Перуница

» Глава первая. МЕДНОКОЖИЕ ЖИТЕЛИ ЗОЛОТОЙ СТРАНЫ

ИШИ В ДВУХ МИРАХ Часть первая. ИШИ ИЗ ПЛЕМЕНИ ЯХОВ

Глава первая. МЕДНОКОЖИЕ ЖИТЕЛИ ЗОЛОТОЙ СТРАНЫ

Суровая и неподатливая земля Калифорнии с течением времени претерпела не столь значительные изменения, как ее обитатели. Если смотреть на нее с самолета, то перед нашим взором предстанет гигантская рельефная карта. На севере вырисовывается гора Шаста, на юге — гора Уитни, на востоке, как стена, возвышается Сьерра-Невада, а еще дальше, где Сьерра как будто уходит под землю, расстилается пустыня. Мы увидим обширные долины и цепь скалистых, изрезанных ущельями и поросших лесом Береговых гор. Через них пробивают себе путь к морю ручьи и реки.

Удивительно велика эта страна, разнообразны ее ландшафты. Горы и пустыни ее молчаливы и безлюдны, а долины и прибрежная полоса заселены слишком густо. Жители этих районов осели в нескольких крупных центрах, напоминающих осиные гнезда. Через перевалы Сьерры к благодатным местам запада движутся нескончаемые потоки автомобилей. С воздуха они похожи на колонны черных муравьев.

Горы Калифорнии пустынны, и лишь в тех местах, где есть хороший лес, заметно некоторое оживление — здесь идут заготовки древесины. Прииски и рудники в горах заброшены, а старые ранчо опустели и обветшали. Покой безлюдных рек и ручьев лишь изредка нарушается нашествиями рыболовов. Пустыня тоже безлюдна — ведь нельзя считать се жителями тех, кто слепо движется вслед за установками для кондиционированного воздуха, бассейнами и мотелями.

Что можно было увидеть в Калифорнии во времена золотой лихорадки, если также посмотреть на нее с воздуха? То же колонны черных муравьев, движущихся на запад через перевалы, но в то время на лошадях или в крытых фургонах, запряженных волами. Они передвигались гораздо медленнее, чем сегодняшние иммигранты, однако шли не менее упорно, чем они. И направлялись в те же самые места. Часть их оседала в горной местности, где среди рек и лесов они строили ранчо и рудники, лесопильные заводы и мельницы.

Если мы продолжим наш полет в глубь веков, то опять увидим переселенцев, путешествующих пешком, на мулах или верхом на лошадях. Они идут с юга на север вдоль берега моря. Мы в семидесятых годах восемнадцатого столетия, путешественники — испанцы, медленно бредущие из Мексики в поисках защищенных от ветра солнечных мест, подходящих для устройства миссий *, ранчо или фортов.

__________
*Начиная с 1769 по 1823 год испанцы основывали в Юго-Западной Калифорнии католические миссии францисканцев и иезуитов. Миссионеры должны были обращать в «истинную веру» язычников-индейцев. В 1830 году мексиканское правительство конфисковало церковные земли и продало их (секуляризация миссий). После того как Верхняя Калифорния стала американским штатом, правительство США восстановило миссионерские церкви,— Прим. Годиной.

Если мы вернемся к еще более ранним временам и снова посмотрим на эту страну с воздуха, то на этот раз не увидим испанцев. Золотая земля принадлежит коренным жителям. Не видно черных муравьев, преодолевающих высокие перевалы или бредущих с юга. Нам придется лететь очень низко, чтобы рассмотреть узкие тропинки, вьющиеся вдоль ручьев и пересекающие равнины, покрытые дубовыми лесами или убегающие высоко в горы. На первый взгляд страна покажется необитаемой: мы не увидим ни домов, ни людей. Но потом верные приметы — расчищенный участок леса, прозрачное голубое облако дыма от костра, распорка с натянутой для вяления рыбой — помогут нам отыскать скаты крыши невысокого домика из красноватой древесины, круглый дом с земляной крышей, тростниковую хижину, шалаш. Мы увидим старую женщину, поддерживающую огонь возле дома, мужчину, бьющего копьем рыбу в ручье, подростка, плывущего вниз по течению в выдолбленном из дерева каноэ. Молодая женщина с ребенком, сидящим в корзине за ее спиной, собирает дикие ирисы на склоне холма, охотник стреляет из лука в оленя. Эти люди движутся бесшумно, их босые или обутые в мокасины из мягкой оленьей кожи ноги неслышно ступают по земле. Обнаженные тела цвета меди сливаются с красками земли. И одежда, которую они носят,— юбка из кусочков коры, набедренная повязка из оленьей кожи, плащ из меха или перьев — сочетается с окружающей природой. Голоса людей, разговаривают ли они друг с другом, поют ли, молятся или оплакивают покойника, не резки и не громки и очень мелодичны.

