Перуница

» » Антоновка

Растения » 

Антоновка

Антоновка

Прочитав заголовок, вы легко представили себе яблоко — золотистое или зеленоватое, вкусное, но скорее кислое, чем сладкое, а главное, необыкновенно ароматное. Даже если вы не знаете других сортов яблок, Антоновка вам известна. И потому воображение ваше сработало однозначно. 

А зря. Специалист-сортовед, увидев подобный заголовок, вправе спросить: какую из Антоновок?

В Каталоге районированных в СССР сортов — солидном государственном документе, дающем сорту право на распространение, их четыре: обыкновенная, новая, шафранная и Антоновка-китайка. Та, что всем так бесспорно знакома,— первая из них. Остальные — совсем другие сорта, полученные с ее участием. Просто в их названии сохранена «фирма, гарантирующая успех».

В коллекциях разных научных учреждений можно найти еще несколько сортов и гибридов, полученных при использовании Антоновки в селекции. Среди них такие известные, как Антоновка полуторафунтовая, Антоновка десертная и другие. С ними тоже все ясно. Но если бы разнообразие на этом кончалось...

Всякий, кто заинтересуется собственно Антоновкой и захочет узнать о ней побольше, тут же столкнется по крайней мере с двадцатью красочными дополнениями к ее названию. Он обнаружит, что в больших и малых садах по всей средней России растут: Антоновка золотистая, краснобокая, стаканчатая, скороплодная, каменичка, хлоповка и даже Антоновка золотой монах. И все это будут вроде бы самые настоящие Антоновки.

Что же они такое?


Она или не она

Сложно ориентироваться во множестве публикаций, где описаны бесчисленные «разновидности» Антоновки обыкновенной. Запутывать этот вопрос начал еще в дореволюционные годы известный российский садовод М. В. Рытов, достоверно описавший несколько таких «разновидностей». В наши дни у него нашлись энергичные последователи. Дело дошло до кандидатских и даже одной докторской диссертации, где расплывчатые и туманные «уклонения» и «вариации» Антоновки постепенно превратились в решительные новомодные «мутации». Таких «мутаций» и «клонов», возникших якобы под воздействием различных почвенно-климатических условий, набралось почти два десятка.

Ясность внесли работы доктора сельскохозяйственных наук В. П. Семакина (Орловская плодово-ягодная опытная станция). Он убедительно доказал, что почти все «клоны», «почковые уклонения» и «соматические мутации» Антоновки обыкновенной — не что иное, как ее сеянцы, то есть стихийные гибриды (Антоновка, как и большинство сортов яблони, самостерильна, и раз есть сеянец, значит, был какой-то второй родитель). И как гибриды они охотно скрещиваются с самой Антоновкой, чего настоящий клон делать никак не должен, поскольку клон — это вегетативное потомство одной особи и, значит, на него распространяется та же самостерильность.

Только в очень редком случае, когда возникает почковая мутация, то есть мутация в клетках точки роста, дающая начало побегу с измененными признаками, можно говорить о появлении нового клона.

Такими подлинными клонами у Антоновки сегодня можно считать всего четыре: это Антоновки сладкая, ржавая, репчатая и плоская. Но они встречаются редко; к тому же каждая из них в чем-то существенном хуже Антоновки обыкновенной, поэтому садоводы их не размножают и, стало быть, в питомники настоящие клоны практически не попадают.

Но тогда все, что в садах называется Антоновкой обыкновенной, это и есть она — в чистом виде? Увы, если бы это было так...

Автору этих строк приходилось бывать в крупных садах, где среди тысяч деревьев якобы Антоновки обыкновенной (и, надо сказать, в общих чертах похожих на нее) настоящими чистосортными оказывались лишь единицы. Причем опытные агрономы хорошо отличали именно эти деревья от общей массы по урожайности и лучшему качеству плодов. Все остальные были вегетативными потомками тех самых случайных сеянцев, о которых уже шла речь.

Так что же, разговоры о том, что настоящая дедовская «духовая» Антоновка утеряна, не лишены оснований? Да, в какой-то мере это так. И теперь, даже только для того, чтобы до конца разобраться в происшедшем, понадобится многолетняя и трудоемкая работа, заниматься которой мало желающих.


Многоликая обыкновенная

Любой сорт в плодоводстве размножают только вегетативно — прививкой, черенками. И потому все его представители, все деревья, скажем, Боровинки,— это части одного исходного организма. То есть сорт в плодоводстве — это, собственно, и есть клон. Сохранить его в чистоте можно только так: черенки для прививки всегда брать с деревьев заведомо, без сомнения чистосортных. На то и есть клоновая селекция.

В кандидаты на роль продолжателей жизни сорта годятся только деревья основного клона (в нашем случае Антоновки обыкновенной) либо клонов, которые ничем не хуже, а по возможности лучше основного. Беспощадно бракуются малоценные клоны-засорители и тем более все то, что не есть данный сорт.

В идеале все так и должно быть. А на практике, в питомниках, когда в горячее время нужны тысячи черенков одновременно, бывает всякое. И под видом Антоновки в дело идут те самые потомки сеянцев, размножаясь таким образом все шире.

Ситуация осложняется еще и тем, что Антоновка, даже самая подлинная, чрезвычайно многолика. Облик деревьев, размер плодов, их форма, окраска, вкус, сроки хранения — все зависит, и подчас очень сильно, от множества факторов: от географической широты места, от климата и почвы, от подвоя и агротехники, от погоды и возраста дерева, от урожая нынешнего и прошлогоднего...

Под Москвой Антоновка — сорт зимний: ее плоды снимают в конце сентября, обычно еще зеленоватыми и кислыми, и хранят до нового года, а то и дольше.

Та же Антоновка под Курском уже в начале сентября, прямо на ветках, становится соломенно-желтой, она слаще и душистее подмосковной, но хранится только до ноября и, значит, относится к сортам осенним.

Еще южнее это типичный летний сорт, готовый к съему плодов уже в начале августа.

А, скажем, в Тунисе, куда Антоновка тоже попадала, она вообще оказывалась самым ранним сортом: ее начинали убирать уже 10 июля.

На одном и том же дереве могут расти разные яблоки: крупнее и мельче, удлиненные и плоские, совсем гладкие и ребристые — в зависимости от того, из какого цветка в соцветии они получились — из центрального или краевого. В саду, где почва засеяна травой, плоды Антоновки мельче обычного, нередко с чуть подрумяненными боками — с «загаром», их мякоть плотнее, созревают они раньше, хранятся дольше, чем яблоки из сада с перекопанной почвой. Даже одно и то же дерево в разные годы можно принять за разные «вариации» — в зависимости от урожая или погодных условий.

Вот так и появляются на свет Антоновка желтая, Антоновка краснобокая, стаканчатая, высокая, каменичка...


Знал ли ее поэт?

Итак, строгая клоновая селекция. Но к чему стремиться, где идеал, эталон?

Как ни странно, но сортоведы до сих пор не договорились, какую же из Антоновок считать исходной, правильной, что взять за образец. Тем более что совсем неизвестно, какой была та, давняя, первоначальная. Настойчивые поиски истоков этого сорта — не любопытство: садоводы хотят поточнее представить себе, какие черты Антоновки следует сохранять или, может быть, даже воссоздать, если они утеряны.

Вероятно, мы никогда уже не узнаем, где и когда появилась первая Антоновка и что за Антон обратил на нее внимание. Был, конечно, кто-то первый, но рядом с ним и позже были сотни внимательных и умелых российских садоводов, которые из дали времен донесли до нас этот сорт, постепенно улучшая его, размножая самые урожайные деревья с самыми вкусными плодами и бракуя худшие.

В этом смысле Антоновка, как хорошая старинная песня,— творение народа. Видимо, наши предки не считали нужным записывать в историю такие «мелкие» события, как рождение сорта (и до сих пор живет еще, к сожалению, это небрежение).

К слову: в том месте, где росло первое дерево всемирно теперь известного американского сорта Голден Делишез, благодарные садоводы США поставили памятник, а история этого сорта известна во всех подробностях.

Первое упоминание об Антоновке появилось в 1848 году в книге «Правила плодоводства». Чуть позже, в 1851 году, о ней писал в журнале «Садоводство» известный помолог П. Красноглазое. Он приводит несколько синонимов ее названия, а это значит, что сорт к тому времени существовал уже довольно долго.

Но А. Т. Болотов, талантливый и очень авторитетный российский агроном, описывая в 1797—1801 годах сорта яблони Тульской губернии, Антоновку среди них еще не упоминает. И потому можно считать, что в центральных областях России она распространилась не ранее первой половины XIX века.

Есть, однако, сведения, что на Всероссийской выставке плодов 1913 года в Петербурге курские садоводы демонстрировали фотографии... 200-летнего дерева Антоновки, имевшего 4,5 аршина в обхвате ствола и свободно умещавшего в дупле 10-летнего ребенка. А директор Пушкинского заповедника С. С. Гейченко в книге «У Лукоморья» упоминает об Антоновке, росшей в садах усадеб Тригорское и Петровское не только при Пушкине, но еще и при Абраме Ганнибале.

Косвенно эти сведения подтверждает такой факт: в 1938 году в Лужском районе Ленинградской области (это недалеко от Михайловского) был документально описан сад из полутора сотен столетних и еще неплохо плодоносивших деревьев Антоновки. Так что вполне возможно, что С. С. Гейченко прав и великий поэт Антоновку действительно пробовал.

Это к вопросу о возрасте сорта. Ничуть не более точны сведения о месте, где он появился, и о его прямых предках. Большинство сортоведов сейчас согласны между собой в том, что Антоновка— прямая и ближайшая родственница дикой лесной яблони — аборигена широколиственных лесов Курской и соседних с ней областей. Считают, что именно в этих краях и появился случайный естественный ее гибрид с каким-то культурным сортом. Автор этих строк имеет на сей счет другое мнение: он считает Антоновку случайно сохранившейся древней реликтовой формой лесной яблони или ее производным.

Были и другие предположения. Академик ВАСХНИЛ П. Н. Яковлев считал Антоновку гибридом какого-то крупноплодного сорта с сибиркой — сибирской ягодной яблоней (это очень зимостойкое дерево с совсем мелкими, чуть крупнее гороха, темно-красными, терпкими плодами). Исходил он из того, что от скрещивания Антоновки полуторафунтовой с сибиркой был в числе прочих получен гибрид, похожий на Антоновку обыкновенную. Гибрид даже назвали Антоновкой синтетической. Однако уж очень непохожа Антоновка обыкновенная на сибирку: при всем желании невозможно найти ни одной родственной черты.


Самая-самая!

Антоновку принято хвалить. И вкусна, и ароматна, и урожаи хороши, и хранится долго...

Но приглядимся к любимице попристальнее.

В зимы с сорокаградусными морозами (а они у нас неизбежно повторяются) нацело гибнет множество старых деревьев этого сорта. Молодые сильно обмерзают и на два-три года остаются без плодов. Антоновка вообще довольно теплолюбива: в холодное лето хороших плодов не получается.

Если на участке тень, если мало пчел-опылителей, урожаи снижаются. Страдает сорт и от грибного заболевания парши, которому очень подвержен.

В «детстве», в питомнике, Антоновка растет медленно, зато потом, в саду, вымахивает и вверх, и в стороны, а это нынешних садоводов не радует: много обрезки, труднее снимать яблоки; теперь есть сорта с более компактными деревьями, доставляющие меньше хлопот.

Хорошие урожаи Антоновка начинает давать, как правило, с 10—12 лет, а это тоже несовременно: многие новые сорта «впрягаются в лямку» на 7-й — 8-й год.

Хранятся ее яблоки не так уж хорошо: в Нечерноземье до нового года или чуть дольше. Сейчас не редкость сорта со сроком хранения втрое большим.

Да и с качеством плодов — будем уж объективны до конца — у нее не все в порядке. Вопреки традиционным представлениям, сортоведы-дегустаторы сегодня не слишком-то высоко ценят их вкус: 3,5—3,7 балла по пятибалльной шкале, не более. А это значит, что в сравнении с некоторыми современными сортами Антоновка — яблоко явно не десертное.

Считают и пишут, что витаминами Антоновка богаче, чем все другие яблоки. Увы, и это далеко не так. Есть много сортов, превосходящих ее по содержанию витаминов С и Р — основных для яблок. Суточную норму витамина С человек получает, лишь съев пять-шесть яблок Антоновки.

И насчет повышенного содержания железа все не так, как привыкли считать: яблоки Антоновки быстро буреют на срезе вовсе не от него, а от тех же Р-активных веществ. Впрочем, на кроветворные функции в организме Антоновка (как и все вообще яблоки) действительно влияет благотворно, но благодаря не столько железу, сколько фолиевой кислоте.


Есть в Антоновке хорошо сбалансированный природный комплекс сахаров (около 9%), 0,8—1,3% органических кислот, 0,6—1,3% полезнейших пектиновых веществ, но все это опять-таки не привилегия ее одной.

Так что не обнаружено в ней пока ничего такого уж необыкновенного и исключительного. Кроме, пожалуй, одного: неповторимого, уникального, знаменитого ее аромата.

Вот для переработки Антоновка хороша безусловно. В пищевой промышленности — соки, компоты, яблочное тесто для кондитерских изделий — тут она вне конкуренции. Когда-то славилась пастила из Антоновки, но теперь ее почти не делают. И мочка — отличный вид заготовки впрок — почти забыта пищевиками. А жаль: моченая Антоновка — это шедевр. Хорошо, что хозяйки об этом не забывают. У них-то Антоновка всегда в чести — и моченая, и мороженая, и для повидла, и в пироге. Приятная кислинка, острота плюс аромат — это кстати в любом меню.

А само дерево Антоновки — удивительно, до чего приспособлено оно к причудам климата и почвам среднерусской равнины. Это у него от лесного предка: чувствуется, что оно здесь — на месте, дома. И зимы наши — исключая те редкие, губительные — переносит оно хорошо. И урожаи дает обильные. Именно Антоновке обязаны мы созданием крупных промышленных садов на среднерусской равнине — от Минска и Воронежа до Ленинграда и Казани. На ее долю и сейчас в этих садах приходится 30—40% площади и часто больше половины урожая.


По данным последней Всесоюзной переписи садов, в 1973 году в Европейской части страны только в совхозных и колхозных садах насчитывалось 28 миллионов деревьев Антоновки. Не меньше их было в приусадебных и коллективных садах, где переписи по сортам не делали. Если же учесть, что размножают этот сорт не менее двухсот лет и за это время в садах сменилось несколько поколений деревьев, то можно утверждать, что вряд ли какой-нибудь другой сорт яблони в мире размножался так широко и так долго. Разве что великолепный американский Голден Делишез, проникший во все яблоневые сады мира, может составить конкуренцию, и то лишь со временем.

Так что Антоновку можно заслуженно считать нашим национальным яблоком.


Как с мировой славой!

За границей Антоновку знали давно. В 1882 году экспедиция Дж. Бедда и Ч. Гибба вывезла из России 252 образца яблони. В их числе была и Антоновка. Вообще русские сорта были известны в США и Канаде уже в первой половине XIX века. В американских и канадских прериях садоводство и сейчас строится на производных от наших сортов. Среди них есть явные потомки Антоновки, например сорт Редант и Норан.

Финляндия, ФРГ, США и некоторые другие страны покупают у нас семена Антоновки для выращивания сеянцев-подвоев в питомниках: в этом качестве Антоновка давно и повсюду заслужила признание. А это значит, что значительная часть яблонь разных сортов за рубежом (и у нас тем более) растет на корнях Антоновки.

В Канаде, Швеции, Польше Антоновку используют еще и как хороший скелето-образователь: у молодых ее деревьев полностью перепрививают крону другим — ценным, но плохо зимующим сортом. Получается дерево с выносливым стволом и основаниями ветвей. Чаще всего на Антоновку прививают Мекинтош — лучший из сортов Канады.

А вот сами по себе плоды Антоновки за рубежом не ценятся. В США их считают вообще непригодными для еды в свежем виде. Хотя было время, когда большие партии этих яблок Россия экспортировала в страны Западной Европы. Это продолжалось еще и в первые годы Советской власти: Антоновка наряду с мехами, лесом, льном помогала получать столь нужную для страны валюту.

Что касается зарубежных селекционеров, то они смотрят на Антоновку по-прежнему с пристальным вниманием — как на потенциально ценного родителя.


Браки по расчету

Еще И. В. Мичурин у нас скрещивал Антоновку с западноевропейскими сортами в надежде получить новые сорта — хорошо приспособленные к условиям центральной России, но с более лежкими и вкусными плодами. С тех пор многие не раз пытались это делать. Как разборчивой гоголевской невесте Агафье Тихоновне, селекционеры мечтают найти ей «жениха» — одного, но с набором достоинств, взятых от нескольких. И не просто мечтают, а расчетливо подбирают и конструируют.

Среди многочисленных потомков от этих браков есть весьма достойные — Антор, Беркутовское, Белорусское малиновое, Богатырь, Ватутин, Зимнее лимонное, Избранница, Куйбышевское, Московское зимнее, Мартовское, Самородок, Шафран саратовский (всего их более 80), однако мечта селекционеров об идеальном потомке Антоновки пока не исполнилась.

Наибольшей целеустремленностью и масштабностью отличаются работы в этом направлении доктора сельскохозяйственных наук Е. Н. Седова на Орловской плодово-ягодной опытной станции. Он упорно пытается слить в одном гибриде лучшие качества двух выдающихся сортов Старого и Нового Света, две уникальные гетерозиготы — русскую Антоновку и канадский Мекинтош. Среди потомков от «первого брака» есть очень интересные сорта — Орловское зимнее. Орловская гирлянда, Мезенское, — но идеала и здесь пока нет.

Тем не менее, похоже, что именно на этом пути будут получены не уступающие мировым стандартам сорта яблони, способные поднять на качественно новую ступень садоводство России.


Урок антоновки

А что же сама Антоновка, какие надежды с ней связывают садоводы? Во-первых, как уже было отмечено, она и сама по себе хороша. Сохраненная в своей подлинности, избавленная от «самозванцев», она еще будет радовать новые поколения садоводов и надолго останется желанным яблоком на нашем столе.

Во-вторых, будем надеяться, что специалисты смогут ее улучшить. Это тоже задача клоновой селекции: сознательно искать и размножать редкие мутанты, создавая новые клоны, которые добавят сорту ценные качества. Правда, возможности здесь ограничены, поскольку почковые мутации затрагивают лишь очень небольшое количество признаков. Например, вряд ли появится клон Антоновки с красными или значительно дольше хранящимися плодами. Но вполне реально ожидать у Антоновки, скажем, появления так называемого спур-типа — клона с невысокими, компактными, скороплодными и урожайными деревьями. В общем, Антоновкой еще стоит заняться всерьез.

Вот только договориться бы сортоведам, наконец, где все-таки «точка отсчета», как должен выглядеть эталон?..

Урок Антоновки прост, но важен: сорт надо беречь. Даже такой яркий, с такими, казалось бы, всем знакомыми признаками и с такой в общем-то счастливой судьбой, он может легко засориться, а то и вообще потеряться.

Огорчительно это говорить, но многие наши питомники не обеспечивают достоверности любого размножаемого сорта яблони, не только Антоновки. И все потому, что нет действенной системы контроля за чистосортностью. Нет, к сожалению, у нас «службы сорта», наделенной полномочиями инспекции по качеству. А сами питомники и их специалисты напрочь лишены каких-либо стимулов, поощряющих сортовую чистоту саженцев.

К тому же в стране вообще крайне мало опытных сортоведов-апробаторов, то есть именно тех специалистов, которые должны находиться у колыбели наших садов — в питомниках. И этой проблемы, как и прочих, здесь изложенных, тоже не обойти, если мы действительно хотим сохранить и приумножить славу Антоновки и всех прочих сортов, составляющих гордость отечественного садоводства.

В. КОЗЛОВ.
Научно-исследовательский зональный институт садоводства нечерноземной полосы
Химия и жизнь 1982 №08




https://www.perunica.ru/rastenia/10017-antonovka.html  



+12


Категория: Растения

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.