умении не огорчаться по поводу мелочей и радоваться каждому положительному явлению. Помнить о хорошем дольше, чем о плохом.

Такие отрицательные эмоции, как уныние, печаль, страх, тоска, а особенно такие, как ненависть, злоба, зависть, недоброжелательность, корысть, хитрость; нечестные, неблаговидные поступки и обман; преступления, даже нераскрытые и клевета; эгоизм, себялюбие, эгоцентризм, стяжательство, грубость, хамство; даже злоупотребление властью, зазнайство, равнодушие к нуждам других людей, стремление к обогащению, стремление получить то, что не положено тебе по моральному праву — в конечном счете оказывает угнетающее действие на психику, на центральную нервную систему, а посредством этого — и на весь организм. Все эти неблагородные действия и даже мысли очень резко и рано старят человека, приводя его к дряхлости в биологически ранние сроки, когда он должен был бы находиться в расцвете сил.

И наоборот, бодрая психика, положительные эмоции, радость, жизнерадостность, доброта, забота о людях, доброжелательное стремление сделать что-то для других — как можно лучше и больше наполняет самого человека, делающего доброе дело, положительными эмоциями и способствует долголетию, отодвигая старость, придавая человеку силу и бодрость, которая подстать людям цветущего возраста. Почти все долгожители делали людям добро и часто полностью отдавали себя людям.

Очень интересные наблюдения я сделал во время войны Америки против Вьетнама. Я там был в 1967 г., когда бомбежки повторялись часто, заставляя и нас прятаться в ямах-бомбоубежищах, подготовленных во всех жилых домах и учреждениях. По существу, за городом вьетнамцы могли передвигаться по дорогам только ночью. Казалось бы, нервная система постоянно напряжена, должно быть много коронарных болезней из-за постоянного спазма сосудов. На самом деле, специально познакомившись с этим вопросом, я узнал, что в большом госпитале за пять лет было всего восемь больных со стенокардией. Все остальные были не сердечные заболевания. Мало того, вскрытие людей, погибших от разных причин, не выявило грубых изменений в сердце даже у немолодых людей.

В то же время, как стало известно из американской литературы, патологоанатомическое вскрытие американских солдат, погибших во Вьетнаме, у многих из них обнаружило значительные склеротические изменения в сердце и сосудах, в том числе и коронарных. А ведь это были, в основном, молодые люди. В глубине души они чувствовали, что их дела бесчеловечны, что они творят преступление, и от этого их сосуды подвергались постоянному спазму, что, можно думать, и приводило к раннему склерозу.

Некоторые полагают, что для долгой и счастливой жизни необходимы полный покой, отсутствие волнений, переживаний — всего того, что тревожит и беспокоит человека. Это не совсем так. Человеку не свойственен покой. Он всю жизнь во все века боролся за свое существование, и вся его жизнь была полна радостями побед и печалями поражений.

Сверхмощные отрицательные раздражители, особенно часто повторяемые и почти не сменяемые покоем и радостными моментами, действуют отрицательно на человека.

Однако ни одним из взятых в отдельности факторов нельзя объяснить сущность старения. Только совокупностью всех этих факторов, а также еще тех, что нам остаются неизвестными, мы можем объяснить процесс старения. При этом вечно меняющиеся условия внешней среды неизбежно ведут к изменениям естественных сроков жизни. В этом смысле биологические возможности продления жизни велики, и сроки жизни будут увеличиваться по мере улучшения факторов физической и социальной жизни.

В борьбе за долголетие решающее место занимает борьба с болезнями. Обследование долгожителей показало, что болезненные состояния, ранее приписываемые старости, — атеросклероз и на его почве болезни сердца и мозга, а также гипертоническая болезнь, эмфизема легких и др. — вовсе не обязательные спутники старческого возраста. Просто они являются основными факторами, укорачивающими жизнь и приводящими человека к преждевременной, патологической старости.

В 1939 году Л. Ашофф произвел вскрытие 400 умерших в возрасте от 65 до 100 лет. Он показал, что во всех случаях причиной смерти было какое-то заболевание, то есть до 100 лет умирают преждевременно от болезней.

Мало этого. Вскрытие умерших более старшего возраста, в том числе и старше 150 лет, показало, что и они погибли не от старости, а от болезни (пневмония, уремия и т. д.).

Процесс старения увеличивает вероятность смерти и все же в подавляющем большинстве случаев старение только подводит человека к пропасти, куда сбрасывают его болезни. По мнению немецкого патолога Д. Нотнагеля (1924), почти все люди умирают или насильственной смертью, или от болезней, а от старости умирает меньшинство, может быть, один на сто тысяч. К. Гирш утверждает, что до сих пор еще не известно ни одного случая, когда с достоверностью было бы исключено наличие приводящих к смерти болезней или функциональных нарушений. Не имеется ни одной смерти человека без болезненных явлений.

Большое влияние на продолжительность здоровой и полноценной жизни оказывает половой режим. Состояние половых желез оказывает настолько сильное влияние на всю жизнь человека, что некоторые ученые усматривают причину старости в атрофии половых желез. И если в настоящее время вряд ли кто-нибудь может видеть причину старости в состоянии одной, хотя бы и очень важной, железы, все же влияние ее на весь организм, на продолжительность и уровень жизни человека никто отрицать не может. Многие выдающиеся люди, сохранившие творческую энергию и хороший жизненный тонус до глубокой старости, как правило, сохраняли и свои потенциальные возможности. Гете был страстно влюблен в девушку, сам будучи в возрасте на рубеже 7-8 десятков лет.

Человек, рано израсходовавший свои мужские возможности или утративший их по тем или иным причинам, и в творческом отношении оказывается менее полноценным. Злоупотребление в этом вопросе сказывается отрицательно не только на брачных отношениях, но и распространяется на все стороны жизни человека.

Излишества в этой области неизбежно приведут к истощению и снижению, а то и полному исчезновению потенции. Чем моложе организм, тем губительнее на нем сказываются излишества. Потенция является чудесным даром, неоценимым богатством человека, не только украшающим его жизнь, но и влияющим благотворно на все ее стороны. Но, как и всякое богатство, она требует разумного расходования. Возможности человека в этом вопросе можно сравнить с капиталом, дающим проценты. Если человек будет жить за счет процентов, то его основной капитал не будет расходоваться, и этого богатства ему хватит на всю долгую жизнь. Если же он не удовольствуется процентами и будет расходовать основной капитал, то есть будет излишествовать, то основной капитал, а следовательно, и проценты будут уменьшаться, и человек рано придет к полному банкротству.

Безвредная частота любовных ласк индивидуально различна и зависит от многих факторов, и внешних, и внутренних. Можно считать частоту любовных встреч безвредной, если она составляет в среднем один-два раза в неделю. Ежедневные любовные свидания, а тем более повторяемые несколько раз за один день, позднее скажутся отрицательно на функциях всего организма, приведут к преждевременной старости и дряблости.

Когда я учился в средней школе, среди нас был один юноша, пользовавшийся большим вниманием девушек и чуть ли не с 16-и лет приобщившийся к любовным похождениям. В свои 18—19 лет он среди нас считался уже опытным донжуаном и откровенно рассказывал о своих похождениях. Полагая, что частота любовных связей доказывает его мужскую силу, он говорил, что может — и часто это делает — допускать любовные ласки по нескольку раз в день. Вспоминаю, с какой завистью смотрели на него его сверстники.

По окончании средней школы мы разъехались по разным городам. Спустя 20 лет я совершенно случайно встретил его в одном из министерств. Он выглядел очень импозантно. Солидный, с порядочным животом, несмотря на молодой возраст (ему было чуть более 40 лет), он ходил медленно и важно, говорил не торопясь, с достоинством, уверенный, что каждое его слово ценится на вес золота.

После решения моего вопроса мы стали вспоминать товарищей по школе и учителей. Вспомнил я и о том, как завидовали ребята его любовным похождениям, его успехам. Он сразу как-то загрустил и, помолчав, сказал: «Да, был дураком и никто меня на ум не направил. А эти излишества сказались самым отрицательным образом. По существу, я уже несколько лет не мужчина, а отсюда и моя полнота, и медлительность (а Вы ведь помните, каким я был подвижным и бойким мальчишкой). Но главное — это отсутствие живого интереса ко всему. У меня последние годы как бы подрезаны крылья. Я не чувствую в себе ни силы, ни желания создавать что-то большое, важное. Я занимаю солидную должность, одновременно преподаю в институте, но на душе какая-то пустота».

Вместе с этим, я был хорошо знаком с одним ученым, отличавшимся большой трудоспособностью. Жизнь его была нелегкой. Но он как-то сумел сохранить и веселый характер, и жизнерадостность. Жена его была намного его моложе. Но судя по его словам, они жили дружно и счастливо. Как-то в откровенном разговоре он мне сказал, что и теперь, когда ему за 70, он сохранил не только свою прежнюю работоспособность, но и мужские способности.

На мой вопрос, как это ему удалось так сохранить себя, он ответил: «Я никогда в жизни не употреблял ни табака, ни вина, ничем не злоупотреблял. Я никогда не переедал и старался, по возможности, поддерживать режим, который не был для меня утомительным, но сохранял здоровье и трудоспособность. Может быть, если и были в чем-то злоупотребления, то только в работе. Почти ежедневно я работал по 12—14 часов, то на службе, то дома. Но, по-видимому, организм легче переносит труд, чем другие злоупотребления, тем более, что я с юношеских лет, как бы ни был перегружен и занят, старался придерживаться некоторых правил. Я старался спать не менее 7 часов в сутки, и когда стал постарше, стремился хотя бы месяц в году отдохнуть на курорте. Хорошая семья предохранит человека и в любовных делах».

Мне было очень интересно выслушать признание своего товарища, потому что оно мне полностью импонировало. Я и сам уже далеко не мальчик, все-таки 95 лет, и мне странно, когда слышу о слабости и нежелании работать у людей в возрасте 50— 60 лет. Я же не чувствую большой разницы ни в чем по сравнению с тем, что чувствовал в 40 или 50 лет. И работаю я не меньше, и устаю не больше. Так же, как и мой товарищ, я во всем соблюдал умеренность и придерживался режима, который меня не тяготил, а наоборот, поддерживал силу и бодрость.

И еще одно обстоятельство, которое, может быть, больше всего способствует сохранению душевного покоя и работоспособности. По заветам моей матери я всю жизнь стремился делать людям добро, и от этого у меня чаще всего на душе было отрадно и светло.


Ни из кого и никогда
Не создавал себе кумира,
Не гнул спины пред сильным мира,
И дня не прожил без труда...

Эти слова Сергеева-Ценского всегда казались мне одним из главных секретов долголетия.

Фёдор Григорьевич Углов
ЧЕЛОВЕКУ МАЛО ВЕКА — Глава 3.

http://www.uglov.tvereza.info/knihi/cmv/3.html

http://www.perunica.ru/zdrava/4444-vsegda-li-starost-ne-radost-f-uglov.html  





Всегда ли старость — не радость? (Ф. Углов)

Категория: Здрава   Автор:

<
  • 480 комментариев
  • 0 публикаций
5 мая 2011 10:55 | #1

Сергей0123

0
  • Регистрация: 25.08.2009
 
Хорошая статья. Но всё должно быть в меру.

<
  • 3 комментария
  • 0 публикаций
5 мая 2011 12:44 | #2

rhomax

0
  • Регистрация: 10.02.2011
 
хорошая статья про стариков советских, а что же с нами будет

<
  • 517 комментариев
  • 12 публикаций
5 мая 2011 19:36 | #3

Babayker

0
  • Регистрация: 25.03.2010
 
Фёдор Григорьевич дело говорит как всегда. Низко кланяюсь его образу...

<
  • 34 комментария
  • 3 публикации
5 мая 2011 20:30 | #4

irekfly

0
  • Регистрация: 29.12.2010
 
Как-то гулял с младшими по двору,вижу бабушка собирает бутылки по двору( из тех кто живет один и почти всю пенсию съедает квартплата).Подошел ,посмотрел в глаза,а они чистые, лучезарные.....Короче определил, что человек нормальный и протягиваю деньги...Она улыбнулась и с благодарностью отказалась,сказав что бутылки собирает от безделья...Умру ,если дома буду лежать...на том и расстались.....Благодарю

--------------------

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера