Перуница

» » Минуя органы чувств? О значении и изучении электромагнитных полей

Наука и Техника » 

Минуя органы чувств? О значении и изучении электромагнитных полей

Минуя органы чувств? О значении и изучении электромагнитных полей

Об электромагнитных полях сегодня рассуждает каждый. А что об этом думают специалисты? Какие поля мы генерируем, а какие из них и как действуют на нас? Оказывается, ответы не так просты и требуют участия сверхсовременной техники и нетрадиционных идеи.


ХОЛОДОВ Юрий Андреевич, доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией электромагнитной нейрофизиологии Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР. Область интересов: исследование реакций нервной системы на различные электромагнитные поля и регистрация сверхслабых магнитных полей мозга.



Введение


Сегодня трудно найти издание, в котором бы так или иначе не упоминалось о научно-технической революции. Она перевернула всю нашу жизнь, сделав ее и легче и труднее. А главное — эта революция перенасытила окружающую среду электромагнитными полями (ЭМП). Их посылают в пространство радио- и телестанции, многочисленные радары, устройства для сварки металлов и сушки дерева, промышленные и бытовые холодильники, линии электропередач и компьютер, электробритва и фен, которым сушат волосы, и прочая и прочая.

Можно сказать, что наша планета светит ярче Солнца в радио- и промышленном диапазоне частот. Или другими словами, человечество создает на Земле своеобразную электромагнитную печку. Пока еще не везде горячо, но в число экологических проблем уже включается и электромагнитное загрязнение среды. Об этом заявила Всемирная организация здравоохранения, и партии «зеленых» стали стучать в двери правительств.


Так что же, сокращать электромагнитные поля, разрабатывать личные системы экранирования? Стоп! В этом мире все взаимосвязано. Оказывается, уменьшение естественного электромагнитного фона (так же, как и его увеличение) оказывает неблагоприятное влияние на организм, особенно детский. Организм испытывает как бы электромагнитный голод, а ему нужен электромагнитный комфорт, т. е. то, что мы в тепловом диапазоне электромагнитного поля называем комнатной температурой.

«Дайте нам электоромагнитную норму» — такой лозунг подойдет для любой демонстрации. Только, к сожалению, мы не знаем, какова эта норма. Специалисты попытались установить предельно допустимую норму для лиц, работающих в условиях повышенных ЭМП, однако в радиочастотном диапазоне в США эта норма оказалась в 1000 раз выше, чем в СССР.

Имеются сведения, что в мире проблемой биологического действия ЭМП занимается более 700 исследователей. Примерно 500 из них работают в США. В последние годы американские исследователи подтвердили саму возможность влияния слабых ЭМП на функции нервной системы, о чем раньше говорили только советские исследователи. Электромагнитные поля могут сами вызывать ощущения (радиозвук) и снижать чувствительность человека и животных к другим раздражителям, изменять электрическую активность мозга (особенно гипоталамуса и коры), нарушать процессы формирования навыков, процессы хранения информации в мозгу и ее воспроизведения. Эти неспецифические изменения в центральной нервной системе (ЦНС) могут служить основой для изучения возможности направленного влияния ЭМП разных параметров на отдельные специфические функции ЦНС.

В США интенсивно изучают биологическое действие ЭМП, близких по своим параметрам к естественным. Начиная с 70-х годов резко возросли субсидии на такие исследования как внутри страны, так и через международные организации: Всемирную организацию здравоохранения, Международный союз радионаук и др. С 1978 г. функционирует Биоэлектромагнитное общество США, которое проводит свои ежегодные научные совещания, а с 1980 г. издается специализированный журнал «Байоэлектромагнетикс». Короче, по всем параметрам науковедения США за последнее десятилетие, обогнав СССР, вырвались вперед в области электромагнитной биологии. Сюда можно отнести и проблемы дозиметрии, оценку реакций разных систем организма, точки приложения в медицине и т. д.

По количеству исследований по электромагнитной биологии капиталистические страны можно расположить в следующем порядке: Канада, Франция, Германия, Япония, Англия, Италия, Испания, Швеция. Интенсивно работают в этой области специалисты в Чехо-Словакии, Польше, Болгарии. Недавно начались такие исследования в Китае Растет число работ по изучению влияния на организм других диапазонов ЭМП, в частности миллиметрового излучения. Эти работы в СССР координируются с 60-х годов академиком Н. Д. Девятковым.

В наши дни биологическое действие ЭМП разных диапазонов от постоянных магнитных полей (ПМП) до видимого света изучают в широком плане, включая в анализ все системы организма, биосистемы разного уровня организации и многие биологические процессы. Однако эти сведения более-менее известны только специалистам, а широкая научная и ненаучная общественность живет по своим законам. Становится нехорошей традицией в литературе общего плана по поводу, а чаще без повода заявлять, что ЭМП совсем не действуют на человека и уж, во всяком случае, не ощущаются им.

Более тридцати лет я пытаюсь понять реакции мозга на создаваемые искусственно электромагнитные поля (те, что получили название неионизирующие излучения). Примерно двадцать лет стремлюсь узнать что-то новое о деятельности мозга, регистрируя его собственные очень слабые магнитные поля. На этом пути я не только работал сам, но и посильно собирал все, что сделано учеными разных стран в этой увлекательной и таинственной области исследований. Сам тоже стремился поделиться добытыми в экспериментах знаниями. Опубликовал более 250 работ, из которых 9 монографий (4 научно-популярных).

В этой брошюре я хочу познакомить читателей с такими относительно редкими понятиями (похожими на заклинания), как СКВИД (сверхпроводящий квантовый интерференционный датчик) и БЭМС (биоэлектромагнитное сообщество), помочь расширить ваши знания о биогенном магнетите и стрессе (может быть, по-новому взглянуть на знакомую незнакомку — собственную кожную поверхность и зачинающуюся в ней боль) и о многом другом. Основное внимание я уделю магнитным полям, хотя и о других ЭМП (микроволны, поля УВЧ и т. д.) тоже будет рассказано. По мере возможности я постараюсь подать все эти сведения в увлекательной упаковке.



С чего знакомство начиналось


С магнитом угораздило родиться
И чувствовать себя свободной птицей!
Полетаю с нашей стаей,
А когда мой срок настанет,
Я готов с магнитом в гроб ложиться!

Если магнитом называть сокращенное магнитное поле, создаваемое любым способом, то его можно обнаружить в любой точке земного пространства и во многих необходимых приборах.

Глубоко проник магнит и в медицину. Им теперь и впалую грудь выпрямляют, и пылинки железные из глаз вынимают, и края раны скреплять начали, чтобы ни шва ни задоринки, без ниток с иголками. Он и боль утоляет, и отеки снимает, и заживление ускоряет (даже нервной ткани, не говоря уже о костной). Проник он в неврологию, стоматологию, офтальмологию, гинекологию и приближается к онкологии. Получается панацея, в которую трезвые головы никогда не верили и верить не собираются.

О магнитных бурях и о витаминах, о их влиянии на здоровье старушки теперь знают больше, чем о церковных праздниках. Малюсенькие магнитные стрелки (включения биогенного магнетита) ученые обнаружили у разных представителей биосферы — от бактерии до человека. С помощью этих устройств птицы, скорее всего, ориентируются при дальних перелетах. Собственные магнитные поля сердца и мозга человека теперь уже надежно регистрируют, хотя они в миллионы раз меньше окружающего геомагнитного поля (ГМП).

Есть и крайне левые идеи о том, что из магнита сделано биополе или что имеется параллельная нашей электромагнитная цивилизация, заявляющая о своем существовании в виде неопознанных летающих объектов.

Магнитобиологией я занялся случайно. Шел 1953 г. Я досрочно написал дипломную работу о сложных условных рефлексах у шимпанзе, и поэтому на пятом курсе МГУ у меня появилось свободное время. В моду входила биофизика. В школьном здании в районе теперешней станции метро «Университет» расположились некоторые лаборатории недавно образованного Института биофизики АН СССР. Работавший там научным сотрудником Г. М. Эрдман предложил мне попробовать выработать условный рефлекс на магнитное поле у рыб.

И вот я сижу перёд экспериментальным аквариумом, в котором плавают пять золотых рыбок и старательно регистрирую с помощью секундомера время от момента поднесения магнита к углу аквариума до момента дергания рыбы за бусину. Не мог я тогда предполагать, что эти золотые рыбки определят мою дальнейшую нелегкую научную судьбу, а старенький магнитик послужит поводом для прозвища Холодов — Магнитное Поле. Мне повезло с объектом. Пищедобывательные положительные условные рефлексы на магнитное поле у рыб хотя и трудно, но вырабатывались. Когда я позже попытался выработать условные рефлексы на магнитное поле у голубей (они же вроде ориентируются по нему при дальних перелетах и у кроликов, то у меня ничего не вышло.


Эта неудача послужила зацепкой к сравнительному анализу влияния магнитного поля на рыб, птиц и млекопитающих. Запахло диссертацией. Надо было изучать литературу. Тырь-пырь, а ее-то как раз и не было. Не очень-то интересовались биологи и медики в период мичуринской биологии влиянием магнитного поля на живой организм. Прошли годы. И 24 апреля 1959 г. на совете биолого-почвенного факультета МГУ я защитил диссертацию на тему «К физиологическому анализу действия магнитного поля на животных» и стал кандидатом биологических наук. Судьба послала мне оппонента по диссертации — профессора, а потом академика Михаила Николаевича Ливанова. Он заведовал лабораторией электрофизиологии условных рефлексов в Институте высшей нервной деятельности АН СССР и лабораторией в Институте биофизики АМН СССР Нарушая в какой-то мере принятые тогда в стране этические правила, я перешел на работу в его лабораторию. Электромагнитная биология становилась моей судьбой

В 1961 г. в журнале «Наука и жизнь» (№ 7) в разделе «За круглым столом» была опубликована подборка сообщений 12 авторов на тему «Жизнь и магнитное поле», в которой я принимал самое активное участие. Подборка начиналась с моей статьи «Магнитное поле — странный раздражитель», затем следовало сообщение профессора Л. Л. Васильева «Об опытах по психомагнетизму», а потом тезисы кандидата медицинских наук Р. Г. Скачедуб, написавшей первую кандидатскую диссертацию по магнитобиологии в Перми. Мой непосредственный руководитель кандидат биологических наук Г. М. Эрдман писал: «Полученные данные доказывают, что магнитное поле непосредственно действует на, нервную систему. Это, вероятно, вызывает физико-химическое изменение в обмене веществ, что может быть связано с образованием условных рефлексов, от которых зависит поведение животных». Очень оптимистично заканчивалась статья Васильева: «Надо полагать, что дальнейшее изучение психомагнетизма сулит разгадку многих тайн работы мозга».

Шестидесятые годы можно считать десятилетием возрождения электромагнитной биологии, становления нового русла научного знания, в которое вливался поток чисто магнитобиологических сведений, поток сведений о биологическом действии микроволн и небольшие ручейки биомагнитных данных. Эта область знаний вроде бы завоевала себе место под солнцем официальной науки. Теперь предстояло расти, при достаточном поливе, конечно.

В 70-е годы в нашей стране значительно увеличивается количество совещаний по магнитобиологии, которые в основном проводил совет по комплексной проблеме «Кибернетика». Позже была создана секция электромагнитобиологии при Научных советах по биофизике и по радиобиологии АН СССР. В Минздраве СССР эти работы координирует проблемная комиссия «Магнитобиология и магнитотерапия в медицине». Вот эти няньки, а также другие организации, пестовали электромагнитную биологию.

Из скромного исследователя я постепенно превращался в организатора науки, решая теперь не только свои, но и как бы чужие электромагнитные дела. В 1979 г. в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР под моим руководством образована группа электромагнитной нейрофизиологии. Что мы имели? Одну комнату, три сотрудника без инженера и лаборанта, минимум оборудования и максимум инициативы. Успокаивало одно негласное правило: «Наука делается на чердаках и в подвалах». Нам достался чердак и полная свобода... в пределах планов института. Ближе всего мы сошлись с Институтом земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн АН СССР (ИЗМИРАН). Для исследований в области биомагнетизма нам понадобилось общение с институтом атомной энергии, Объединенным институтом ядерных исследований (г. Дубна) и Институтом радиоэлектроники и электротехники АН СССР Магнитобиологическую часть осуществляли с помощью Института радиостроения, Института технической эстетики и Института дефектологии АПН СССР.

В 1984 г. группа переросла в лабораторию с таким же названием. Увеличилось число сотрудников, помещений и забот. Мы регулярно публикуем статьи, а когда удается — и книги по проблемам электромагнитной биологии.



Почему биологов и медиков интересует магнитное поле


Мы верим, друзья, в лучезарное завтра.
Его приближаем мы с вами давно!
Магнитобиолог сродни космонавту,
Но звезды героя минуют его!

Как ни крути, а идея существования телепатии въелась в сознание народа. Многие подразумевают ее электромагнитную природу. Где бы я ни заговорил о влиянии ЭМП на мозг, сразу возникают вопросы о телепатии. И не только в широкой аудитории. Меня вместе с доктором биологических наук А. П. Дубровым делегировали от АН СССР на Первую международную конференцию по психотронике в 1973 г для участия в официальной полемике парапсихологов со специалистами в области электромагнитной нейробиологии.

Там я впервые увидел сеансы спиритизма. Вызывали дух восьмой любовницы какого-то по счету французского короля, чтобы узнать результаты завтрашнего матча финских дворовых футбольных команд. Посмотрел фильм об Ури Геллере, который гнул ложки и вилки, взвешивал свой взгляд на весах и крутил стрелку компаса. Когда я спросил у авторов доклада американских физиков X. Путхоффа и Р. Тарга, каким образом Ури Геллер крутит магнитную стрелку, они честно ответили, что не знают. Эти авторы в написанной позже статье ссылаются и на мои работы. Обычно цитируемость увеличивает рейтинг ученого, но приобщение к парапсихологии тогда считалось неприличным для ортодоксального нейрофизиолога. Что касается меня лично, то я был «замаран» парапсихологией еще раньше, в 60-е годы. Тогдашний известный физиолог и парапсихолог, профессор ЛГУ Л. Л. Васильев ссылался на мои работы в своей книге «Внушение на расстоянии» (М,: Госполитиздат, 1962).

Краткий экскурс в парапсихологию понадобился мне для того, чтобы подчеркнуть неинвазивность, бесконтактность влияния электромагнитных полей на организм, что привлекает ищущий ум даже без учета практической ценности этой идеи. Бескорыстное стремление познать таинственное (а именно к таким явлениям относил упомянутый выше Л. Л. Васильев «биологическую радиосвязь») двигало многими людьми не только в XX в., но и в предыдущих веках.

В XVIII в. предполагали, что мозг вырабатывает нервный флюид и питает им через нервы все участки тела. Избыток или недостаток нервного флюида является причиной всех болезней. Выяснение тонкого строения нервного флюида надеялись получить через электричество. Потому почти все известные физики изучали тогда электрических рыб, которые были основным, а некоторое время и единственным источником «животного электричества».

В наши дни эмпирическое применение магнитных полей в медико-биологических исследованиях сдерживается отсутствием фундаментальных теоретических обоснований. Мы очень мало знаем о механизме биологического действия магнитных полей, да и признавались они в первой половине XX в только некоторыми биологами (А. Г. Гурвич, Н. И. Кольцов, П. Вейсс).

Один из современных крупных биологов, академик В. А. Энгельгардт в 1976 г писал: «.. что и явления интеграции и предшествующие ей явления узнавания, а также через их посредство и последующее становление более высоких уровней биологической организации целиком базируются на межмолекулярных силах слабого взаимодействия. Слабые сами по себе, но мощные своей многочисленностью и разнообразием, эти силы образуют специфическое силовое поле, которое, видимо, с наибольшим правом можно называть «интегральным полем». В систематической разработке различных возникающих тут аспектов можно с полным основанием усматривать одно из важнейших направлений экспериментально-биологического исследования в ближайшем будущем».

Часто, рассуждая о полевом принципе организации биосистемы, авторы предпочитают не называть конкретное физическое поле, которое может быть ответственным за такую организацию. Отсюда возникает неопределенный термин «биологическое поле», который получил слишком широкое распространение, хотя каждый, употребляющий этот термин, вкладывает в него свой собственный смысл.

Что можно сказать об ЭМП в этом контексте? Наиболее плодотворным можно считать такой подход к обсуждаемой проблеме, который связан с выяснением физиологической значимости ЭМП биологического происхождения в реальных экспериментах с измерением таких ЭМП. На этом пути чаще обсуждают роль электрической составляющей ЭМП в организации биологических процессов, оставляя магнитную составляющую как бы за скобками. Методические подходы к выяснению роли ЭМП в жизнедеятельности обсуждают П. И. Гуляев, сменивший Л. Л. Васильева в ЛГУ, Ю. В. Торнуев, известный по своим работам, посвященным изменению ЭП человека, а также В. Р. Протасов, изучавший роль ЭМП у рыб, и др.


Уместно заметить, что на путь методологических обобщений данных электромагнитной биологии чаще всего встают представители медико-биологических дисциплин. А вот в области биомагнетизма тон задают представители физико-технических дисциплин. К сожалению, биомагнетизм пока еще не нашел устойчивых точек соприкосновения с магнитотерапией. Правда, гипотеза о электромагнитной природе системы биологически активных точек намечает пути экспериментального исследования этой интересной идеи, но этот путь находится в стороне от широких магнитотерапевтических исследований, проводимых как в нашей стране, так и за рубежом.

Какая же идеология движет массами магнитотерапевтов, являющихся представителями различных медицинских дисциплин? Если обсуждаемая выше гипотеза затрагивает интуитивно понятный прямой способ влияния «поля на поле» (организму якобы не хватает ЭМП или оно искажено, и тогда внешнее МП ликвидирует эти недочеты), то все другие подходы можно обозначить как косвенные (внешнее МП влияет на вещественные структуры организма). При таких подходах можно сравнивать магнитотерапию с химиотерапией. Считается, что магнитное поле, проникая в организм, изменяет локально каким-то способом метаболизм в месте воздействия, а в дальнейшем пути реализации этого воздействия осуществляются по традиционным нервным или гуморальным механизмам.

В свою очередь, косвенное влияние магнитного поля может реализоваться или на биологических структурах, из которых наиболее уязвимы мембраны (согласно английскому биохимику Питеру Митчеллу на них протекают электрохимические процессы), или на физико-химических реакциях, которые можно воспроизводить и в пробирке. Физико-химическая часть магнитобиологии, которая составляет только долю возможных механизмов, имеет свою не всеми признанную ветвь, связанную с магнитной обработкой веществ вне организма. Биологическое действие таких обработанных веществ отличается от биодействия тех же веществ, не побывавших в магнитном поле. По аналогии с водными системами, которые могут находиться в организме в связанном или в свободном состоянии, можно полагать, что магнитное поле по-разному влияет на химические свойства многих веществ, участвующих в метаболизме. Систематических исследований в этом плане еще не проводилось, и поэтому на первый план выдвинулись случайные вещества вода, ионы кальция, катехоламины, серотонин и др.

Видимо, более плодотворным будет кибернетический подход с использованием методов системного анализа. Однако этот громоздкий и долгий путь по выяснению механизмов биологического действия ЭМП не устраивает поток экстрасенсов, хлынувших сегодня в медицину и использующих нетрадиционные методы лечения. Кавалерийской атакой хотят они захватить область таинственных явлений человеческой психики. Понижая голос до задушевного шепота, сообщали, что они уже там… Левитируют... Транспортируют... Заглатывают информацию от Мирового Разума... Водружают флаги над фортом Интуиции... И все это широко рекламирует множество газет, журналов, радио и телевидение.

Оказывается, передовой наукой это все доказано, и давно. В учебники и энциклопедии не вошло только из-за инертности бюрократов от науки. Не надо особого воображения, чтобы понять, как все это на рядового человека действует, когда его обещают вылечить без этих горе-докторов. Без очередей, одноразовых шприцев. Одними лишь добрыми руками, которые, конечно, надобно позолотить. Например, тридцатку за сеанс. Так ведь здоровье дороже всего! Лечение — вот в чем спасение. Хотя в чем заключается суть подобного лечения, не до конца разобрались даже экстрасенсы. В качестве примера приведем несколько цитат.

«Творчески мыслящий ученый должен увидеть новые рубежи, в открытии которых мистики являются пионерами». «... Попытки притянуть электромагнитную теорию к объяснению парапсихических феноменов обречены на провал, ибо нетривиальную задачу невозможно решить тривиальными методами». «Фазовые перестройки клеточной воды, взаимодействующей с жидкокристаллическим субстратом неспецифических отделов мозга (продолговатого мозга, шишковидной железы), передают информацию в наш биокомпьютер, где осуществляется его расшифровка прежде всего на идеологическом уровне, а лишь затем на уровне логического осмысления».

Комментировать приведенные цитаты трудно, так как они носят не логический, а скорее пророческий характер. Но бывают и обоснованные заключения: «Вообще я прихожу к выводу, что не столько необходимо дать заболевшему энергию, сколько вызвать к жизни его собственную энергию — надо лишь помочь ему в этом».

Врачи о таком «откровенном» уже давно информированы. Они сжились еще в прошлом веке с нерусским словом «плацебо», что по-латыни означает «нравиться». Так называют чистое вещество, похожее внешне на лекарство, но не обладающее с точки зрения химика целебными свойствами. И тем не менее внешняя процедура «лечения» может помочь в пределах от 33 до 65% случаев. Получается, что сложный, вопрос «Лечат ли лекарства?» не имеет простого ответа. Еще сложнее ответить на вопрос «Лечат ли магниты?».

Для терапевтических целей магнит начали применять, вероятно, раньше, чем для определения сторон света. При этом исходили из тактики локального воздействия магнитного поля на патологический очаг самого разного происхождения. Простота такой тактики, относительная доступность магнитов уже в XIX в., отсутствие количественных подходов к использованию их в медицине и другие обстоятельства позволили относить применение магнитных полей к приемам, народной медицины. Иногда этот способ лечения относили к разряду суеверий.

В наши дни там, где возникают трудности научного порядка, появляются физики. Они берутся решать любые проблемы, помогая биологам и медикам разобраться с магнитом (Я. Г. Дофман) или называя все это «лженаукой» (М. В. Волькенштейн). А ведь было время, когда не физики врачей, а врачи физиков учили. Правда, было это 400 лет назад. Придворный врач английской королевы В. Гильберт издал в 1600 г. книгу «О магните, магнитных телах и о большом магните — Земле. Новая физиология, доказанная множеством аргументов и опытов». Этот год считают началом научных знаний о магните. До означенного года преобладали сведения такого рода: прием толченого магнита внутрь продлевает молодость и может служить в качестве слабительного. Если незаметно положить магнит под подушку спящей женщины, то неверная жена обязательно упадет с постели. Если помазать магнит кровью козла, сила его увеличится.


Полтора века пролетели без особых магнитотерапевтических событий, пока европейцы не занялись изготовлением искусственных постоянных магнитов и аббат Ленобль не стал ими лечить зубную боль. Комиссия Королевского общества Франции в 1777 г. подтвердила, что магниты помогают при сильных болях. Комиссия признала целебное действие магнита в виде амулета. Сообщалось, что магнит прежде всего действует на нервную систему, а не на ткани и внешние органы, что магнит хорошо помогает при таких нервных болезнях, которые сопровождаются судорогами, конвульсиями, головными болями и т. д. Как видим, научный подход к изучению биологического действия магнитного поля, а вернее, его влияния на нервную систему зародился два века назад.

Уже через 100 лет магнито- или металлотерапия стала модной. Итальянские медики во главе с Мажжиорани и французские психиатры школы Ж. М. Шарко отмечали, что магниты действуют как слабый злектрический ток, производя постоянное периферическое раздражение. И здесь преобладало нейрофизиологическое направление.

В 1900 г. известный физиолог В. Я. Данилевский в двухтомной монографии, опубликованной в Харькове, сформулировал основные проблемы, возникающие при изучении биологического действия различных электромагнитных полей, в том числе и магнитного поля. Он считал необходимым оценить искусственные ЭМП с гигиенической точки зрения, тщательно проверить их терапевтическое действие и в будущем изучить влияние природных ЭМП на животный мир. Дело в том, что поводом для написания монографии послужили сообщения о физиологическом действии магнитных полей, в биологическом действии которых он сомневался. Скептическое отношение к возможности влияния МП на биологические объекты сохранялось еще долго. И это несмотря на положительные результаты, полученные в 30-х годах физиотерапевтом А. Е. Щербаком и его сотрудниками биофизиком Π П Лазаревым в соавторстве с И. А. Каном и Г. Г Яуре, фармакологом К Л. Кравковым и ботаником П. В Савостиным. Существенный вклад в развитие магнитобиологии внесли пермские исследователи во главе с физиком В И. Кармилевым, физиологом Μ. Р. Могендовичем и клиницистом А. С. Селезневым.

Заметим, что термин магнитобиология появился, вероятно, в 50-х годах (Валентинуззи М., 1952). Хотя отдельные исследования по влиянию, магнитных полей на биологические объекты (исключая человека) можно обнаружить еще в конце прошлого века, однако бурное развитие этой отрасли биологии началось в 60-х годах нашего столетия, коррелируя с развитием космической биологии.

Практическая магнитотерапия обычно не учитывает достижений магнитобиологии. С лечебными целями, как правило, используют МП на 1—3 порядка интенсивнее естественных. Это самое древнее, но омолодившееся направление в электромагнитной биологии. В медицине МП применяют как бы на разных уровнях. С глубокой древности и почти повсеместно люди, чаще всего незнакомые с официальной медициной, применяли самодельные магниты для лечения самых разных заболеваний, прикладывая их к заболевшим местам. Сегодня этот уровень ярко демонстрируют японские магнитные браслеты. Японский исследователь Санто Широ (1975) прямо признает, что в Японии нет специалистов в области магнитобиологии, но промышленность выпускает магнитные браслеты, ожерелья, корсеты, волосы, шляпы, кровати и т. д. Этот уровень использования МП для лечения наиболее уязвим для критики.

Другая крайность — исследования терапевтического действия МП в опытах на животных. Санто Широ, используя магнитные поля, изучал на крысах процесс отторжения привитой опухоли, заживление ран и кровяное давление. Исследования этого уровня проводят с целью использовать магниты в ветеринарии. Пока исследования в этой области невелики, хотя есть сообщения о лечении магнитным полем маститов у коров и костных переломов у лошадей.

Хотя в 60—70-х годах единичные указания на удачное применение МП в клинике поступали из разных стран мира, наиболее интенсивно такие исследования проводили в СССР, Японии, Румынии, Болгарии. В 80-х годах к ним примкнули ФРГ, Италия, Англия, Испания и США. В СССР серийно производят магнитотерапевтические аппараты «Полюс», «Алимп», «Магнетер» и др., начинают выпускать магнитофоры и магнитотроны, представляющие собой магнитные материалы, нанесенные на резиновую или матерчатую основу. Здесь уместно упомянуть, что еще в 1780 г. французские медики Андри и Туре предлагали примешивать намагниченные окислы или порошок магнитного калия к пластырю, чтобы было легче и удобнее прикладывать магнит.

Как правило, широкую публику интересует лечебное действие японских магнитных браслетов. Исследования трех разных советских медицинских учреждений, проведенные независимо друг от друга, дали близкие результаты. В начальной стадии гипертонической болезни (I степень) у некоторых больных магнитные браслеты улучшают самочувствие. Исчезают субъективные проявления заболеваний, нормализуется артериальное давление. При III стадии гипертонической болезни действие магнита менее выражено. У некоторых больных браслет, помещенный перед сном на 30 мин на затылочную и височную области головы, способствовал быстрому прекращению боли в этих участках.

Магнитные браслеты благоприятно действуют на некоторых людей с заболеваниями нервной и сердечно-сосудистой системы. У них ослабевали или исчезали субъективные симптомы. Однако есть мнение, что это результат психотерапевтического воздействия, а также влияние слабого магнитного поля в виде неспецифического стимулирующего раздражителя. Но как бы то ни было, можно считать доказанным, что магнитное поле обладает обезболивающим, противовоспалительным и противоотечным действием, а также способствует заживлению раневых процессов.

Магнитное поле не может быть панацеей от всех бед. Расширяя его применение в комплексном лечении различных заболеваний, не следует забывать, что в, некоторых случаях применение МП противопоказано. Чаще всего это наблюдается, когда увеличивается интенсивность МП и адаптационные реакции переходят в патологические. Такими случаями уже интересуются гигиенисты.

Исторически магнитотерапия зародилась намного раньше магнитобиологии, хотя логически развитие этого теоретического раздела биологии должно было бы предшествовать практическому применению магнитных полей для терапевтических, гигиенических, диагностических и других чисто медицинских целей. Сегодня мы видим процесс обрастания буквально на ходу чисто эмпирических приемов магнитотерапии более или менее обоснованными теоретическими положениями магнитобиологии. Они непрерывно подкрепляются теоретическими обобщениями физико-химического плана. Взаимодействие различных наук характерно для современного междисциплинарного подхода к решению сложных практических задач. Нельзя сказать, что это взаимодействие всегда проходит гладко, но трудные проблемы влияния многообразных физических факторов на различные биологические процессы все-таки постепенно решаются, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

Однако вернемся к гигиенической оценке действия ЭМП. В 1921 г. в английской научной литературе появилась статья с оригинальным названием «Является ли магнитное поле индустриальной опасностью?» Авторы отвечали отрицательно на поставленный вопрос. Однако 40 лет спустя благодаря в основном работам советских гигиенистов из Института гигиены труда им. Ф. Ф. Эрисмана и Харьковского института гигиены труда и профессиональных заболеваний на этот же вопрос был дан положительный ответ. Под наблюдением клиницистов находилось более 1500 людей, подвергавшихся длительному воздействию магнитных полей (руки находились в поле индукций 35—350 мТл, а голова — не выше 15—25 мТл) на протяжении 20—60% рабочего времени. Чаще всего отмечались отклонения в работе нервной и сердечно-сосудистой систем. У многих во второй половине дня и после работы возникали головные боли, головокружения, утомляемость, бессонница, повышенное потоотделение, ощущения зуда и жжения на кистях, боли в сердце.

Клинические наблюдения показали, что большинство изменений, возникающих в организме человека под влиянием магнитного поля, носит функциональный временный характер, если не считать стойких патологических поражений кистей рук. Наощупь они бывают теплыми, будто их только что вынули из горячей воды. Кожа и подкожная клетчатка нередко заметно отекают. Иногда кожа на ладонях настолько истончается, что полностью исчезает рисунок. Уменьшается подвижность межфаланговых суставов и болевая чувствительность. Такие симптомы характерны для «магнитной болезни». Московские врачи такое заболевание называют вазовегетативным полиневритом. Они считают, что при таком заболевании рабочих надо отстранять от работы в магнитном поле и проводить курс лечения.

Лечение начинать лучше с местного вибрационного массажа, ионогальванизации с кальцием и водяной ванны для кистей с понижающейся температурой. Для уменьшения отека применяют средства, уплотняющие сосудистые стенки (кальций, викасол, цитрин и рутин). Местное лечение желательно сочетать с общим, т. е. использовать витамины группы В и С, седативные и другие общеукрепляющие средства (инъекции дуплекса, мезатона и т. д.).

Следовательно, уже сегодня магнитные поля можно рассматривать как неблагоприятный фактор производственной среды, а при дальнейшем увеличении его интенсивности в промышленности будет необходима его профессионально-патологическая оценка. Ведь в XX в. на нашей планете непрерывно увеличивается число радаров, электромагнитов, радиостанций и линий высоковольтных передач. Все эти и многие другие технические устройства создают искусственные электромагнитные поля разной интенсивности и частоты. Такого на Земле раньше не было. Правда, от Солнца всегда шли относительно слабые радиоволны, на Земле возникали природные магнитные аномалии (типа Курской магнитной аномалии), а в атмосфере при грозах появлялись электрические поля. Но это был естественный электромагнитный шепот по сравнению с шумом искусственного электромагнитного загрязнения.

Когда появилось радио, радиоинженеры считали, что электромагнитные поля радиочастотного диапазона (или микроволны) никак не влияют на организм, поскольку люди их не ощущают. На этом основании полагали, что радиочастотный фон Земли можно безнаказанно увеличивать до беспредельности. Однако увеличение мощности генераторов привело к тому, что обслуживающий их персонал стал жаловаться на различные недомогания (утомляемость и возникновение ощущения тепла). По поводу этих ощущений было высказано несколько идей.

Одна из них (чисто инженерная) реализовалась в микроволновых печах, которыми теперь уже может воспользоваться — при ее наличии домохозяйка для быстрого и гигиеничного приготовления горячей пищи. Радиоволны, проникая внутрь, к примеру, куска мяса, сразу прожаривают его весь, а не по краям, как это происходит в электрических и газовых печах. Здесь тепловое проникающее действие радиоволн использовано полностью.

Другая идея (биологического плана) носит тревожный характер. Разрушилось мнение о безобидности радиоволн для живых существ и прежде всего для людей, работающих возле генераторов. Стала ясна необходимость нормирования этого производственного физического фактора. При какой интенсивности он становится вредным? Вопрос не прост, и решают его разными путями.

Официальная медицина США танцевала от печки (микроволновой), а медики СССР отталкивались от головы. Такое описание решения проблемы вовсе не является каламбуром, а объективно отражает существо дела. Точно известно, что радиоволны оказывают тепловое воздействие на организм. «Следовательно, — рассуждали медики США, — вредной будет та интенсивность, которая начинает нагревать биологические ткани». И назвали цифру плотности потока энергии 10 мВт/см2.

Советские медики, руководствуясь идеями нервизма, заложенными такими корифеями отечественной физиологии, как И. М. Сеченов, Е. Н. Введенский и И. П. Павлов, полагали, что первой из системы организма на любые внешние факторы должна реагировать центральная нервная система. Значит, вредной надо считать ту интенсивность радиоволн, которая начинает изменять деятельность центральной нервной системы у людей или у экспериментальных животных. В результате длительных обследований людей, работающих при повышенном радиофоне, и многочисленных экспериментов с крысами, кроликами и собаками была определена та интенсивность радиоволн, при которой не происходит изменения деятельности ЦНС. Результаты научных исследований были трансформированы в законодательный акт. Названа цифра, которая в 1000 раз меньше цифры, установленной законодательством США.

Ситуация беспрецедентная для гигиенических правил и для медицины вообще. Человек, пересекающий границу, как бы в 1000 раз изменяет свою чувствительность к радиоволнам. Кстати заметим, что в большинстве капиталистических стран ПДУ (предельно допустимый уровень) радиоволн близок к установленному в США, а в странах бывшего социалистического лагеря ПДУ близок к установленному в СССР.

Естественно, что при объяснении первичных физико-химических механизмов биологического действия радиоволн и при определении степени вредности того или иного физического фактора возникали разногласия. Если при воздействии радиоволн, интенсивность которых была ниже ПДУ, установленного в США, не происходило общего или локального нагревания, а биологические эффекты наблюдались, то значит, возможен и нетепловой механизм действия радиоволн. Если же человек не ощущал их действия, а исследователи все же регистрировали биологические реакции, значит, микроволны могут действовать субсенсорным путем, т. е. ниже порога ощущений.

Напомним читателям, что радиоволны занимают только часть шкалы электромагнитных колебаний. Слева от них на этой шкале располагаются ЭМП уменьшающихся частот вплоть до постоянных электрических и магнитных полей. С понижением частоты уменьшается вероятность их теплового воздействия на организм. Справа от радиоволн мы обнаружим инфракрасные лучи, которые всегда воспринимаем в виде тепла, видимый участок спектра, а также ультрафиолетовое и ионизирующее излучения. Последнее получило зловещую известность в связи с атомными взрывами, однако названо оно по механизму воздействия на молекулы. Электромагнитные поля, расположенные левее на шкале, недавно назвали неионизирующими излучениями. В данном случае в названии заложен элемент незнания первичных механизмов биологического действия этих излучений. Оговоримся, что часть механизмов (тепловой, фотохимический и т д.) известна, но мы не можем сегодня составить реестр всех возможных механизмов. Работа в этом направлении продолжается.

Итак, большая часть шкалы электромагнитных колебаний не ощущается человеком, хотя ионизирующие излучения могут вызвать лучевую болезнь и даже смерть. Если человек не ощущает какие-то физические факторы, это вовсе не значит, что они на него не действуют.



Минуя органы чувств?


Когда жара сильней жары лесков безводных,
И мостовые плавятся, как воск,
Готов я доказать кому угодно,
Что солнце светит непосредственно на мозг.

Сколько органов чувств у человека? Правильно, пять (классических по Аристотелю). Зрение, слух, обоняние, осязание и вкус. А как быть с температурными ощущениями тепла и холода? К каким чувствам отнести ощущения боли? Как оценить чувства, переходящие в состояния голода, жажды, сытости и т. п.? Короче, чувств, конечно, больше пяти, но они вроде бы есть и их как бы и нет.

Ну а если речь пойдет о животных, то у них еще больше разных органов. Общеизвестно, что змея ощущает инфракрасные лучи от теплокровных тварей, дельфины и летучие мыши ультразвук используют, а пчела поляризованный свет щелкает, как орешки. У некоторых рыб есть электрические органы (ампулы Лоренцини), которые и геомагнитные поля регистрируют.

Как ни странно, но многие исследователи до недавнего времени не верили в возможность восприятия человеком электромагнитных полей. К таким людям относился изобретатель радио А. С. Попов, до 1976 г. к ним относился и я. Вот что написано в моей книге «Реакции нервной системы на электромагнитные поля», вышедшей в издательстве «Наука» в 1975 г.: «... у человека нет специального органа чувств, воспринимающего ЭМП, как нет и специального ощущения. Отсюда вытекает вывод о преобладании субсенсорного пути воздействия ЭМП на центральную нервную систему». Иными словами, методы психофизики, с помощью которых исследуют закономерности восприятия человеком привычных раздражителей (свет, звук и т. д.), не могут помочь развитию электромагнитной нейробиологии. Подобных взглядов придерживался не я один.

Например, разработчик электромедицинской аппаратуры А. Р. Ливенсон писал: «В процессе процедуры тепло в тканях не образуется, и пациент, как правило, не испытывает каких-либо ощущений. Иногда в области воздействия возникает легкое покалывание типа мурашек. Поэтому для целей дозиметрии ориентироваться на субъективные ощущения пациента нельзя».

А вот слова из книги известного советского физиотерапевта В. Г. Ясногородского: «При проведении воздействия ПеМП частотой 50 Гц при индукции до 350 мТл никаких ощущений в участке, подвергаемом воздействию, как правило, не бывает, хотя отдельные больные отмечают какие-то неясные ощущения типа ползания мурашек, покалывания, что может быть плодом напряженного внимания».

Как видим, даже специалисты априорно отрицали сенсорное действие электромагнитных полей. А ведь они должны были насторожиться при упоминании пациентами об ощущениях покалывания, жжения и т. д. И это несмотря на то, что еще в прошлом веке считались вполне научными сообщения о том, что некоторые люди умеют ощущать искусственные магнитные поля в виде неспецифического воздействия.

Заметим, что чувство покалывания, слабого зуда, ползания мурашек, нагревания, охлаждения, тяжести и т. п. может возникать от самых разных причин, в том числе и от изменения условий кровообращения в каком-то участке тела. Подобные ощущения могут возникать и беспричинно (с точки зрения стороннего наблюдателя), хотя, безусловно, внутренние причины для этого имеются. Такие ложные тревоги получили права гражданства в сегодняшней психологии, и их учитывают в каждом конкретном исследовании действия слабого раздражителя.

С целью проверки возможности возникновения ощущений у человека при воздействии постоянных магнитных полей мы провели серию опытов. Источником ПМП служили соленоиды и электромагниты, питаемые постоянным током от аккумуляторов, а также постоянные магниты. Испытуемый обычно сидел в кресле в затемненной и заглушенной камере. Его правая рука размещалась или в соленоиде внутри камеры или на картонной площадке вне камеры. Экспериментатор, находившийся вне камеры, 6—10 раз за опыт с интервалом 40—160 секунд включал соленоид или подносил магнит без касания подставки, где находилась выступающая из камеры рука. Длительность воздействия не превышала 60 сек.

Во всех сериях опытов при возникновении ощущения испытуемый давал сигнал экспериментатору, который отмечал время возникновения ощущения независимо от того, совпадал этот ответ с воздействием ПМП или не совпадал, т. е. была ложная тревога. Оказалось, что некоторые люди достоверно отличают время действия постоянного магнитного поля. Сходность реакций при использовании соленоида или магнита свидетельствует о том, что человек ощущает именно ПМП, а не возможное слабое нагревание или вибрацию, которые могли бы возникать при включении соленоида.

Судя по характеру этих ощущений (тяжесть, покалывание и т. п.) магнитное поле, обладая проникающим действием, может непосредственно влиять на рецепторы кожи и кровеносных сосудов. Мы разработали различные методики, чтобы исключить влияние тактики экспериментатора на процесс возможного угадывания испытуемым момента включения электромагнита или соленоида. Иногда экспериментатора заменяла ЭВМ, которая каждую минуту случайным образом включала или не включала источник ЭМП и отмечала с точностью до одной миллисекунды время подачи сигнала испытуемым независимо от того, действовало в это время МП или нет.

Анализ сенсорных реакций на электромагнитные поля позволил выделить до 42 различных ощущений. Для каждого испытуемого характерно свое разнообразие возникающих ощущений (максимальное число — 15—16, минимальное — 5). Из этого разнообразия обычно можно выделить 1—5 основных ощущений, частота появления которых в 2—3 раза превышает вероятность появления других ощущений.

Интересно, что набор ощущений варьирует в разные опытные дни. Однако для данного опытного дня имеется свой набор, как правило, коррелирующий с основным набором, характерным для испытуемого. Рассмотрим характерные ощущения для одной из групп испытуемых. Покалывание (40,86% случаев по отношению ко всей совокупности возникающих ощущений у данной группы), боль (10,0%), зуд, вибрация (6,13), давление (7,2), онемение (6,2), подергивание (7,27), стягивание (7,3), тяжесть (6,3), температурные ощущения (тепло — 4,05%, холод — 4,69%). Отметим, что одиночные ощущения возникают реже (37,23%), чем комплексные.

В одной из серий экспериментов мы исследовали сенсорные реакции здоровых людей при воздействии на ладонь нетепловым сантиметровым или миллиметровым излучением. Возникающие реакции оказались почти аналогичными тем, которые появляются при воздействии магнитного поля. Следовательно, при воздействии на кожу различных электромагнитных полей у человека могут возникнуть сходные неспецифические ощущения. Поскольку поверхностные слои кожи почти целиком поглощают миллиметровое излучение, можно предположить, что магнитные поля хотя и проникают глубоко в структуры кожи, однако ощущения формируются только в кожной поверхности.

Проверить такое предположение было относительно нетрудно, так как известно, что боль можно снять, обработав кожу хлорэтилом, или, как говорят, заморозив ее. После такой обработки число сенсорных реакций на магнитное поле обратимо уменьшалось. Может быть, вернее сказать, что оно снижалось до уровня ложной тревоги. Конечно, мы не можем отличить «в лицо» каждую ложную тревогу от истинного ощущения при воздействии магнитного поля. Однако отсутствие влияния хлорэтила на число ложных тревог при ложных воздействиях позволяет надежно заключить, что ложные тревоги определяются не периферическими (которые на этот раз выключены), а центральными процессами.

Исследовали мы также и ощущения людей на интенсивное поле СВЧ, создаваемое физиотерапевтическим аппаратом «Луч». Средний латентный период тепловых ощущений оказался равным 15 сек. Ложные тревоги в этом случае не возникали, а прочность сенсорной реакции достигала 100%. Самое интересное, что у некоторых людей за несколько секунд до возникновения теплового ощущения появлялось ощущение покалывания. Иными словами, менее интенсивные ЭМП возбуждают болевые рецепторы, а более сильные электромагнитные поля влияют и на тепловые рецепторы. Кожа реагирует на ЭМП чаще вначале болевыми, а потом тепловыми рецепторами. Но только ли кожей руки и только ЭМП мы воспринимаем?

Взаимодействие любых физических факторов с биологическими объектами обычно начинается на поверхности кожи. В отличие от других анализаторов кожа не имеет абсолютно специфических рецепторов. Считается, что чувствительность кожи к раздражителям на 12—18 порядков ниже чувствительности глаза и уха. Поражают непривычно большие латентные периоды при реакции на электромагнитные поля. Например, время зрительной и слуховой сенсорных систем составляет десятки и сотни миллисекунд, а при восприятии ЭМП это десятки секунд.

Другие исследователи выявили, что здоровые люди в подавляющем большинстве случаев не реагируют на излучение в диапазоне 27—73 ГГц и плотностях мощности до 10 мВт/см2. Воздействие же на определенные участки тела некоторых больных излучением с частотой 45—65 ГГц вызывало ощущение сдавливания, покалывания и т. п. в больном органе, а не в месте воздействия. Эти участки тела обычно соответствовали зонам акупунктуры для больного органа.

Известна гипотеза о зависимости положения и формы предельных циклов от начальных условий спускового сигнала. В соответствии с этой гипотезой сенсорную реакцию в больном органе можно считать как энергетический ответ организма. Высказано предположение, что информационная связь с внешним полем и транспорт энергии в организме могут быть обусловлены спиновыми состояниями белковых молекул.

Офтальмолог Л. М. Бакин (1980), работавший независимо от нашей группы, выделил такие ощущения у пациентов при действии магнитного поля покалывание, сухость, хаотические движения в глазу, усталость, наполнение, тяжесть, давление, пульсация, вытягивание жара, выталкивание глаза в сторону магнита. К сожалению, он не отметил явление фосфена (ощущение вспышки). Оно составляет отдельную сенсорную реакцию на переменное магнитное поле и называется магнитофосфеном. Это явление изучают уже более 100 лет.


Если на голову человека подействовать переменным МП, то может возникнуть ощущение вспышек света, т. е. магнитофосфен. На протяжении многих лет явление изучали русские, немецкие, американские и аргентинские исследователи. Однако наиболее подробно его исследовали шведские ученые. Наилучшее ощущение магнитофосфена возникает при частоте магнитного поля 10—20 Гц с индукцией около 20 мТл.

Вообще если покопаться в достаточно обширной литературе, то можно обнаружить сведения о проникновении ЭМП в другие чувственные сферы. Например, если образовать проводящий контур, притрагиваясь пальцем к языку, и разместить этот замкнутый контур, сформированный телом и руками, в магнитном поле силой в несколько Тл, то можно почувствовать соленый вкус. Он возникает вследствие накопления соли на коже пальца. Такой феномен обусловлен индуцированной ЭДС и протеканием тока по контуру. Отмечено, что у людей со вставными металлическими зубами возникали неприятные вкусовые ощущения, когда они попадали в сильные магнитные поля. У тех, кто работает в условиях искусственно усиленных УВЧ и СВЧ-полей, иногда снижается чувствительность обонятельного анализатора.

Итак, магнитные поля ощущаются кожным и зрительным анализаторами, а микроволны проникают в чувственную сферу через кожный и слуховой анализаторы. Причем кожным анализатором они воспринимаются в виде касания и тепла, а слуховым — в виде радиозвука. То, что переменное МП лучше ощущается зрительным анализатором, а импульсное поле СВЧ — слуховым, ждет еще своего объяснения.

Разве можно после всех этих явлений говорить о том, что электромагнитные поля никак не ощущаются человеком? Лучше или хуже мы знаем о их проникновении в деятельность каждого анализатора. Чаще всего такие проникающие эффекты вызывают именно импульсные МП. В этом случае речь может идти уже об индукции тока в тканях. А с разнообразными проявлениями действия тока специалисты знакомы давно. Электрофизиология существует уже века, а вот электромагнитная физиология только годы.

Стремление раздражать участки мозга с помощью специальных импульсных магнитных полей одновременно зародилось и в среде физиков, занимающихся нейромагнетизмом, и в среде нейрохирургов.

Американский физик Д. Коен (1984), обнаружив в мозге электрический источник, предложил аппаратуру (индукционные катушки) для реального моделирования такого источника. Английский нейрохирург А. Беккер с сотрудниками (1985) стал сразу использовать магнитную стимуляцию мозга в клинике, минуя долгий путь предварительных экспериментов на животных. Японский биофизик Уено проводит теоретические исследования по локализации двигательных функций в коре больших полушарий головного мозга человека. В литературу хлынули потоком статьи о применении магнитной стимуляции центральной и периферической нервных систем. Эта стимуляция оказалась лучше электрической

Для получения отмеченных эффектов нужно достаточно сильное (до 1 Тл и более) магнитное поле. Мы же решили выяснить, действует ли на мозг постоянное или более слабое магнитное поле, а также требуется ли преобразование этой небольшой энергии в органах чувств, чтобы затем в виде нервных импульсов достигнуть мозговых структур. Опыты проводили на изолированных структурах мозга кроликов. Не вдаваясь в детали нейрохирургических операций и в споры о том, обладает или нет изолированная структура собственной биоэлектрической активностью, можно сказать, что мы выявили неожиданный для нас эффект.

Электромагнитное поле может действовать на участок мозга, лишенный синаптических связей со всеми периферическими рецепторами, даже сильнее, чем на такой же неповрежденный участок. Следовательно, магнитное поле, обладая проникающим действием, может влиять на головной мозг непосредственно, минуя органы чувств. Этот эффект ярко показан в опытах на изолированной брюшной нервной цепочке рака специалистами в нашей стране и на изолированном рецепторе растяжения того же животного учеными Испании. В опытах использовали речного рака и виноградную улитку, которая стала излюбленным объектом нейробиологов благодаря своим очень крупным нервным клеткам. В наши дни выражение «подопытный кролик» устаревает, ибо теперь более современно звучит выражение «подопытная улитка».

Оказалось, что на электромагнитные поля реагируют все структурные элементы нервной ткани: нейроны, глия и кровеносные сосуды. Однако наиболее реактивна глия. При действии магнитного поля повышается активность глии, она мигрирует и начинает размножаться. То, что наиболее чувствительной к ПМП оказалась глия, эта Золушка среди структурных элементов мозга, показалось странным. Гистологические исследования мозга разных животных, подвергшихся действию постоянного магнитного поля, подтвердили первичную реакцию нейроглии и ее участие в физиологических реакциях мозга на магнитное поле.

В последние годы нейроглиальным клеткам приписывают важную роль в процессах обучения и памяти. А именно эти процессы прежде всего нарушаются при хроническом многократном действии постоянного магнитного поля на животных. Все более широкое признание находит идея о гипоксических изменениях (на них может реагировать и нейроглия) при действии постоянных магнитных полей, когда речь заходит о физиологических механизмах их действия на тканевом уровне.

Таким образом, магнитные поля вызывают реакции на разных уровнях организации биологических систем. Эти реакции отличаются неспецифичностью, наличием медленной и быстрой систем начального реагирования, длительным последействием и участием всех структурных элементов нервной ткани в реакциях.

Думаю, небезынтересно читателям, что, когда много лет спустя после смерти знаменитого физика А. Эйнштейна стали изучать его мозг, оказалось, что он отличается от мозга среднего человека обилием нейроглиальных клеток. Может быть, вывод «гений — это глия» звучит авантюрно, но такая деталь усиливает интерес к изучению этой структуры, которая скрывает многие тайны мозга.



Мозг — передатчик


А ну, послушайте-ка, братцы!
Я вас не буду тешить зря.
Недавно стали измеряться
Биомагнитные поля.

Если мозг может воспринимать ЭМП, т. е. говоря техническим языком, может работать как широкополосный приемник, то не может ли он работать как передатчик? Парапсихологи уже давно положительно ответили на этот вопрос. Однако оставим за пределами нашего изложения сообщения о возможности регистрации полей биологических объектов с помощью биодатчиков. Мы расскажем только о приборных измерениях этих полей.

По моим сведениям, впервые магнитные поля биологического происхождения зарегистрировал с помощью компаса английский физик Джон Деви в 1832 г. у одной из электрических рыб при возбуждении. Не намагничивалась стальная игла, помещенная рядом с возбужденной мышцей или нервом лягушки. В XX столетии после изобретения радио вопрос о возможности биологической радиосвязи поднимался снова и снова.

Гипотезы о роли электромагнитных полей в биологических процессах зародились в начале нашего столетия. Они нашли отражение и в научных, и в художественных публикациях. Поскольку во втором случае эти идеи описаны более красочно, я позволю себе привести абзац из «Ювенильного моря» А. Платонова. «Вермо наклонился с седла, чтобы лучше разглядеть классовое зло на лице Босталаевой, но лицо ее было счастливое, и серые глаза были открыты, как рассвет, как утреннее пространство, в котором волнуется электромагнитная энергия Солнца. Вермо почувствовал эту излучающую силу Босталаевой и тут же необдуманно решил использовать свет человека с народнохозяйственной целью; он вспомнил про электромагнитную теорию света Максвелла, по которой сияние солнца, луны и звезд и даже ночной сумрак есть действие переменного электромагнитного поля, где длина волны очень короткая, а частота колебаний в секунду велика настолько, что чувство человека скучает от этого воображения».


Нужно честно признать, что излучения из глаз, как и истечения из рук (в чем уверены непосвященные), все еще остаются фантастикой, а вот действия электромагнитных полей на глаза и на руки стало реальностью. Сходство в действии света и низкочастотных ЭМП подтверждено на поведенческом, электрофизиологическом и биохимическом уровнях, прежде всего это касается глаза и эпифиза. Естественно, что инструментальная регистрация магнитных полей биологических объектов стала возможной лишь в наши дни.

Советский исследователь Б. К. Краюхин еще в 1939 г., используя катушку с 200 витками проволоки, индуктивным способом отводил токи нерва лягушки. Опыты с телефоном, громкоговорителем и струнным гальванометром показали, что при индуктивном отведении можно было слышать и записывать токи нерва, подобные тем, которые регистрируются контактными электродами. К сожалению, о величине возникающего сигнала в данных публикациях ничего не сообщалось. Об этих работах почему-то не упоминают в современных биомагнитных публикациях.

Подобные опыты проводили американские исследователи Дж. Сейпел и Р. Морроу, о которых они сообщили в I960 г. Они также не находили всеобщего признания до той поры, пока группа Дж. Виксво в 1980 г. не провела добротные исследования магнитного поля нерва с помощью СКВИДа. Это направление исследований назвали цитамагнетизм.

1963 г., когда была опубликована статья американских исследователей Р. Макфи и Г. Л. Боула по регистрации магнитокардиограммы, можно считать годом рождения современного биомагнетизма. Сегодня термин «биомагнетизм» означает раздел биофизики, который с помощью физических приборов изучает сверхслабые магнитные поля биологических объектов. Термин стал встречаться на страницах представительных физических журналов и некоторых биологических изданий. Возникло мнение, что биомагнитные измерения — ведущее направление в развитии сверхчувствительной магнитометрии. Именно здесь наиболее интенсивно развивается магнитометрическая аппаратура, разрабатываются методики измерения, специальные приемы и оборудование, которые вполне применимы и для большого числа других магнитных измерений. В этом смысле биомагнитные исследования не только обеспечивают прогресс биологической науки, но и развивают другие научные направления.

В чем причина завидного положения современного биомагнетизма среди других биологических дисциплин? Многие связывают современный этап развития исследований по регистрации сверхслабых магнитных полей биообъектов с появлением сверхчувствительных магнитометров, работа которых основана на эффекте Джозефсона — лауреата Нобелевской премии. Мы уже писали, что кратко их обозначают словом СКВИД (сверхпроводящий квантовый интерференционный датчик). Для их работы необходим жидкий гелий. Из-за своей уникальности и дороговизны они появились преимущественно в физических лабораториях. В последнее время налажено коммерческое изготовление биомагнитных систем в США, Канаде, Италии, Японии. Их стали использовать в медицинских учреждениях.

Биомагнетизм отличается от магнитобиологии, которая изучает действие внешних магнитных полей на биосистемы. Биомагнитные поля по интенсивности в миллионы раз меньше магнитного поля Земли, если речь идет о магнитном поле сердца. Поэтому измерять их можно или в очень сложной и дорогой магнитоэкранированной комнате, или (что делается чаще) при использовании так называемой градиентометрической схемы. Она представляет собой два рядом расположенных датчика, испытывающих одинаковое влияние от дальних источников магнитного поля и разное — от ближних источников. Так бесконтактным (не касаясь поверхности кожи человека), пассивным (не влияя ничем на организм) способом были записаны магнитокардиограмма (МКГ) и магнитоэнцефалограмма (МЭГ) и другие магнитные поля человека и животных.

Основной ветвью современного биомагнетизма можно считать регистрацию магнитных полей, порождаемых переменными биотоками. Почти все зарегистрированные в этом направлении биомагнитные феномены имеют аналоги в биоэлектрических явлениях. Например, самый сильный сигнал из порождаемых переменными биотоками у человека дает сердце. Из-за относительно большой величины сигнала и вследствие важности изучения деятельности сердца человека (особенно больного) магнитокардиологические работы составляют значительную долю всех современных биомагнитных исследований.

По биомагнетизму существует более 1000 публикаций. С 1976 г. Библиотека биологической литературы АН СССР издает библиографический указатель «Биологическое действие электромагнитных, магнитных и электрических полей», где имеется раздел, посвященный биомагнетизму. Проводятся международные биомагнитные конференции. Происходит координация работ по современному биомагнетизму как в пределах отдельных стран, так и в пределах отдельных регионов и на международном уровне. Однако эта координация еще не достигла требуемых организационных вершин, связанных с образованием соответствующего научного общества и изданием специализированного журнала. Думается, что эти мероприятия будут осуществлены в скором времени.

Сегодня магнитометрические методы уже позволяют довольно уверенно вести контроль над деятельностью нервных волокон, мышц, сердца, мозга и кожи.

Нервный импульс имеет электрохимическую природу, поэтому отвести соответствующие биопотенциалы несложно. Однако поймать сопутствующее импульсу магнитное поле оказалось довольно трудно. Многие попытки оканчивались неудачей, пока в распоряжении исследователей не появилась техника, использующая датчик СКВИД.

Интересны исследования магнитных полей зрительного аппарата человека. Здесь надо отметить четкую преемственность: биоэлектрические сигналы порождают сигналы биомагнитные. В функциональной диагностике используют два типа биоэлектрической активности глаз. Запись их дает в одном случае электроокулограмму (ЭОГ), в другом — электроретинограмму (ЭРГ). Первая из них известна с 1849 г., когда ее впервые сделал знаменитый Дюбуа-Реймон, другая — с 1865 г. Ее описал П. Холгрен. Напомним, что электроокулограммой называют запись накожными электродами электрических потенциалов глаза при его движении. Потенциалы эти возникают от токов действия глазных мышц. Электроретинограммы — это запись электрических процессов, возникающих в сетчатке глаза при ее засвете.

Электрические токи, сопровождающие мозговую деятельность, конечно, слабее таковых, порождаемых сердцем. Поэтому и открыты они были позже: электроэнцефалограмма (ЭЭГ) была впервые записана Г. Бергером только в 1924 г Максимальная амплитуда биопотенциалов мозга здорового человека, фиксируемая ЭЭГ, не превышает 50 микровольт (миллионных долей вольта). Магнитоэнцефалограмма (МЭГ) впервые была записана и описана уже упомянутым Д. Коэном в 1968 г. Амплитуда МЭГ чрезвычайно мала и находится близко к порогу чувствительности современных приборов.

В последние годы наибольшую популярность у исследователей получили так называемые вызванные магнитные поля, или ответы, ибо они представляют собой новую форму ответной реакции структур головного мозга на различные раздражители. Это могут быть обычные стимулы, применяемые в электрофизиологии: световые звуковые, тактильные. Между вызванными магнитными полями (ВМП) и вызванными потенциалами (ВП) в мозге наблюдается определенный параллелизм. Заметим, что вызванные потенциалы мозга известны науке с конца 30-х годов, а соответствующие им вызванные магнитные поля — с середины 70-х. Между этими сигналами есть и отличия. Например, у некоторых людей ВМП разных полушарий мозга различают, чего не бывает с ВП. Благодаря этому факту исследователи надеются получить дополнительную информацию о деятельности мозга.

Очень интересные результаты получены группой канадских ученых во главе с Г. Вайнбергом, исследовавшей биомагнитную деятельность мозга. По их данным выходит, что за 1 с. перед произнесением слова или перед произвольным движением конечности человек генерирует слабый магнитный сигнал. Регистрация таких сигналов могла бы открыть новые возможности для анализа высших психических функций человека и стала бы началом нового направления исследований — психомагнетизма.

Упомянем еще об одной оригинальной работе. Исследователи регистрировали слуховые вызванные магнитные потенциалы у 7,5-месячного эмбриона человека находящегося в утробе матери. Полученные данные Т. Блюм, Э. Салинг и Р. Бауэр опубликовали в 1984 г. Это первый пример того, как метод магнитоэнцефалографии обогнал традиционный электроэнцефалографический метод. До сих пор работа по регистрации ВМЛ плода остается непревзойденной, ибо аналогичный электрический ВП у плода человека еще никому не удалось зарегистрировать. Здесь экспериментальный биомагнетизм демонстрирует свое явное преимущество по сравнению с традиционным электрофизиологическим методом. Особенно не стоит этому удивляться: ведь вызванные потенциалы мозга плода экранированы от измерительной аппаратуры структурными тканями тела матери, по которым расходятся более сильные собственные электрические поля, прежде всего от сердца и мышц. Слабые биопотенциалы мозга плода почти не «слышны» на поверхности материнского организма. Зато соответствующие им магнитные сигналы выходят на поверхность почти неослабленными.

Надо сказать, что границы магнитобиологии с биомагнетизмом размыты. Например, функциональная роль биомагнитных полей у электрических рыб считается доказанной. Для других магнитные поля биологического происхождения, их функциональная роль остаются проблематичными. Постепенно расширяется тематика исследований. В этой области работают уже несколько сотен специалистов, которые объединяются примерно в 50—70 групп. Они ежегодно публикуют 200—300 статей по биомагнетизму, которые подтверждают его существование. Однако нелегко из этой массы узкоспециализированных открытий выбрать материал для научно-популярной брошюры. Я постарался познакомить читателей с наиболее оригинальными работами.



Что предшествует боли?


Переведут меня на все наречья
За тог что в песнях выступала соль,
Что все дела и думы человечьи
Я смог понять, как собственную боль.

Академик В. Н. Черниговский писал в предисловии к книге Г Н. Кассиля «Наука о боли»: «Хотя ощущение боли знакомо каждому, все же возникновение этого чувства, о котором автор этой книги говорит как о шестом чувстве, во многом остается загадочным и таинственным». О чем же писал Кассиль в своей книге?

«Человек не ощущает радиоволн». И далее: «Сколько световых, звуковых, магнитных волн окружает нас! Одни из них врываются в земную атмосферу из мирового пространства, другие разносятся множеством радиостанций по всему земному шару. Мы их не слышим, не видим, не ощущаем» (Видимо, он был незнаком с публикациями, наоборот, все это подтверждающими. — Ю. X.). «Если бы наше сознание воспринимало все сигналы, поступающие из внешней среды, жизнь практически стала бы невозможной» Вот так! Подобный запрет (в книге) распространяется и на сигналы, поступающие из внутренней среды нашего организма.

Путь к познанию боли лежит прежде всего через обезболивание. Мы уже писали, что об обезболивании искусственных магнитных полей знали более 200 лет назад. Традиционно считается, что боль можно вызвать только сильным повреждающим раздражителем, а магнит вроде бы такими свойствами не обладает. Это все равно, что о пользе огня судить по пожарам, забывая, что с его помощью и готовят пищу, и освещают жилье.

В настоящее время боль определяют не только как психофизическое явление, но и как интегративную функцию организма, мобилизующего разнообразные системы для защиты от повреждающего фактора. При таком подходе сравнение электромагнитных полей с ноцицептивным (болевым) раздражителем (другой физической природы) можно проводить только на основе сенсорных, поведенческих, вегетативных, электрографических и биохимических реакций. В те давние времена боль определяли как «чувствование скорби в какой-нибудь части животного тела: от чрезмерного напряжения чувственных жил встречающееся»

Однако 100 лет назад уже знали, что магнит сам иногда вызывает ощущение боли. Клиницисты прошлого века писали, что больные иногда жалуются на ощущение зуда, мурашек, покалывания, боли. Французский медик Г. Дюрвиль (1913) заметил, что из 100 человек, которым он надевал магнитный браслет, 60—70 испытывали некоторые ощущения, 2—3 человека через 1—3 мин ощущали в руке покалывание, теплоту, ползание мурашек, 8—10 испытывали подобное ощущение через 4—5 мин, 20—25 человек через 10—15 мин, 25—30 человек — через час и более. Итак, 2/3 пациентов ощущали присутствие магнитных полей Об этих подсчетах наши современники спокойно забыли.

100 лет назад профессор Юрьевского университета В. Ф. Чиж писал, что боль можно рассматривать как предупреждение об опасности. Она сообщает организму: если раздражение будет продолжаться и становиться интенсивнее, живая ткань, составляющая организм, превратится в мертвую. Профессор считал, что все раздражения, которые не могут убить человека (свет, звук, запах и т. п.), не вызывают боли. Раздражения, которые могут убить человека (яд, механическое воздействие, тепло, холод и т. п.), причиняют боль. Не обсуждая достоверность такого утверждения (как быть, например, с ионизирующей радиацией?), посмотрим, удовлетворяют ли таким требованиям электромагнитные поля.

Получается так, что они не всегда предупреждают организм об опасности «в болевом департаменте мозга». ЭМП находятся как бы на границе между двумя категориями раздражителей. А убивают ли они? В сильном неоднородном магнитном поле разные авторы наблюдали гибель юных устриц, молодых мух дрозофил и некоторых крысят (погибали только «мальчики»).

Никто из людей еще не умирал от магнита, но от импульсного сильного поля СВЧ будут умирать все...экспериментальные крысы, ткани которых предназначены для биохимических исследований. Оказалось, что воздействие на мозг электромагнитным лучом — лучший метод забоя скота по сравнению с хирургическим и химическим, ибо в большей мере сохраняется активность ферментов в мышцах. Получается, что этот метод забоя наиболее гуманен, а также наиболее рационален, ибо умершие ткани как бы ближе к живым. Значит, если руководствоваться теми мерками, которые были приняты в прошлом веке, то неионизирующие излучения можно отнести к болевым раздражителям.

А каковы сегодняшние мерки? Рассмотрим некоторые из обобщающих публикаций наших дней.

Канадский исследователь боли Р. Мелзак мимоходом замечает: «Существует довольно много данных, свидетельствующих о том, что кратковременное слабое болевое раздражение способно вызвать существенное облегчение более сильной патологической боли на сроки, значительно превышающие время раздражения... Приблизительно у 60% больных отмечали, что боль эффективно снижается тогда, когда раздражение (электрическое) вызывает ощущение покалывания. Легкое прикосновение, вибрации и другие неболевые раздражения могут вызвать невыносимую боль, а иногда боль может возникать спонтанно и длиться долго без какого-либо видимого раздражения.

Больной (сухоткой спинного мозга) может почувствовать боль от укола лишь много секунд спустя. Обычно эта задержка составляет несколько секунд, но может растянуться и до 45 секунд».

Уже этот краткий набор цитат показывает родство в действии на организм болевых и электромагнитных стимулов. Последние могут быть включены в разряд неболевых по Мелзаку Сходны: большой латентный период реакции, длительность последействия, модальность ощущения, значительная роль центральных механизмов, возникновение ложных тревог, обезболивающее действие и т. д.

Интересен вопрос: если к загадкам боли прибавить загадки действия магнита, то увеличится ли число загадок? Вопреки правилам арифметики сложения не произойдет, ибо многие загадки одинаковы.

Обсуждая длительный латентный период некоторых болевых реакций, Мелзак писал: «Часто боль... затухает после длительной задержки и продолжается длительное время после прекращения раздражения. Легкое поглаживание, повторяющиеся булавочные уколы или прикладывание пробирки с теплой водой могут вызвать резкую сильную боль с задержкой до 45 секунд. Задержки такой длительности нельзя объяснить только проведением в медленно проводящих волокнах. Они скорее говорят о том, что при возникновении таких болевых состояний происходит удивительная временная и пространственная суммация афферентных входов». До сих пор специалисты удивляются и не находят объяснения этой длительности латентного периода и последствий реакций на ЭМП.

К числу загадок боли и ЭМП нужно относить преобладающую в некоторых случаях роль центральных, мозговых, механизмов. Большое внимание этому факту уделяет академик АМН Г. Н. Крыжановский, говоря о теории генераторных механизмов центральных болевых синдромов « . речь идет... о возникновении генератора возбуждения как нового функционального образования — источника чрезмерной активности и индуцирующей болевой синдром»

Гипотеза о болевом характере влияния ЭМП на организм сообщает биологически отрицательный знак этому раздражителю, который в итоге может создавать электромагнитное загрязнение среды и вызывать профессиональные заболевания. Опыты на животных показали, что ни в качестве условного, ни в качестве безусловного раздражителя ЭМП не могут сравниться с каким-либо болевым раздражителем. С другой стороны, и тот и другой раздражитель успешно затормаживает условные рефлексы, выработанные на другие раздражители, задерживают формирование новых временных связей и ослабляют память.

При анализе электрографических картин, вызываемых сравниваемыми раздражителями, выявляется их разница. Электромагнитные поля вызывают реакцию синхронизации в ЭЭГ и торможение импульсной активности нейронов головного мозга животных. Болевые же раздражители чаще формируют реакцию десинхронизации в ЭЭГ и усиливают импульсную реакцию нейронов. Их общность выявляется в захвате многих структур мозга во время воздействия. Важное место в этих реакциях принадлежит гипоталамусу и сенсорной коре больших полушарий. Роль магниточувствительного эпифиза в болевых реакциях широко не изучали. Не ясна и роль глии в реакциях на болевые раздражители, хотя ЭМП возбуждают глию иногда раньше, чем на них ответят нейроны.

Хорошо исследованы капилляры при действии ЭМП и боли как в центре, так и на периферии. Многие исследователи считают усиление микроциркуляции при действии ЭМП очень важным при оценке реакции организма. Микроциркуляция тесно связана с окислительными процессами. Предполагают, что ЭМП вызывает тканевую гипоксию, а боль контролирует уровень кислорода в тканях, поддерживая их нормальную жизнедеятельность. На этом уровне также наблюдается сходство в действии ЭМП и болевых раздражителей.

При воздействии ЭМП меняется содержание в тканях таких веществ, как гистамин и серотонин. Существует мнение, что через серотонинергический и опиоидный механизмы реализуется обезболивающий эффект акупунктуры. Возможно, таким же путем действует и магнитопунктура. Существуют предположения, что именно биологически активные точки воспринимают ЭМП.

Наконец, и болевые раздражители и ЭМП меняют содержание ионов калия и кальция в крови. Этот процесс связан с деятельностью биомембран. Таким образом, гипотеза о болевом действии ЭМП должна проверяться и на мембранном уровне.

Естествоиспытателей, прежде всего нейробиологов и психологов, давно интересует проблема порога, т. е. определение минимальной интенсивности воздействующего внешнего фактора на функции биологической системы. Нелегки пути реализации этого принципа в прикладных исследованиях, особенно в пределах гигиенической науки. Гигиеническая оценка необходима, когда нужно проанализировать патологические отклонения деятельности биосистемы от нормы при том или ином поражении.

Кнут — давнишний способ ускорения движения лошади или невольников — действует подобно магниту. Оценить его силу можно и по следу, который он оставляет на теле. А что возникает после действия магнита? Термография показала увеличение температуры. Этот эффект был обнаружен на лошадях и при исследовании людей.

Исследователи отмечают сходство в действии света и магнитного поля, а также миллиметрового излучения и магнитного поля. Можно сказать, что весь спектр неионизирующих излучений — от постоянного магнитного поля до света — вызывает неспецифические реакции кожи. Вернее сказать, увеличивает число реакций со стороны мозга, которые или осуществляются спонтанно, или провоцируются пусковым сигналом. Можно высказать своеобразную «радарно-усилительную» гипотезу боли.

Как луч радара, болевая поисковая система мозга ежеминутно ищет источник боли, и если не находит, то сама себя кусает, чтобы не прекратился этот необходимый для защиты организма поиск. Это наши ложные тревоги. Эта гипотеза в отличие от существующих делает ставку на активность самого мозга, а не на рефлекторное или прямое воздействие на него внешних факторов. Конечно, на формирование болевого процесса влияют многие факторы, но не всегда они определяют характер боли. Использование таких слабых раздражителей, как ЭМП, позволило бы микроскопировать процесс зарождения боли и увидеть несомненно большую роль мозга в этом процессе.



Куда плывут магнитные бактерии?


Когда дождем все знаки смыты
И точный путь не видит глаз,
Магнит подскажет магнетиту,
Который есть у всех у нас.

Эмблема геологов — молоток, хирургов — скальпель, а в географии — компас. Этот немудреный прибор, используемый еще в колесницах древних китайских императоров, считается одним из важнейших завоеваний технической мысли. Предполагается, что в данном случае (как и при изобретении колеса) изворотливая человеческая мысль обогнала мудрую природу, которая создавала организмы миллиарды лет, не учитывая магнитного поля Земли. Справедливости ради заметим, что некоторые исследователи наделяли перелетных птиц и мигрирующих рыб чем-то вроде чувств ориентации по магнитному полю Земли, но строгих доказательств существования этого органа не было. Господствовало мнение, что живая природа далека от магнетизма. И уж конечно, самому человеку живой компас не нужен, поскольку у него есть технический компас. Однако...

Знаменосцем современных исследований ориентационного чувства у человека можно по праву считать английского исследователя Р. Р. Бейкера из Манчестерского университета. Вместе с сотрудниками он создал на сегодняшний день наиболее полную картину возможного чувства ориентации у человека. Отметим, что не все исследователи подтверждают результаты их опытов. В одной из серий опытов испытуемых увозили на автобусе с занавешенными окнами, с маскировкой звуков на несколько километров от исходного места и просили определить направление, где находится пункт отъезда. В кресельных опытах испытуемых просили определить стороны света после беспорядочного вращения кресел. Что же обнаружилось?

Наилучшая ориентация наблюдалась примерно в полдень. Может быть, магнитотерапевтические процедуры следует проводить именно в это время. Одежда из искусственной ткани снижала реакции на геомагнитное поле. Лучшие результаты были получены у испытуемых, одетых в хлопчатобумажные ткани или раздетых. Если ночью во время сна ноги испытуемых были направлены на север, то они лучше реагировали на геомагнитное поле (ГМП). Магнитные бури и воздействие искусственным магнитным полем на протяжении 10 мин достоверно ухудшали ориентацию на ГМП. Магнетит обнаружили в носовых костях и в надпочечниках человека. Появление компасной ориентации наблюдается у детей в возрасте 5 лет. К 12 годам она достигает уровня взрослых. Именно к этому возрасту формируются синусы носовых костей. Образно говоря, человек вынюхивает магнитные поля.

Бейкер не дал нейрофизиологического анализа изучаемого эффекта. Он доказал наличие эффекта, но не исследовал его механизмы. Именно поэтому не все исследователи доверяют его данным. И вдруг, нежданно-негаданно, живой компас был обнаружен там, где его и не предполагали искать. Речь идет о биогенном магнетите Fe3O4, обладающем свойствами магнитной стрелки. К настоящему моменту он обнаружен у многих организмов.

Отсчитывать начало магнетитного бума принято с 1975 г., когда в журнале «Сайнс» появилась статья американского исследователя Р. Блекмора «Магнитотактильные бактерии». Выделив из болотного ила в штате Массачусетс несколько видов бактерий, он обнаружил у них преимущественное движение на север по магнитному меридиану, что соответствовало из-за наклона меридиана перемещению в поверхностные слои водоема, где было больше кислорода.

Получается, что рыбы ищут, где глубже, а бактерии, где мельче. Однако если бактерии ориентируются по направлению (вектору) магнитного поля (а это было доказано в экспериментальных условиях путем создания искусственного магнитного поля с различным направлением силовых линий), то в Южном полушарии Земли родственники этих бактерий должны плыть к другому полюсу, чтобы достичь тех же целей. Результаты экспедиции в Бразилии блестяще подтвердили это предположение.


Итак, стало ясно, куда плывут бактерии, но остается вопрос: как они это делают?

В наше время буйного расцвета научных исследований очень редко открывают новые виды живых существ и еще реже обнаруживают новые органеллы в живой клетке. И то и другое удалось сделать при работе с магнитотактильными бактериями. Новый вид назвали акваспириллум магнитотактикум, а органеллы, с помощью которых эти бактерии могут ориентироваться по магнитному полю Земли, называли магнитосомы. Используя электронную микроскопию, обнаружили, что магнитотактильные бактерии содержат линейную цепочку примерно из 20 кубовидных, богатых железом частиц. Каждая из них окружена мембраной, размеры ее стороны около 50 нанометров. Магнитосомы составляют около 2% сухого веса бактерий и содержат в 10—100 раз больше железа, чем имеется у немагнитотактильных бактерий.

Микробиологи определили около дюжины морфологически различных бактерий, имеющих магнитосомы. Некоторые из них, например акваспириллум магнетотактикум, являются единственным видом, растущим в чистой культуре. Они имеют жгутики на обоих концах, что позволяет им плыть в любом направлении по линиям поля. Исследователи в настоящее время изучают физиологию бактерий и среди прочего определяют, как синтезируются магнитосомы и какую роль может играть железо в электронном транспорте.

Эти события знаменательны. Наконец-то обнаружили в виде скопления зерен магнетита компас, встроенный в живую клетку, и поняли, что бактерии, используя свои компасы, могут плыть к богатым пищей местам.

Нужно заметить, что термину «магнетизм» в медицине не повезло. Им раньше обозначали то, что теперь называют гипнозом, массажем, телепатией, обаянием или уже никак не называют (например, бывший месмеризм), считая термин пережитком или атрибутом оккультных наук.

Как утверждают физики, все вещества разделяются на три группы: диамагнетики, парамагнетики и ферромагнетики.

К диамагнетикам относятся вещества, собственные магнитные свойства которых позволяют уменьшать степень воздействия на них внешнего магнитного поля. Если замерим МП внутри диамагнетика, то оно будет по величине меньше, чем воздействующее на него внешнее поле. Происходит своего рода эффект вычитания из внешнего поля внутреннего. Диамагнетики — инертные газы, цинк, золото, ртуть, кремний, фосфор, графит, многие органические соединения.

В парамагнетиках, наоборот, происходит эффект сложения собственного внутреннего и внешнего полей. Магнитные свойства парамагнетика усиливают степень воздействия на него внешнего МП. Парамагнетики — двухатомные газы, например кислород, окись азота, щелочные металлы — литий, натрий, калий, а также платина и палладий.

Ферромагнетики — это вещества, в которых происходит как бы эффект умножения. Внешнее магнитное поле вызывает внутри них такие перестройки, что величина поля, образовавшегося внутри вещества, может в сотни и тысячи раз превосходить по величине породившее его внешнее МП. Обычных ферромагнетиков в природе три — железо, кобальт и никель.

Из приведенной классификации уже может быть сделан предварительный вывод: в живом организме явно преобладают диамагнитные вещества, иногда с некоторой примесью парамагнетиков.

В нашей стране магнитобактерии впервые были обнаружены в 1985 г. Исследователи из Института химической физики АН СССР П. А. Сигалевич и А. А. Кузнецов нашли их в обычной воде естественных пресноводных водоемов. Более тщательные поиски показали, что магнитобактерии не так уж редки в наших водоемах. Их стали находить в болотах, прудах, реках, озерах, родниках. Ими оказались различные виды — кокки и спириллы. Результаты исследований советских ученых в целом подтверждают данные группы Р. Р. Блекмора, расширяя географию расселения этих удивительных существ.

Здесь уместно заметить, что горизонты науки обычно расширяются при появлении новой техники исследования. Лет 10—15 назад физики-криогенщики, стоящие далеко от проблем биологии, вдруг обнаружили, что они своим новым прибором, основанным на эффекте нобелевского лауреата Б. Джозефсона и сокращенно названным СКВИДом, могут измерять магнитные поля человека и остаточную намагниченность магнетита биологических объектов.

Односложное словечко СКВИД становится сверхмодным, оттесняя лазер, мазер и другие порожденные научно-технической революцией термины. Этим кратким словом обозначают сверхпроводящий квантовый интерференционный датчик, который может делать многое: измерять электромагнитные поля и температуру, быть элементом ЭВМ, служить технической дефектоскопии, геофизике и гидрологии и т. д. Нас интересует способность СКВИДа регистрировать очень слабые магнитные поля биологических объектов.

Перед исследователями биомагнитных полей, как и перед героями древних былин, вставали три главных препятствия, которые лет двадцать назад казались неодолимыми. Во-первых, надо было создать датчик для обнаружения очень слабых магнитных полей. Во-вторых, требовалась уникальная усилительная аппаратура, необходимая для регистрации воспринятых слабых сигналов. В-третьих, нельзя было обойтись без защитного экрана от земного геомагнитного поля и технических электромагнитных полей, интенсивность которых была намного больше биомагнитных полей. Например, автомобиль, проезжающий на расстоянии 100 метров, создавал магнитное поле в 1000 раз большее, чем поле рядом расположенного мозга человека.

На пути совершенствования методов магнитометрии пересекались пути различных специалистов, например невролога и искателей подводных лодок с самолета. Задачи у них схожи: нужно обнаружить очень слабые магнитные поля. Только главные магниты организма: сердце, мышцы и мозг — создают магнитные поля активно, в процессе своей деятельности, а магнитные поля железного предмета пассивно сопровождают его.

Для магнитометра неважно происхождение магнитного поля. Он с одинаковым успехом может зарегистрировать магнитное поле мозга и магнитное поле мельчайших частиц железа, находящихся в желудке, если человек, к примеру, ел пищу из консервной банки. Во втором случае для определения частиц железа их предварительно намагничивают, помещая человека на несколько минут в искусственное магнитное поле. Таким способом определяют наличие железных частиц в легких у шахтеров или электросварщиков, когда рентгеноскопия не дает результатов. По скорости выведения частичек железа можно отличить легкие курильщиков от легких некурящих людей.

Работа СКВИДов по определению искусственных магнитных включений у человека снова вернула нас к проблеме, возникшей при изучении магнитных бактерий. Только ли бактерии биогенным путем синтезируют магнетит?

Магнитные включения в 1982 г. обнаружили у зеленых водорослей. В прибрежной лагуне реки Рио-де-Жанейро из весьма загрязненной воды ученые извлекли водоросли рода Хламидомонас и поместили их в магнитное поле. Водоросли пассивно ориентировались к югу, наподобие ориентации, наблюдаемой у магнитобактерий. Их магнитный момент был, однако, в 10 раз больше, чем у бактерий. В Северном полушарии те же исследователи нашли аналогичные, но уже североориентированные водоросли того же рода. Этот факт был признан первым достоверно зарегистрированным случаем настоящего магнитотаксиса у зукариот, т. е. организмов, имеющих ядро. Бактерии — безъядерные клетки, их называют прокариотами. Напомним, что термин «магнитотаксис» обычно обозначает направленное движение организма под действием внешнего магнитного поля.

Почему у водорослей возникла способность к магнитотаксису, не ясно до сих пор. Как и у бактерий, ответственными за магнитные свойства у зеленых водорослей оказались микроскопические включения кристаллов магнетита.

А теперь перейдем к животным. В системе их организма имеется вещество, заведомо обладающее какими-то небольшими магнитными свойствами. Это гемоглобин крови, в молекулярной структуре которого имеется атом железа. Сама кровь, как это установил еще в прошлом веке М. Фарадей, диамагнитна. Но уже в 30-х годах нашего века обнаружили, что деоксигенированный (т. е. лишенный кислорода) гемоглобин имеет на 7% меньшую магнитную восприимчивость, чем обычный гемоглобин.

В прошлом широко обсуждался вопрос: может ли кровь менять свои свойства под действием внешнего магнитного поля? Японские ученые в конце 70-х годов доказали, что на эритроциты здорового человека довольно сильное постоянное магнитное поле никак не влияет. Однако такие же эритроциты, взятые у больного серповидно-клеточной анемией, могут быть ориентированы в пространстве постоянным магнитным полем.

Советские физики, проводя аналогичные эксперименты с эритроцитами, пришли к выводу, что «магнитная восприимчивость функционирующей клетки является функцией ее физиологического состояния, и поэтому изучение этой величины имеет существенное значение для разработки новых методов медицинской диагностики». Одним из таких новых методов, например, служит разработанный группой Л. А. Пирузяна метод магнитофореза эритроцитов.

Развитие экспериментальной магнитометрической техники в последнее десятилетие привело к обнаружению в разных частях организма животных странных и загадочных по своему назначению ферромагнитных магнетитовых отложений — настоящих микроскопических железных постоянных магнитов! Они обнаружены практически у всех позвоночных: рыб, черепах, птиц, млекопитающих. Подчеркнем — их находят и в организме мигрирующих на дальние расстояния животных. Проблема навигации мигрантов пока еще далека от решения, может быть, они для этой цели используют геомагнитное поле. Тогда найденные магнетитовые включения (кстати, в голове рыб они окружены нервной тканью) могут служить органом восприятия геомагнитного поля, своего рода естественным компасом, позволяющим проводить навигацию в открытом море.

У черепах — дальних мигрантов — аналогичные магнетитовые частицы пронизывают все ткани. У птиц (голубей) они обнаружены в голове — в пространстве между твердой оболочкой мозга и черепом. Предполагают, что накопление железа в голове птиц для этих целей происходит за счет эритроцитов крови. У млекопитающих зерна магнетита находят обычно там же — в области головы. У дельфинов и китов они находятся там же, где и у птиц. У различных грызунов и обезьян магнетит находится в этмоидной (носовой) полости в голове. Причем во всех случаях магнетитовые зерна обязательно окружены нервной тканью. Это косвенно свидетельствует об их рецепторных функциях.

Поскольку я с юности неравнодушен к рыбам и, значит, слежу за посвященной им научной литературой, то рассмотрим предположение о рецепторных функциях магнетитовых зерен на примере рыб.

Тунцы, марлины, некоторые лососи, речные угри выделяются среди других групп рыб прежде всего своими миграциями, связанными с необходимостью нереститься в одних условиях, а основной период жизни проводить в других. Угри мигрируют из пресных вод континентов в расположенное посреди океана Саргассово море. Лососи, наоборот, идут на икрометание из открытого моря в реки. Тунцы и марлины пересекают океан из одного конца в другой. При всех различиях этих групп рыб у них есть и нечто общее — неразгаданные механизмы ориентации и навигации, позволяющие им находить правильный курс в открытом океане. На какой природный фактор они ориентируются? Может быть, на геомагнитное поле?

Гипотеза требует доказательств по меньшей мере по двум пунктам. Первое — способны ли эти мигранты почувствовать столь слабый естественный раздражитель, каковым является геомагнитное поле? Второе — где и каков тот рецептор, функция которого позволила бы производить ориентацию по геомагнитному полю?

Американские ученые М. Уолкер и Дж. Киршвинк с сотрудниками с 1982 г. исследуют тунцов и марлинов. Эксперименты проходят на Гавайских островах в Тихом океане. Вначале у подопытных рыб вырабатывали условный рефлекс на искусственное магнитное поле, создаваемое электрическим током, проходящим через провода, намотанные вокруг бассейна, где плавали рыбы. Магнитное поле вертикального направления превышало геомагнитное поле от полутора до трех раз. Успешно выработанные условные рефлексы свидетельствовали о том, что тунцы и марлины вполне способны воспринимать слабые магнитные поля, равные земному.

Анализ различных тканей показал, что наибольшую остаточную намагниченность (на один-два порядка) имели этмоидные кости черепа. Затем методами электронной микроскопии и дифракционной спектрометрии в них обнаружили кристаллы магнетита. Итак, тунцы и марлины, совершающие дальние миграции, чувствительны к слабым магнитным полям и в их организме обнаружен магнетит.

Приоритет четкого доказательства возможной геомагнитной ориентации лососей, по-видимому, принадлежит новозеландскому учёному П. Тейлору из университета города Окленд. Он исследовал компасную ориентацию молоди чавычи — одного из лососевых видов. В незнакомых условиях экспериментальной установки эти рыбы четко выбирали направление своей миграции по определенному курсу. Когда вокруг установки создавали слабое искусственное горизонтальное магнитное поле, то внутри нее суммарное поле оказывалось равным земному, но развернутым на 90°. И молодь чавычи тут же переориентировалась — произвела поправку к выбираемому курсу примерно на те же 90°. При отключении дополнительного, поля рыбы возвращались к первоначальному курсу.

Естественно, что прямое доказательство геомагнитной ориентации стимулировало поиски каких-либо включений в организме этих рыб, И они были найдены. Такие же исследования провели с представителями родственного вида лососей — нерки. И у чавычи и у нерки в соединительной ткани этмоидной области черепа обнаружили магнетитовые частицы. По размерам, форме и химическому составу они были аналогичны тем, что найдены у тунца.

Частицы представляли собой ферромагнитные домены, выстроенные в длинные цепочки, в результате чего их магнитные моменты складывались. Когда изучили нерку разных возрастов: годовиков, покатую молодь и зрелых рыб, — то оказалось, что в ходе онтогенеза по мере роста и развития рыб количество магнетитовых частиц в этмоидной области черепа закономерно возрастало. Советский исследователь И. М. Запорожец (Камчатка) подробно изучил физиологические процессы у молоди лососевых при изменении геомагнитного поля. При уменьшении или увеличении ГМП, т. е. нарушении магнитного комфорта, у развивающихся рыб изменялись многие процессы.

Наиболее драматичной оказалась история исследований геомагнитной ориентации речного угря. Калининградские исследователи С. И. Глейзер и В. А. Ходорковский в 70-х годах начали изучать компасную ориентацию молоди угря в условиях, при которых исключались гидрологические и астрономические ориентиры. В экспериментальном, лабиринте рыбы все время выбирали определенный курс движения по странам света. Ориентация пропадала, если вокруг установки уменьшали естественное геомагнитное поле. Из различных модификаций этих опытов выходило, что молодь речного угря способна к компасной геомагнитной ориентации.

Надо сказать, что в то время эти опыты в кругах ученых получили неоднозначную оценку. В последующие годы подобные опыты проводили в разных странах с европейским и американским речным угрем. И вот в 1986 г. появились данные, неопровержимо подтверждающие геомагнитную ориентацию угрей.

Американские исследователи Дж. Соуза, Дж. Полухович и Р. Гуэрра из медицинского колледжа штата Висконсин в городе Милуоки проводили опыты со взрослыми, но еще не мигрирующими угрями в так называемой желтой стадии. В бассейне при нормальном направлении геомагнитных силовых линий рыбы выбирали один определенный курс по сторонам света — северо-восток. При компенсации геомагнитного поля угри стремились на географический, север или концентрировались в центре бассейна, не проявляя никакой ориентации. Наконец, при развороте направления магнитных силовых линий в пределах бассейна на 180° рыбы выбирали курс, прямо противоположный нормальному, а именно юго-запад. Таким образом, в этих опытах ориентация угрями производилась именно по ГМП. Так была доказана геомагнитная ориентация угрей. Однако остался невыясненным вопрос: где в теле речного угря находится орган магниторецепции?

Как и у других рыб-мигрантов, гипотетически таким органом называют кристаллы магнетита. Они были найдены в 1984 г. у угря группой шведских ученых во главе с М. Хансоном из Технологического университета города Гетеборг. Магнетит содержался в надкостнице и в мозговой оболочке. Кроме зерен магнетита, были также обнаружены и другие железосодержащие частицы — новые претенденты на роль встроенного компаса. Это гематит и альфа-железо. Все они находились на внутренней поверхности черепа угря и имели микроскопические размеры — от 100 до 3 тысяч ангстрем.

Конечно, обнаруженные ферромагнитные включения в голове угря еще не доказывают того, что они воспринимают ГМП. Однако сам факт их наличия у угря хорошо подкрепляет данные о его способности к геомагнитной ориентации.

В переведенном с английского двухтомнике «Биогенный магнетит и магниторецепция» (М.: Мир, 1989) сказано, что магнитные частицы в черепах многих животных пронизывают все ткани, однако у рыб они концентрируются в этмоидной полости, куда входят кости стенок и перегородка носовой полости. Это примерно та же самая область, где был найден магнетит у дельфинов и голубей (есть сообщения, что и у людей). И еще: во всех случаях исследователи отмечают, что магнитные частицы окружены нервной тканью, что подтверждает возможность взаимодействия между частицами и регуляторными системами организма.

Эта интересная область исследований, которую не всегда можно связать с магнитной ориентацией (например, магнетит обнаружили у водорослей и в культурах некоторых опухолевых клеток), хорошо вписывается в магнитобиологические направления. Магнитные бактерии ведут нас к познанию тонких взаимодействий различных биологических систем с окружающими электромагнитными полями естественного и искусственного происхождения.

В отличие от ортодоксального биомагнетизма исследования магниторецепции, например, у магнитных бактерий с самого начала насыщены биологическим смыслом (магнитные включения нужны для восприятия организмом магнитного поля Земли), хотя опыты проводят чаще физики. Может сложиться впечатление, что в электромагнитную нейрофизиологию непрерывно вторгаются различные «варяги» и начинают ею управлять. Однако путь, указанный плывущими магнитными бактериями, ведет к выяснению, первичных механизмов (а их несколько) взаимодействия биологических объектов с магнитными полями.



Когда вершить итоги?!


Я люблю Вас, магнит,
Тридцать лет Вас на Вы называя.
Память прочно хранит,
Как мы шли, крепость тайн прорывая!
Помню тех, кого нет,
Помню тех, кто пока еще с нами!
Вроде брезжит рассвет:
Но Светило еще за горами!

В книге «Мозг в электромагнитных полях» (М.: Наука, 1982) я писал: «Магнетизм еще не раз удивит человечество». Имелась в виду перспективность этой области знания, основанная на появлении новых методов регистрации сверхслабых электромагнитных полей, на возникновении оригинальных идей о механизме их биологического действия и на приоритетности изучения деятельности мозга.

Широкий спектр практических задач и теоретических проблем, стоящих перед исследователями, я старался изложить в этой брошюре так, чтобы было понятно и непосвященному. Конечно, пришлось рассказать и о некоторых событиях в моей жизни.

Академик АМН СССР ректор Томского медицинского института И. В. Торопцев рассказывал, что пришел в магнитобиологию от радиобиологии. В контрольных экспериментах, где действие ионизирующего излучения исключалось, а сопутствующее неионизирующее излучение продолжало действовать, вдруг обнаружили биологический эффект. Потом из Томского медицинского института посыпались диссертации, книги, статьи, пока ВАК не организовал охоту на ведьм. Медики притихли. Но биологи во главе с директором Института биологии и биофизики при Томском государственном университете Г. Ф. Плехановым продолжали штурмовать вершины электромагнитной биологии, уделяя основное внимание экологической стороне проблемы.

Мне приятно слышать, что некоторых исследователей в магнитобиологию привели написанные мной научно-популярные книги. Значит, не зря я отвлекался от научных исследований, чтобы рассказать о своих заботах читателям.

Обидно, что, несмотря на огромное число публикаций Πо электромагнитной биологии, ее достижения не стали еще всеобщим достоянием. Люди, не имеющие личного опыта работы с ЭМП, считают возможным заявить: «Весь спектр радиоволн не вызывает у человека никаких ощущений» или «Изучение лечебного действия МПМ, в частности так называемых магнитофоров или магнитоэластов, не дает оснований рекомендовать их для лечебного применения. В эксперименте не выявлена их биологическая активность»

Можно встретить и такие высказывания: «Следует заметить, что реакции живых организмов даже на такие сильные поля (0,4 Тл) пока не находят удовлетворительного физического объяснения. Приходится констатировать, что утверждения о влиянии магнитных бурь на биологические объекты не соответствуют действительности и свидетельствуют лишь о некомпетенции или предвзятости их авторов».

Критики полагают, что информация о магнитных бурях (или их отсутствии), содержащаяся в естественном геомагнитном поле, в условиях города в суммарном поле, искаженном индустриальными магнитными помехами, практически незаметна. Они считают, что она не может быть воспринята живым организмом, даже если он и был бы способен воспринимать ее в принципе. Как будто во время грома совсем не слышен голос соседа. У этих звуков разные характеристики, а это критики не учитывают. Скептические замечания (чаще всего необоснованные) касаются или всех проблем электромагнитной биологии или только некоторых ее частей. Возможное объяснение возникающего скепсиса связано со сложностью ЭМП как воздействующего фактора и с нашим незнанием деталей функционирования биологических систем.

Мы постарались показать, что в истории изучения биологического действия ЭМП перемежаются периоды возрастания и спада интереса к этой области знаний. Пробуждение сегодня широкого внимания к проблемам биологического действия электромагнитных полей можно объяснить прежде всего практическими гигиеническими запросами. Они возникли в эпоху научно-технической революции в связи с внедрением усиленных и ослабленных искусственных магнитных полей (в сравнении с естественными МП) на различных производствах в земных условиях, а также в космических полетах. Кроме того, интерес практиков и теоретиков к магнитобиологии увеличило успешное применение МП в клинических условиях, в ветеринарии, растениеводстве и микробиологической промышленности.

Пристальное внимание физиологов и зоологов привлекает экологическое направление. Оно связано с исследованием ориентации биологических систем в геомагнитном поле и с изучением влияния колебаний интенсивности и вектора естественных МП на здоровый и больной организм, а также на популяцию в целом. Перспективы использования проникающего действия магнитных полей в качестве инструмента исследования фундаментальных свойств биологических систем вселяют надежду на выяснение новых проявлений жизненных процессов. Проблема воздействия ЭМП перестала быть чисто научной, ибо она задевает интересы всего населения, планеты в целом.

В газетах США в 80-х годах появились такого рода сообщения. 54-летний Раймонд Краббенхофт из Сабины, штат Миннесота, пережил 3 инфаркта и 2 паралича. Хотя его родители проживали соответственно 89 и 82 года, он удалил несколько катаракт, стерилен и должен глотать дюжину пилюль ежедневно. Он утверждает, что его проблемы возникли после двухлетнего пребывания во время второй мировой войны в армии в качестве обслуживающего радар. Тогда он там облучался микроволнами, и его коричневые волосы стали красными. Он утверждает, что «его поджарили». Краббенхофт понимает, что он не может избавиться от заболеваний, но хочет предупредить других. На Конференции жертв радара в Сан-Франциско он и его приятели-жертвы, включая и организационного президента Иосифа Таунга, встретились с докторами и юристами, чтобы выработать стратегию поведения. Один радарный специалист из Лос-Анджелеса считает, что «США превратились в гигантскую микроволновую печку».

Такая гипербола означает, что микроволны вездесущи. Впервые они широко были использованы в радарах во время второй мировой войны. Сейчас их применяют в телефонах, телевизорах, для открывания дверей гаража, охраны от воров, в физиотерапевтических приборах и, конечно, в микроволновых печках. Один из исследователей, доктор М. Зарет уже более 10 лет предупреждает о катарактах, вызываемых радиоволнами. В 1968 г. министерство здравоохранения США признало, что и тестикулы поражаются микроволнами. Морским гвардейцам платят 1,75 миллиона долларов от государственного и военно-морского департамента за задержку рождения у них детей. Лиц, длительно облучавшихся микроволнами, не принимают в правительственные и частные учреждения.

Ныне установленный лимит 10 мВт/см2 доктор М. Шор считает слишком высоким. Он отмечает врожденные уродства, нарушения обучения и двигательной активности, а также биохимические изменения у лабораторных животных при воздействии «безопасного», правительством установленного уровня облучения. Многие американские исследователи полагают, что подобные уровни не представляют реальной опасности. В Национальной академии наук установили, что военно-морские радарщики умирают не раньше лиц других профессий. Агентство защиты окружающей среды указывает, что 98% популяции США подвергнуты воздействию микроволн интенсивностью менее 1 мкВт/см2. Но все-таки представитель госдепартамента биолог X. Поллакк считает, что в эру микроволн их использование нуждается в тщательной оценке.

Приведенные примеры свидетельствуют о беспокойстве общественности США по поводу возможной опасности микроволн. Может быть, их тревога необоснована? Нет. Западногерманская газета «Штерн» примерно за два месяца до начала «десятилетия мозга», объявленного сенатом США в марте 1989 г., сообщила о том, что исследователи расширили диапазон опасных электромагнитных излучений, включив сюда и промышленную частоту.

Нельзя забывать, что мы живем в «волновом салате», сила которого в миллионы раз превышает интенсивность естественных ЭМП. Среди страдающих лейкемией слишком много электромонтеров и радиотехников. У детей, живущих недалеко от линий высокого напряжения, число заболеваний в 2 раза больше, а растут они медленнее, чем дети, не знающие, что такое линии электропередач. Такие ЭМП вызывают нарушения сна и появления экзем.

Привыкшие все считать капиталисты ссылаются на прецедент, когда суд Хьюстона, штат Техас, обязал электрическую компанию США выплатить частной школе, где учится около 3 тысяч детей, 25 миллионов долларов в качестве ущерба из-за линии высокого напряжения, расположенной слишком близко к зданиям. Как видим, сложные проблемы биологического действия ЭМП решают не только в лабораториях, но и в судах.

Следует помнить, что окружающая среда не только одаривает нас зрительными образами, звуками и запахами, но она еще и поглаживает нашу кожу электромагнитными полями. Они проникают в наш мозг прямым путем, минуя и органы чувств, и осязание, напоминая еще и еще раз, что мы связаны со средой тесными объятиями сложных взаимоотношений. Быстрое и успешное выяснение деталей взаимоотношений человека с неионизирующими излучениями возможно при организации междисциплинарных и международных усилий. На этом пути нас ждут новые открытия.


Скачать брошюру: holodov_minuja_organy_chuvstv_nvzhnit1991.djvu [1,8 Mb] (cкачиваний: 33)

Научно-популярное издание
Доктор биологических наук Холодов Юрий Андреевич
МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЗНАНИЕ» 1991

https://www.perunica.ru/nauka/9975-minuja-organy-chuvstv-o-znachenii-i-izuchenii-jelektromagnitnyh-polej.html  



+3


Категория: Наука и Техника   Теги: Книга онлайн   Автор: Холодов Юрий Андреевич

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.