Вершины гор пустынны. Люди живут в предгорьях, там, где растут дубы, где много толокнянки и других ягод, где есть олени. Они расселились вдоль ручьев, богатых рыбой, или же при впадении рек в моря. Живут они и в пустынях. Даже такое безрадостное место, как Долина смерти *, было для кого-то домом.

__________
*Долина смерти — глубокая тектоническая впадина между хребтом Амаргоса и хребтом Панаминт в северной части пустыни Мохаве в Калифорнии. Это одна из самых глубоких пустынных впадин на земном шаре; дно ее на восемьдесят пять метров ниже уровня моря. Название долины связано с гибелью в 1849 году одной из первых партий золотоискателей от нехватки воды. До появления европейцев на крутых склонах и на дне этой долины обитали индейские племена.

Но вернемся в XX век. Обратимся теперь к картам, цифрам, документам и постараемся узнать как можно больше об этих древних народах, жизнь которых предстала перед нами сквозь дымку времени.

Индейские племена Калифорнии
Индейские племена Калифорнии

Мы видим, что индейцы жили в тех частях страны, которые сегодня считаются малопригодными для поселения. Но численность их была не велика. В Калифорнии насчитывалось, вероятно, сто пятьдесят тысяч индейцев — во всяком случае, их было не более двухсот пятидесяти тысяч человек. (В 1860 году, спустя десять лет после начала золотой лихорадки, белое население штата составляло триста девяносто тысяч.) Численность населения Калифорнии до ее завоевания белыми некоторые исследователи оценивают и большими цифрами, но данные, полученные в результате археологических раскопок индейских поселений и погребений, вполне согласуются с нашими, более скромными, подсчетами. Трудно предположить, что этот некогда более многочисленный народ пережил катастрофу или мор, резко сокративший его численность, подобно тому, как это было у индейских племен Юго- Запада и Мексики. В легендах и преданиях калифорнийских племен мы не встречаем таких упоминаний, как, например, в хрониках Китая и Индии, о страшном опустошительном голоде и т. п.

Эти сто пятьдесят или двести пятьдесят тысяч коренного населения состояли, насколько это известно, из двадцати одной народности, или нации, которые в свою очередь делились на более дробные единицы, более мелкие народности *, а затем на племена или роды. Этих последних насчитывалось около двухсот пятидесяти. Более точную цифру указать невозможно — целые народы и культуры были бесследно стерты с лица земли испанцами и англосаксами, и в истории не сохранилось даже названий племен или их родословных.

__________
*Употребляемые автором термины «нация» и «народность» неприменимы к племенам калифорнийских индейцев. Калифорнийские индейцы в основной своей массе находились к приходу европейцев на разных стадиях первобытнообщинного строя, племенная организация была для них высшей формой их социально-политического развития. Как известно, народности и нации исторически складываются значительно позднее — при феодализме и капитализме. Упоминаемая автором двадцать одна народность есть не что иное, как двадцать одна группа родственных племен, объединенных общим языком, происхождением и культурой.

Многие из этих национальных групп были, конечно, очень немногочисленны и занимали небольшие территории. По сравнению с современными популяциями численность их покажется очень незначительной, и все-таки это были настоящие народности, резко изолированные и отличные друг от друга.

Такими были и яна. Народ Иши насчитывал две, от силы три тысячи человек. Конечно, это немного для самостоятельной нации, хотя сегодня в местах поселений индейцев яна живет гораздо меньшее количество людей. Немногочисленные даже по калифорнийским масштабам, индейцы яна все же подверглись дальнейшему дроблению и подразделялись на четыре группы: северную, центральную, южную и яхов (группа Иши). Каждая группа занимала свою территорию, говорила на собственном диалекте и обладала своеобразными обычаями.

Все индейские языки Северной Америки принадлежали к шести крупным лингвистическим сверхсемействам, в состав которых входили различные ветви, или семьи, языков. Каждая семья обычно делилась на несколько языков, настолько сильно отличавшихся друг от друга, что установить их общее происхождение можно только с помощью сравнительного лингвистического анализа. Сверхсемейства были более разнообразны по составу, чем индоевропейская семья языков с ее романской, германской, славянской ветвями и языками хинди. В Калифорнии были представлены пять из шести больших семей. Число основных языков каждого сверхсемейства доходило до двадцати одного, причем в большинстве случаев эти языки отличались один от другого, как немецкий от французского, а иногда и больше. Но и это еще не все: двадцать с лишним языков распадались на сто тринадцать известных нам диалектов. Некоторые из них обладали лишь незначительными отличиями, подобно нью-орлеанскому и бостонскому вариантам английского языка, но другие разнились гораздо сильнее, и знание одного из них отнюдь не способствовало пониманию другого, так же как, например, в случае со шведским и немецким языками. Такое языковое разнообразие на сходной по площади территории можно встретить лишь в некоторых частях Судана и на острове Новая Гвинея. Чтобы продемонстрировать многочисленность языков индейцев, можно привести следующий пример: число зарегистрированных индейских языков вдвое больше количества округов в сегодняшней Калифорнии *.

__________
*В штате Калифорния насчитывается пятьдесят восемь округов,— Прим. перев.

Такая резкая лингвистическая дифференциация требует значительного времени для своего появления. Надо сказать, что разговорный язык в известной мере всегда претерпевает изменения — ведь от индивидуальных особенностей говорящего зависят некоторые оттенки ударения и произношения, употребление или неупотребление тех или иных слов и выражений, однако скорость этих изменений подобна той, с которой вода долбит камень — камень застывшей грамматической формы. Судя по языковой дифференциации, следует считать, что индейские племена заселяли Калифорнию с самых отдаленных веков.

Сейчас время от времени появляются сообщения о находках на Тихоокеанском побережье костных остатков и орудий «человека зари» *. Однако если «человек зари» или один из его близких родственников действительно жил в Калифорнии, то его существование еще требует фактического подтверждения. Насколько же известно, в настоящее время первыми обитателями Калифорнии были американские индейцы — предки современных индейцев, которые по существу не отличались от них. Они жили в Калифорнии в течение долгого времени; если сравнивать историю их обитания там с нашей краткой историей, то можно сказать, что они жили там с незапамятных времен.

__________
*Человек зари, или эоантроп Даусона,— термин, предложенный в 1912 году английским палеонтологом Смитом Вудвардом на основании находки ископаемого человека в Пильтдауне (Англия). Изучение ископаемых остатков привело к неожиданным результатам. Мозговой отдел черепа оказался сходным с современными черепами, от которых он отличался главным образом толщиной костей, а нижняя челюсть несколько напоминала челюсть шимпанзе. Противники теории происхождения современного человека от неандерталоидных предков, воспользовавшись значительной древностью пильтдаунской находки (ее датировали ранним плейстоценом), объявляли эоантропа непосредственным предшественником Homo sapiens. Как выяснилось спустя несколько десятилетий, научный мир оказался жертвой преднамеренной фальсификации — находка в Пильтдауне была искусно подделана.— Прим. Годиной.

Индейцы яна поселились в Северной Калифорнии, по-видимому, три или четыре тысячи лет назад. Некоторые склонны удвоить эту цифру, однако же ее подтверждает и глоттохронология — недавно возникшая область лингвистического анализа. Глоттохронология изучает скорость изменения значений слов и на основании этого делает определенные выводы. Начало этой дисциплины было положено при анализе древних письменных языков, таких, как санскрит, английский или китайский. В каждом случае, сравнивая древний язык с его современным эквивалентом, определяют скорость изменения слов от их первоначальной формы до новых терминов того же значения. Изменение скоростей, как правило, постоянно и принимается за норму, которая используется при сравнении других родственных языков. С помощью этого метода удается определить время, прошедшее с момента отделения языков друг от друга. Так, изучение истории языка открывает нечто новое в политической и культурной истории народа.

Язык яна принадлежит к группе хока. Глоттохронология, подтверждая ряд других данных, свидетельствует о том, что люди, говорившие на языке хока, издавна жили в Калифорнии. Когда- то язык хока был единым и нерасчлененным. В то время предки Иши, по-видимому, занимали обширные пространства по верхнему течению Сакраменто и по его притокам. Затем, около трех или четырех тысяч лет назад, в пределах этой географической территории произошло разделение единого языка на десять — двенадцать самостоятельных языков.

В то время никто не оспаривал у древнего народа хока его права на эту территорию. Предки Иши свободно жили в открытых долинах и уходили в горы лишь во время сезонов охоты на оленей. Впоследствии широкое заселение обширных территорий привело к возникновению новых диалектов в пределах исходного языка. Это было время процветания племени яна и других народов семьи хока.

Спустя два или три тысячелетия страна яна подверглась варварскому нашествию. Племена винтун и другие, в то время более многочисленные и могущественные, вторглись на территорию яна, завоевали лучшие ее части и вытеснили прежнее, сравнительно небольшое население в предгорные районы.

Расшифровать страницы из ранней истории яна нам помогает археология. В пещерах, расположенных на территории племени Иши, в бывших деревнях и на кладбищах были проведены раскопки. Обуглившееся дерево, кости и другие предметы с этих древних и никем не тронутых стоянок послужили для определения абсолютного их возраста с точностью до ста или двухсот лет путем измерения в них содержания радиоактивного углерода. Такой метод хронологической датировки вполне себя оправдывает для достаточно больших периодов времени, так как период полураспада атомов С14 равен пяти с половиной тысячам лет. Абсолютная датировка уточняется и подтверждается с помощью сравнения стилей в изготовлении предметов материальной культуры и их изменения с течением времени.

Оба метода датировки дали один результат: территория племени яна была заселена всего лишь тысячу лет назад, но с тех пор человек жил на ней постоянно. Другими словами, прошло, по-видимому, не более тысячелетия с того времени, как индейцы племени яна покинули свои равнинные владения и стали целиком и полностью горным народом.

Но не будем заниматься научными изысканиями и историческими реконструкциями. Предоставим это специалистам и перейдем непосредственно к тому времени в истории яна, когда жил Иши.

Жизнь древнего мира не знала огромных скоростей современной цивилизации — по сравнению с ними это была скорость пешехода, но все же жизнь была довольно изменчивой. Предки Иши и враждебные им племена также вершили свою историю; языки возникали, распространялись и умирали. Менялся образ жизни целых народов, менялись и занимаемые ими территории. Ретроспективный взгляд никогда не будет слишком определенным и отчетливым, за исключением, быть может, тех случаев, когда мы слышим записанный на магнитофонную ленту голос Иши, произносящего слова древнего языка хока, или возьмем в руки каменный нож, который уже тысячу лет назад «вышел из моды» и был заменен другим орудием. Картина открывшегося перед нами мира не покажется нам тогда застывшей. Мы увидим этот, мир не плоским, а многогранным и объемным, не статичным, а постоянно движущимся и изменяющимся, подобно тому, как изменяется мир, в котором живем мы сами.

Кто не слышал об индейцах-диггерах *, аборигенах Калифорнии? По слухам, они говорили на гортанном языке, влачили полуголодное существование, питаясь кореньями, которые они выкапывали из земли с помощью самого примитивного орудия — деревянной палки. Увы, племя диггеров точно такая же выдумка переселенцев, как и индейцы сиваши Северо-Запада. Это слово образовалось из искаженного французского слова sauvage (дикий), которым трапперы-французы * называли индейцев. Мы не отыщем языка диггеров среди любого смешения языков.

__________
*Так называли индейцев Калифорнии переселенцы пятидесятых годов; термин происходит от глагола to dig (англ.) —копать,— Прим. перев.

*Траппер — охотник на пушного зверя (от английского слова trap — капкан).— Прим. перев.

До сих пор бытует и другая легенда, придуманная переселенцами, о той якобы несчастной и полной невзгод жизни, которую уготовили своим сынам и дочерям горы, реки и долины Калифорнии. Испанцы и мексиканцы не были столь плохого мнения об этой стране. Земледельцы по образу жизни и по натуре, они считали, что Калифорния не так уж отличается от Мексики и Испании. Но золотоискатели — закоренелые противники гор, равнин и пустынь — не интересовались землей, как таковой. Калифорния казалась им негостеприимной, засушливой, неплодородной. За время своего путешествия через континент переселенцы забыли, что можно растить зерно и собирать урожай. Чтобы достать мяса, нужно было взять в руки ружье; муку, сахар, кофе и бобы они везли с собой и пополняли запасы во Фриско, Сакраменто или в каком-нибудь другом городе.

Эта легенда, противоречащая известным фактам, получила широкое распространение. Вероятно, здесь сыграла свою роль инерция: легенды легко переходят в привычки, преодолеть которые порой бывает трудно. Кроме того, она оказалась удобной и для успокоения больной совести тех, кто повинен в захвате чужих земель и жизней. Ведь, если земля была скудной, а жизнь нищенской, тогда причиненное зло не столь велико или его даже нельзя считать злом.

Диггерами обычно называли тех индейцев, которых никто никогда не видел. Я помню, как моя бабушка, учительница из округа Амадор, правдиво и с нескрываемой симпатией рассказывала о своих соседях — индейцах племени мивок и неодобрительно отзывалась о странных индейцах-диггерах. По ее словам, они только бродяжничали и попрошайничали. И по сей день слово «диггер», так же как и «ниггер», звучит унизительно.

В этом прозвище нашло свое отражение — безусловно, очень грубое и приближенное — одно из занятий калифорнийских индейцев, которое часто наблюдали переселенцы. Индейцы не знали земледелия, они были охотниками, рыболовами и собирателями (или копателями). Они занимались сбором зерна, семян, плодов и кореньев диких растений. Палкой для выкапывания кореньев обычно пользовались женщины, когда они отправлялись в горы и на луга за «венериным волоском» и папоротником, за «травой индианок» и сосновым корнем, за «иудиным деревом» и орешником. С помощью этой палки они собирали стебли, коренья и травы, нужные им для плетения корзин, выкапывали свою излюбленную пищу — свежие овощи. Только племена мохавков и юма, жившие в бассейне реки Колорадо, издавна занимались земледелием. Они выращивали многие культуры, но делали это не столь трудолюбиво, как настоящие земледельческие племена Юго-Запада — хопи, зуньи и индейцы пуэбло, обитавшие вдоль реки Рио-Гранде. Подобно древним египтянам они просто бросали зерна кукурузы, бобов и тыквы в речной ил и не слишком заботились о своем урожае, предоставляя его воздействию разливающейся реки и жгучего солнца *. Индейцев реки Колорадо отличало, к счастью, и то, что они не знали нашествия белых во времена золотой лихорадки.

__________
*Приведенное Теодорой Кребер сравнение не совсем правильно, так как известно, что древние египтяне никогда не полагались только на естественное плодородие почвы. Искусные земледельцы, они создали высоко продуманную и сложную систему ирригации, которая включала многочисленные оросительные каналы, доставлявшие целительную влагу на поля. Над строительством и поддержанием ее в порядке трудились тысячи рабов, сотни надсмотрщиков, ради нее содержался большой чиновничий аппарат.

Как мы говорили раньше, на разнообразной по ландшафту территории — в долинах и предгорьях, в лесах и пустынях, в поймах рек и по берегу моря — некогда проживали небольшие народности, напоминающие, по крайней мере по своим размерам, греческие города-государства *. Их территориальная обособленность усиливалась языковой дифференциацией. Индейцы, принадлежавшие к разным народностям, отличались по физическому типу: одни были широкоплечие, коренастые и круглолицые, другие стройные и высокие, с выступающими носами, но ни те, ни иные не походили на индейцев лесов и прерий. Некоторые из них жили лучше, чем другие; в одном племени мертвых закапывали в землю, а в другом практиковали обряд сожжения. Каждое племя имело свои обычаи и обряды, но при всем их многообразии мы можем обнаружить у этих племен нечто общее, присущее только им и не характерное, например, для индейцев, живущих к востоку от Сьерры-Невады. Территория же к западу от Сьерры-Невады до Тихого океана с давних времен отличалась от всего остального мира; она продолжает сохранять своеобразие и по сей день.

__________
*Приведенное здесь автором сравнение неудачно. По уровню социального, технического и политического развития племена калифорнийских индейцев нельзя сравнить с греческими полисами, поскольку последние олицетворяли совершенно иную историческую эпоху.

В большей или меньшей степени причина отличий этих индейцев объясняется влиянием субтропического климата. Калифорнийские индейцы почти круглый год могли жить под открытым небом; они строили лишь самые легкие жилища. Большую часть года они практически обходились без одежды: небольшой передник из коры и плетеная шляпа без полей вполне соответствовали требованиям приличия для женщин. Мужчины же не носили и этого, довольствуясь набедренной повязкой из оленьей кожи. Рубашка и брюки из оленьей кожи, распространенные у восточных племен, были неизвестны индейцам Калифорнии. В зимнее время женщины надевали передник большего размера или юбку из оленьей кожи. Плетеные или кожаные сандалии, плащ из перьев, меха зайца или дикой кошки защищали от холода и мужчин, и женщин. Эти предметы одежды завершали гардероб индейцев, включавший, сверх того, бусы, ритуальные украшения и наряды для танцев.

У индейских племен Калифорнии были широко распространены плетеные изделия с очень сложным и вычурным узором. В качестве посуды почти повсеместно использовались корзины, которые заменяли деревянную и керамическую утварь. В этих корзинах переносили, хранили и готовили пищу. Существовала и обеденная утварь: плетеные подносы, тарелки, кружки и чаши. Потребность индейцев в творчестве находила свое выражение не только в изготовлении плетеных изделий, но и в изысканных фасонах плащей и головных уборов из перьев, в великолепно обработанных ножах из обсидиана. Эти ножи, достигавшие трех-четырех футов в длину, были очень тяжелы и делались из дельного куска обсидиана. Они считались священными и использовались в ритуальных целях.

Основной пищей индейцев Калифорнии была мука из желудей. Из нее приготовляли кашу и пекли лепешки. Для индейцев желуди были тем же, чем рис для жителей Кантона и маис для мексиканцев. Индейцы знали до шести съедобных разновидностей желудей. На втором месте после желудей шел лосось, свежий или высушенный, потом оленина, опять-таки свежая или высушенная. В пищу употребляли и другую рыбу и дичь, а в прибрежных районах также разнообразные морские продукты. Индейцы охотно ели уток и гусей. В определенное время года они собирали и ели лесные и кедровые орехи, каштаны, толокнянку, чернику, дикую малину, сливы, виноград, бузину, барбарис. Многие ягоды они высушивали и заготовляли впрок. Индейцы употребляли также поджаренные в земляной печи семена шалфея и многих других растений, съедобные коренья аниса, лилий. В качестве деликатесов им служили зажаренные личинки жуков, черви и, так же как в современной Мексике, саранча. Змей и лягушек они считали несъедобными.

Но гораздо значительнее, чем выбор тех или иных продуктов питания и приспособленность к климату, культуру, индейцев Калифорнии характеризует комплекс присущих им психологических черт. Древние индейцы, населявшие Дальний Запад, жили оседло и замкнуто. Они предпочитали всему остальному свой небольшой, до мельчайших подробностей известный им мир, границы которого были расположены на расстоянии нескольких дневных переходов. Конечно, индейцам было известно и о существовании более обширного внешнего мира. Они знали своих соседей, иногда говорили на родственном им диалекте. И все-таки то, что относилось к замкнутому, изолированному миру племени, включая и предания о легендарных событиях прошлого, значило для калифорнийских индейцев гораздо больше, чем любое происшествие за пределами их территории.

Никто из членов определенного племени не решился бы по доброй воле покинуть знакомый и привычный ему мир и войти чужаком в незнакомое племя. Это было страшно и опасно. Пришельца всегда могли заподозрить в том, что он совершил тяжкое преступление, из-за которого ему пришлось уйти из своего племени. Его могли убить или прогнать. Правда, ему иногда разрешали остаться, но и в этом случае его ожидала одинокая жизнь без семьи и друзей.

По нашим представлениям, калифорнийский индеец был типичным провинциалом. В его характере преобладали черты самоуглубленности, замкнутости, философски созерцательного отношения к жизни. Он прекрасно уживался с мистическим и сверхъестественным в окружавшем его мире и не считал нужным отделять мистическое от непосредственно данного, а сверхъестественное от естественного. И то и другое имело равные права на существование внутри его системы ценностей и понятий. Прожектер и хвастун, эгоист и доктринер не вызвали бы у него одобрения. Его идеалом был человек сдержанный и уравновешенный, прямой и честный, обладающий чувством собственного достоинства и высокими нравственными принципами. Жизнь индейца с самого рождения подчинялась привычному, издавна заведенному порядку и ритму. Так продолжалось до самой смерти, а по представлениям индейцев, и за ее пределами. В размеренный ритм жизни включались традиционные обряды и праздники, ритуальные песни и танцы, которые были установлены согласно древним обычаям и, по преданию, восходили ко дням сотворения мира. Все это находило отражение в мифах и легендах, передаваемых из поколения в поколение.

Это была нелегкая, но хорошая жизнь. Охота, рыболовство и собирательство, бесконечные заботы о добывании пищи, выделка шкур, плетение корзин и изготовление орудий, заготовка и хранение запасов продовольствия требовали труда и умения всех членов племени, независимо от их пола и возраста. Случались и плохие времена, но плохое, так же как и хорошее, каждый делил с семьей, друзьями да и всем племенем в целом.


Предыдущая страница:
Пролог. У СТЕН БОЙНИ
Следующая страница:
Глава вторая. ЖИВОЙ НАРОД

Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера