Перуница

» » Берегись автомобиля. (Ф. Углов)

Здрава » 

Берегись автомобиля. (Ф. Углов)

Берегись автомобиля. (Ф. Углов)

Согласно статистическим данным о причинах смерти, как уже говорилось ранее, на третьем месте (после сердечнососудистых и онкологических заболеваний) стоит травма. Травма, с которой мы встречаемся в повседневной жизни (о военной травме здесь говорить не будем — это вопрос особый), в большинстве случаев не заканчивается немедленной гибелью пострадавшего. В то же время травмы столь разнообразны и столь часто приводят к тяжелым последствиям, что к травме в любом случае надо относиться очень внимательно. Так, например, знаменитый датский сказочник Г. X. Андерсен получил тяжелую травму, упав с кровати, а итальянский писатель Пьетро Аретино разбился насмерть, опрокинувшись со стула. Поэтому надо помнить, что источники смертельной опасности для людей многочисленны даже в мирное время: катастрофы, покушения и, наконец, несчастные случаи, причины которых иногда поразительно нелепы.

Однако настоящий бич нашего времени — травмы на дорогах. Несчастья на дорогах случались и раньше, когда ездили по ним на лошадях и в каретах: разбивались и ломали себе ноги и головы всадники, получали повреждения пассажиры карет, когда те опрокидывались. Но жертв было сравнительно немного. Истинные катастрофы на дорогах стали происходить позднее, в эпоху внедрения паровых машин, когда началось опьянение скоростью. В мае 1842 г. сошел с рельсов и загорелся поезд на линии Париж—Версаль. В результате — 150 жертв; среди заживо сгоревших был французский мореплаватель Дюмон Дюрвиль, только что вернувшийся из опасного путешествия по южным морям.

Одна из главных причин железнодорожных катастроф, действовавших на общество шокирующим образом, была устранена с появлением автоматического пневматического тормоза Вестингаузена, после чего железные дороги и по сей день остаются самыми безопасными путями сообщения.

Большой восторг вызвало появление парового двигателя, который мог развивать по тому времени большую скорость. Однако этот восторг скоро сменился бурным общественным гневом после того, как в 1834 г. в Шотландии в результате взрыва одного такого дилижанса погибло пять человек. После этого эксплуатация такого рода транспорта была запрещена.

В наш век, когда пар заменен бензином, многое изменилось — но в лучшую ли сторону? Изменились масштабы бедствий. Локомотивы никогда не убивали по 250 тысяч, не калечили по 10 миллионов человек в год, как это делают сейчас автомашины. Нынешний век ответственен за такие трагедии, перед которыми меркнут чумные эпидемии средних веков. В глазах общественности несчастные случаи на дорогах — чуть ли не стихийное бедствие, наподобие землетрясения или тайфуна. Отправляясь в автомобильное путешествие, все надеются, но многие не знают, вернутся ли они обратно целыми и невредимыми. Всемирная организация здравоохранения призывает все органы здравоохранения сыграть свою роль в защите людей от грозящей им опасности. Мы можем только сожалеть, что органы здравоохранения некоторых стран полностью устранились от этого народного бедствия. А сколько горя причиняет оно всем людям, столкнувшимся с подобным случаем, который часто выглядит так нелепо и страшно!

В семье моего доброго знакомого собирались сыграть свадьбу сына. На определенный час были приглашены гости. Свадьбу решили сыграть в Пушкине, где жили родители жениха. Часа за два до назначенного времени хозяйки, накрывавшие стол, вдруг обнаружили, что у них нет горчицы. Жених тут же вызвался съездить на мотоцикле в Ленинград, уверяя, что через час он уже вернется. Невеста решила ехать вместе с ним, и они веселые, улыбающиеся, счастливые помчались по широкому шоссе в направлении к Ленинграду. Но через час они не вернулись. Не вернулись и к трем часам, когда собрались уже все гости. Прошло еще несколько часов. Наконец родителям, уже предчувствовавшим неладное, сообщили, что мотоцикл столкнулся с самосвалом, который вел пьяный шофер. Жених и невеста разбились насмерть. И вместо веселой свадьбы всех собравшихся родных и друзей ждали печальные похороны молодых, цветущих, так жаждавших жизни людей.

Подобных случаев на Земле происходит почти 250 тысяч. Еще 10 миллионов человек получают травмы различной степени тяжести, в том числе сотни тысяч остаются инвалидами. Не удивительно, что общественность всего мира взывает к тем, кто ответственен за безопасность людей, кто призван их охранять, чтобы они защитили их от этой страшной опасности.

Помимо людского горя автомобильные катастрофы приносят и большой материальный ущерб. Сотни тысяч изуродованных машин; почти 10% коек в крупных больницах ряда стран занято пострадавшими на дорогах. Миллионы нерабочих дней в году у лиц самых продуктивных возрастных групп — на каждого убитого в уличных катастрофах приходится 10-15 тяжелораненых и 30-40 легкораненых. Особенно тяжело сознавать, что очень часто жертвами дорожных катастроф становятся дети. В Великобритании лет десять назад было подсчитано, что более половины детей рано или поздно оказываются жертвами несчастных случаев на улице и что один ребенок из 50 погибает.

Обследования показывают, что кривая несчастных случаев дает пик в возрасте 15-25 лет. В 18-ти обследованных странах Европы люди этого возраста составляют от 20 до 50% всех пострадавших.

Полученные статистические данные должны явиться предметом серьезного обсуждения для органов здравоохранения и не могут не привлечь внимания широкой общественности. Прежде всего эти данные показывают, что несчастные случаи на дорогах представляют собой гораздо более важную проблему с точки зрения уменьшения средней продолжительности жизни, чем с точки зрения статистики общей смертности. Исключение смертности от несчастных случаев оказало бы влияние на среднюю продолжительность жизни в 5—10 раз большее, чем исключение смертности от инфекционных болезней. Необходимо также учитывать значение, которое представляют люди данной возрастной группы для общества с экономической точки зрения.

Другим важным аспектом этой проблемы считают возрастание тяжести повреждений, полученных при дорожных катастрофах, что увеличивает число инвалидов среди населения.

Если несколько лет назад в развитых странах пешеходов погибало на дорогах в 2—3 раза больше, чем водителей и пассажиров, то в настоящее время ситуация изменилась, и в некоторых странах водителей и пассажиров погибает больше, чем пешеходов. При авариях на дорогах наиболее частыми для водителей являются ранения головы, и поскольку эти аварии в настоящее время случаются при высоких скоростях, процент несчастных случаев, после которых трудоспособность может быть восстановлена, снижается — то есть опять-таки возрастает количество тяжелых инвалидов среди населения.

В результате дорожных катастроф в настоящее время имеется значительный процент людей с постоянной нетрудоспособностью. Это объясняется тем, что максимальный процент несчастных случаев отмечается в возрастной группе в 15-24 года и что водители машин этой группы, получившие тяжкие повреждения, имеют больше шансов выжить, чем водители старших возрастов. А это значит, что очень большая группа инвалидов будет молодого возраста.

Не говоря об инвалидности и смертности от автомобильных аварий, сама напряженная езда в условиях города или на автострадах на больших скоростях приводит нередко к стрессовым ситуациям и болезненным состояниям. При профессиональном исследовании сердечнососудистой системы у водителей лондонских автобусов и кондукторов метро было выявлено, что у первых артериальное давление и уровень холестерина выше, чем у вторых; к тому же они вдвое чаще страдали сердечными расстройствами.

Чрезвычайно важно, чтобы водители имели спокойную обстановку для работы не только в момент управления машиной, но и до этого. Среди факторов дорожных аварий указывают на эмоциональные стрессы, в основе которых лежат супружеские конфликты, профессиональные осложнения и экономические трудности. Мысли об этом могут быть навязчивыми у водителей, отсюда их невнимательность и ошибки во время езды. Жертвы эмоциональных стрессов особенно склонны к алкоголизму.

Циклические изменения играют важную роль в эволюци. Пример такой цикличности — суточный ритм жизненных отправлений. Обычный пик суточного ритма приходится на наиболее активную часть суток, а спад его — на пассивную часть. Однако современная жизнь перестала ограничиваться светлым временем суток. Есть посменные бригады, есть и шоферы, которым приходится работать по ночам. Сдвиг между требованиями окружающей среды и потребностями человеческого организма изучался в лаборатории стрессов при Каролинском институте в Стокгольме. Установлено, что обычный недельный цикл недостаточен для полной адаптации человека к подобному «превращению дня в ночь, ночи в день». Даже три недели подряд ночной работы не вызывает перемены суточных функций. Привычный суточный ритм продолжает давать о себе знать. Переход от обычной дневной работы к трехнедельной ночной деятельности сопровождается увеличением некоторых показателей физиологических стрессов. Отмечено падение производительности и нарастание усталости в утренние часы. Падение производительности было особенно заметно у лиц в возрасте 60 лет, хотя часто они сами этого не замечали.

Обследование водителей грузовиков и автобусов, проведенное в США, показало, что длительное сидение за рулем, особенно ночью, служит важным фактором стресса и усталости, а следовательно, и риска несчастного случая. После 3-часового вождения внимание водителя притупляется и число совершаемых ошибок возрастает.

Примерно через семь часов пребывания за рулем частота ошибок резко возрастает. Правда, усталость снимается отдыхом, но только до определенной степени. Остановка после трехчасовой езды позволяет, конечно, как говорят, «перезарядить батареи» и исключить дальнейшие ошибки водителя. Вторая остановка спустя 6 часов дает меньший эффект, а после третьей (т. е. после 9-часового пребывания за рулем) не только не наступает никакого улучшения, но внимание водителя еще больше притупляется. У водителя пожилого возраста притупление внимания и ошибки вождения начинаются раньше. Установлено, что после 5-часовой езды такие водители попадают в аварии чаще, чем молодые, хотя абсолютный показатель несчастных случаев среди молодых водителей оказывается выше.

Качество вождения зависит и от времени суток. Наиболее низкие показатели отмечаются в ранние утренние часы, когда большинство биологических процессов замедляется. Профессиональные ошибки в ночное время еще больше возрастают при сочетании неблагоприятного времени суток и эффекта усталости — например, в ранние утренние часы после длительного путешествия. Все это должно учитываться при составлении графика работы профессиональных водителей. Оплата труда многих шоферов зависит от количества рейсов, времени, проведенного в дороге, скорости езды. В погоне за заработком нарушается равновесие человека, усиливаются стрессы, накапливается усталость, в результате чего повышается риск несчастных случаев. Вот почему для шоферов, работающих ночью и под утро, скорость передвижения должна быть запланирована меньшая, нагрузка должна быть снижена без снижения заработка. Чтобы уменьшить количество аварий и перенапряжение нервной системы шоферов, необходимо учесть эти научные наблюдения при составлении графика их работы:

1. Следует избегать длительных поездок, во время которых шоферам приходится находиться за рулем более 9 часов (включая остановки). Прежде всего это относится к водителям старше 45 лет.

2. Нельзя допускать, чтобы водитель вел машину дольше 3 часов без остановки, необходимой для восстановления физиологических функций и его профессиональной формы. Продолжительность остановок должна возрастать к концу рабочего дня.

3. Работу профессиональных водителей необходимо организовать таким образом, чтобы они не заканчивали продолжительных рейсов в ранние утренние часы. Комбинированный эффект этого времени суток и усталости после длительной езды повышает риск дорожных аварий.

4. В основе оплаты работы водителей не должен лежать принцип наезженных километров, чтобы водитель, достигнув порога усталости, не был вынужден гнать свою машину дальше ради лишних денег.

Надо сказать, что к жертвам дорожных катастроф люди как бы начинают привыкать, и их уже не особенно волнуют сообщения о десятках и сотнях жертв за сравнительно короткое время.

Если бы какая-то страна сообщила, что в ближайшие недели по меньшей мере 80 человек умрут от какой-то болезни, а 800 других получат травму или будут парализованы, что так будет происходить все время — со всех сторон хлынули бы советы и предложения помощи, началась бы разработка новых мер для защиты, изучались бы причины и намечались бы планы профилактики. И все это было бы абсолютно оправдано. Но что происходит, когда мы сталкиваемся с одной из самых серьезных опасностей для общества — с несчастными случаями на дорогах? Ведь 250 тысяч убитых и 10 миллионов раненых ежегодно — это реальная угроза человечеству. Почему же нет решительной борьбы с этим злом, почему нет серьезной профилактики дорожных аварий?

Что же надо сделать, чтобы предупредить или, по крайней мере, существенно сократить дорожный травматизм и уменьшить его человеческие жертвы? Помимо строгого контроля за состоянием зрения, нервной системы и других показателей здоровья шоферов, помимо указанного выше учета утомляемости шоферов основой профилактики травматизма являются два момента: снижение скорости и исключение вождения автотранспортных средств в нетрезвом виде. Все опытные шоферы, начальники гаражей, все работники ГИБДД заявляют категорически, что при анализе причин аварии две эти причины являются виновниками их в огромном большинстве случаев.

Первый вопрос, который возникает в связи с этим: можно ли и целесообразно ли снижать скорость? Я глубоко убежден, что и можно, и нужно.

Когда я еще только начинал водить машину, мои друзья, опытные водители, предупреждали меня, чтобы я ни при каких обстоятельствах не превышал скорость. Они говорили так: помните, что до 50 км/час шофер управляет машиной, а после 50 - она им. Это значит, что при скорости до 50 км/час шофер может затормозить и остановить машину практически при всех, даже самых неожиданных случаях. После 50 км/час это возможно далеко не всегда. Поэтому в городе, в населенном пункте скорость автотранспорта не должна превышать 50 км/час; за городом - 60 км/час.

После того как во Франции законом была ограничена скорость автомобильной езды, количество катастроф на дорогах резко снизилось.

Но, может быть, ограничение скорости намного увеличит время в пути? Мои наблюдения подсказывают, что это вовсе не так, что старинная русская поговорка «тише едешь — дальше будешь» остается в силе. Много раз при поездках в автомобиле на далекие расстояния я отмечал, что машины, которые, обгоняя меня, лихо мчались вперед, оказывались потом или в кювете, или на обочине с помятым крылом, или задерживались инспекторами ГАИ. Так было, например, при моем возвращении из Пушкинских Гор в Ленинград. Был хороший солнечный день, мы ехали, как всегда, со скоростью не более 60 км/час, спокойно разговаривали, любовались ландшафтом. Мимо нас промчалось пять или шесть машин: «Жигули», «Москвичи» и даже «Запорожец», пассажиры которых снисходительно посматривали на нашу «Волгу». Нас их взгляды не смущали, мы продолжали двигаться так же спокойно. За те 6—7 часов, что мы ехали до Ленинграда, большинство из обогнавших нас машин оказались позади нас или в перевернутом, или в поврежденном виде. Последнюю из них задержал милиционер при самом въезде в черту Ленинграда.

Анализируя свои поездки, я много раз убеждался, что быстрая езда, резко увеличивая напряжение, дает очень небольшую экономию времени.

Одно время мы довольно часто ездили в г. Тарту, в Эстонию. Это небольшой университетский городок (Тартусскому университету почти 200 лет). У нас там были знакомые врачи, оперированные больные, профессора, ассистенты. В Тарту небольшая, но очень уютная гостиница, в которой было удобно остановиться и припарковать машину. После двух-трехдневного пребывания в Тарту мы возвращались назад под большим впечатлением от ловли раков. Надо сказать, что это очень интересное занятие, о котором мы до тех пор не имели никакого представления. Во-первых, мы узнали, что раков ловят только в те месяцы, в названии которых нет буквы «р», то есть май, июнь, июль, август. Во-вторых — что они очень хорошо ловятся или совками, или специальными корзинами, на дне которых укрепляется несвежее мясо или лягушка. Если вода прозрачная, можно ясно наблюдать как раки, забравшись в сетку, впиваются клешнями в мясо. Но стоит только чуть шевельнуть сеткой, как они разбегаются в разные стороны с таким проворством, какого мы никак не ожидали от таких, казалось бы, неповоротливых животных. Наловив их достаточное количество, мы разжигали костер, раскладывали на траве и скатерти продукты — и начиналось священнодействие — поедание раков, приготовленных на каком-то особо вкусном бульоне.

От Ленинграда до Тарту 350 км; на дорогу в одну сторону мы тратили при скорости 60 км/час ровно 7,5 часов. Проверено это нами было много раз. Но однажды возникла ситуация, что мне надо было спешить, и я, нарушив свое обыкновенное правило, всю дорогу ехал со скоростью 80—90 км/час. Подъехав к Ленинграду, я отметил, что в этот раз я потратил на дорогу семь часов. Я был поражен. Весь день ехал, можно сказать, на предельной скорости, не раз рисковал попасть в угрожающее положение - и все это ради того, чтобы за день сэкономить всего 30 минут! Ну стоит ли такая экономия того риска, которому я подвергался?!

Сейчас я стойко выдерживаю за городом скорость 60 км/час, доставляя большое удовольствие водителям «Москвичей» и «Запорожцев», которые с гордостью обгоняют мою «Волгу».

Значительно более важным моментом в профилактике дорожного травматизма является недопущение к управлению машиной шофера даже с легкой степенью опьянения. Научные данные показывают, что никакой «допустимой» концентрации алкоголя в крови, которая, якобы, не оказывает существенного влияния на частоту аварий на транспорте, не существует. Любое принятое количество алкоголя увеличивает степень риска, увеличивает число жертв и несчастных случаев. Спрашивается, на каком основании мы можем позволить увеличить риск хотя бы на один процент? Ведь за каждой аварией — человеческие жертвы, людское горе. При этом надо иметь в виду, что алкоголь действует на человека не только несколько часов после приема. Его отрицательное влияние на центральную нервную систему, а следовательно, на внимание, быстроту реакции и т. п. сказывается даже спустя несколько дней.

Сознавая свою ответственность за человека, я за всю свою жизнь не позволил себе выпить накануне операции даже рюмки сухого вина. Знаю, что так же твердо держат себя летчики на кануне вылета. Почему же мы можем снисходительно относиться к шоферам, позволяющим себе выпивку? Ведь ДТП нельзя исключить даже при полной трезвости, а при приеме алкоголя опасность увеличивается в десятки раз.

Учитывая это обстоятельство, необходимо, чтобы представители ГИБДД проверяли не только скорость и состояние машины, но и каждому водителю проводили бы пробу на концентрацию алкоголя в выдыхаемом воздухе. Несмотря на некоторую сложность такой процедуры, она будет оправдана снижением числа аварий. Опыт показывает, что нередко водители, выехав из города трезвыми, дорогой могут пить практически бесконтрольно. А между тем выпивки шоферов приносят не только огромный материальный ущерб, многие дни нетрудоспособности, но и большие человеческие жертвы.

Многие скептически отнесутся к нашим предложениям, считая их чрезмерными. Однако сколько водителей, покоящихся ныне на кладбищах (и ушедших туда много раньше срока, начертанного им природой), до последнего своего часа верили, что 2—3 рюмки спиртного ничему повредить не могут, скорее — наоборот...

О материальном ущербе, наносимом дорожными катастрофами, можно судить хотя бы по таким цифрам: в Швеции, где всего 8 миллионов жителей, в 1972 году стоимость дорожных катастроф составила 110 миллионов долларов. А между тем, стоимость хорошей хирургической больницы 4—5 миллионов долларов. То есть Швеция могла бы на эти деньги строить по 20—25 хирургических клиник ежегодно! Можно себе представить, какие убытки несет наша страна с ее 260-миллионным населением, какие богатства выбрасываются у нас и насколько мы бы жили лучше, если бы эти средства шли на нужды народа.

По данным Всемирной организации здравоохранения почти третью часть этих расходов составляют потери заработной платы потерпевших. Средний срок госпитализации раненых составляет 180 дней, что говорит о тяжести травм. При этом надо иметь в виду, что после выздоровления у пострадавших часто остаются последствия, лишающие их полноценной работы, в результате чего они теряют в заработках, и в дальнейшем многие на всю жизнь остаются инвалидами.

В Швеции ежегодно 23 тысячи человек погибают или получают увечья на дорогах и улицах. Медицинские расходы составляют свыше 50 миллионов долларов. Если принять во внимание, что у нас население больше в 33 раза и если согласиться, что травматизм от ДТП у нас не выше, чем в Швеции, то и в этом случае лечение пострадавших на дорогах обходится нам в 1,5—2 миллиарда рублей ежегодно. Что же касается человеческих жизней, то потери государства здесь не поддаются учету.

Все это диктует необходимость самого строгого отношения к водителям. Слишком дорогой ценой расплачивается человечество за рюмку водки, принятую шофером, чтобы можно было здесь допускать снисходительность. Во имя спасения ни в чем не повинных людей этот фактор риска должен быть исключен любыми, самыми экстремальными мерами.

Есть еще одна форма бытового травматизма, которая, может быть, и не связана так сильно с употреблением алкоголя. Имеется в виду травматизм на скользких обледенелых дорогах и тротуарах в большинстве регионов страны с холодным климатом. Как показали наблюдения последних лет, в Ленинграде выпавший снег долго не убирается с тротуаров и дорог. Наступившая на короткий срок оттепель создает ледяной покров по всем мостовым и тротуарам. Сугробы снега не дают нормально проходить пешеходам, и они вынуждены «прыгать» по скользкой ледяной дороге. Все это приводит к тяжелым травмам — переломам костей рук и ног, позвоночника и черепа, — что, несомненно, сказывается на продолжительности и активности жизни населения. Поэтому своевременная уборка снега в нашем климате имеет очень большое значение. Потери трудоспособности от травм, связанных с плохими дорогами, наверное, намного больше, чем тот труд, который нужен для уборки снега.

Однако рассчитывать на дворников ни в коем случае нельзя. Дворниками работают, как правило, русские женщины, которым ни по каким нормам этот труд не допустим, не говоря о том, что они получают за него ничтожную плату. Поэтому в наших условиях необходимо ввести обязательный для всех здоровых людей «час физической работы» в день, который должен отработать каждый служащий и работник умственного труда в возрасте с 18 до 65 лет. Это прежде всего огромная польза самому человеку, а кроме того, это дает государству огромный резерв физического труда, которым оно может манипулировать. В случае снегопада — стоит только это организовать — и снег будет убран очень быстро. Между тем горько смотреть на то, как наши женщины-дворники убирают тяжелый снег, а холеные мужчины проходят мимо, боясь шевельнуть рукой, чтобы не растрясти свой жир.

Как уже было отмечено, физический труд — основа здоровья и долгой жизни, и надо этот факт использовать, чтобы сделать нашу жизнь более удобной. Все дело в том, чтобы захотеть — а организовать это не трудно. Хорошая деревянная лопата стоит не дорого, любому учреждению не составит труда приобрести 200-300 лопат. И вот в течение дня тысячи людей выполнят работу. Один час физического труда — обязательный для каждого здорового человека. Это огромная польза и человеку, и государству.

Из приведенного краткого обзора последствий автомобильной травмы, являющейся одной из наиболее частых причин смертельных исходов как для водителей и пассажиров, так и для пешеходов, мы видим, что этот вид человеческой деятельности наряду с огромными удобствами и большой пользой для человека является вместе с тем и частой причиной гибели, болезней и инвалидности людей, что, несомненно, оказывает огромное влияние на жизнь и благополучие общества, сокращая продолжительность жизни человека, принося страдания и ухудшая жизнь людей, сделавшихся инвалидами по вине автомобильных травм.

Так какой же вывод должны сделать люди? Продолжать ли развивать автомобильное дело и мириться с гибелью и травмами людей или отказаться от удобств автомобиля, чтобы уменьшить гибель и инвалидность?

Конечно, автомобиль так прочно вошел в нашу жизнь и несет такие удобства людям, что отказаться от него было бы большой ошибкой. Но и мириться с теми человеческими потерями, которые он несет, мы тоже не можем и не имеем права. Поэтому общество обязано сделать все, чтобы свести к минимуму количество автокатастроф или избавиться от них полностью.

Фёдор Григорьевич Углов
ЧЕЛОВЕКУ МАЛО ВЕКА — Глава 7

http://www.perunica.ru/zdrava/5097-beregis-avtomobilya-f-uglov.html  





Берегись автомобиля. (Ф. Углов)

Категория: Здрава   Автор:

<
  • 480 комментариев
  • 0 публикаций
31 августа 2011 08:58 | #1

Сергей0123

0
  • Регистрация: 25.08.2009
 
Пьяный за рулём - преступник, и это однозначно.

<
  • 83 комментария
  • 0 публикаций
31 августа 2011 18:59 | #2

гном_из_Перми

0
  • Регистрация: 8.11.2010
 
много букв не осилил, очередная страшилка и все козлы одна я королева...
Но часть таки ухватил, и от себя скажу, что "ахтунги" не превышающие за городом 60км/ч наиболее опасные объекты, т.к. провоцируют обгонять их, сильно провоцируют boks .
Лечение? правильные дороги, дабы возможности пропускной способности дороги удовлетворяли потребностям потока, тогда и скоростной режим можно увеличить, например.

--------------------

<
  • 517 комментариев
  • 12 публикаций
1 сентября 2011 08:17 | #3

Babayker

0
  • Регистрация: 25.03.2010
 
Честно говоря, тема не стоит внимания. Я сам 4 года ездил на мотоцикле и не по наслышке знаю все косяки.
В первую очередь надо вести смертную казнь за вождение в нетрезвом виде. В первый раз, допустим, лишение прав пожизненно, если опять пьяный за рулём - казнь. Никакого сраного гуманизма, пьяный за рулём - 95% случаев убийца, причём обычно массового поражения.
Во-вторых: нужен контролирующий пешеходов орган. Пешеходы в большинстве случаев лезут под колёса, но по закону виноват водитель. Лично у меня был случай: я ехал по проспекту (сто раз по нему ездил), с одной стороны пром зона, нет ни пешеходных переходов, ни светофоров. Резкий поворот, на обочине огромный куст растёт, и какой-то мудак захотел перейти 4 полосную дорогу прямо за этим кустом, т.е. совершенно спрятавшись от водителя. Я проехал в 10 см от мужика, если бы ехала машина, то он оказался бы точно на капоте.
В-третьих: гаишники должны стоять не там, где можно драть штрафы после нарушения пдд, а перед опасным местом, чтобы предотвратить нарушение своим грозным видом. Многих аварий можно было бы избежать, если бы на участке где обгон запрещён стояли бы менты, а не после него в кустах.
В-четвёртых: нужны оборудованные переходы. В случае нашей страны на светофорах с пешеходными переходами из дороги на стоп линии должны вылезать стальные стержни, скажем, через 5 секунд после загорания красного цвета. Там, где дорога 4 полосная нужно поставить посередине отбойник, чтобы пешеходы не лезли изо всех щелей. Так же состояние дороги вынуждает превышать скорость в городе (кроме случаев с мажорами и гонщиками). Я поясню. Выезжая на работу, человек знает сколько он тратит времени на дорогу. Перекопали дорогу - опоздал, пробка - опоздал, паровоз совершает манёвры почему-то обязательно на дороге - опоздал, и т.д. Естественно, при выезде на нормальный участок дороги все начинают гнать как тарашки. Даже просто разбитая дорога, по которой надо медленно ехать очень утомляет постоянными выжимами сцепления и постоянным контролем, внимание рассеивается.

<
  • 104 комментария
  • 3 публикации
1 сентября 2011 10:20 | #4

cjiaba

0
  • Регистрация: 20.09.2010
 
Жертвы дороге и транспорту. Кто сказал что в наше время жертвоприношений (в данном случае людей) нету? Посмотрели вокруг внимательно, чему еще мы жертвы приносим?

--------------------

<
  • 589 комментариев
  • 5 публикаций
2 сентября 2011 20:11 | #5

Varulv 2

0
  • Регистрация: 19.05.2010
 
Я недавно был счастлив наблюдать ДТП(две дамочки на иномарочках протупили знатно). Счастлив потому, как лишний раз наглядно убедился, что на улице 99% - стадо тупых растерянных баранов(что особенно печально - большинство мужчины старше 30).
Цитата: Babayker
В первую очередь надо вести смертную казнь

Если это сделать - остальное не надо уже будет...вообще ничего не надо будет ни для кого, т. к. никого уже в стране не будет. Неееет, смертную казнюшку надо беречь для особых, демонстративно-публичных случаев, это Вам не панацея.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера