Перуница
ИШИ В ДВУХ МИРАХ Часть вторая. МИСТЕР ИШИ

Пролог. ЗА СТЕНАМИ ТЮРЬМЫ

Иши вступил в мир цивилизации как только за ним захлопнулась дверь оровиллской тюрьмы. Было солнечное сентябрьское утро. Не прошло еще и недели с тех пор, как Иши попал в двадцатое столетие. Он пришел в цивилизацию из привычного ему мира каменного века, гонимый мучительным голодом и чувством одиночества. Действия Иши в общем-то противоречили характеру и обычаям яхов. Какой-нибудь другой индеец предпочел бы лежать в своем убежище, пассивно дожидаясь смерти, и так окончил бы свои дни. Иши устал от голода и страданий, и все-таки он проявил упорную волю к жизни. Он двигался даже тогда, когда не знал и не хотел знать, куда несут его ноги. Они, как им и следовало, привели его к Оровиллу, а потом вывели из тюрьмы на улицу. В то время он не мог еще понять, какого рода службу они ему сослужили.

Испуганный и поглощенный созерцанием новой действительности, Иши шел по главной улице Оровилла. Вслед за ним, разрастаясь и обгоняя его, неслась легенда. Она разрушила прежний миф о яхах — дикарях, грабителях и убийцах. Эта легенда возникла в тот самый момент, когда Иши попал в тюремную камеру. Поначалу это были всякие предположения о том, что произойдет, если выпустить дикого индейца на волю. Шериф Вебер не обращал внимания на подобные разговоры. Из Сакраменто прибыли репортеры; посыпались телеграммы из университета и Департамента Внутренних Дел, от различных газет и жителей страны. Никогда прежде Оровилл не удостаивался такого внимания. Это был типичный провинциальный городок, обязанный своим существованием золотой лихорадке. Молоденькие апельсиновые рощицы, бросающие вызов морозным туманам, и терриконы приисковых шахт — вот и все, что отличало его. Теперь из-за индейца, запертого в тюремной камере, название этого города было на устах у жителей всей страны. Индейца называли диким чело- BeiiOM из Оровилла. Профессор, который приехал на поезде из Сан-Франциско, сказал, что это человек каменного века, последний в Америке. Миф об Иши обрел прочную романтическую основу.

Тюремщики, а также мексиканцы и индейцы, которым разрешали навещать Иши, подробно рассказывали горожанам обо всем, что происходило в тюрьме. Когда женщины услышали, что Иши отказался принимать пищу, они стали посылать ему специальные блюда для возбуждения аппетита. Одежду, в которой он должен был поехать в Сан-Франциско, ему также прислали частные лица. Ему предложили даже целый набор обуви различных размеров. Иши надел белье, рубашку, брюки и пальто, но наотрез отказался от туфель. Он примерил их, однако они были слишком большими и слишком жесткими. Они мешали ему ощущать привычный контакт с почвой, благодаря которому Иши сохранял равновесие и чувствовал то, что у него под ногами. Кроме того, большие пальцы ног должны были оставаться свободными, чтобы ими можно было цепляться и хватать. Ноги, которые принесли его сюда, должны были нести его и дальше. А обувь вернулась к своим прежним владельцам.

Рука об руку Иши и Уотермен шли от тюрьмы к железнодорожной станции. Женщины и дети тайком высовывались из окон, выглядывали из-за заборов. Всем хотелось хоть одним глазом взглянуть на дикого человека. На платформе в ожидании прихода Иши стояла группа мужчин и подростков. Они держались на почтительном расстоянии и казались слишком притихшими. Они испытывали одновременно и страх, и любопытство. Для них Иши постепенно становился героем, человеком из легенды, окруженным тайной. Таким он остался и по сей день.

Черная голова демона стремительно приблизилась к платформе, выпуская клубы огня и дыма и заполняя все пространство своим глухим ревом. Этот рев достигал каньонов Милл-Крика и Дир-Крика. Иши помнил его с самого детства. Дважды в день он слышал этот звук и сотни раз наблюдал, как внизу, грохоча и извергая облака пара, змеится поезд. Маленьким мальчиком он очень боялся его. Мать успокаивала сына и рассказывала ему, что этот демон всюду следует за белым человеком, но никогда не причиняет вреда индейцам. Им нечего его бояться.

Теперь, стоя около поезда, Иши размышлял. Он никогда не находился так близко от демона. Тот оказался больше, шумнее и быстрее, чем представлял себе Иши. Узнает ли он, что Иши индеец? Ведь на нем платье белого человека, а волосы такие же короткие, как и у них. Лучше все-таки отойти в сторону и понаблюдать за этим демоном откуда-нибудь из-за дерева, так привычней. И посмотреть, правду ли сказал его друг, будто бы демон всегда бежит по своим, старым следам и перевозит людей с места на место, не подвергая их ни малейшей опасности. Иши отошел к деревьям, росшим вдоль всей платформы. Демон пробежал вдоль станции и остановился. Все было так, как сказал Иши его друг,— демон остался на своих следах. Белые люди, у которых были все основания для страха, не выказывали пи малейшего беспокойства. Они спокойно влезали и вылезали из него, а один даже сидел в голове у демона и махал рукой остальным. Иши вернулся на платформу и без всяких возражений сел в поезд вместе с Уотерменом. Он зашел слишком далеко, чтобы возвращаться назад, да он и не хотел этого делать. Теперь он был навсегда связан со своим новым другом.

Во время путешествия Иши вел себя очень тихо. Ему нравилась скорость, нравилось, как поля и дома в окне сменяли друг друга. Он старался не смотреть на незнакомых людей в вагоне и, отводя глаза, как бы исключал возможность общения. Демон быстро бежал по своему следу и через несколько часов подъехал к парому, который перевез весь поезд вместе с вагонами, паровозом и пассажирами через пролив Каркинез. Уотермен объяснил Иши, что здесь перед впадением в залив реки Сакраменто и Сан-Хоакин сливаются, а залив соединяется с океаном узким проливом Золотые ворота. Подобно другим индейцам, жившим на материке, Иши знал, что такова участь всех ручьев и рек его родины, но опять-таки, подобно другим материковым индейцам, неясно представлял себе, как это происходит на деле. Те, кто рассказывал ему об этом, сами лишь понаслышке знали об океане. Ему не хотелось вылезать из поезда в Окленде, но впереди его ждали новые чудеса. Еще один паром, на этот раз через залив до Сан-Франциско, а затем, после того как сошли с поезда, долгое путешествие в трамвае к Музею антропологии.

Иши. 29 августа 1911 г.
Иши. 29 августа 1911 г.

И вот наконец музей. В 11 часов вечера 4 сентября 1911 года Иши из племени яхов завершил свое путешествие из каменного века в лязгающий и ослепительно сверкающий век железа. Он попал в мир времени, часов и календарей, денег, труда и заработной платы, властей и правительств, газет и бизнеса. Теперь и он стал современным человеком, городским жителем с определенным адресом.


Следующая страница:
Глава седьмая. НОВЫЙ МИР ИШИ

Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера