Перуница

» ГЛАВА II. В ПОИСКАХ ИСТОЧНИКА ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ

Пола Гарб ДОЛГОЖИТЕЛИ

ГЛАВА II. В ПОИСКАХ ИСТОЧНИКА ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ

«Люди со скверным характером
долго не живут»

(Абхазская поговорка)


СЕКРЕТЫ ДОЛГОЛЕТИЯ: ТЕОРИИ



У каждого праздничного застолья — свой ритуал

Долгожители Кавказа имеют самые различные мнения о секрете их «источника вечной молодости». Елизавета Ша- крыл считает, что смогла шагнуть во второе столетие потому, что ни при каких обстоятельствах не позволяет себе раздражаться. Тимур Ванача уверен: его секрет в том, что он никогда в жизни не прекращал работать. Джгуг Чама- гуа верит: нужно много ходить и иметь ровный характер, чтобы жить долго. А Арутан Гицба не сомневается, что здесь не обходится без вмешательства аллаха. Другие долгожители объясняют причины долголетия абхазской пищей, горным воздухом, домашним вином и чачей. Некоторые утверждали: абхазы живут дольше потому, что они женятся позже обычного, значит, и интимная жизнь у них начинается позже (абхазские обычаи запрещают внебрачные половые связи).

Согласно этой теории, половая жизнь у абхазов прекращается намного позже, чем у других народов и это они считают важным фактором сохранения здоровья в преклонном возрасте. Один долгожитель так и заявил: он сохранил хорошее здоровье в старости благодаря удачному браку и счастливой семейной жизни.

Ученые, изучающие долгожителей не только в Абхазии, но и в других районах мира, придерживаются столь же различных теорий. Все эксперты сходятся, однако, на том, что существуют определенные географические районы или отдельные этнические группы с более высоким процентом жителей в возрасте свыше 90 лет.

Например, согласно переписи, в 1970 году все население Закавказья, то есть Армении, Азербайджана и Грузии, составляло 5 процентов от населения СССР. В то же время там проживало 16 процентов людей старше 90 лет и 35 — старше 100. В самом Закавказье есть этнические группы, в которых процент долгожителей намного выше, чем у соседних народов. Скажем, среди абхазов в два раза больше людей старше 90 лет, чем среди грузин.

В поисках объяснения этого феномена специалисты изучают генетические особенности долгожителей, их образ жизни и природные условия данной местности. Систематические наблюдения за долгожителями проводятся в различных районах мира, включая Пакистан (хунзы, живущие к северо-востоку от перевала Кибер), Эквадор (долина Вилькабамба в Андах), Абхазия и Азербайджан в Советском Союзе. Пока наиболее активные исследования проводятся среди абхазов и азербайджанцев в рамках советско- американской программы изучения проблем старения и долголетия. В ее осуществлении участвуют ученые из различных областей науки — медицины, биологии, психологии, демографии, социологии и этнографии. Начиная с 1978 года они отрабатывают различные гипотезы, позволяющие дать ответ, какие именно факторы способствуют активному долголетию.

Согласно генетической гипотезе, способность к долголетию передается по наследству. В Эквадоре и Абхазии долголетие, вероятно, действительно является семейной традицией. По программе советско-американских исследований выделяются семьи, в которых есть долгожители, и семьи, где их нет. Дэвид Дэвис из геронтологического колледжа в Лондоне отметил подобную закономерность среди жителей долины Вилькабамба в Эквадоре, где он провел широкие исследования. Советские сторонники генетической теории долголетия считают: если и не существует «гена долгожительства», то вполне возможно, существуют «гены жизнестойкости», которые приобретают особую силу среди представителей сравнительно малочисленных этнических групп, где наблюдается тенденция вступать в брак с лицами, принадлежащими к этой же группе, как это делают абхазы и жители долины Вилькабамба в Эквадоре. Однако в этой эквадорской общине имеется много случаев заключения браков между родственниками, тогда как в Абхазии те, кто вопреки обычаю вступает в брак даже с очень дальними родственниками, по обычаю изгоняются из республики, и потому такие случаи там крайне редки. Однако ввиду того, что население Абхазии сравнительно малочисленно (в настоящее время оно составляет немногим более 90 000 человек), «гены жизнестойкости» на протяжении тысячелетий вполне могли стать преобладающим фактором генетики, укрепившимся благодаря бракам исключительно внутри этой этнической группы.

Второй объект исследования — климатические условия. Вполне возможно, долголетию способствует и мягкий, сравнительно ровный в течение всего года климат. Это — общий фактор для всех групп долгожителей, кроме якутов, среди которых также много людей старше 90 лет, хотя живут они в исключительно холодном климате советского Севера. Возможно, флора и фауна географического района также способствует в какой-то степени сохранению здоровья и продлению жизни. Исключительно важное место в исследованиях занимает изучение химического состава воды и почвы. Эту экологическую гипотезу ученые тесно увязывают с генетической, исходя из предположения, что генотипы долголетия могут положительно проявляться в наибольшей степени только в определенных природных условиях и что сформировались они в той или иной степени под их влиянием.

Третье направление исследований — образ жизни: особенности диеты долгожителей, работы и сна, их обычные ежедневные контакты и поведение в стрессовых ситуациях.

Доктор биологических наук В. И. Козлов, руководитель группы советских этнографов — участников советско-американской программы, не согласен с теми, кто склоняется к выделению какого-либо одного фактора, способствующего активному долголетию. В статье, опубликованной в журнале «Природа» № 7 за 1980 год, В. И. Козлов указывает на ошибки, содержащиеся, как он считает, в некоторых распространенных теориях.

Согласно одной из них, долгожителей всегда больше среди мужчин. До начала совместных советско-американских исследований считалось, что в Абхазии среди людей в возрасте до 100 лет больше женщин, а в возрастной категории старше 100 лет больше мужчин. Объясняли это тем, что мужчины преклонного возраста в абхазском обществе пользуются большим авторитетом, нежели женщины, и поэтому у них более сильное стремление сохранять активность и после 100 лет. Слабые места в этой теории найти не трудно: возрастная верификация установления точного возраста показала, что в Абхазии больше женщин, чем мужчин, не только в возрасте от 90 до 100 лет, но и в возрастной категории свыше 100 лет.


О ПОДЛИННОМ ВОЗРАСТЕ ДОЛГОЖИТЕЛЕЙ


Зачем нужна возрастная верификация? В Абхазии у большинства современных долгожителей нет свидетельств о рождении. До установления там Советской власти точный возраст человека не имел никакого значения: дней рождения абхазы не отмечали, со временем они по традиции просто переходили из одной возрастной категории в другую, зная при этом свою возрастную группу, а не точную дату рождения. В прошлом столетии в отдельных местах велись церковные записи о рождении, но это делалось весьма редко. В этом отношении более подходящим объектом исследования является население эквадорских Анд, где, как пишет исследователь Д. Дэвис, каждый житель имеет подлинное свидетельство о рождении.

Когда абхазы в 1920-х годах получали первые советские паспорта, им приходилось вычислять год своего рождения. Те из них, кто появился на свет в период между 1840 и 1870 годами, наиболее неточно определяли свой возраст. К тому времени они уже были старейшими в своих селах, и если речь шла о мужчинах, то чем больший возраст называли они сами, тем большим было уважение к ним со стороны односельчан. Да и кто мог с уверенностью сказать, сколько в действительности лет старику — 70 или 80? 80 или 90? Исходя из возраста, указанного в метриках в 1920-х годах, этим долгожителям к моменту их смерти в 1950—1960-х годах было по 120, 130 и даже 140 лет.

В настоящее время в районах Абхазии, где в соответствии с советско-американской программой изучаются проблемы долголетия, уже нет людей, доживших до такого феноменального возраста. И полагаю, такую же картину можно наблюдать и в других районах этой республики, хотя и допускаю, что редкие исключения вполне возможны. Московский ученый И. И. Крупник считает, что почти все нынешние долгожители родились примерно в 1880-х годах. И в момент первых официальных записей возраста им было по 40—50 лет, что и определили тогда с большей или меньшей точностью. «Следовательно,— пишет И. И. Крупник,— период «феноменального» долгожительства закончился к 1970-м годам, очевидно, не по каким-либо социальным, биологическим или экологическим причинам, а в силу выбывания лиц конкретной возрастной когорты с максимально неточным определением абсолютного возраста» .

В наше время определить точный возраст уже не столь сложно, однако в процессе изучения абхазских долгожителей проводился опрос их самих, членов их семей и соседей, чтобы выявить возможные расхождения между истинным возрастом и тем, который зафиксирован в паспорте. Люди не знали, что во время бесед уточняется и их возраст, так как об этом спрашивали не напрямую, а словно бы невзначай, когда вели беседы по широкому кругу вопросов, относящихся к диете, работе и повседневной жизни.

Для уточнения абсолютного возраста задавались, например, такие вопросы: «Сколько вам было лет во время большого снегопада (1911 год)?», «В каком возрасте вы вступили в брак?», «Когда у вас родился первенец? Последний ребенок?», «На сколько лет вы старше или младше своей сестры, брата?». Ответы на эти вопросы после сравнения их с ответами тех, кто хорошо знает данного долгожителя, помогали установить его истинный возраст с точностью до пяти лет.

Истинный возраст можно также установить по результатам химического анализа зуба. Правда, для этого его надо... вырвать. Естественно, никакой гуманный ученый не станет настаивать на удалении одного из скорее всего немногих оставшихся у долгожителя зубов. Поэтому участники советско-американской программы исследований избрали более длительный путь верификации возраста — путем опросов. Это оказалось не только эффективным средством уточнения года рождения, но и помогло получить более широкую картину жизни долгожителей и их окружения. Это также развеяло миф о том, что долгожителей- мужчин больше, чем женщин.


ЕЩЕ ОДНА ГИПОТЕЗА


Некоторые исследователи придерживаются однозначной теории, с которой, кстати, согласились и несколько моих собеседников-долгожителей, что половое воздержание до 30—40 лет имеет определенное значение для долголетия. В Абхазии мужчины обычно женятся в возрасте около 40 лет, а женщины часто не выходят замуж до 30 лет. Как уже указывалось, и тем и другим обычаи всегда запрещали внебрачные половые связи. Однако эта гипотеза не подтверждается в Азербайджане, где большинство долгожителей, согласно местным обычаям, вступили в брак в возрасте до 20 лет. И Дэвид Дэвис ничего не пишет о поздних браках долгожителей в Андах.

Взаимоотношения полов среди абхазов считаются сугубо личным вопросом. Любое проявление чувственности или полового влечения в присутствии других презирается. Но личное отношение к вопросам пола вполне здоровое.

Сула Бенет, одна из инициаторов советско-американской программы и авторитетный специалист в США по вопросам жизни абхазов, так суммировала свои наблюдения в этом плане: «Несмотря на сложные народные обычаи и, возможно, потому, что все абхазы их придерживаются, половые отношения среди них считаются хорошим и приятным делом, если они остаются сугубо личными и не афишируются. Может быть, это не укладывается в рамки традиционного американского образа мышления, но в половых отношениях в Абхазии отсутствует комплекс вины. Они не подавляются и не сублимируются посредством увлеченности работой, занятий искусством, религиозно-мистической философией. Они не считаются злом, недопустимым даже в мыслях» .

Сула Бенет опубликовала также результаты работы группы медиков, исследовавших половую жизнь абхазов. Было установлено, что мужчины сохраняют способность к половой активности и после 70 лет, а у 13,6 процента абхазских женщин менструация продолжается и после 55 лет.

«Как позднее начало менструации, так и позднее наступление климакса у женщин,— пишет Сула Бенет,— это следствие одного и того же биологического фактора: медленно протекающего процесса старения. С точки зрения биологии эти женщины — “поздние цветы”» .

Абхазы считают, что регулярная половая жизнь должна начинаться позднее, так как, по их мнению, воздержание в молодости продлевает половую потенцию и способствует сохранению хорошего здоровья в течение более длительного времени.

Возможно, они и правы, но не следует забывать, что широкие обобщения могут увести и в сторону от истины. Многие долгожители, с которыми я беседовала, уже не могли больше похвастаться своей половой потенцией в возрасте 80, 90 или 100 лет, а часто и значительно раньше.


Знаменитый ансамбль «Нартаа»

Однажды, когда я ждала начала репитиции ансамбля «Нартаа», ко мне подошел один из переводчиков и, широко улыбаясь, сказал:

— Знаете, о чем шутят эти старики?

Естественно, я не имела ни малейшего представления об этом, ибо не понимала ни слова по-абхазски. Их язык относится к абхазо-адыгской группе и с индоевропейскими языками не имеет ничего общего.

— Вон тот старик,— сказал переводчик, указывая на 75-летнего танцора с выразительным лицом и довольно озорным выражением глаз,— рассказал своим друзьям, как он отделался от своей новой жены, которой тоже уже около 75 лет. Рассказ о его «мучениях» с ней в последние несколько месяцев — это настоящий цирк!.. Каждый раз, когда он ложился в постель, она склоняла его к физической близости. Своему другу, который на пять лет старше его, старик рассказал и об этом «неудачном союзе», и о том, что он просто слишком стар для этой женщины и что он больше не выдержит ни одного дня, вернее, ни одной ночи в ее обществе. Друг расплылся в улыбке и предложил привести эту страстную жену к нему в дом, что сразу бы решило проблемы всех троих!..

— А спросил ли кто-нибудь у этой женщины, чего хочет она? — полюбопытствовала я у своего абхазского друга. Он же считал, что вся эта история — ни больше ни меньше как шутка и повод посмеяться.

— Даже если в этой истории и есть хоть немного правды, я уверен,— сказал мой друг,— что жена этого старика не пойдет туда, куда не захочет. Сейчас все женщины, даже выросшие в старое время, хорошо знают свои права и всегда ими пользуются.

Этим примером я хотела бы подчеркнуть, что хотя половое влечение в пожилом возрасте, возможно, и характерно для абхазов, и особенно долгожителей, тем не менее одновременно наблюдается и много случаев полной утраты потенции. Я не думаю, что половой фактор особо способствует активному долголетию, и особенно в связи с тем, что среди долгожителей есть так много женщин, которые овдовели 40—50 лет назад. Мужчины вторично вступают в брак значительно чаще, чем женщины, поэтому я встречала не так уж много мужчин-долгожителей, которые бы не были женаты в течение долгого времени.


ДИЕТА КАК ФАКТОР ДОЛГОЛЕТИЯ


Теория диеты — это, вероятно, одна из наиболее популярных теорий, объясняющих долголетие. Ежедневный рацион абхазов включает выращенные собственными руками и приготовленные в домашних условиях продукты, множество свежих фруктов jи овощей, немного мяса, еще меньше рыбы, мало жиров и других высококалорийных продуктов. Участники советско-американской программы исследований пришли к следующим предварительным выводам о роли пищи как фактора продления жизни:

— Несмотря на сравнительно ограниченный ассортимент продуктов питания и их преимущественно растительное происхождение (имеются в виду главным образом зерновые и бобовые), диета долгожителей сбалансирована по составу почти всех основных питательных веществ. Соотношение последних в рационе обследованных нами лиц старше 60 лет оставалось постоянным независимо от того, что их суммарное количество с возрастом сокращалось;

— Привычки в питании сформировались у долгожителей в раннем детстве и сохранились в течение всей последующей жизни, что и позволило им со временем влиять на продолжительность жизни;

— В диете абхазского населения, вероятно, сведены на нет факторы риска, главным образом порождающие сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. Это проявляется в низком потреблении соли и сахара; высоком содержании в пище растительных продуктов и, следовательно, клетчатки; умеренном потреблении алкоголя; низкой калорийности пищи; оптимальном потреблении жиров, высоком содержании витаминов и антиоксидантов, оказывающих антиатеросклеротическое воздействие.

Слабым местом теории диеты является тот факт, что как у обычных семей, так и у семей долгожителей диета вроде бы одинаковая, одинаковое количество и качество продуктов, одинаково и стремление избегать переедания. Однако эта разумно умеренная диета нередко нарушается во время частых празднеств, для которых характерно обильное застолье с чрезмерным употреблением алкогольных напитков. Поэтому по теории В. И. Козлова следует учитывать не столько диету, сколько особенности организма, помогающие выдерживать подобные внезапные чередования умеренности и излишеств, возможно даже специфику процесса приспособления к ним организма долгожителей.


ДУХОВНОЕ ЗДОРОВЬЕ


Этнографы, работающие в Абхазии, изучают также психологию народа, чтобы определить, насколько она может помочь науке в борьбе со стрессом. Ученые полагают, что широкие и тесные семейные связи абхазов и их традиции оказания взаимопомощи, возможно, снижают воздействие стресса. Они особенно подчеркивают, что авторитет старших и активное участие долгожителей в семейных и общественных делах, возможно, служат объяснением, почему в Абхазии сравнительно редки случаи проявления старческого маразма.

Галина Старовойтова, ведущий психолог среди советских участников упомянутой программы изучения проблем старения и долголетия, провела статистическое исследование отношений старших и младших поколений жителей абхазских сел. Она выяснила, что старшие, включая тех, кому за 90 лет, ежедневно беседуют с родственниками и ближайшими соседями и по крайней мере раз в неделю встречаются со своими друзьями. Цель более 80 процентов бесед молодежи и людей среднего возраста со стариками — получить совет по важным вопросам повседневной жизни.

Сула Бенет еще в 1980 году говорила мне о своих наблюдениях: старики в Абхазии пользуются большим авторитетом, и это, по ее мнению, важный фактор, способствующий долголетию. Почетное место в жизни людей старшего возраста, по твердому убеждению Сулы Бенет, укрепляет в них столь ярко выраженное чувство собственного достоинства. «В Соединенных Штатах,— пояснила исследовательница,— старость — не очень приятная вещь, и поэтому люди стремятся по возможности оставаться как можно дольше молодыми. Я полагаю, что подобное можно сказать и в отношении многих других народов. Но положение всеми уважаемых абхазских долгожителей в семье и обществе помогает им осуществить их горячее желание жить долго и иметь хорошее здоровье».

Что касается стремления быть здоровыми, то я заметила: большинство долгожителей, с которыми я беседовала, считали себя вполне здоровыми, говорили, что чувствуют боль то тут, то там, и в основном относились к категории людей, не привыкших жаловаться на свое здоровье. Более того, эта тема, как мне казалось, не вызывала у большинства из них никакого интереса.

Исследовательница Джана Моссей из Йельского университета в США считает, что оценка стариками своего собственного здоровья является точным указанием на возможность их близкой смерти. В статье, опубликованной в журнале, посвященном вопросам здравоохранения, она пишет, что тот из обследуемых лиц в возрасте 65 лет и старше, кто считал свое здоровье «отличным», хотя лечащий врач находил его «плохим», редко умирал в последующие семь лет наблюдения за ним. Джана Моссей полагает, что самооценка возможности собственной кончины является столь точной потому, что их предчувствия порождаются, возможно, в этот период состоянием депрессии или другими эмоциональными осложнениями .

Недостаточно жить долго и быть активным, нужно также, чтобы человек мог сохранять ясность мышления. Причины старческого маразма различны, но у многих дряхлых людей просто подавлена психика, считает Нэнси Миллер из американского Национального института психиатрии. «По некоторым данным, пишет Н. Миллер, депрессия действительно приводит к изменению умственных способностей и несколько ухудшает краткосрочную память». Д-р Лесли Лайбоу из Еврейского института гериатрии (Нью-Гайд- Парк, штат Нью-Йорк) говорит: «Мы ставим это (старческий маразм.— П. Г.) на четвертое место в списке причин смертности» . Так обстоит дело в Соединенных Штатах, однако среди абхазов этот недуг поражает людей, как мне кажется, редко. В США причиной депрессии, ведущей к старческому маразму, является одиночество, ибо многие престарелые люди предоставлены сами себе, долгое время они проводят наедине с собой или вообще живут в одиночестве.

В Абхазии нет стариков, которые бы ежедневно не чувствовали заботу со стороны родственников и соседей. И кроме того, здесь в домах для престарелых нет ни одного абхаза. И чем бы ни был болен человек, если у него нет близких родственников, о нем обязательно позаботится кто-либо из членов его рода. При необходимости врач или медсестра будут ежедневно навещать больного дома и оказывать нужную медицинскую помощь. Абхазская семья соглашается на госпитализацию своего престарелого родича только в том случае, если нужна операция или требуется круглосуточная медицинская помощь, например внутривенное питание. В других же случаях все убеждены, что лучшее лекарство — это любовь и забота окружающих.

Карл Эйсдорфер из Вашингтонского университета считает, что в Соединенных Штатах «медицина, при всей ее сверхсложной технической оснащенности, не учитывает важность проявления заботы, любви и сочувствия. А ведь сам факт, что кто-то о нем переживает, может иметь для пациента колоссальное значение» .

Я беседовала со многими советскими исследователями — членами абхазских экспедиций, в которых мне довелось участвовать. Они признают, что проблема долголетия сложна и включает несколько взаимосвязанных факторов. Вероятно, только после выполнения всей программы исследований можно будет дать всестороннее объяснение феномену долголетия. Однако показательны уже первые наблюдения, дающие возможность, правда пока еще не на уровне основательных научных выводов, получить представление о необычной культуре народа с поразительно здоровым социальным климатом.

К примеру, москвич Алексей Павленко, неоднократно возглавлявший этнографические экспедиции в Абхазии, отметил: «Я был особенно удивлен желанием этих глубоких стариков жить полной жизнью. Думаю, один из секретов их долголетия заключается в том, что эти люди никогда не прекращают трудиться. Это удивительное качество, и его нужно сохранить — я имею в виду многообразие интересов человека в старости...»

Альберт Шевченко, этнограф из Ленинграда, поделился со мной такими мыслями: «Раньше я только читал об этом в журналах, но впервые в жизни встретился с такими старыми людьми в Абхазии. И это действительно интересные личности с особым чувством юмора и стремлением всегда быть в окружении других людей. Я даже не думал, что они обладают такими человеческими качествами».

А вот мнение Натальи Пчелинцевой из Института этнографии имени Миклухо-Маклая АН СССР: «Мне кажется, что огромную роль играют любовь и уважение, которыми окружены абхазские долгожители. Скажем, человека, который уже больше не работает в колхозе, никто не забывает — люди обращаются к нему за советом, проводят время в его компании. Старики нужны всем, и не только потому, что продолжают работать дома, стараются внести и свою лепту в выполнение домашних дел. Необходимость заботиться о стариках — часть философии этого народа. Должно быть, это очень хорошо — чувствовать в старости, что ты нужен людям».

Я спросила у этих этнографов, прибывших с экспедицией из других районов Советского Союза и не знавших абхазского языка, как отнеслись к ним здесь местные жители. Владимир Большаков, один из руководителей совместной программы исследований, сказал так: «Нам приходилось обращаться к местным жителям с просьбой помочь с переводом. И вообще, к кому бы мы ни обращались за помощью, нам помогали всегда, так как все понимали важность нашей работы: и официальные лица, и наши молодые переводчики...»

А. Павленко добавил, что в Абхазии у него не было ни одного неприятного случая. Среди людей любой национальности он всегда чувствует себя как дома, но в Абхазии, как он выразился, «люди были гостеприимными и всячески старались помочь нам в изучении их образа жизни. Они никогда не давали нам почувствовать, что мы были чрезмерно любопытны или навязчивы».

«Я проводил полевые исследования во многих районах страны,— продолжил свой рассказ А. Шевченко,— и я не могу сказать, что жители какой-либо национальности принимали меня плохо. Однако у абхазов есть одна черта, делающая этих людей особенно дружелюбными и гостеприимными: они всегда настаивают на угощении гостей и дружески общаются с теми, кто ведет здесь исследования».

«Много раз и самыми различными путями нам давали понять, что мы здесь желанные гости,— добавила Галина Аксенова, исследователь из Москвы.— Например, сидим мы, бывало, во время перерыва на берегу реки, к нам подходят дети и протягивают горсть орехов и фрукты. Или, скажем, проходим мы мимо какого-нибудь особняка, а его хозяева приглашают нас зайти и побеседовать. Причем они всегда чем-нибудь угощали нас в своем доме».

Вопросники, которыми пользовались этнографы, содержали множество вопросов личного характера. Поэтому я спросила исследователей, как реагировали здесь на то, что какие-то совершенно незнакомые им люди, придя в абхазский дом, желали обсуждать темы, которых там обычно не касаются даже в разговоре с соседями, живущими рядом всю жизнь. Вот что рассказала Н. Пчелинцева:

«Я не могу сказать, что мы всегда получали такие откровенные ответы, какие ожидали, или что люди так же открывались нам, как это делали мы в беседах с ними. Но вместе с тем и никогда не сталкивались с враждебным отношением к нашим вопросам, которые могли бы показаться нескромными, поскольку касались их личной жизни. Некоторые абхазы не решались на полную откровенность, но мы всегда чувствовали, что они пытаются сделать все возможное, чтобы помочь нам. Были среди них, например, женщины старшего возраста, которым трудно обсуждать интимные вопросы с нами, молодыми женщинами. Это противоречит их глубоко укоренившимся обычаям. Но в целом люди, вероятно, понимали, что если уж мы приехали издалека — из Москвы и других городов, включая столицу их республики,— то это означает, что занимаемся мы важным делом. Многие абхазы выражали свою признательность за интерес к их малому народу и образу жизни».

Этнографов также интересовали вопросы поведения абхазов в стрессовых ситуациях. Психологу из исследовательской группы А. Петровой с трудом удавалось получить ясные ответы на такие вопросы. Я спросила ее, не является ли причиной этого, что стресс, как мы его понимаем, в абхазских селах явление редкое.

«Я считаю, что психологический стресс бывает в любом обществе, даже в сельской местности,— ответила А. Петрова.— Смерть члена семьи, например, вызывает огромное волнение. Или, скажем, свадьба, рождение ребенка. Эмоции положительные, но это тоже стресс. В Абхазии же никто, по крайней мере из престарелых абхазов, с которыми я беседовала, не задумывался об этом явлении. Поэтому они не всегда знали, как объяснить мне свое умение справляться с ним. Очевидно, это их природная способность».

Г. Старовойтова обнаружила один аспект психологии долгожителей, возможно имеющий некоторое отношение и к способности преодолевать стресс, и к долголетию. Проводя среди сельского населения Абхазии тесты по методу американского ученого И. Б. Фэреса, она установила, что долгожители склонны считать все, что происходит в их жизни, результатом своих собственных действий, а не каких-либо внешних сил. Г. Старовойтова также определила, что люди такого типа встречаются чаще всего среди физически и психически здоровых стариков. Поэтому вполне возможно, что кандидатами в долгожители скорее всего являются личности, берущие на себя ответственность за все, что с ними происходит в жизни, и чувствующие себя хозяевами своей судьбы.

Самые различные мнения высказываются в ходе сложного поиска разгадки секрета, знать который не отказался бы никто из нас,— секрета долгой жизни с сохранением физического и психического здоровья вплоть до того момента, когда «погаснет наконец свеча...» Наука еще только начинает проникать в тайны генетического механизма долголетия и влияния биологических факторов. Она еще не готова к активному воздействию на них ради продления человеческой жизни. Мы почти бессильны контролировать эти процессы.

Один из наиболее важных моментов — передача по наследству способности к долголетию. Говоря словами писателя Шолом-Алейхема, она «как деньги: или есть, или нет». Но наличие такого потенциала еще не является гарантией долгой жизни. Здесь на первый план выступают другие факторы, которые уже рассматривались в данной главе: климат, рацион питания, труд, половая жизнь, социальная среда, то есть факторы, которые мы в нашей жизни можем изменять в той или иной степени. Некоторые из нас могут поменять местожительство, чтобы поселиться достаточно близко к «районам долгожителей». Мы можем употреблять в пищу продукты, способствующие, по мнению ученых, продлению жизни. Но, как указывает В. И. Козлов, нет полной гарантии, что мы достигнем цели, потому что весь секрет может заключаться в унаследовании физиологических особенностей организма. Да, мы в состоя- ни компенсировать нашу сидячую работу регулярными физическими упражнениями, чтобы по степени физической активности сравняться с долгожителями. Половая жизнь? Ну, главное здесь здоровое отношение к ней, если верить тому, что говорят сами долгожители и Сула Бенет. Я же считаю: самое важное — почет и уважение, которыми окружены абхазские старики, именно это является причиной их активного желания жить дольше.

В США я убедилась, что для большинства людей типичное отношение к старости такое же, как у Маргерит Вудуорт — бывшей эстрадной певицы из Калифорнии.

Осенью 1982 года ее высказывание цитировала газета «Сан- Франциско кроникл»: «Я ненавижу каждый миг старости. Впереди нет ничего, кроме еще большего старения, болезни и смерти. Мудрее не становишься: я уже не могу ничему учить. Физическое состояние, внешность — все ужасно!»

В той же рубрике были процитированы слова бывшего пожарного Клода Брэннона. Отвечая на вопрос корреспондента, он сказал: «Никому не нравится стареть, но с этим ничего нельзя поделать. В старости ничего не радует. Мне не нравится, что я на пенсии, быстро устаю и это мешает мне заниматься многими делами».

В Абхазии ни один старик не отзывался о старости столь отрицательно. Здесь, где так устойчивы традиции уважения к старости, никогда не мог бы произойти случай, о каком писала газета «Сан-Франциско экзаминер» 27 августа 1982 года: «101-летний Бэрри Ли Хоган был избит и ограблен, когда он остановил свой автомобиль, чтобы спросить дорогу. По сообщению полиции, Бэрри Ли Хогана доставили в больницу. Нападавших задержать не удалось».

В Соединенных Штатах старики не только могут быть объектом преступлений, но и они сами могут совершать преступления. Рошель Джоунс в книге «Другое поколение» писала в 1977 году о быстром росте в США числа преступлений, совершаемых лицами старше 65 лет. Она предполагает, что «если преступные действия возможно связывать с отсутствием социального статуса и с сомнительными возможностями получения помощи от общества, то следует ожидать и роста преступности среди пенсионеров. Не исключаются дальнейшие конфликты между еще не дряхлыми, энергичными стариками и обществом, которое отказывается предоставить им соответствующие место и роль в жизни» .

В конце своей книги Рошель Джоунс рассматривает положение людей старшего поколения в Абхазии как пример философии другого общества и делает следующее заключение: «Отношение к старости в Абхазии и в Соединенных Штатах диаметрально противоположны. Различия столь очевидны, что не требуют пояснений, ибо являются почти полным зеркальным отражением друг друга» .

Основы долголетия — уважение к старшим и их психическое здоровье — закладываются в детстве. Поэтому давайте взглянем на детство долгожителей Абхазии.