Перуница

» » ЛАМПОЧКА ЛОДЫГИНА

Наука и Техника » 

ЛАМПОЧКА ЛОДЫГИНА

ЛАМПОЧКА ЛОДЫГИНА

Человечество до сих пор спорит, кто изобрел радио. Попов, мол, первый его продемонстрировал а Маркони — запатентовал. Изобретатель электрической лампы накаливания Александр Лодыгин не только первым придумал, но и успел запатентовать свое изобретение. Увы, оказалось, что не менее важно еще и поддержать свой патент, вовремя продлить его действие. А в этом Лодыгин по всем статьям уступил подкованному в патентных хитростях американцу Эдисону. Финансовые затруднения помешали Лодыгину поддержать свой патент, а Эдисон вовремя подсуетился, и лавры изобретателя в конечном итоге достались ему одному...

Александр Николаевич Лодыгин родился 6 октября 1847 г. в селе Стеньшино Тамбовской губернии в обедневшей, но родовитой дворянской семье. Все тамбовские предки будущего изобретателя были военными, так что семейная традиция жестко предписывала первенцу идти той же тропой. В 12 лет мальчик поступил в Тамбовский военный корпус, потом в Воронежский. Там Александр почему-то крепко увлекся физикой, даже стал лаборантом физического кабинета. А после службы в Московском юнкерском училище подпоручик Лодыгин неожиданно вышел в отставку. Результатом такого своеволия стал полный разрыв с семьей.

Отставной офицер идет работать на Тульский оружейный завод простым молотобойцем, благо силой и здоровьем обижен не был. Скопив немного денег, он отправляется в Санкт-Петербург, чтобы отыскать средства для исполнения заветной мечты — постройки «летательной машины» тяжелее воздуха, приводимой в действие электричеством. Принцип действия он изложил так: «Если к какой-либо массе приложить работу архимедова винта и когда сила винта будет более тяжести массы, то масса двинется по направлению силы». «Электролет» Лодыгина двумя винтами и принципом действия очень напоминал современный вертолет. Как и следовало ожидать, Военное министерство отнеслось к странному изобретению с полнейшим равнодушием. В начале 1870-х время авиации еще не пришло.

А еще экс-молотобоец придумал водолазный аппарат с использованием газовой смеси, состоявшей из кислорода и водорода (подобный спустя много лет сконструировал Жак-Ив Кусто). Не встретив интереса к своему изобретению, Лодыгин забросил проект. А зря: несколько лет спустя его друг и коллега морской офицер А.Хотинский продемонстрировал первое автономное водолазное снаряжение с резервуаром сжатого воздуха.

Лодыгин предложил свой «электролет» французскому правительству и получил от воюющей тогда с Пруссией Франции положительный ответ и обещание субсидии на 50 тыс. франков. Собрав у друзей 98 рублей на билет до Парижа, он отправился в путь. Однако его ждал и сплошные неприятности. Во-первых, при проезде по Германии воры украли у него чемодан с чертежами. А во-вторых, на парижском вокзале Александра Николаевича арестовала полиция, приняв за немецкого шпиона. После освобождения он устроился работать слесарем, чтобы платить за снятую комнату. В свободное время Лодыгин восстанавливал утраченные чертежи. К сожалению, война вскоре закончилась полным разгромом Франции, и русский изобретатель со своим «электролетом» окончательно оказался не у дел.

Лодыгин вернулся в Петербург и начал посещать лекции в Технологическом институте, чтобы восполнить пробелы в своем образовании. В эти годы он решил отложить на время масштабные проекты и довести до ума одну маленькую деталь своего «электролета» — всего-навсего особую лампочку, которая должна освещать кабину пилота. Надо сказать, самоучка Лодыгин был не в курсе последних веяний в электротехнике, поэтому предложил сущую ересь. Он первым догадался выкачать из стеклянной колбы воздух и поместить туда угольный стержень, который накалялся под действием тока.


Из всего грандиозного замысла "электролёта" Лодыгин реализовал лишь лампочку для освещения кабины

В 1872 г. изобретатель публично продемонстрировал свою лампу и подал «прошение на привилегию» на «способ и аппараты дешевого электрического освещения». Его лампы включались параллельно на одно и то же напряжение и могли иметь разную мощность. А источником питания служил генератор постоянного тока. Существенным недостатком ламп была их недолговечность — первые образцы работали всего 30—40 мин. Однако потом срок службы вырос до 700—1000 ч.


Обладатели этих билетов первыми увидели лампочку Лодыгина

Окрыленный успехом, Лодыгин основал собственную компанию «Русское товарищество электрического освещения Лодыгин и К’». И в 1873 г. на Одесской улице Петербурга зажглись семь фонарей новой конструкции. В том же году Лодыгин получил патенты Австро-Венгрии, Испании, Португалии, Италии. Бельгии, Франции, Великобритании, Швеции, Саксонии и многих других государств. Тут спохватилось и родное патентное ведомство: 11 июля 1874 г. Лодыгин получил российскую «привилегию № 1619», правда, с приоритетом от 1872 г.

Казалось, новому предприятию «светит» огромный успех. Но талантливый изобретатель оказался бездарным бизнесменом. Вместо того чтобы заняться раскруткой гениального изобретения, компания увязла в рискованных биржевых спекуляциях. И прогорела столь же стремительно, как первые лампы накаливания. Краху помогла и конкуренция — в 1876 г. появились дуговые лампы Павла Яблочкова. Более мощные «свечи» Яблочкова произвели сенсацию не только в России, но и во всем мире. Надо отдать должное Яблочкову, он сразу признал, что за лампами накаливания будущее, и даже, презрев все законы бизнеса, начал оказывать конкуренту помощь. Но для Лодыгина время было безнадежно упущено, потому что к концу 1870-х г. у него появился мощный конкурент за океаном — Томас Эдисон.

Их патентное соперничество могло бы составить основу захватывающего романа. Эдисон тоже создал свои лампы накаливания (эффективные и долгоиграющие) и первым наладил их промышленное производство. Правда, получается, что саму идею он все же позаимствовал у русского изобретателя. В 1877 г. за океан отправилась российская военно-морская делегация, и лейтенант А.Хотинский с законным чувством патриотизма продемонстрировал Эдисону лампочки своего друга. Впоследствии он горько раскаялся в хвастовстве.

Спустя два года Эдисон провел первые опыты со своей лампой накаливания, где угольный стержень был заменен более эффективной угольной нитью. Уже в январе 1879 г. Эдисон подал заявку на лампу с угольным электродом в патентное бюро США. Одновременно он потребовал запрета на изготовление подобных ламп в Европе. Суд в Париже, где в то время работал Лодыгин, отклонил требование «заокеанского наглеца». Но это не остановило американца. Неутомимый Эдисон создал собственную электротехническую фирму и начал планомерно модифицировать лампу накаливания.


Самый плодовитый и хитрый изобретатель Т. Эдисон

А в это время наш изобретатель неожиданно увлекся идеями революционеров-народников и провел три года в их общине в Туапсе. Вернувшись в Петербург, он снова занялся лампами, которые наконец получили признание на родине. Особенно удачным оказался вариант лампы с инертным газом и нагревательным элементом в виде спирали. За участие в Венской электротехнической выставке 1884 г., где такие лампы произвели фурор, Лодыгин получил орден Станислава III степени. Но вскоре в России начались массовые аресты народников, изобретатель срочно уехал во Францию.

Там он женился на немецкой журналистке, которая родила Лодыгину двух дочерей. Увы, семья редко видела его дома: не покладая рук он трудился и во Франции, и в США. где работал на главного конкурента Эдисона Джорджа Вестингауза. Он руководил строительством заводов и первых метрополитенов, изобрел множество бытовых «мелочей» — электропечь, аппарат для сварки и резки металла. На его счету и привычные теперь всем вилка и розетка.

И все эти 20 лет он упрямо совершенствовал свою лампу, не желая уступать пальму первенства Эдисону. Лодыгин буквально бомбардировал патентное бюро США новыми заявками — на лампочки с нитями из осажденного углерода, из растительных волокон с пропиткой фтористым бромом и добавками кремния и бора (патенты получены в 1893 г.), на лампы с нитью из железа, платины, вольфрама, молибдена, осмия, иридия (патенты 1897 г). Но соревноваться с Эдисоном в области патентного крючкотворства и на его же поле — дело немыслимое. Выждав, пока истекут сроки рассмотрения лодыгинских заявок, американец получил патент на лампу накаливания с электродом из бамбука и тут же начал промышленное производство.

После многочисленных мытарств и судебных тяжб в 1906 г. Лодыгин продал свой патент на лампу с вольфрамовой нитью компании General Electric, в которую к тому времени влилась фирма Эдисона. Продал фактически за гроши, даже не попросив процентные отчисления с продаж. Денег хватило лишь на переезд семейства в Россию. До самого начала Первой мировой войны Лодыгин преподавал в Электротехническом институте и занимал высокий пост в строительном управлении Санкт- Петербургской железной дороги.

Начавшаяся война заставила изобретателя вновь вернуться к авиационным проектам. Он направил в военное ведомство заявку на «цикложир» — электрический летательный аппарат вертикального взлета с винтами в виде огромных колес, у которых вместо спиц множество лопастей, как в вентиляторе. Для того времени проект показался утопическим. Окажись военные чиновники прозорливее, возможно, Лодыгин стал бы отцом вертолетостроения... После Февральской революции Лодыгин окончательно уехал в США, но так и не смог найти себе достойного применения — все перспективные направления в электротехнике занял вездесущий Эдисон. А приглашение из России участвовать в осуществлении плана ГОЭЛРО пришло слишком поздно. Александр Николаевич уже не вставал с постели и умер в марте 1923 г., так и не узнав, что в СССР его избрали почетным членом общества русских электротехников.

ИР 2004 №05
Светлана ШИХИНА

https://www.perunica.ru/nauka/9561-lampochka-lodygina.html  



+14


ЛАМПОЧКА ЛОДЫГИНА

Категория: Наука и Техника

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера