Рыцари Белой мечты? Мифы о Белой армии

Рыцари Белой мечты? Мифы о Белой армии

Не так давно попалась на глаза любопытная статья, где автор на полном серьезе рассуждал о том, что если бы белые выиграли Гражданскую войну, то какая бы сверхдержава получилась бы из новой Российской империи. И мне стало любопытно, неужели это серьезно? Порылся в интернете по форумам, и понял таких наивных очень много. Хотя не удивительно, сейчас стараются о белых говорить только в положительном ключе, да и со знанием истории у большинства проблемы. И вот вычленил несколько мифов, о «рыцарях Белой мечты».

МИФ ПЕРВЫЙ – «Белые воевали за восстановление монархии».

Да в белой армии присутствовало малое число монархистов. Но в общей сложности гражданская война, это война между сторонниками Февральской и сторонниками Октябрьской революции. То есть воевали одни революционеры с другими. Вы посмотрите кто создавал Добровольческую армию - Л.Г.Корнилов и М.В.Алексеев. А что они сделали ранее? 7 марта в Царском селе Корнилов арестовывает царицу и детей Николая II. Генерал Алексеева будучи начальником штаба Верховного главнокомандующего, 8-го марта, он лично заявляет Николаю II в Могилеве: "Ваше Величество должны себя считать как бы арестованным". Идем далее. Биограф А.И.Деникина Лехович определяет взгляды командующего как либерализм. Деникин активно поддерживал партию кадетов. Колчак - «Верховный правитель России», имел крайне правые взгляды и был сторонником жесткой диктатуры. Краснов – активно продвигал идею отделения казачьих областей от России, при этом активно сотрудничал с Германией. Вот очень верная оценка Белого движения:

«Белая армия – это мешанина кадетствующих и октябриствующих верхов и меньшевистско-эсерствующих низов»

генерал-лейтенант Я.А.Слащов-Крымский

МИФ ВТОРОЙ – «Белые офицеры были идейными людьми, и старались не сдаваться в плен к красным.»

Приведу только один пример. Под Новороссийском в марте 1920 года Красной армией было взято в плен 10000 офицеров-деникинцев. Большую часть пленных приняли в Красную армию. Кстати из-за того что в Красную армию шло много бывших белых, пришлось вводить ограничение – не более 25% в боевых частях, остальные шли на тыловые должности и в преподавательский состав.

МИФ ТРЕТИЙ – «Белая армия состояла только из добровольцев.»

Изначально да. Что Красная, что Белая армии комплектовались по добровольному принципу, но в дальнейшем обе стороны прибегали к мобилизации.

МИФ ЧЕТВЕРТЫЙ – «Белые не прибегали к террору»

Еще как прибегали.

Первый официально зафиксированный акт «белого террора» состоялся 28 октября 1917 года. Юнкера, освобождавшие от восставших Московский Кремль, выстроили безоружных солдат 56-го запасного полка, перешедших на сторону большевиков, у памятника Александру II, якобы с целью проверки, и открыли по ним огонь из ружей и пулеметов.

«Доношу о событиях, разыгравшихся в Кремле и Арсенале с 26 октября по 3 ноября (по старому стилю) в моем присутствии. В 8 часов утра 28 октября Троицкие ворота были открыты прапорщиком Берзиным, комендантом Кремля, и впущены в Кремль юнкера. Прапорщик Берзин был избит и арестован. Тотчас же юнкера заняли Кремль, поставили у Троицких ворот два пулемета и броневой автомобиль и стали выгонять из казарм склада и 56-го пехотного полка солдат, понуждая прикладами и угрозами. Солдаты в числе пятисот были построены без оружия перед воротами Арсенала. В это время раздалось несколько выстрелов, затем юнкера открыли огонь из пулеметов и орудия от Троицких ворот. Выстроенные и без оружия солдаты склада падали как подкошенные, раздались крики и вопли, все бросились обратно в ворота Арсенала. Но открыта была только узкая калитка, перед которой образовалась гора мертвых тел - раненых, потоптанных и здоровых, минут через пять огонь прекратился, оставшиеся раненые стонали, лежали обезображенные трупы.»

Из доклада начальника кремлевского арсенала генерала М. Н. Кайгородова

«Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на нас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию.»

Политические руководители чехословацкого корпуса Б.Павлу и В.Гирса в официальном меморандуме союзникам в ноябре 1919 г

«Адмирал Колчак окружил себя бывшими царскими чиновниками, а поскольку крестьяне не хотели брать в руки оружие и жертвовать своими жизнями ради возвращения этих людей к власти, их избивали, пороли кнутами и хладнокровно убивали тысячами, после чего мир и называл их «большевиками».

Американский генерал Гревс

«Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями («чтобы не убежали»); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых («чтобы мягче было лежать») ...»

Из дневника Министра правительства Колчака барона Будберга Алексея Павлович

А вот что писали о казни депутатов Учредительного собрания не согласных с Колчаком:

«Омск замер от ужаса. Боялись выходить на улицу, встречаться друг с другом... Само убийство представляет картину...дикую и страшную...Несчастных раздели: убийцам очевидно понадобились их одежды. Били всеми видами оружия...: били прикладами, кололи штыками, рубили шашками, стреляли в них из винтовок и пистолетов. При казни присутствовали не только исполнители, но и зрители. На глазах этой публики Н. Фомину нанесли 13 ран, из которых лишь 2 огнестрельные. Ему, еще живому, пытались отрубить руки, но ( неудачно ) шашки по - видимому были тупые. Мне трудно, тяжело теперь описывать, как мучили, издевались, пытали наших товарищей" "Это страшная оргия разыгралась...на расстоянии менее версты от дома, где находился верховный правитель. Убитых... было бесконечное множество, во всяком случае, не меньше 2500 человек. Целые возы трупов провозили по городу, как возят зимой бараньи и свиные туши…»».

Член ЦК партии эсеров Д. Ф. Раков

Указал свидетельства людей, кого трудно заподозрить в симпатии к большевикам. Чтоб не сказали, что цитирую пропаганду.

«Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать; Приказываю всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня».

из приказа коменданта Макеевского района от 10 ноября 1918 года

«Не берите в плен этих преступников (большевиков). Чем больше они будут бояться, тем более великой будет наша победа»

генерал. Л. Корнилов

«Если придется сжечь половину России, пролить кровь трех четвертей всего русского населения, на это можно пойти ради спасения России»

генерал. Л. Корнилов

«Мы не раз встречали изнасило­ванных женщин и девушек. Мы видели женщин, до костей иссеченных казацкими нагайками. Мы проезжали мимо братских могил. В общей куче, в братских объятиях, там покоились солдаты обоих фронтов, дети, случайно попавшие под выстрелы, до смерти изломанные, измятые солдатами женщины. Мы видели попа, на котором целую ночь катались верхом скучавшие на отдыхе партизаны... Наконец, мы видели старуху, мать коммуниста, с выколо­тыми глазами и отрезанными грудями. Видели церковные кресты, валявшиеся в навозе, трепыхающиеся по ветру концы намыленных вожжевок на столбах, в петлях которых умирали большевики...»

Вольнов И. «Огонь и воды.»

«Миловать не приходилось... Лиц, уличенных в сотрудничестве с большевиками, надо было без всякого милосердия истреблять. Временно надо было исповедовать правило: «Лучше наказать десять невиновных, нежели оправдать одного виноватого». Только твердость и жестокость могли дать необходимые и скорые результаты»

Донской генерал Денисов С. В. «Начало гражданской войны на Дону.»

«С пленными наши войска расправлялись с большой жестокостью»

«Из воспоминаний генерала А. Лукомского // Архив русской революции.»

«Заняв Одессу, добровольцы прежде всего принялись за жесто­кую расправу с большевиками. Каждый офицер считал себя вправе арестовать, кого хотел и расправляться с ним по своему усмотрению»... писал очевидец, новороссийский журналист. То, что творилось в застенках контрразведки города, по его словам напоминало «самые мрачные времена Средневековья»… «Помню, один офицер из отряда Шкуро, из так называемой «волчьей сотни», отличав­шейся чудовищной свирепостью, сообщал мне подробности победы над бандами Махно… даже поперхнулся, когда назвал цифру расстрелян­ных, безоружных уже противников: четыре тысячи!»

Устинов С. М. «Записки начальника контрразведки» (1915-1920 гг.)

«Гражданская война должна быть беспощадной. Я приказываю начальникам частей расстреливать всех пленных коммунистов. Или мы их перестреляем, или они нас. Так было в Англии во время Алой и Белой Розы, так неминуемо должно быть и у нас, и во всякой гражданской войне»

Адмирал Колчак

«Наезды гастролеров, порющих беременных баб до выкидышей за то, что у них мужья ушли в Красную армию, решительно ничего не добиваются, кроме озлобления и подготовки к встрече красных... Порка кустанайцев в массовых размерах повела лишь к массовым переходам солдат, на некоторых произвела потрясающее впечатление бесчеловечностью и варварством. Необходимо уничтожать целиком деревни в случае сопротивления или выступления, но не порки. Порка, это - полумера.»

Из докладной записки капитана Колесникова начальника штаба дивизии

Хватит? Просто этих фактов море и перечислять их можно очень долго

МИФ ПЯТЫЙ – «Белые воевали за Веру, в отличии от безбожников большевиков»

Во время рейда под командованием генерала Константина Мамонтова по тылам красных в августе 1919 года белогвардейцы хорошо прошлись по местным церквям. Газета «Приазовский край» писала, помимо прочего, что мамонтовцы везут с собой в качестве трофеев иконы в золотых окладах, церковные сосуды и другие ценности. Награбленного было так много, что Деникин создал специальную комиссию по учету трофеев. Икон насчитали 250 штук, остальное церковное имущество уместилось в шести больших ящиках.

«Белое движение не ставило себе задачей защиту веры.»

«Когда был обсужден вопрос о целях войны, дошли и до веры. По старому обычаю говорилось: «За веру, царя и отечество». Хотели включить первую формулу и теперь. Но генерал Деникин, как «честный солдат», запротестовал, заявив, что это было бы фальшивой пропагандой, поскольку на самом деле этого нет в движении. С ним согласились, и пункт о вере был выброшен из проекта. Такая откровенность делает честь прямоте генерала, но она показывает, что в белом движении этого религиозного пункта не было, а если пользовались им позже, то лишь в качестве антибольшевистской пропаганды.»

«Владыка. Мы такие же большевики, как и они! Только они - красные большевики, а мы - белые большевики!»


Из воспоминаний бывшего епископа Русской армии и флота при бароне П.Н.Врангеле митрополита Вениамина (Федченкова).

И напоследок:

«Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения.»

Генерал-майор Российской императорской армии и генерал-лейтенант Красной армии Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич.

«Никуда я не пойду. Кто, как не большевики, вместе с русским народом, отстояли нашу землю и воссоздали Россию. А где были вы, господа, и к кому на службу пошли в это время? Пора нам всем забыть о трёхцветном знамени и соединиться под красным».

Алексей Алексеевич Брусилов русский и советский военачальник и военный педагог, генерал от кавалерии, генерал-адъютант. Верховный главнокомандующий Русской армии, главный инспектор кавалерии РККА.


Категория: История   Теги: Революция

<
  • 15 комментариев
  • 0 публикаций
10 февраля 2020 17:35 | #1
+3
  • Регистрация: 18.03.2014
 
Маленькая деталь - к времени, о котором идет речь, "классическое офицерство", составляющее костяк русской армии и определяющее ее ценности, ПОЛНОСТЬЮ ИСЧЕЗЛО.

Обосную.
За три с лишним года Первой Мировой войны было произведено в офицеры 220 тысяч человек – больше, чем за ВСЮ ИСТОРИЮ РУССКОЙ АРМИИ. И что с начала войны потери офицерского корпуса в пехотных частях составили от 300 до 500% офицеров, в кавалерии и от 15 до 40 % в артиллерии.

Как результат, наиболее распространенный тип «классического русского офицера», а именно - потомственный военный (во многих случаях и потомственный дворянин), носящий погоны с десятилетнего возраста — пришедший в училище из кадетского корпуса и воспитанный в духе безграничной преданности престолу и отечеству, практически исчез…

К концу войны ротами, а часто и батальонами командовали «офицеры военного времени», т.е. фактически гражданские люди, закончившие трех-четырех месячные курсы прапорщиков, к этому времени часть из них стала поручиками и штабс-капитанами, а некоторые даже капитанами (в подполковники офицеры военного времени, как не получившие полного военного образования, не могли производиться). Офицерский корпус к этому времени включал в себя всех образованных людей в России, поскольку практически все лица, имевшие образование в объеме гимназии, реального училища и им равных учебных заведений и годные по состоянию здоровья были произведены в офицеры. Кроме того, в составе офицерского корпуса оказалось несколько десятков тысяч людей с более низким уровнем образования. Генерал Головин сообщал, что из 1000 прапорщиков его 7-ой армии около 700 происходило из крестьян, 260 из мещан, рабочих и купцов и только 40 из дворян…

Эсер Шкловский в то же время писал: «Офицерство почти равнялось по своему качественному и количественному составу всему тому количеству хоть немного грамотных людей, которое было в России. Все, кого можно было произвести в офицеры, были произведены. Грамотный человек не в офицерских погонах был редкостью…»

У интеллигенции, как рассказывал тот же Н.Н.Головин, было гораздо больше возможностей устроиться, и в состав действующей армии, попадали как правило те, кто устоял от искушения «окопаться в тылу»; тем создавался своего рода социальный отбор - сортировка из наиболее патриотично и действенно настроенных, которые собирались и погибали на фронте, и уже всех остальных – тыловиков.
Генерал Гурко с пренебрежением говорил о «новом офицерстве, вышедшем из среды банщиков и приказчиков», заполнившем тыловое обеспечение.

После февральского переворота были отменены ограничения касавшиеся иудаистов, и к маю правительством Керенского было срочным порядком произведено и направлено в войска около 40 тысяч «новых офицеров». Это, наравне с печально известным приказом «Номер Один», исполненном правительством Керенского словно под диктовку Германского Генерального Штаба, можно и считать началом конца.

В октябрь 1917 год вошли совсем другие офицеры… Офицерский корпус наполнился массой лиц не просто случайных (таковыми было абсолютное большинство офицеров военного времени), но и совершенно чуждых ему. Если во время беспорядков 1905–1907 гг. из 40 тысяч членов офицерского корпуса, спаянного единым воспитанием и идеологией не нашлось и десятка отщепенцев, примкнувших к бунтовщикам, то в 1917 году в офицерской среде оказались тысячи людей, настроенных не просто нелояльно, но и враждебно к российской государственности, а также и многие сотни членов революционных партий, ведших в войсках подрывную работу…

<
  • 5 комментариев
  • 47 публикаций
11 февраля 2020 00:33 | #2
0
  • Регистрация: 1.12.2019
 
Фиксаж,
Спасибо за очень емкое дополнение good
Вы очень хорошо все обрисовали. Еще раз спасибо

<
  • 128 комментариев
  • 0 публикаций
11 февраля 2020 11:36 | #3
0
  • Регистрация: 12.06.2019
 
Вспоминается катрен Нострадамуса:
я вижу, как рушатся царские троны,
как всех их свергает людской ураган
республику сделают хуже короны,
и красных и белых жестокий обман..


Вполне применимо к ситуации 1918 года в России, равно и Венгрии, Германии..

<
  • 15 комментариев
  • 0 публикаций
11 февраля 2020 15:20 | #4
+1
  • Регистрация: 18.03.2014
 
Цитата: Lexx1206
Спасибо за очень емкое дополнение

Благодарю! Тогда продолжим.

Смутное время – это возможность реализации фантазии подонков всех мастей. Причем, подонков уже на должностях, обладающей (по условиям исключительного времени) полно властью над жизнью и смертью. Представьте полового, которого в трактире шпыняли, кому не лень, уже в погонах офицера военного времени (после двух-трех месячных курсов). Представьте таковым иудаиста, для которого, согласно толкованиям их талмудистов, все люди не их собственного племени – животные. Представьте тьму «офицеров» тылового обеспечения, тех кто пришел в качестве «вольноопределяющихся» (была такая категория) и выбрал в силу своих природных качеств никак не фронт.

И когда генерал (…) говорит, что произошел «качественный отбор» - лучшие и идейные гибнут на фронтах, он имеет ввиду и это.

А теперь еще одно. Офицерское звание ВВОДИЛО В ДВОРЯНСТВО (пусть и не наследное). А это огромнейшая привилегия. Потому в основе своей Белая Армия составляла себя (что касается офицерства) – борцов за привилегии, а не за идею, и тем более не за народ.

В гражданских войнах выигрывает более жестокий, беззастенчивый, готовый лгать и лить кровь без оглядки. «Белая армия» (речь сейчас о РУКОВОДСТВЕ) осознавала, что воюет со своим собственным народом, назвавшиеся же «Красной армией», для которых народ служил инструментом достижения целей, не подразумевали второе значение этого слова – «красоту» - ни под каким видом, а гордясь кровавостью, относились к нему безжалостно, словно хотели истребить в этой войне как можно больше – на века! Троцкий ввел проскрипции – расстрел каждого десятого в полках, отступивших по каким-либо причинам с места боя.
Комиссары, даже не на первый взгляд, те же попы, поставленные над паствой, с той лишь разницей, что поповский интерес заключался, чтобы паствы прибыло, а комиссары, те кто знал конечную цель, паству прореживали густой гребенкой, всякое проявление над общим пассивным, рассматривали как угрозу этой «конечной цели», подлежащую немедленному уничтожению.

Этническая зачистка. Так можно охарактеризовать тот период (да и последующие и даже сегодняшний). Могу обосновать.

Еще лето 1917 года… Еще не гражданская. Еще даже не "большевики", но смотрим, что происходит:

«Необходимо отметить, что состав офицеров далеко не обладает сплоченностью — это механическая смесь лиц, одетых в офицерскую форму, лиц разного образования, происхождения, обучения, без взаимной связи, для которых полк — «постоялый двор». Кадровых офицеров на полк — 2–3 с командиром полка, причем последний меняется очень часто «по обстоятельствам настоящего времени». То же происходит с кадровыми офицерами, которые уходят, не вынося развала порядка и дисциплины, нередко под угрозой солдат. Среди столь пестрого состава офицеров немудрено и появление провокаторов и демагогов, желающих играть роль в полку в надежде стать выборным командиром. Такие типы нередко попадают в комитеты, раздувая рознь между солдатами и офицерами в своекорыстных видах…»
(Из рапорта командира 37-го армейского корпуса командующему 5-й армией)

С августа по октябрь 1917 (еще до прихода к власти большевиков) последовали многочисленные перемещения среди командного состава, аресты и бесчисленные расправы с офицерами. Волна эта прокатилась по всей России. Одним из распространенных поводов для ареста производившихся по солдатским доносам, являлась «контрреволюционость» офицера. Офицеры разбились по группам, чуждым и даже враждебным друг другу: одни «поплыли покорно по течению», другие — объявили себя сторонниками Временного правительства, третьи, отрешившись от всяких дел, ждали возможности уехать домой, четвертые же понимали, что и дома им не удастся обрести покой, пока не будет сброшена революционная власть…

К ноябрю армия была практически небоеспособна. Величайших трудов стоило просто удерживать войска на позициях. Опасаясь целой, боеспособной армии как силы, способной выступить против них в случае попытки захвата власти, большевики продолжали прилагать все усилия по ее разложению.

Первостепенное внимание уделялось физическому и моральному уничтожению офицерства — единственной силы, противодействующей этому процессу. Это стало «генеральной линией» большевистской партии. Ленин требовал без устали: «Не пассивность должны проповедовать мы, не простое «ожидание» того, когда «перейдет» войско — нет, мы должны звонить во все колокола о необходимости смелого наступления и нападения с оружием в руках, о необходимости истребления при этом начальствующих лиц и самой энергичной борьбы за колеблющееся войско».

Преуспели! Офицеры, распыленные в толще армии, были бессильны что-либо сделать… Как свидетельствовал один из очевидцев:
«Невозможно описать человеческими словами, что творилось кругом в нашей 76-й пехотной дивизии, в соседней с нашей и вообще, по слухам, во всей Действующей Армии!... Еще совсем недавно Христолюбивое Воинство наше, почти одними неудержимыми атаками в штыки добывало невероятные победы над неприятелем, а теперь... разнузданные, растрепанные, вечно полупьяные, вооруженные до зубов банды, нарочно натравливаемые какими-то многочисленными «товарищами» с характерными носами на убийства всех офицеров, на насилия и расправы»...»

По всей стране прокатилась волна погромов. Сознанием офицерства, как писал другой свидетель тех событий, - «уже мощно овладела сумбурная растерянность, охватившая русского обывателя....Чем другим можно объяснить, что во многих городах тысячи наших офицеров покорно вручали свою судьбу кучкам матросов и небольшим бандам бывших солдат и зачастую безропотно переносили издевательства. лишения, терпеливо ожидая решения своей участи. И только кое-где одиночки офицеры-герои, застигнутые врасплох неорганизованно и главное — не поддержанные массой, эти мученики храбрецы гибли, и красота их подвига тонула в общей обывательской трусости, не вызывая должного подражания».

Часть офицеров, не представляя себе сути и задач большевистской партии, наивно полагала, что те, взяв власть, будут заинтересованы в сохранении армии (нормальному человеку, а офицеру в особенности, трудно было представить себе, чтобы могла существовать партия, принципиально отрицающая понятие отечества и всерьез ставящая целью мировую революцию). Впереди был декрет «Об уравнении всех военнослужащих в правах», провозглашавший окончательное устранение от власти офицеров и уничтожение самого офицерского корпуса как такового, а также декрет «О выборном начале и организации власти в армии»…

/продолжу/
Множеству офицеров, пробиравшихся к своим семьям, так и не суждено было до них добраться. Опасность угрожала им всюду и со всех сторон — от солдат, которым могла показаться подозрительной чья-то слишком «интеллигентная» внешность, от пьяной толпы на станциях, от местных большевистских комендантов, исполкомов, чрезвычайных комиссий и т.д., наконец, от любого, пожелавшего доказать преданность новой власти доносом на «гидру контрреволюции». Сами офицеры и их семьи практически безнаказанно могли подвергаться нападениям уголовников, всегда имеющих возможность сослаться на то, что расправляются с врагами революции (в провинции грань между уголовными элементами и функционерами новой власти была, как правило, очень зыбкой, а часто ее вообще не было, так как последние состояли в значительной мере из первых). Невозможно точно сосчитать, сколько офицеров пало от рук озверелой толпы и было убиты по инициативе рядовых адептов большевистской власти: такие расправы происходили тогда ежедневно на сотнях станциях и в десятках городов. Впрочем, и это было только начало…

<
  • 5 комментариев
  • 47 публикаций
12 февраля 2020 00:09 | #5
0
  • Регистрация: 1.12.2019
 
Фиксаж,
Напишите публикацию на эту тему, я уверен многим будет интересно. Только пожалуйста мне не забудьте ссылку кинуть. Очень интересно. Заранее спасибо

<
  • 15 комментариев
  • 0 публикаций
12 февраля 2020 01:23 | #6
0
  • Регистрация: 18.03.2014
 
Цитата: Lexx1206
Напишите публикацию на эту тему


Фрагмент разместил здесь:
http://artofwar.ru/g/grog_a/armia01.shtml

Но если публиковать целом (а дальше там жестко), попадет под кадастр. Потому эта часть и довеско (120 страниц) - в книгу он не войдет. (Речь о бумажном издании). Мне уже закрывали на этой почве публикации, что стояли в плане издательства. Невинную фантастику, за которую был даже получен аванс. Причина? Написал и неосмотрительно разместил в сети "Время Своих Войн". Слишком много угроз было послано в издательство, которое сообщило о "намерениях", потому оно решило не рисковать. Сейчас "ВСВ" размножено в сети, но от черновиков. Фантастика, типа "Время уродов", тоже, но сокращенные версии, а некоторые даже без правки - черновые.
Потому большей частью на зимних промыслах перебиваюсь "литературным негром", с той разницей, что беру чужое и довожу до ума, делаю из него конфетку.
Не столь и плохо - пишу различными литературными стилями. Можно расценивать - как отличный тренаж.
Писать требуется талантливо, но жить следует гениально. Желаю удачи на этом поприще!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.