Перуница

» » Эпические стихи и притчи русского севера. Записи 1896 - 1986 гг.

Фолк музыка » 

Эпические стихи и притчи русского севера. Записи 1896 - 1986 гг.

Эпические стихи и притчи русского севера. Записи 1896 - 1986 гг.

Год выпуска: 1990
Формат: MP3
Продолжительность: 01:11:48
Битрейт аудио: 320 kbps
Размер: 219 Mb

Содержание:

1. Суриков Антон Борисович - Иван Грозный и сын
2. Суриков Антон Борисович - Гришка-Расстрижка
3. Федосова Ирина Андреевна - Голубиная книга
4. Суриков Антон Борисович - Голубиная книга
5. Богданова Настасья Степанова - Страшный суд
6. Конашков Фёдор Андреевич - Вознесение
7. Рябинин-Андреев Иван Герасимович - Вознесение
8. Зиновьева Наталья Тимофеевна - Егорий и Змей
9. Суриков Антон Борисович - Алексей, человек Божий
10. Лучина Анна Кузминична - Алексей, человек Божий
11. Лучина Анна Кузминична - Василий и Софья
12. Рябинин-Андреев Пётр Иванович - Худая жена - жена умная
13. Конашков Фёдор Андреевич - Братья-разбойники и сестра
14. Богданова Настасья Степанова - Братья-разбойники и сестра
15. Июдина Феодосья Ефимовна - Иван Грозный и сын
16. Ермолина Евгения Ивановна - Егорий и Змей
17. Неверко Ольга Павловна - Два Лазаря
18. Либина Евдокия Алексеевна - Василий Кесарийский
19. Ермолина Евгения Ивановна - Старец и Пятница
20. Лазарева Таисия Алексеевна - Василий и Софья
21. Ремизов Иван Никитич - Братья-разбойники и сестра
22. Сахатарова Мария Александровна - Муж жену губил
23. Неверко Ольга Павловна - Муж жену губил


Эпические стихи и притчи русского севера


(Из собрания фонограммархива Пушкинского Дома)

Записи 1896 - 1986 гг.

В эпическом наследии русского народа баллады и притчи занимают значительное место, отличаясь многообразием сюжетов и музыкальных форм. Напевные произведения, стадиально более поздние в сравнении с героическими былинами, пройдя многовековой путь становления и развития — время феодальных усобиц, татарского ига, возрастания социальных конфликтов и роста самодержавия, они по сей день сохраняются в народной памяти.

Время расцвета классических баллад, создания и распространения их севернорусских версий приходится на послемонгольский период русского средневековья (XIV — XVII вв.). Описываемые в балладах исторические события, социальные и бытовые драмы, чудеса, пророчества, символические картины отражают мир средневековья — яркий, многогранный, полный трагических противоречий. События общенародного значения, проблемы этического, социального и философского порядка находят отражение в балладах сквозь призму личных человеческих отношений и судеб. Специфичен способ видения описываемых в балладах исторических событий — через обстоятельства личной драмы героев. Объект типизации представляет сюжетная коллизия, а не образы конкретных исторических лиц.

Художественная специфика жанра заключается в отображении трагических и неразрешимых жизненных противоречий. Конфликты баллад, взятые чаще всего из реальной действительности, нарочито заострены: ссоры приводят к убийствам, трагические исходы любовных и семейных драм почти неизбежны.

Действие в балладе сведено к одному эпизоду, изложение кратко и стремительно, лишено свойственных былинам предуведомлений, развернутых описаний, эпических длиннот. Композиция баллады «прерывистая», с резкими переходами от события к событию. Повествование ритмически организуется особой системой повторяющихся сюжетных положений («повторениями с нарастанием»), усиливающих напряжение конфликта и подводящих к развязке. Драматизирующим приемом является включение в тексты баллад прямой речи, мотивирующей поступки действующих лиц или раскрывающей их внутреннее состояние.

Особый пласт составляют баллады и притчи, в сюжетах которых находят отражение духовно-религиозная проблематика, крестьянские идеалы сословного равенства и философские вопросы бытия. В размышлениях о жизни и смерти, о бренности существования и беспредельности вечности, о причинах неустройства в мире раскрываются религиозные представления, философские и космогонические концепции средневековья. А наставления и поучения, высказываемые в притчах, носят не столько религиозный, сколько этико-социальный характер.

В основе сюжетов ряда баллад лежат канонические и апокрифические христианские легенды, фольклорные версии которых восходят к книжным истокам. Конфессиональная литература имела широкое распространение на Русском Севере и пользовалась у крестьян особым вниманием и любовью. Основное чтение, заполнявшее крестьянский досуг долгими зимними вечерами, составляли Жития святых. В устной форме бытования многие канонические сюжеты приобрели апокрифическое звучание.

Ассоциации между христианской аллегорией и живой действительностью обусловили необычайную популярность баллад и притч в народной среде. Слушателей волновали вечная и актуальная проблема бедности и богатства, тема Страшного суда над грешным и несправедливым миром и воздаяния страдающим душам праведным. Широкую известность получили сюжеты жития Алексея, человека Божьего и притчи о богатом и бедном Лазарях. А образ святого Георгия (Егория), героя- великомученика, являвшего собой пример мужества и духовной стойкости, в тяжелые периоды национальной истории приобретал глубоко патриотическое значение и становился символом победы светлого, справедливого начала над темными силами зла. Характерно, что в традиционном народном сознании не дифференцировались агиографические и мирские герои (мученики и страстотерпцы) баллад с духовными и светскими сюжетами, связанными общностью морально-этической проблематики, темой спасения, искупления через страдания.

С сожалением приходится констатировать, что в оценке всего этого богатства наша фольклористика долгое время находилась в плену вульгарно- социологических концепций. В результате баллады с религиозно-апокрифической тематикой и поэтически морализующие притчи были надолго выведены из научного обихода и крайне скупо публиковались, чем искусственно обеднялось наше представление о русском народном творчестве.

Настоящий альбом грампластинок представляет собой антологическое собрание образцов эпических баллад и притч, записанных на территории Обонежья — заповедного края былинной традиции. Именуемые в народе «стихами» (реже — «старинами»), баллады и притчи исполнялись, как правило, в период Великого поста, когда пение «мирских» песен было запрещено нормами традиционного этикета. Местную особенность бытования «стихов» составляло параллельное существование двух исполнительских форм — рапсодической и артельной. Первая, преимущественно свойственная мужской эпической традиции, нашла выражение в творчестве знаменитых обонежских сказителей. Декламационным напевам рапсодических форм присуща тирадная композиция, направленная на выделение смысловых периодов интонируемого сказителем поэтического текста. Указанный признак является наиболее показательным для музыкальной стилистики обонежских рапсодических форм эпоса.

Артельная форма исполнения баллад и притч большее распространение имела в женской среде. Крестьянки (чаще среднего и преклонного возраста), собиравшиеся друг к другу в гости для бесед и рукоделья, пели «стихи» во время работы. На протяжении великопостных недель «стихи» исполнялись также группами ходивших по деревням «Христа ради» нищих и богомольцами, направлявшимися на поклонение в монастыри («по завету»). Напевам артельной исполнительской традиции свойственно сочетание элементов декламационных и песенных форм. К последним относятся регулярнометрическая организация и строфическая композиция напевов, а также цепная строфика поэтического текста. Несмотря на то, что образцы групповых напевов обонежских «стихов» представлены на фонограммах в сольных исполнительских версиях, музыкально-стилистические признаки и этнографические данные позволяют воссоздать облик ныне утраченной местной традиции артельного сказительства.

В состав звуковой антологии, наряду с фонограммами фольклорных экспедиций Отдела народного творчества Института русской литературы (Пушкинского Дома) АН СССР последних лет, вошли исторические звукозаписи 1896— 1940 годов. Выполненные с помощью фонографа, записи технически несовершенны, а продолжительность их звучания ограничена. Однако научная и художественная ценность представленных фонограмм бесспорна. Уникальные звукозаписи, публикующиеся впервые, дают возможность ознакомиться с искусством выдающихся народных исполнителей прошлого: И. А. Федосовой, И. С. Богдановой, И. Г. Рябинина- Андреева, А. Б. Сурикова, Ф. А. Конашкова. Некоторые современные записи запечатлели исполнительское мастерство потомков известных сказителей.

Настоящее издание подготовлено силами сотрудников Фонограммархива ИРЛИ АН СССР. Составление альбома и расшифровка звукозаписей выполнены музыковедом А. Ю. Кастровым, реставрация и монтаж фонограмм осуществлены инженером Лаборатории звукозаписи В. П. Шиффом.

В паспортизацию исторических звукозаписей включены архивные шифры, фамилии собирателей и даты записей. Текстовые расшифровки приближены к современным орфоэпическим нормам с сохранением некоторых особенностей местного говора. Нотировки ориентированы на передачу типологических закономерностей напевов. Ряд котировок транспонирован.

Д. М. Балашов, А. Ю. Кастров

https://www.perunica.ru/folk/9913-jepicheskie-stihi-i-pritchi-russkogo-severa.html  



0


Категория: Фолк музыка   Теги: Русский Север, Былины и сказки   Автор: Кастров А. Ю.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.