Перуница

» » Растения — против микробов (Тульчинская В. П., Юргелайтис Н. Г.)

Растения » 

Растения — против микробов (Тульчинская В. П., Юргелайтис Н. Г.)

Растения — против микробов (Тульчинская В. П., Юргелайтис Н. Г.)

В популярной форме рассказывается о представителях флоры УССР, обладающих фитонцидными свойствами, о применении их в медицине, сельском хозяйстве, промышленности и в быту. Обращено внимание на охрану растительных ресурсов республики.

Предназначена для широкого круга читателей, в том числе биологов, агрономов и краеведов.


Великие врачеватели



«Былое не утратилось в настоящем, не заменилось им, а исполнилось в нем. Чтобы понять современное состояние мысли, вернейший путь — вспомнить, как человечество дошло до него».

А. И. ГЕРЦЕН


Тульчинская В. П.
Тульчинская В. П.

Растения — постоянный спутник человека. Они так тесно вошли в наш быт, что мы порой не замечаем, какую пользу получаем от них.

Растения — это пища, многочисленные лекарства, заполняющие аптечные полки, строительный материал, «санитары» воздуха...

Начало использования человеком растений в лечебных целях уходит в глубокую старину. Рассказы о растениях сопровождались у древних авторов нарочитой таинственностью, а предлагаемые рецепты порой были совершенно фантастичны по своему составу. В некоторых старинных рецептах фигурируют десятки компонентов растительного, животного, минерального происхождения, в том числе мелко истолченные драгоценные камни, золото и серебро. Но наряду с такими удивительными «прописями» сохранилось немало полезных рецептов, основанных на народной мудрости и многовековом опыте.

Особой популярностью пользовался, например, шалфей. В «Кентерберийских рассказах» великого английского поэта Джеффри Чосера (1340—1400) шалфей особо выделяется среди прочих лекарств: «Пьют зелия, настойки и шалфей»,— повествуется в одном из рассказов, описывающих «курс лечения» пострадавшего во время рыцарского турнира. У того же Чосера монастырский капеллан, перечисляя лекарственные травы, называет среди прочих полынь и чистотел, мяту и ромашки цвет: «От ветров, рези — лучше средства нет. Запор излечат ягоды крушины».

В городе Салерно (Италия) примерно в IX веке сложилась корпорация медиков, которые уделяли большое внимание лечению различными растениями.

В начале XIV века один из прославленных врачей и философов средневековья Арнольд из Виллановы изложил в стихотворной форме кредо Салернской школы. В этом тексте, который известен под названием «Салернского кодекса здоровья», упомянуто около полусотни полезных растений. Они широко рекомендовались своим подопечным врачевателями этой школы.

Целебные свойства растений были известны и древним народам нашей страны. Академик Б. Д. Греков в своем труде «Киевская Русь» приводит факты, свидетельствующие о высокой культуре, достигнутой нашими предками. Несомненно, что она сказалась и на развитии знаний о лекарственных растениях. Ими широко пользовался, например, врач князя Владимира. До наших дней дошел замечательный «Изборник Святослава» (1073 г.), где описаны наиболее полезные лекарственные травы — «зелья».

В библиотеке Медичи в Италии был обнаружен медицинский трактат, относящийся к византийскому периоду (XII век), автором которого была Евпраксия (родилась около 1108 г.), дочь русского князя Мстислава Владимировича. Она также занималась изучением целебных свойств различных трав.

Ознакомившись с некоторыми рецептами и травниками прошлых лет, Н. Щеглов писал (1828 г.), что душистую руту «почитали также предохранительным средством от заразы и других прилипчивых болезней». При некоторых инфекционных заболеваниях применяли семена горчицы. Против подобных болезней они использовались еще во времена Эллады и Древнего Рима. А Плиний Старший рекомендовал в этих случаях употреблять листья белокопытника.

В Древней Греции больным туберкулезом рекомендовали жить в кипарисовых рощах, связывая выздоровление людей с целебными свойствами этих деревьев.

До нас дошло удивительное в своей прозорливости произведение — утопический роман «Новая Атлантида». Ее автор крупнейший английский ученый, философ-материалист и государственный деятель Фрэнсис Бэкон (1561 —1626 гг.) предвосхитил в нем многие современные открытия. Вот как он описывал способы предохранения от болезней: «...к нам на корабль взошел писец; в руке он держал местный плод, напоминающий апельсин,— но цветом скорее алый, чем оранжевый, издававший чудесный аромат. Казалось, он пользовался им для предохранения себя от заразы». В «Новой Атлантиде» рассказывается также о специальных комнатах здоровья и домах ароматов, где воздух насыщен целебными запахами.

Не имея представления о бактериях и антисептиках, люди уже в глубокой древности пользовались растениями, которые обладали антимикробными свойствами. Например, хмель широко применяли в хлебопечении и пивоварении. Лишь впоследствии стало известно, что он препятствует загрязнению бродящей массы посторонней микрофлорой.

Часто вместо хмеля или одновременно с ним в пивоварении применяли листья рябины, кориандра, багульника болотного, ромашку римскую, вахту трехлистную и медовку аптечную. Старинные рецепты сообщают, что такими же свойствами обладают полынь и душица обыкновенная, которые «сообщают пиву, кроме приятного запаха крепости, способность сохраняться более обыкновенного».

Охотники издавна пользовались различными травами и растениями, чтобы предотвратить порчу дичи. Для этого они клали травы в брюшную полость убитого животного либо обкладывали его листьями растений. А в Германии, кроме того, мясо и дичь натирали свежими листьями эстрагона. Не обходились без помощи растений и при хранении плодов. Так, с этой целью в прошлом широко применялся как консервирующее средство тимьян обыкновенный. И таких примеров великое множество.

До наших дней дошли многочисленные сведения о растениях, оставленные нашими предками, по которым можно судить о реалистическом восприятии ими природы. Применение растительных средств в народной медицине и в быту подтверждено, как мы видим, многовековым народным опытом и в большинстве случаев не потеряло своего значения и теперь. Изучение подобных растений продолжалось в течение многих десятилетий. Способность растений — их тканей или летучих фракций — убивать простейшие и многие микроорганизмы отмечалась целым рядом ученых. Но долго никто не смог дать научного объяснения этому явлению.

Сегодня уже хорошо известно, что чеснок, лук, помидоры и многие другие растения содержат эффективные антимикробные вещества, о которых и пойдет речь в этой книге.

Развитие биологии шло медленно. Слишком уж сложные объекты она изучает. Еще сравнительно недавно неспециалистам биолог представлялся в образе одного из героев романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» — доброго и чудаковатого Паганеля с сачком и гербарной папкой. Современные биологи совмещают в себе любовь к природе с глубокими знаниями математики, физики и химии.

Работа исследователя трудна и увлекательна. В ней нет мелочей. Порой случайные совпадения, неожиданные сопоставления фактов, на которые другой, менее наблюдательный человек не обратил бы внимания, открывают путь к новому. Обычно о таких исследователях говорят, что они поэты своей профессии и благодаря своему опыту и знаниям видят более глубоко и проникновенно, чем многие другие их современники. И до 20-х годов XX века немало исследователей не только наблюдали, но и констатировали гибель микроорганизмов в присутствии некоторых растений. Однако лишь один из них (об этом мы еще расскажем более подробно) сумел не только увидеть, но и как бы впервые открыть увиденное, стереть еще одно «белое пятно» на карте науки.

Счастье первооткрывателя выпало на долю советского биолога ныне профессора Ленинградского университета Бориса Петровича Токина. Он обратил внимание на то, что помещенные в чашку Петри инфузории (одноклеточные животные), которые оказались рядом с луковой кашицей, все до одной погибли. Б. П. Токин дал этому явлению научное объяснение.

В живой природе все так или иначе взаимосвязано. По мнению И. П. Павлова, всякий живой организм «...представляет крайне сложную систему, состоящую из почти бесконечного ряда частей, связанных как друг с другом, так и в виде единого комплекса с окружающей средой».

Обособленно живущих организмов в природе не существует. Все они находятся в сложных взаимоотношениях, одним из проявлений которых служат вещества растительного происхождения, названные Б. П. Токиным фитонцидами. Это они беспощадно расправлялись с инфузориями в опытах ученого и противостоят болезнетворным для растений микробам в природе.



Враги наших врагов


«Ботанике... необходим восторг...
А восторг этот приобретается только глубоким пониманием красоты,
бесконечности, симметрии и гармоний в природе».


ТАРАС ШЕВЧЕНКО

Фитонциды — греко-латинское слово: фито из греческого— растение, цидо из латинского—«убиваю». Это они — вещества растительного происхождения разнообразной химической природы — обладают способностью тормозить развитие бактерий, простейших микроскопических грибов и даже убивать их. Они служат защитными силами для растительных организмов и в настоящее время с пользой применяются человеком.

О роли фитонцидов в природе Б. П. Токин говорит очень образно: «Красочен и разнообразен растительный мир. Нам известны сотни тысяч видов, разновидностей, сортов растений, и все они обладают фитонцидным свойством. Это явление свойственно всему растительному миру».

Животные могут спрятаться или убежать от неблагоприятных условий. Растениям труднее. Все жизненные невзгоды им приходится встречать в неподвижном состоянии. И, несмотря на это, растительный мир, столь богатый фитонцидами, несравненно реже животного страдает бактериальными болезнями. Происходит это благодаря действию летучих фитонцидов, которые выделяются надземными частями растений в атмосферу, подземными — в почву, а водными растениями — в воду. Это универсальное явление в растительном мире присуще всем организмам от бактерий до цветковых растений.

Но фитонцидная активность растений неодинакова в разные периоды жизни растительного организма. Она самым тесным образом связана с развитием растения, периодами вегетации, физиологическим состоянием (больное или здоровое растение), почвенными и климатическими условиями; меняется при изменениях погоды, зависит от времени суток и от того, кто является его соседом по участку...

О своем открытии, сделанном в 1929 году, Б. П. Токин впервые доложил в мае 1930 года в Киеве на Всесоюзном съезде зоологов. В августе того же года в Амстердаме на II Международном конгрессе цитологов Б. П. Токин повторил свои сообщения. Они, по сути дела, стали «авторской заявкой» на открытие явления фитонцидности.

Помимо Б. П. Токина, пионерами в области изучения фитонцидов были А. Филатова и А. Тебякина, которые несколько позже, в 1931 —1933 гг., обнаружили мощное антимикробное действие лука и чеснока, а также других пищевых растений против болезнетворных для человека бактерий. А теоретические истоки этого открытия приведены в ряде работ лауреата Нобелевской премии И. И. Мечникова.

Полвека прошло со дня открытия фитонцидов. За это время они нашли широкое применение в медицине, промышленности, науке и технике.

Большинство исследованных растений выделяют летучие фитонциды, способные оказать действие на расстоянии. Однако фитонцидными свойствами обладают и малолетучие или вовсе нелетучие вещества, образующиеся в тканевых соках и протоплазме растительных клеток. Фитонциды разных видов растений различны по своему составу и действию. У одних растений они обладают бактерицидными свойствами, то есть могут убивать бактерии; у других оказывают бактериостатическое действие, то есть не убивают, а только задерживают рост и размножение микроорганизмов; у третьих — могут даже стимулировать, то есть ускорять рост и размножение бактерий.

На Втором всесоюзном совещании по фитонцидам в 1956 году Б. П. Токин справедливо отметил, что эта проблема эколого-эволюционная. Экология — наука, изучающая жизнь животных и растений в окружающей их среде и влияние этой среды на их жизнедеятельность. Эволюцию защитных приспособлений, а также возникновение и изменение фитонцидных свойств в ходе развития и роста растений нельзя рассматривать как что-то совершенно специфическое, предназначенное только для защиты. У одних растений фитонциды могут играть роль в теплорегуляции, у других — в обмене веществ. Выделенные во внешнюю среду, они порой создают условия, которые препятствуют другим организмам усваивать питательные вещества, изменяют темпы их развития.

Фитонциды способны губительно действовать даже на высшие растения и животных. Поэтому не удивительно, что проблема фитонцидов стала теперь одной из наиболее острых для ботаников, физиологов, микробиологов, биохимиков, врачей и фитопатологов. Можно смело сказать, что работа с фитонцидами стала областью исследования, которая установила прочные связи науки с практикой — медициной, сельским хозяйством и пищевой промышленностью.

Исследователей фитонцидов, образно говоря, можно сравнивать с путешественниками, первыми проникшими в глубь еще неисследованного континента. Чем дальше от его границ уходит экспедиция, чем шире становится линия соприкосновения с неизвестным, тем больше возникает перед путешественниками новых вопросов, ответы на которые можно получить, продвинувшись еще дальше вглубь неизведанного.

Оценивая труд первооткрывателя, известный английский физик Дж. Томсон писал, что из всех услуг, которые могут быть оказаны науке ученым, рождение новых идей является самым важным. Стимулируя изучение фитонцидов в различных областях науки и практики — в медицине, сельском хозяйстве, ветеринарии и зеленом строительстве, микробиологии и пищевой промышленности, щедро раздаривая свои идеи ученикам, сотрудникам и единомышленникам, Герой Социалистического Труда Борис Петрович Токин в течение 50 лет продолжает заниматься эмбриологией и фитонцидами. Интерес к ним растет с каждым годом.

Признавая приоритет советских ученых в этой области, итальянский журнал «Виа Нуово» писал: «Исследования свойств фитонцидов, которые в будущем, вероятно, займут свое место рядом с антибиотиками, ведутся в основном советскими учеными».

Любая наука создается коллективными усилиями. Поэтому взаимный обмен результатами работы и мыслями между учеными, их личное общение становятся необходимыми как стимул дальнейшего продвижения вперед.

16 октября 1979 года в Киеве в Институте микробиологии и вирусологии АН УССР состоялось Юбилейное VIII совещание по проблеме фитонцидов, отметившее пятидесятилетие этой важной отрасли современной биологии. И хотя 50 лет возраст «солидный», можно смело утверждать, что наука о фитонцидах еще очень молода. Секрет ее молодости — в новых открытиях, которые помогают пересмотреть старые представления, по-новому увидеть окружающую нас природу.

Выбор места совещания — столицы Украины — был не случайным. В ряде городов этой республики, в первую очередь в Киеве, были проведены многочисленные исследования по фитонцидам или близко примыкающие к ним по теме. Академик АН УССР В. Г. Дроботько первым предпринял широкую проверку флоры на антимикробные вещества, изучал не только биохимическое значение фитонцидов и их химическую природу, но и принимал активное участие в разработке антибиотиков растительного происхождения для нужд медицины и народного хозяйства. Институт микробиологии и вирусологии им. Д. К. Заболотного стал признанным центром изучения фитонцидов. После смерти В. Г. Дроботько ряд лет эти исследования продолжались под руководством доктора биологических наук профессора Б. Е. Айзенман. Большую роль в медицинской и сельскохозяйственной практике призваны сыграть созданные в Институте микробиологии и вирусологии антимикробные препараты из зверобоя пронзеннолистного — иманин и новоиманин. О них подробно рассказано в книге Б. Е. Айзенман и Н. А. Дербенцевой «Антимикробные препараты из зверобоя» (Киев, «Наукова думка», 1976).

Сотрудниками этого института получены также растительные антибиотики из шалфея лекарственного. Один из них — сильвин с успехом применяется в стоматологии. Препарат аренарин, полученный из бессмертника песчаного, используется в офтальмологии и в растениеводстве. В стадии изучения находятся препараты из солодки голой, солодки ежовой и других растений.

Большой вклад в развитие этого учения внесли известный фитопатолог профессор Д. Д. Вердеревский и его ученики, работающие в Молдавии.

Ширится и взаимосвязь между направлениями, изучающими жизнь растительных сообществ — биоценозов. Все более важное значение приобретают исследования в области аллелопатии — химической биоценологии, которые проводятся киевскими учеными под руководством академика АН УССР А. М. Гродзинского. В углублении учения о фитонцидах представляют огромный интерес исследования по фитоалексинам (фито — растения, алексо — отражаю атаку), образующихся в тканях растений в ответ на внедрение инфекций. Это научное направление представляют заведующий лабораторией иммунитета растений Института биохимии АН СССР Л. В. Метлицкий и О. Л. Озерецковская (фитоалексины картофеля, томатов, хлопчатника и других), Г. Ю. Денбновецкий и С. В. Басова из Центрального НИИ лесной генетики и селекции (фитоалексины древесных пород).

География исследований по фитонцидам, фитоалсксинам и смежным областям знаний охватывает сегодня почти что всю страну. Ими занимаются в Закавказье и Средней Азии, в Прибалтике и Белоруссии, на Урале и в Сибири.

За современными определениями научно-технического прогресса укрепилось несколько обобщенных (отражающих главенствующее направление научно-технической мысли) названий века: атомный, космический, век химического синтеза. Успехи физики и химии, давая надежное оружие в борьбе с болезнетворными микробами и вредителями сельского хозяйства, в XX веке несколько оттеснили на задний план «терапию с помощью простых трав». Но это оказалось преждевременным. И сегодня человечество снова обращается за помощью к целебным свойствам растений.

Знаменитый в прошлом естествоиспытатель Жюльен Офре де Ламеттри писал, что нельзя считать исчерпанными средства природы, с помощью человеческого искусства они могут стать безграничными.

Однако щедроты природы могут быть неиссякаемы лишь при разумном, бережном отношении к ней.

Лес, вода, воздух, залежи полезных ископаемых, обитатели лесов, полей и вод — все это бесценные сокровища, окружающие нас. Из года в год, из столетия в столетие мы пользуемся щедростью природы, ее дарами и сами активно участвуем в их создании и... разрушении. Современный научно-технический прогресс, бурное развитие производительных сил значительно ускорили процессы изменения лика планеты под воздействием деятельности человека. Оказалось, что возможности такого воздействия очень велики и поэтому нельзя забывать о бережном отношении к живому покрову планеты — ее биосфере и природным богатствам, которые при всей их огромности все же не безграничны.

Очень быстро, например, меняется облик и соответственно растительный мир степей в связи с хозяйственным использованием этих земель. В степной части страны, в том числе и на юге Украины, более 40 видов растений уже нуждаются в индивидуальной охране, а для отдельных регионов республики, как, например, для Крыма, эта цифра еще выше. Среди них — горицвет весенний, тысячелистник голый, первоцвет весенний, тюльпан скифский (Аскания-Нова), золотобородник цикадовый, встречающийся лишь в нескольких местах (остров Джарылгач, Голопристанский район Херсонской области и в окрестностях «южной Венеции» — Вилково в Одесской области).

Развитие городов и населенных пунктов привело в ряде мест к полному исчезновению некоторых растений, а другие поставило на грань вымирания.

На юге Украины около больших городов, например, Одессы, далее на глазах одного поколения исчезает ряд представителей зеленого мира: шафраны, нарцисс узколистный, тюльпан Шренка и другие.

Сохранится ли биосфера в теперешнем виде или изменится к худшему в результате вмешательства человека в естественные процессы и воздействия производства на окружающую среду — воздух, недра, почву и воду? Вот проблема, которая волнует и касается всех.

Забота о биосфере приобрела в наши дни особую остроту. И поэтому не случайно 5 июня 1973 года по решению ООН впервые в истории человечества проводился День охраны окружающей среды.

Мы все — живое население планеты — и деревья, и животные, и люди составляем и формируем биосферу. Каждый из нас в ответе за землю, воду, воздух, «за меньших наших братьев» — обитателей прудов и озер, лесов и степей.

Травы, колеблемы ветром, свои стебельки наклоняют.
Травам, склонясь, поклонись, эти срывая ростки.
Дивный подарок тебе животворная дарит Природа;
В нем исцеленье твое: травам, склонясь, поклонись.


Эти строки принадлежат известному историку, переводчику и комментатору медико-ботанической поэмы «О свойствах трав» Ю. Ф. Шульцу. Скатерть-самобранка перед нами. Нужно только бережно относиться к ней, ничего не требовать зря, бесцельно, ради минутного увлечения — сорвал цветок, травинку, былинку, веточку — понюхал и тут же бросил... Нельзя уничтожать и портить зеленый убор нашей уникальной планеты. И за человеческую мудрость и доброту природа отплатит сторицей! Раскроет не только богатства своей кладовой, но и предстанет во всей своей неповторимой красе, которой лучше, чем в родном краю, не встретишь нигде.

Земля — родной дом человечества и совместными усилиями людей различных национальностей, ученых разных стран впервые возникший за многие тысячелетия крупный конфликт между человечеством и природой должен быть разумно разрешен без ущерба для стремительно развивающейся индустриализации и урбанизации.



Фитонциды вокруг нас



«Пантелей-государь ходит по полю,
И цветов и травы ему по пояс,
И все травы перед ним расступаются
И цветы все ему поклоняются
И он знает их силы сокрытые,
Все благие и все ядовитые...»


А. К. Толстой


Мы ими дышим


Легенда об «огненном цветке» — не фантазия. Создатели ее — наши далекие предки — были наблюдательными людьми, не лишенными к тому же и поэтического воображения. Растущий на юге нашей страны ясенец белый или, как его называют, «неопалимая купина», в теплые безветренные дни окутан выделяемыми им летучими веществами — облаком фитонцидов. Поднесем к купине зажженную спичку и вокруг растения вспыхнет мимолетное пламя.

О существовании фитонцидных сфер вокруг растений в некоторой мере можно судить по выделяемому ими аромату. Но еще более эффективным подтверждением, конечно же, является воспламенение эфирных масел. Доцент Ленинградского государственного университета А. А. Часовенная рассказала авторам этой книги об одном случае, свидетелем которого она была в лесах Горного Алтая.

От слабо тлеющего костра в подстилке внезапно воспламенились эфирные масла пихты сибирской и кедра в пихтово-кедровом лесу. И уже не мимолетное пламя вспыхнувшего облачка фитонцидов, а огненные факелы мгновенно окутали кроны деревьев снизу до верху. В период затишья лесные великаны, образно говоря, сами создают предпосылки к лесному пожару. Достаточно лишь малой искры и пошел гулять по кронам огненный смерч.

Одно время предполагали, что только растения-эфироносы (к их числу относится и «огненный цветок» — багульник, и описанный В. К. Арсеньевым рододендрон даурский, и ясенец белый и многие другие растения), содержащие эфирные масла, обладают фитонцидностью. Однако оказалось, что такие свойства присущи не только эфиромасличным растениям, но и всему растительному миру. Проявляются они по-разному. Одни из фитонцидов — летучие, то есть способны оказывать свое действие на расстоянии. Другие образуются в тканевых соках, хотя и не содержат эфирных масел.

До сих пор, например, не удалось обнаружить эфирных масел в листьях дуба, но это нисколько не снижает фитонцидных свойств этого могучего дерева.

Зеленое ожерелье планеты насчитывает почти 10 000 видов деревьев и кустарников. Одни из них — жители дальних стран и названия у них непривычные, экзотические. Другие — обычные обитатели лесов и парков нашей страны.

Миллионы советских людей ежегодно проводят свой отдых в лесу. Благо лесная площадь в нашей стране огромна — более 770 миллионов гектаров — добрая четверть всех лесов планеты. Но всегда ли и все ли ведут себя в это время так, как подобает человеку разумному?

Двадцатый век в полный рост поставил перед человечеством проблему охраны природы и рационального использования ее ресурсов, в том числе и различных растений. Многие из них уже сегодня встречаются редко, а другие постепенно исчезают совсем. В некоторых государствах Западной Европы, по оценке ботаников, уже исчезло более пяти процентов различных трав и кустарников.

А ведь роль зеленых насаждений огромна. Через год после запуска первого искусственного спутника Земли ботаник и лесовод академик В. Н. Сукачев писал, что мы еще недостаточно ясно представляем себе так называемую космическую роль леса, роль его во всей жизни нашей планеты.

Все знают, что лес — лекарь. Он дает скипидар, аспирин, бодрящий эликсир — березовый сок, живицу. Смолистые «слезы» растений издавна применялись в народной медицине. Мазь из живицы лечит ожоги и язвы. Ей свойственны антимикробные, антивоспалительные и обезболивающие действия.

В лесах степной части Украины основными породами являются дуб, ясень, граб, вяз, белая акация, тополь, липа, клены остролистный и татарский, берест, дикая груша, яблоня, черешня и некоторые другие. В подлеске — лещина, или лесной орех, бересклет, калина, боярышник, или глод, жостер, или крушина.

Особо почетное место среди них принадлежит дубу — незаменимому санитару воздуха.

Дуб встречается на большей части территории УССР, включая и горные районы Крыма. У древних славян, наших предков, он служил символом могущества и был посвящен богу грома, молнии и грозы — суровому Перуну.

«И на горе и под горою,
Как старцы с гордой головою,
Дубы столетние стоят» —


писал Кобзарь.

Охраняемые законом о защите зеленых насаждений, отдельные экземпляры этих деревьев вот уже сотни лет служат могучей преградой для различных видов бактерий.

В одном из кардиологических санаториев Украины было отмечено благоприятное влияние летучих фитонцидов дуба на больных гипертонической болезнью.

Еще на Втором совещании по проблеме фитонцидов в Киеве в 1956 году рядом ученых —В. Я. Родиной, Б. С. Драбкиным, А. Ф. Гаммерман и другими — был поднят вопрос об использовании растений, богатых летучими фитонцидами, для озеленения наших городов и сел, парков, садов, детских площадок.

Летучие фитонциды зеленого пояса планеты воздвигают прочные «барьеры» перед многими болезнетворными микроорганизмами.

Защитные свойства растений в большой степени зависят от их фитонцидных особенностей. Где содержится фитонцидов больше — в хвойных, смешанных или лиственных насаждениях? Как они влияют на здоровье человека и его настроение?

Гектар лиственного леса выделяет летом за день 2 килограмма летучих фитонцидов, хвойного — 5, а можжевельника — 30 килограммов губительных для микроорганизмов летучих веществ. Такого количества фитонцидов хватило бы для того, чтобы убить всех микробов в среднем по величине городе! Вот почему воздух лесов и особенно сосновых боров полезен для нас, вот почему так важно озеленять улицы наших городов. И не только улицы, но и квартиры. «Комнатные растения так же, как и их лесные собратья, выделяют фитонциды и очищают воздух от содержащихся в нем микроорганизмов. Например, бегония и герань снижают содержание микрофлоры в окружающем воздухе на 43 процента, циперус — на 59, а мелкоцветная хризантема — на 66 процентов»,— пишет кандидат фармацевтических наук В. М. Сало.

Для внутреннего озеленения производственных, культурно-бытовых помещений и квартир сегодня все чаще применяют не отдельные вазоны, а различные по форме контейнеры и кашпо. Они позволяют выращивать совместно различные по возрасту и сортам комнатные растения. Цветоводы могут создавать красивые композиции, отличающиеся высокими декоративными свойствами, продолжительным цветением и жизнестойкостью. При этом нужно учитывать и антимикробные свойства растений, их способность влиять на микрофлору воздуха и друг на друга.

Сотрудник Ботанического сада Одесского государственного университета Л. В. Азарова провела серию опытов, в которых изучала взаимовлияние и фитонцидную активность некоторых видов оранжерейных растений. В созданные ею цветочные композиции входили циперус, традесканция, цикламен, аспарагус, кливия, хлорофитум, пальма финиковая, агава, опунция, алоэ древовидный и другие.

Было обнаружено, что общее количество микроорганизмов в окружающем воздухе под влиянием исследованных растений снижалось. Меньше всего содержалось бактерий вблизи алоэ древовидного, эуфорбии канделябрум, красули портулаковой, агавы. Количество плесеней резко уменьшалось вблизи опунции и красули.

Сотрудник Центрального ботанического сада АН БССР С. В. Горленко установила, что высокая антигрибная активность фитонцидов играет защитную роль в условиях растительного сообщества. Здесь как бы происходит взаимообмен фитонцидами, и благодаря этому растения в меньшей степени подвержены различным заболеваниям, чем при обособленном произрастании.

Антигрибные свойства фитонцидов изучали в опытах с грибным заболеванием — фузариозом астр. Испытывалось действие летучих фитонцидов 26 растений на прорастание конидий гриба. И почти все фитонциды, за исключением полученных из кохии, действовали губительно на возбудителей этого заболевания.

Наибольшей антибиотической активностью обладали фитонциды настурции, затем эшшольции и флокса многолетнего. Остальные растения в порядке нисходящей активности их летучих фитонцидов распределились следующим образом: левкой, нивяник, диморфотека, тагетес карликовый, матрикария, гелихризум и флокс однолетний.

Аналогичные опыты, но уже в масштабах зеленых зон города и парковых сообществ провели исследователи Ленинградского университета под руководством А. А. Часовенной. Они установили, что по степени фитонцидности и ее влиянию на микрофлору воздуха садово-парковые биологические сообщества можно расположить в таком порядке по возрастающей антимикробной активности: березняк разнотравнозлаковый, лиственничник разнотравно-злаковый (лиственница сибирская), дубняк разнотравно-злаковый, а также разнотравно-злаковый луговой фитоценоз. Все это необходимо учитывать при озеленении промышленных центров, курортных зон, крупных городов и поселков.


Клён


Как показали исследования, хорошим санитаром воздуха, поглощающим вредные для человека вещества, является клен. К тому же это красивое декоративное растение с мозаично расположенными на ветках листьями, которые не затеняют друг друга.

По данным ялтинских и новосибирских ученых, клен обладает также высокой фитонцидной активностью. Родина одного из видов клена — стройного 30-метрового явора,— воспетого Т. Г. Шевченко,— Украина, родиной клена полевого считают Крым и Кавказ.

Когда мы называем то или иное дерево, то сразу вспоминаем страну, для которой оно стало своеобразным символом. Тысячелетняя секвойя — это Америка, величественный баобаб — Африка, целебный эвкалипт — Австралия, современник динозавров дерево гинкго — Азия.


Кедр


Кедр украшает национальный флаг Ливана. Правда, в наше время ливанский кедр практически можно увидеть лишь... на флаге этой страны. Заросли кедра, некогда покрывавшие почти сплошь склоны горного Ливана, давно истреблены.

Кедр также входит в семью могущественных фитонцидных деревьев и поэтому представляет немалый интерес для озеленителей. На юге Украины, в Крыму, довольно широко представлен кедр гималайский, который встречается на южном и юго-восточном побережьях Черного моря, и кедр атласский, распространенный от Севастополя до Кара-Дага.


Береза


Нашу страну нельзя представить без белоствольной, стройной и нежной березы — ее чистота и жизнестойкость стали символом России. Береза широко распространена на планете. Род ее представлен 140 видами (Северное полушарие). Встречается она и в Южном полушарии — в Австралии. На территории Украины береза распространена повсеместно, хотя в Крыму и в степи ее значительно меньше, чем в других зонах. Березовый сок, березовые почки, листья высоко ценятся в медицине и парфюмерии, древесина используется в фанерном и мебельном производстве и даже в современном машиностроении.

Береза, кроме того, добросовестно выполняет и обязанности санитара окружающей среды. Она безжалостно расправляется с многими болезнетворными микроорганизмами, которые попадают в зону выделяемых ею фитонцидов. В насаждениях с преобладанием березы бородавчатой насчитывается всего лишь до 450 микробов в 1 м3 воздуха. Это ниже существующих норм для операционных помещений.


Ель и сосна


Ель и сосна также относятся к числу самых популярных фитонцидных растений.

«В различных лесах — дубовой и березовой рощах, в сосновом бору — на поверхности земли, в глубине почвы, в воздухе живут разные микроорганизмы. Оказывают ли влияние летучие фитонциды, выделяющиеся миллионами и миллиардами листьев деревьев и трав, на состав микробов в воздухе? — пишет профессор Б. П. Токин.— Мы (микробиолог Т. Д. Янович, биолог А. В. Коваленок) изучали микробов, неболезнетворных для человека. И везде их оказывалось разное количество. В воздухе березового леса их было в 10 раз больше, чем в сосновом бору».

Практически все виды, входящие в род сосновых, обладают антимикробными свойствами. Сосновые фитонциды, как правило, увеличивают защитные силы организма, сосновый воздух тонизирует его. Дети, живущие в местности, богатой сосновыми борами, меньше подвержены простудным заболеваниям.

Скалы — любимое место обитания сосны, которая чувствует здесь себя лучше, чем в степи. Интересно, что фитонцидная активность сосен, произрастающих в горных районах, гораздо выше, чем у представительниц степной части Украины. На юге сосна представлена четырьмя видами. Один из них — сосна пиния — широко распространен на Южном берегу Крыма.

На Черноморском побережье Кавказа, в районе курорта Цхалтубо, сотрудники Тбилисского института леса изучили содержание в воздухе паров эфирных масел различных растительных группировок зеленой зоны курорта. Здесь представлены местные растения и привозные — представители субтропических пород: сосны приморская, Веймутова, черная, кипарис и эвкалипт.

Сухой местный ветер типа фена, дующий в дневное время со склонов гор к курорту Цхалтубо, постоянно приносит сюда воздух, богатый парами целебных эфирных масел. Чемпионами-эфироносами показали себя сосны Веймутова и приморская.

В решениях партии и правительства уделено большое внимание рациональному использованию растительных ресурсов страны для нужд народного хозяйства, вовлечению в производство новых видов растений и освоению перспективных районов их произрастания. Приобретает значение и комплексная эксплуатация растительных ресурсов. В частности, из сосновых насаждений, которые сейчас занимают одно из ведущих мест в лесном хозяйстве страны, в перспективе намечается увеличить производство эфирного масла. Оно играет огромную роль и в жизни самого растения. Кроме того, масло обладает антимикробными и инсектицидными свойствами. С первым связано активное воздействие летучих выделений сосен на болезнетворных микробов и высокая целебность сосновых насаждений, со вторым — устойчивость хвойных растений к повреждению вредными насекомыми.

Исследования состава и изменчивости эфирного масла сосен юга Украины — сосны крымской, крючковатой, сосны Станкевича и пицундской — были проведены недавно в лаборатории биохимии растений Никитского ботанического сада и во Всесоюзном научно-исследовательском институте эфиромасличных культур. Результаты их показали, что сосны пицундская и Станкевича по содержанию эфирного масла превосходят остальные виды в 2—4 раза и, по мнению Г. И. Нилова и Ю. А. Акимова, представляют перспективные источники для промышленного производства соснового эфирного масла.


Тополь


Воспетый в поэзии, народных песнях и думах стройный тополь — одна из наиболее распространенных на Украине древесных пород. Однако в последнее время к нему предъявляют довольно обоснованные претензии: «Знаете ли, мороки с ним много. Весной — тополиный пух засоряет воздух, а осенью — много опавших листьев».

Действительно, тополиный пух в некоторых случаях может вызывать неприятные последствия, но ведь выделяют его лишь женские экземпляры деревьев, которые можно и не высаживать. Мужские же особи тополя — практически все его виды (белый, канадский, туркестанский, черный и его пирамидальная форма)—обладают высокими пылезащитными и газоудерживающими свойствами. Это прекрасные фильтраторы загрязненного воздуха.

Кроме того, многие виды тополя имеют и лекарственное значение. В травниках, относящихся к началу XX века, в качестве лекарственного сырья рекомендовалось заготавливать почки тополей черного, или осокоря, пирамидального и душистого. В последние годы проводится заготовка почек только тополя черного. Встречается он почти на всей территории Украины. Почки его — зеленоватые или буровато-желтые, длиной 1—2 см и толщиной 0,4—0,6 см. Они обладают своеобразным приятным смолистым запахом и остро-горьковатым вкусом. В них содержатся эфирные масла, гликозиды, смолы, кислоты, воск, камедь. Применяются в народной медицине в виде мази, настоя, экстракта как противоревматическое средство и в других целях.

Первые исследования антимикробной активности тополей начались в 20-х годах, а через 30 лет были обнаружены их высокие фунгицидные свойства. В Центральном научно-исследовательском институте лесной генетики и селекции (г. Воронеж) Г. Ю. Денбновецким и другими установлено фунгистатическое действие водных экстрактов коры тополя.

Большой интерес к антигрибной активности тополей объясняется попытками ряда исследователей увязать ее с устойчивостью этих деревьев к болезням. С этой целью воронежские ученые проводили опыты с 14 видами, сортами и клонами трехлетних тополей, произрастающих на иммунологической плантации института. Ими была поставлена задача: виявить степень антигрибной активности и ее динамику в течение года. Ученые установили, что биологическая активность водных экстрактов коры тополей зависит от сезона, погоды и сортовых особенностей растений.

Сотрудники этого же института А. С. Спахова и В. Н. Коновалова изучали действие летучих выделений листьев двадцатилетних растений зеленой зоны города Воронежа. Из десяти различных древесных пород первое место по антимикробной активности занял тополь пирамидальный. Они установили также, что антибактериальное действие летучих выделений листьев исследуемых растений при воздействии промышленных выбросов в атмосферу проявляется по-разному — в зависимости от возраста и вида насаждений, что необходимо учитывать при озеленении городов и промышленных предприятий.

Реакция растений на загрязнение атмосферы изучалась также сотрудником Центрального Республиканского ботанического сада АН УССР И. И. Попивщим. В его опытах, как и в работе воронежцев, первенство в очистке атмосферы оставалось за тополем пирамидальным, черемухой виргинской и можжевельником казацким.

По мнению сотрудников Уральского лесотехнического института, широкие перспективы открывает изучение фитонцидности биоценозов. В будущем, вероятно, удастся «реконструировать лес», создать такие насаждения, которые будут поддерживать оптимальный микробный состав воздуха и обогащать атмосферу веществами, полезными для человека.


Эвкалипт и мирт


Особого внимания заслуживают деревья, которые, строго говоря, не характерны для нашего края, за исключением Южного берега Крыма. Но фитонцидные свойства и количество исследований, выполненных на Украине с этими растениями, позволяют включить их в наш рассказ.

Это — эвкалипт и мирт. Относятся они к ботаническому семейству миртовых. Существует несколько сот видов эвкалиптов, но у нас, на Черноморском побережье Кавказа и отчасти в Крыму, распространено не более 30.

Мирт в культуре имеет несколько разновидностей, которые различаются главным образом, по величине и форме листьев, форме и окраске плодов и строению цветков. В СССР мирт культивируется в качестве декоративного растения на Южном берегу Крыма, на побережье Кавказа и в Азербайджане. В Крыму он впервые был введен в культуру в 1815 году в Никитском ботаническом саду.

Целебные свойства мирта и эвкалипта были известны давно. У мирта для лечебных целей использовали плоды, листья, эфирное масло; у эвкалипта — листья и эфирное масло, которое обладает сильными антисептическими свойствами. В Харьковском научно-исследовательском институте микробиологии, вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова из листьев эвкалипта получен лекарственный препарат, который активно действует на стафилококки, устойчивые к антибиотикам.

Группа ученых Никитского ботанического сада (А. П. Дегтярева и др.), клиницистов Москвы, Киева, Ленинграда и Симферополя разработала и предложила для медицинских целей настойку из мирта, которая обладает довольно высокой антибактериальной активностью. Применяется она и путем ингаляции — вдыхания паров.

В Австралии на острове Тасмания, откуда родом эвкалипт, это дерево называют «алмазом лесов» и «деревом жизни». Достаточно поставить в комнате в воду веточку эвкалипта, чтобы воздух в помещении стал почти стерильным. Эвкалипт, впрочем, как и мирт, можно выращивать в домашних условиях.

В комнате, где «поселился» эвкалипт, не встретишь ни мух, ни комаров.

В 1951 году ленинградские ученые установили, что различные виды растений, принадлежащих к семейству миртовых,— каллистемон, евгения остроконечная, мирт обыкновенный и более 10 видов эвкалипта — обладают фитонцидными свойствами.

В 60-х годах в Никитском ботаническом саду А. П. Дегтярева исследовала антибактериальные свойства эвкалипта. Она работала с несколькими десятками видов и форм растений. Оказалось, что бактерицидный эффект у них различный: одни расправлялись с микробами в течение нескольких минут, другие терпели их часами, постепенно избавляясь от незваных пришельцев. Еще более интересный результат дали наблюдения над эвкалиптами левопиненовым и Вилькинсона. Они не относятся к числу лекарственных, так как сравнительно бедны цинеолом — одним из основных компонентов эфирного масла. Но именно эти два вида обладали самой сильной фитонцидностью. Так еще раз было получено подтверждение того, что антибактериальные и лечебные свойства листьев эвкалипта (листья обладают более высокой фитонцидной активностью по сравнению с другими частями растения) обусловлены не только содержанием в них эфирного масла. Даже после его отгонки из листьев они активно подавляли жизнедеятельность микробов.

По мнению профессора Б. П. Токина, эфирные масла — это «изуродованные фитонциды». Несколько другого мнения придерживался в данном вопросе академик АН УССР В. Г. Дроботько, который вместе со своими сотрудниками в поисках антимикробных веществ изучил свыше 450 растений. Он считал, что фитонциды растений, отличаясь от эфирных масел, все же могут от них зависеть.

Наблюдениями, проведенными сотрудниками Тбилисского института леса, установлено, что в дневные часы в ясный солнечный день содержание эфирных масел в эвкалиптовой роще составляло 1600—2700 микрограммов в кубическом метре воздуха. Конечно же, фитонцидная антимикробная активность рощи не вызывала сомнения. Единственной преградой для насаждения эвкалиптовых рощ был их «строптивый характер», ведь эвкалипт является субтропической культурой.

Но вот на одном из Всесоюзных совещаний по фитонцидам в Киеве выступил сотрудник Главного ботанического сада АН СССР М. В. Герасимов. Он сказал: «Наши опыты показали реальную возможность разведения этого лекарственного растения в южной и умеренной зонах СССР... Я как интродуктор эвкалипта, исходя из личного опыта, выдвигаю следующее предложение: создать порослевые насаждения небольших размеров на 200—400 квадратных метров со 100— 200 растениями в каждом населенном пункте, вплоть до широты Москвы. Они могут дать эффективные лечебные средства при несложном их приготовлении».

Специалист по озеленению городов П. И. Брынцев исследовал древесные растения и кустарниковые породы лесов и парков окрестностей больших городов. Он доказал, что в природных условиях огромные площади поверхности листьев оказываются ранеными, а ткани листьев многих древесных пород (береза бородавчатая, береза пушистая, клен, дуб, лещина, ива и др.) обладают способностью продуцировать летучие фитонциды в огромных количествах и бурно выделять их в окружающую среду в связи с этими ничтожнейшими ранениями.


Можжевельник


Среди кустарниковых пород, которые наиболее активно выделяют фитонциды, видное место принадлежит можжевельнику. Это растение упоминается у римского поэта Публия Вергилия Марона (70—19 г. до н. э.). Ветвями и ягодами можжевельника в прошлом окуривали жилые помещения во время эпидемий.

Род можжевельника насчитывает свыше 70 видов. Более 20 из них представлены во флоре нашей страны. Разнообразно и применение растения. Один вид, можжевельник обыкновенный, ценится как лекарственное растение. Другие, как, например, можжевельники казацкий и виргинский, хорошо зарекомендовали себя как декоративные растения, устойчивые к городским условиям.

На кафедре микробиологии Одесского государственного университета совместно с лабораторией биохимии Никитского ботанического сада были исследованы антимикробные свойства вещества, выделенного из хвои и ягод можжевельника высокого. В результате проведенных исследований было обнаружено, что эстракты хвои и ягод этого растения обладают антимикробной активностью по отношению к стафилококкам.


Летучие фитоорганические вещества


Зеленый наряд наших городов и сел — деревья, растущие вдоль улиц, газоны, цветники, бесхитростная травяная лужайка и тщательно ухоженный парк, плодовый сад и обширный лесопарк, раскинувшийся на большой пригородной территории — источники фитонцидов. Они — залог нашего здоровья и хорошего настроения.

Известный советский ботаник и путешественник, исколесивший в поисках лекарственных растений десятки тысяч километров, П. С. Массагетов вспоминал:

«На ночь мне отвели удобное место возле костра. Никогда еще не приходилось засыпать на пружинящей постели из ветвей душистой арчи. Почему запах ее древесины вызывает картины детства?

Да, вспомнил: запах стружки оттачиваемого карандаша. Обоняние, пожалуй, обладает наибольшим запасом ассоциаций. Вернее, запахи вызывают самые глубоко запрятанные воспоминания».

Поэтические строки из дневниковых записей путешественника перекликаются со строгими научными данными, приведенными кандидатом медицинских наук Л. 3. Гейхманом на VIII совещании по проблеме фитонцидов в октябре 1979 г. в Киеве.

С первых дней жизни человека окружают различные запахи, с помощью которых осуществляется наиболее непосредственный контакт с окружающим его миром. Запахи несут информацию о растениях, животных, окружающих предметах, оказывают влияние на наше самочувствие, настроение, состояние здоровья. Носителями запахов, действующими на наше обоняние, являются летучие фитоорганические вещества (ЛФОВ), которые так щедро дарит нам окружающая природа. Очень часто они являются биологически активными и могут оказывать положительное или отрицательное влияние на человека.

Многолетние наблюдения над людьми, страдающими сердечно-сосудистыми заболеваниями, позволили ученому выявить довольно высокую чувствительность этой группы больных к ЛФОВ хвои. Так, в период максимальной фитонцидной активности отчетливо проявляется неблагоприятное влияние высоких концентраций ЛФОВ хвойного леса на сердечных больных, тогда как малые концентрации ЛФОВ в воздухе леса, имеющиеся в осенне-зимний период, оказывают выраженный терапевтический эффект, повышая эффективность проводимого лечения. Механизм действия ЛФОВ так представляется исследователю: находясь в хвойном лесу, человек, естественно, вдыхает вместе с воздухом летучие вещества, выделяемые растениями в окружающую их среду. Благодаря обильной сети капилляров в альвеолах они попадают в кровь, не претерпевая при этом никаких изменений, и оказывают влияние на различные органы и системы.

Однако, вопрос о том, как именно влияют фитоценозы на человека, до недавнего времени оставался открытым. В связи с этим были проведены опыты на теплокровных животных с целью изучения влияния ЛФОВ хвойного леса на сердечно-сосудистую систему. Они показали, что летучие вещества, выделяемые хвойными в период их биологической активности, то есть в весенние и летние месяцы, оказывают выраженное влияние на артериальное давление и тонус коронарных сосудов. Тем самым подтвердились многочисленные клинические данные о воздействии ЛФОВ на людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями во время их пребывания в лесном фитоценозе.

Учитывая это, в одной из киевских клиник был создан кабинет аэрофитотерапии, в котором иммитировались различные фитоценозы (березовая роща, дубовый лес, липовая аллея, луга, где растет чебрец, мята, душица и др.), с целью благотворного воздействия ЛФОВ на человека. При этом мята оказывала спазмолитическое влияние, береза и липа — бронхолитическое, лаванда и душица — четкое седативное.

Вдыхание ЛФОВ дуба способствовало снижению артериального давления, а запах сирени, напротив, повышал его. Летучие вещества тополя пирамидального в мае оказывали отрицательное воздействие на больных астматическим бронхитом, а ароматы чабреца улучшали функцию внешнего дыхания больных пневмосклерозом, хронической пневмонией и легче переносились больными бронхиальной астмой.

Эти данные необходимо учитывать при направлении больных на санаторно-курортное лечение, выборе пород, высаживаемых на территории здравниц. В каждом фитоценозе могут быть свои показания и противопоказания для пребывания в нем людей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, дыхательных путей и других в различные периоды года.

Дальнейшее исследование лечебных свойств различных биоценозов будет способствовать более эффективному использованию природных условий растительных ассоциаций для оздоровления человека.

Аптекарский настой осеннего болота,
Лекарственные запахи полей.
Лишь горечь листьев скрыта позолотой,
чтоб легче пить — глотай и не болей,—


так образно писал о лечебных свойствах окружающей нас природы поэт Николай Димчевский.



Мы ими питаемся



Вот овощи спор завели на столе —
Кто лучше, вкусней и нужней на Земле.


Ю. ТУВИМ


На этот раз к столу для разделки мяса подошел не шеф-повар, а сотрудник Орджоникидзенского сельскохозяйственного института. Он аккуратно разделил на ломтики кусок свежего говяжьего мяса и положил каждый ломтик в прозрачный сосуд — эксикатор. В трех из них мясо было аппетитно пересыпано свежеприготовленной кашицей из лука, чеснока и хрена. В четвертом — контрольном эксикаторе — ломтик мяса ничем не «бальзамировался». Вокруг стола собрались члены комиссии. Они тщательно опечатали сосуды — герметически закрыли их крышками и поместили в термостаты при постоянной температуре 18—25 градусов Цельсия.

Через несколько лет в первых трех сосудах, где мясо «охраняли» фитонцидные растения, вид, цвет, а главное стерильность его сохранились полностью. В четвертом — контрольном эксикаторе — переливалась какая-то полужидкая масса, на которой бурно размножались колонии плесневых грибов. Так было установлено консервирующее действие исследуемых растений.

Пищевые продукты при хранении портятся по вине микроорганизмов. Для нейтрализации их жизнедеятельности прибегают к различным методам: физическим, химическим и биологическим. Чаще всего продукты подвергают тепловой обработке, которая, однако, снижает их пищевую ценность и вкусовые качества. Поэтому возникла необходимость изыскать пути снижения температуры и времени прогрева консервируемых продуктов. Применение более мягких режимов стерилизации, безусловно, позволило бы в значительной степени сохранить их натуральные свойства.

К сожалению один только слабый нагрев не обеспечивает необходимой стерильности продукта. Что же может сыграть роль консервантов?

Как тут было не вспомнить о фитонцидах! Ведь еще наши предки, конечно же, не имея ни малейшего представления о микробах и антисептиках, использовали фитонцидный барьер растений, предохраняя птицу и мясо от порчи. А всевозможные специи, которые добавляли хозяйки в различные соления, не только улучшали вкус продукта, но и способствовали его длительному хранению.

В настоящее время консервирующие свойства фитонцидов широко используются в пищевой промышленности.

Содержание фитонцидов в растениях, используемых в консервной промышленности — помидорах, моркови, луке, перце, укропе, петрушке и хрене,— различно. И антимикробные свойства этих овощей после консервирования сохраняются по-разному. Например, фитонциды, образуемые баклажанами, тмином и укропом, сохраняют свои свойства и после обработки при высокой температуре. Выяснилось также, что под воздействием фитонцидов количество микробов уменьшается еще до стерилизации. Эти выводы привели к изменению технологии консервирования ряда овощей.

Однако далеко не всякие фитонциды могут быть использованы как консерванты. К фитонцидам предъявляются те же требования, что и к антибиотикам. Прежде всего эти вещества не должны оказывать токсического действия на организм человека и изменять товарные качества продукта. Далее они должны иметь широкий диапазон антибактериального действия (обладать высокой активностью против разнообразной микрофлоры, вызывающей порчу продуктов); по возможности не употребляться в медицинской практике и быть сравнительно дешевыми.

Первые исследования в этом направлении в нашей стране провел Ю. А. Равич-Щербо в 1945 году. Согласно его данным, фитонциды кашицы лука и чеснока, пропущенные через специальные фильтры, задерживают развитие микрофлоры (дрожжи, споровые и неспоровые палочки), выделенной из балтийских килек.

Несколько позже этим же автором было испытано консервирующее действие фитонцидов чеснока, хрена и горчицы на отдельные экземпляры свежей салаки и пикши. Оказалось, что менее активными консервантами были фитонциды хрена, лучше проявили себя фитонциды чеснока. Под действием же горчицы рыба была как бы законсервированной. На девятые сутки ее контрольные экземпляры находились в состоянии глубокого гнилостного распада, в то время как опытные даже через двадцать дней имели свежий вид.

Изготовление слабокислых маринадов без пастеризации, но с использованием фитонцидов горчичных семян (путем добавления сухого порошка горчицы) было предложено А. И. Рогачевой. Ею проверялось действие горчичного порошка на плесени и дрожжи. Опыты показали, что полупроцентный раствор горчицы разрушает клетки плесени даже в мощно развитой пленке. Активным веществом горчицы является содержащееся в ней аллиловое масло, задерживающее развитие микодермы и уксуснокислых бактерий. Эффективность его проверена Рогачевой при консервировании зеленых томатов, огурцов, черной смородины, вишни и др.

Горчичный жмых для консервирования виноградного сока применил Д. М. Гаджиев. В виноградном соке, приготовленном путем обработки горчичным жмыхом, сохраняются все качества свежего винограда. Виноградный сок был прозрачен, не имел постороннего привкуса и хорошо сохранялся в бутылках или бочках.

Плоды, ягоды и овощи занимают значительное место в питании человека, являются источником витаминов, минеральных солей и органических кислот. Но, к сожалению, не могут храниться подолгу. Зато их соки сохраняют свой вкус и вид значительно дольше.

Естественно возникает вопрос: не повлияет ли переработка на свойство соков, не повлечет ли за собой снижение их фитонцидной активности?

Р. П. фирчук среди 50 видов исследованных пищевых растений обнаружила 26 видов с ярко выраженными антимикробными свойствами: под действием жидких фракций фитонцидов этих растений патогенные для человека микроорганизмы погибали мгновенно или в течение нескольких минут. Так действует свежий сок брусники, вишни, винограда, голубики, ежевики, лесной земляники, крыжовника, калины, кизила, клюквы, клубники, лука, малины, красного стручкового перца, петрушки (корень), сливы, красной и черной смородины, терна, чеснока, черники, щавеля, яблок сорта Антоновка обыкновенная.

От антимикробного эффекта консервируемых растений порой зависит ритмичность работы целого производства. Так, в последние годы в ряде отраслей пищевой промышленности ощущается недостаток природных антимикробных веществ, препятствующих развитию дрожжей, молочнокислых и уксуснокислых бактерий. Г И. Нилов и Л. Р. Щербановский (Никитский ботанический сад) обнаружили, что водные и спиртовые экстракты из цератостигмы — многолетнего травянистого растения, широко применяемого в Крыму для бордюрных посадок, активно действуют против дрожжей и бактериальной микрофлоры. Производственная проверка показала, что добавка этого консерванта в безалкогольные напитки, содержащие сахар, увеличивает продолжительность их хранения до шести — двенадцати месяцев.

В качестве активных «бойцов» с бактериями могут быть использованы вещества, полученные из мирта, ленкоранской акации, грецкого ореха и других растений, обладающих антимикробными свойствами.

Для пищевой промышленности представляют интерес исследования степени загрязненности микрофлорой стандартного пряновкусового растительного сырья (корицы и гвоздики, валерьяны, хмеля, эвкалипта и тысячелистника, перца черного горького и кориандра) и извлечений, получаемых из него после экстракции сжиженным углекислым газом.

При проверке стерильности СО2-экстрактов валерьяны, гвоздики, корицы, лавра, перца черного горького, тмина, лаванды, хмеля, эвкалипта, кориандра, пастернака, хрена, сельдерея и тысячелистника рост микроорганизмов не был обнаружен как в аэробных, так и в анаэробных условиях. Препараты сохраняются стерильными даже после длительного хранения их в нестерильной посуде, что, несомненно, имеет важное значение в пищевой и парфюмерной промышленности, где они широко используются.

Представляло также интерес выяснить, в какой степени выражены антимикробные свойства смеси экстрактов различных пряностей, применяемых в консервной промышленности. Изучалась смесь экстрактов, составленная по рецептуре консервов «Острый томатный соус» (корица, гвоздика, перец, мускатный орех). Результаты показали, что даже в разведении 1:10 000 она тормозит рост грамотрицательных и грамположительных микробов — аэробов, за исключением одного из видов, угнетает спороносные микробы, дрожжевые и дрожжеподобные грибы.

Применение экстрактов вместо исходных пряностей улучшает гигиенические условия производства и качество консервированных продуктов.

Еще в 1943 году было высказано предположение о большом значении для человека растительных антимикробных веществ, содержащихся в продуктах растительного происхождения. Их роль в нашем организме определяется не каким-то особенным лечебным эффектом. Употребляя фитонцидные растения в пищу, человек, образно говоря, «стерилизует» себя от болезнетворных микробов, предупреждает инфекционные заболевания, проводит своеобразную профилактику организма.

По предположению академика Н. Г. Холодного, летучие органические вещества, выделяемые высшими растениями, могут играть роль «атмосферных витаминов» или витаминоподобных веществ, которые усваиваются человеком и животными с помощью легких.


Лук и чеснок


Сегодня лук и чеснок — обычные овощи, которые фигурируют почти в каждом рецепте национальной кухни любой страны. Всегда ли так было?

Родиной лука считают Ближний Восток, откуда он проник в Древний Египет. Пирамиду Хеопса строили десятки тысяч рабов. Чтобы предохранить их от эпидемий, им ежедневно, по свидетельству сохранившихся источников, выдавали лук и чеснок. Причем они составляли немалую часть рациона, ибо на закупку их тратились огромные по тем временам средства.

Мерно чеканя шаг, двигались по чужой земле римские легионы. Позади тащился обоз с бочками уксуса, связками лука и другой снедью. И уксус, и лук в Древнем Риме обязательно вводили в паек легионеров, чтобы предохранить их от различных заболеваний. Римляне считали, что лук придает не только силу, но и храбрость.

Лук не только ели, но и носили в виде талисмана. «Как многочисленные сухие чешуйки лука хранят нежный зеленый росток,— гласило предание,— так и воина луковица оберегает от невзгод на войне». Луковые поверья распространились по всей Европе. Считалось, что лук защищает воинов от стрел, мечей и ударов алебард. Закованные в стальные латы, средневековые рыцари вешали на грудь вместо талисмана обыкновенную луковицу.

Но еще большую известность лук приобрел целебными свойствами. От каких только болезней не употребляли лук разные народы! «Лук от семи недуг» — говорится о нем почти на всех языках. Все здесь правильно, только цифра «семь», судя по всему, значительно преуменьшена.

Лук — ценное лекарственное растение, которое обладает широким спектром действия. В старинных русских травниках описано благотворное действие лука при ряде заболеваний:

«Лук... сырой принимати тем, кои недугуют водоточным отоком, понеже та болезнь бывает от великия студености нутряной. Лук черленный или белый сырой толченный с патокой, сметаной и прият, болезнь всякую из стомаха выведет, коя бывает от мокрости. Лук прият утробу мягчит, но жажду наводит, и дух смердящий изо рта истребляет».

Знаток лекарственных растений В. Н. Никольский писал много лет тому назад: «В России простой народ ест сырой лук с хлебом, солью и квасом; это придает здоровье, сообщает свежесть цвету лица и сохраняет зубы».

Особый вкус, резкий, острый запах придает луку эфирное масло, заставляющее нас «плакать». В луке заключен целый комплекс витаминов — С, Β1, провитамин А (каротин). Физиологи считают, что для нормального самочувствия каждый человек в год, как минимум, должен съесть 10 кг самого обычного лука.

Фитонциды лука — смертельные враги многих бактерий. Широкие исследования антимикробных свойств лука и их использование в медицине, сельском хозяйстве, пищевой промышленности неразрывно связано с именем профессора Б. П. Токина. Он доказал, что летучие вещества этого растения, его соки и экстракты действуют губительно на многие виды микроорганизмов.

Все, что мы рассказали о фитонцидных свойствах лука, в полной мере относится и к его близкому родственнику — чесноку. Химический состав его луковиц следующий: воды — 65%, азотистых веществ — 7, безазотистых — 26, эфирных масел — около 2%, витамина С—10 мг на 100 г съедобной части. Казалось бы, ничего особенного. В чем же секрет? Разгадка бактерицидного действия чеснока кроется в фитонцидах.

В годы первой мировой войны разведенный в воде сок из свежих зубков чеснока (1:4) успешно применялся в качестве антисептического средства для лечения гнойных ран. Об этом опыте вспомнили спустя три десятилетия. Фитонцидные свойства чеснока и лука использовали во фронтовых госпиталях. Так, кашицу лука прикладывали к гнойным ранам. Летучие фитонциды, проникая во все складки тканей, хорошо дезинфицировали раны, способствуя их быстрому заживлению.

Ряд лет использовал фитонцидные свойства чеснока в хирургической практике доктор медицинских наук Г. А. Тагиев (г. Баку). Фитонциды чеснока при местном применении, всасываясь через рану, оказывали лечебное и стимулирующее действие, не вызывая никаких побочных явлений. Для приготовления чесночной кашицы врач Г. А. Тагиев сам сконструировал небольшой компрессор. Из полученного очищенного натурального сока чеснока он приготовлял раствор в нужных концентрациях, а также экстракт фитонцидов, обладающий мощными бактерицидными свойствами; получал кристаллические фитонциды из экстрактов чеснока; порошки из высушенной чесночной кашицы или долек; эмульсии фитонцидов чеснока с нафталаном и фитонцидную мазь, в состав которой входили натуральный профильтрованный сок чеснока, витамины С и Β1, дерматол, анестезин, новокаин, деготь, рыбий жир. Г. А. Тагиев применял также парообразные фитонциды, которые извлекались с помощью созданного им аппарата. Они оказались особенно эффективными при лечении некоторых видов ран и язв.

В Архангельске в клинической практике противовоспалительное свойство препарата из чеснока — фитонцидина с успехом применил врач М. Я. Спивак.

Вот как комментирует лечебное действие препаратов из чеснока ученый-фармаколог В. М. Сало: «Весьма заманчиво применение летучих фитонцидов для борьбы с инфекционными заболеваниями. Ведь по силе воздействия на микробов некоторые из них не имеют себе равных среди антибактериальных средств, применяющихся в современной медицине. Даже антибиотики с широким спектром действия (тетрациклин, биомицин и другие) не обладают такой универсальностью, как, например, фитонциды чеснока, убивающие практически все виды болезнетворных бактерий. Однако существует одно весьма прискорбное «но»: летучие фитонциды чеснока, превосходно справляясь с микробными культурами в пробирках и чашках Петри, в значительной степени утрачивают силу при поступлении в организм. В чем причина этого явления, пока не известно. Возможно, дело в их химической неустойчивости».

Но как бы там ни было, чеснок и лук широко применяются в народной и научной медицине. Фитонцидами, содержащимися в луке, лечат насморк. Этим же соком лечат и воспалительные процессы в ушах. С целью воздействия на кишечную микрофлору сок лука принимают вовнутрь, а при заболеваниях ангиной и верхних дыхательных путей фитонциды лука «вдыхают», причем для ингаляции используют только свежеприготовленную кашицу, так как после 10— 15 минут пребывания на воздухе она теряет свои свойства. Свежий сок иногда употребляют при лечении язвочек на слизистой оболочке полости рта.

В медицинской практике оправдало себя средство от насморка, состоящее из сока листьев комнатного растения бриофиллюма, известного всем алоэ, или агавы и нескольких капель лукового сока.

Рекомендуются также чесночные ингаляции против ангин и острых респираторных заболеваний. В Одесском медицинском институте им. Н. И. Пирогова в виде ингаляций применялись фитонциды лука. После трех-четырех сеансов луковой ингаляции наступало заметное улучшение состояния, а за ним — полное выздоровление больных.

Кандидат медицинских наук А. И. Герасимов предложил по-новому использовать свойства природных лекарств. Он сконструировал своеобразную лечебницу в пробирке — ингалятор, начиненный экстрактом лука и чеснока. Этот несложный прибор врачи рекомендуют применять тем, кто часто болеет ангиной и катарами верхних дыхательных путей.

Чеснок нашел применение и в офтальмологии. Сотрудники Азербайджанского научно-исследовательского института офтальмологии профессор К. А. Адигезалова-Полчаева, А. Г. Сулейманов, Р. Н. Алиев и У. X. Алиханова исследовали действие сока чеснока на вирусы, вызывающие заболевание роговицы глаз — кератиты. Испытанный ими метод оказался эффективным и был внедрен в клиническую практику.

По данным С. Мирзаджановой, положительный эффект сок чеснока оказывал также при весеннем конъюнктивите.

В стоматологической практике использование фитонцидов чеснока в 10—15 раз снижает количество осложнений после удаления кариозных зубов.


Из чеснока выделен антибиотик аллицин, свойства которого изучены наиболее всесторонне. Он представляет собой бесцветную маслянистую с ярко выраженным чесночным запахом жидкость, которая обладает широким спектром антимикробного действия. В арсенал средств борьбы с бактериальными болезнями капусты и огурцов, по предложению Института микробиологии и вирусологии АН УССР им. Д. К. Заболотного, могут войти аналоги аллицина.

Антибактериальной активностью обладают, например, эфиры тиосульфокислот — препараты № 150 (этиловый эфир этилтиосульфокислоты) и № 152 (бутиловый эфир этилтиосульфокислоты), по химическому составу близкие к аллицину. Они, в частности, активны против бактерий — возбудителей бактериозов овощных и ряда других культур. Эффективность их изучалась методом предпосевной обработки семян в лабораторных и полевых условиях Института микробиологии и вирусологии АН УССР, на опытных станциях, в колхозах и совхозах УССР и БССР.

Предпосевная обработка семян различных растений этими препаратами не оказывает вредного действия на растения и в большинстве случаев способствует увеличению урожая. Особенно благоприятно они действуют на кочанную и цветную капусту, огурцы.

Высокая антибактериальная активность препаратов, слабая адаптация к ним бактерий и ряд других положительных факторов позволяют надеяться, что аналоги аллицина — препараты № 150 и 152 могут найти применение в борьбе с сосудистым бактериозом кочанной капусты и угловатой пятнистостью огурцов.

На республиканской научно-практической конференции «Пути сохранения сельскохозяйственной продукции», которая состоялась в Одессе в декабре 1978 года, кандидат химических наук Б. Г. Болдырев рассказал еще об одной области применения аналога природного антибиотика аллицина.

Эфирам тиосульфокислот присущ широкий спектр противобактериального и фунгицидного действия, проявляющего высокую активность к самым различным бактериям и грибам. Поэтому они могут быть использованы в качестве антисептиков для предохранения различных материалов от биологических повреждений, поскольку последние вызываются, как правило, не одним каким-либо видом бактерий или грибов, а большими группами различных микроорганизмов.

Возможность применения эфиров тиосульфокислот для предохранения от порчи плодов и овощей при их длительном хранении изучалась в течение ряда лет плодоовощной лабораторией Ленинградского института советской торговли, Украинским институтом консервной и Всесоюзным институтом сахарной промышленности.

Исследованиями установлено, что оберточная бумага, обработанная некоторыми из этих эфиров, способствует значительному увеличению срока хранения яблок и цитрусовых. Обработка растворами эфиров тиосульфокислот картофеля, дынь, томатов предохраняет их от порчи при хранении. Положительные результаты получены при аналогичной обработке корнеплодов сахарной свеклы от кагатной гнили.

Фармацевтической промышленностью выпускается несколько препаратов из чеснока. Из них получили распространение настойка чеснока и «Аллилсат» (спиртовая вытяжка из луковиц). Сухой экстракт чеснока в комплексе с желчью животных, экстрактом крапивы и активированным углем входит в состав известного препарата «Аллохол».


Хрен


Не уступает по фитонцидной силе луку и чесноку хрен. Лук заставляет «плакать», но и хрен «слезу вышибает». Это многолетнее растение широко используется в кулинарии, в консервной и пищеконцентратной промышленности. Сок свежего корня обладает высокой фитонцидностыо — губительной для микроорганизмов. Разбавленный водой сок хрена может употребляться для полоскания при ангинах. В одном из опытов, длившихся около полугода, ягоды крыжовника, уложенные в стеклянный сосуд, полностью сохранили вкус, вид и качество. Спасла их от порчи кашица из натертого хрена, находящаяся вместе с ягодами в сосуде. Об антимикробных свойствах хрена, позволяющих увеличить срок сохранения мяса, писала еще в 1947 году сотрудник кафедры микробиологии Одесского государственного университета О. Е. Савчук.

А один из проверенных способов сохранения виноградных ягод в свежем виде состоит в том, что слой за слоем их чередуют с мелконаструганными кусочками корневища хрена. В таком виде аккуратно уложенные в плотно закрытом бочонке (хорошо в темном, прохладном месте) солнечные ягоды долго не теряют своего вкуса, аромата и вида.


Картофель и батат


Хрен, как считают, выходец из Европы, картофель и батат — древнейшие представители двух других континентов.

«Ах, картошка, объеденье, пионеров идеал! Тот не знает наслаждения, кто картошки не едал!» — эту веселую и задорную пионерскую песенку часто запевают на привале у костра, перебрасывая в ладонях горячую картофелину, испеченную в золе. История знакомства с ней в Европе насчитывает около четырех веков. Систематики относят картофель к очень многочисленному семейству пасленовых, в котором немало растений, обладающих фитонцидными и лекарственными свойствами. К ним относятся, например, красный перец, красавка. Да и сам картофель обладает выраженными антибактериальными свойствами.

Так, в 1914 году были получены данные о том, что некоторые бактерии, внесенные в картофельные клубни, погибают под действием растительных соков. В 60-х годах польские исследователи выделили из клубней и листьев картофеля антимикробный препарат. В народной медицине тертый сырой картофель прикладывают при ожогах, а способ лечения катара верхних дыхательных путей с помощью вдыхания паров картошки «в мундирах» применяется в каждой семье.

На одном из совещаний по проблеме фитонцидов московский биохимик Л. И. Чалова рассказала о работах по фитоалексинам картофеля, проведенных в Институте биохимии им. А. Н. Баха АН СССР. Установленно, что фитоалексины всех испытанных сортов картофеля представляют собой антибиотическое вещество, которое, как правило, образуется в растениях в ответ на контакт с микроорганизмами или некоторыми другими веществами.

В случае быстрого накопления в токсических концентрациях фитоалексины способны выполнять защитную роль в иммунитете растения. Важно подчеркнуть, что в ответ на заражение растение, как правило, образует не один, а несколько фитоалексинов единого биогенетического происхождения, что усиливает диапазон их токсического действия на возбудителей заболеваний.

Исследование природы и защитной роли фитоалексинов имеет практическое значение. Например, способность растений образовывать фитоалексины можно использовать для биохимической оценки устойчивости сельскохозяйственных культур к болезни, а также для повышения их способности сопротивляться инфекции при контакте с болезнетворными микроорганизмами.

Интересна история введения в культуру еще одного из представителей семейства пасленовых — паслена дольчатого.

Кортизон и другие стероидные гормоны являются очень ценными лекарственными средствами. Вначале кортизон получали из гормонов коры надпочечников крупного рогатого скота. Конечно, сырья добывали чрезвычайно мало. Тогда попытались получить препарат синтетическим путем. В лабораториях была одержана победа. Но экономические расчеты показали, что и этот путь слишком дорог. Вспомнили о растениях — картофеле, томате и паслене. Последний оказался наиболее подходящим. Ученые из Всесоюзного института лекарственных растений и Научно-исследовательского химико-фармацевтического института остановились на уроженце далекой Австралии — паслене дольчатом, влаголюбивом и теплолюбивом растении. Его с 1957 года начали возделывать на Украине, в Молдавии и Краснодарском крае.

Из недозрелых плодов паслена дольчатого и в значительно меньшем количестве из его листьев, корней и стеблей были получены промышленные партии соласодина, используемого для производства кортизона.

Специалисты ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства (ФАО) собрали многочисленные сведения, которые позволяют судить о значении той или иной сельскохозяйственной культуры в жизни людей на нашей планете. Эти данные сведены в таблицы. В них рядом с картофелем — одной из самых распространенных культур — стоит батат, или «сладкий картофель», отличающийся высокими питательными и вкусовыми качествами. Он занимает видное место среди растений, которые кормят человечество, хотя и уступает картофелю по валовому сбору. В Азии, Африке и Южной Америке батат — один из основных продуктов питания.

Большое значение может иметь батат и как техническая культура для консервной и кондитерской промышленности в южных районах Украины. Здесь для него подходящие климатические условия.

Как кормовая и силосная культура это растение, пожалуй, не знает конкурентов. Высокие урожаи корнеплодов и ботвы по своим кормовым качествам, как считают специалисты, не уступают клеверу и люцерне. Кроме того, он хорошо очищает поля от сорняков.

Батат, несомненно, перспективен и как фитонцидное растение, которое обладает антимикробными свойствами. Довольно щедро наделен он и некоторыми витаминами.

Корневая система этого растения состоит из длинных толстых корней, глубоко уходящих в почву. На них образуются вздутия — клубни.

«В клубнях батата,— пишет С. И. Зелепуха в книге «Антимикробные свойства растений, употребляемых в пищу»,— в ответ на инфекцию образуется антибиотическое вещество с антигрибным действием». Этот фитоалексин был выделен и изучен в период 1943—1953 гг. и получил название ипомеамарон.

Батат относится к семейству вьюнковых, некоторые представители которого были известны в народной медицине очень давно. В тибетской медицине, например, широко применяются повилика, вьюнки полевой и узколистный.

Вообще в древних индийской, китайской и тибетской медицинах преклонялись перед лекарственными растениями. П. А. Бадмаев, долго изучавший тибетскую медицину, в 1898 году выпустил книгу «О системе врачебной науки Тибета», в которой рассказывается об этом. В другой книге о тибетской медицине повествуется о городе лекарств, который называется Ненаглядным: «На южной стороне этого города, на горах, именуемых Нэбтэлухш и исполненных сил солнца, расположен сад с растениями сенбру (гранат), налишан (черный перец), бибилим (перец), изидрага (стручковый перец) и прочими лекарственными, уничтожающими озноб». Ведь и гранат, и перец, как теперь установлено, губительно действуют на многие виды бактерий.


Капуста


В ряде современных медицинских институтов Индии, которая переняла и развила богатейшее наследие народной медицины, в том числе и тибетской, готовят врачей по системе Аюрверды. Они получают дипломы на обычных основаниях и имеют право практиковать наравне с врачами, изучавшими европейскую медицину. Все фармакологические средства, которые применяются в аюрвердических больницах, готовятся из минералов и растений, среди которых почетное место занимают растения, употребляемые в пищу. Многие из них широко известны и в нашей стране.

Так, В. Г. Дроботько, К. И. Бельтюкова и другие исследователи сообщили об антимикробных свойствах соков, различных экстрактов и других препаратов из всевозможных сортов кочанной и цветной капусты. Свежий капустный сок обладает антисептическим и противоспалительным свойствами. В труде древнеримского историка Марка Порция Катона «Земледелие» капуста названа «изо всех овощей — первая». Высоко отзывается автор о лечебных свойствах капусты, которая соединила в себе качества, «наиболее содействующие здоровью». Вера в целебную силу растения была весьма сильной, и римские врачи готовили из него лекарства от разных болезней. Математику Пифагору, как свидетельствует история, принадлежит изречение о том, что «капуста постоянно поддерживает в человеке бодрое, веселое и спокойное расположение духа».

Капусте посвящены страницы и другой, весьма почтенной по возрасту сельскохозяйственной энциклопедии, составленной еще в X веке в Византии, так называемой «Геопонике». Она впервые была издана на русском языке в 1960 году.

Хотя биография капусты и не изобилует столь драматическими эпизодами, как, скажем, история картофеля, один из древнеримских мифов повествует о том, что капуста родилась из слез человека, наказанного Бахусом (богом вина, виноделия и веселья) за сломанную виноградную лозу. Древность рода капусты подтверждается находками археологов на стоянках наших далеких предков. О капусте упоминается в древнейшем памятнике Киевской Руси — «Изборнике Святослава»

...В крестьянском календаре даже отводились дни-капустники. Скажем, 18 мая отмечалось как «рассадница». Сажая капусту, приговаривали: «Не будь красна, будь вкусна».

На Руси капусту издавна считали лекарственным растением. В старинных русских лечебниках и травниках ей отведено немало места: «Капусту толченную, смешанную с белком яичным, и то прикладываем ко всякому ожогу и тако язвы их заживляем»,— читаем в одном из старинных рецептов.


Яблоки


Когда мы берем ароматное яблоко, душистую грушу или солнечноликий апельсин, то вряд ли задумываемся над тем, что держим в руках... оружие против микробов.

Из большого ассортимента фруктов наиболее широко распространены яблоки. Они обладают бактерицидными свойствами и используются для лечения желудочно-кишечного тракта, а также для профилактики и терапии некоторых инфекционных заболеваний. Яблочная диета и тертые яблоки известны в народной медицине со времен весьма отдаленных. Яблоки регулируют работу желудка, что имеет особое значение для людей пожилого возраста и тех, кто мало двигается. Наукой подтверждено, что улучшая кровообращение, яблоки способствуют лечению суставов: подагры, ревматизма.

В яблоках содержатся витамины A, Β1, В2, В3, B6, С, Е, РР; углеводы, яблочная и лимонная кислоты, дубильные вещества, соли калия, кальция, магния, железа. Не бедны они и фитонцидами.

Работами московских микробиологов К. А. Мудрецовой-Висс, С. А. Колесник и Т. И. Гринюк (Институт народного хозяйства, г. Москва) установлено, что фитонцидность яблок служит важным фактором их устойчивости к грибным заболеваниям. Так, например, наибольшую фунгицидную активность проявляют сорта Джонатан, Бойкен, Ренет Симиренко, Сары-синап.

По мере хранения плодов фитонцидное действие их соков на рост и развитие грибов постепенно ослабевает. От продолжительности и режима хранения яблок зависит и содержание в них других химических веществ, особенно пектинов, также обладающих бактерицидными свойствами. Недавно было установлено, что пектины в однопроцентной концентрации за четверть часа истребляют до 90 процентов грамположительных бактерий. А ведь в яблоках пектинов, как правило, больше, чем в любых других плодах.

Ученые располагают достаточным количеством данных, позволяющих утверждать, что фитонциды яблок играют большую роль в невосприимчивости к заразным заболеваниям. Б. П. Токин пишет, что сок антоновских яблок обладает свойствами убивать многих микробов. Однако, яблоки разной спелости обладают различными бактерицидными свойствами. Стали изучать их в процессе созревания плодов. Во всех опытах брали яблоки с одного дерева. Оказалось, что сок яблок, собранных 1 сентября, значительно быстрее убивал дизентерийных микробов, чем сбора 15 сентября. Опыты, проведенные с яблонями, черемухой и другими растениями, позволили ученым сделать интересные выводы о том, что менее зрелые плоды обладают большей фитонцидной активностью, чем перезрелые.

Одно из объяснений этого явления принадлежит профессору Б. П. Токину. Пока плод на дереве и молод, он хорошо защищен фитонцидами от вредителей-невидимок из мира микробов, особенно от плесневых и гнилостных. Иначе нельзя, так как без такой защиты может прекратиться продолжение вида. Но вот плод созрел, отяжелел и упал на землю. Семя может освободиться от мякоти, например, с помощью тех же плесневых грибов и гнилостных бактерий. Значит теперь, в созревшем плоде, высокой фитонцидностью должны обладать семена. Так ли это? Один из авторов этой книги поставил немало опытов на различных растениях и убедился в правильности такого предположения.

Особенно проявляют фитонцидную активность антоновские яблоки, которые, по наблюдениям В. П. Коротковой, тормозили развитие некоторых штаммов вируса гриппа. В Институте микробиологии и вирусологии АН УССР С. И. Зелепуха изучала антимикробные свойства 6 сортов яблок, произрастающих на Украине, и также пришла к выводу о высокой фитонцидной активности яблок сорта Антоновка. Самыми чувствительными к этим фитонцидам оказались бактерии, принадлежащие к группе молочнокислых.

Антибактериальное действие было отмечено и у экстрактов из листьев яблони, фитонцидная активность зависела от времени их сбора и в различные периоды года проявлялась по-разному. По данным К. В. Никитиной, в листьях плодоносящей яблони в начале лета летучие фитонциды не проявляли никакой активности, но чем ближе подходило время к плодоношению, тем сильнее они действовали, беспощадно расправляясь с микроорганизмами. Затем фитонцидная активность шла на убыль. У ранних сортов наблюдалась точно такая же закономерность, только смещенная во времени.

Активность фитонцидов зависела и от возраста дерева: в листьях саженцев она проявлялась слабее, чем в листьях плодоносящих деревьев.

К. В. Никитина установила также, что антимикробная активность летучих веществ яблок увеличивается по мере продвижения в глубь плода — от периферии к его центру и достигает своего апогея в зоне расположения семян (это подтверждают и наши опыты с фитонцидами).


Виноград


Виноград — одно из немногих культивируемых растений, которое не уступает яблоне в широте распространения на планете, древности происхождения и количестве полезных свойств. Многие специалисты склоняются к тому, что именно винограду положено занять верхнюю ступеньку на пьедестале почета растений, которыми гордится человечество. Ведь не случайно латинское название этого растения — витис — дающее жизнь.

История введения винограда в культуру теряется в глубине веков. На Ближнем Востоке и в древней Элладе его почитали как священное растение. Немало античных мифов посвящено Дионису — покровителю растительных сил природы, богу виноградарства и виноделия. Он обошел всю землю, одаривая людей виноградными лозами. Сохранились старинные статуи Диониса, которые изображают стройного юношу, увенчанного венком из виноградных лоз, с чашей и гроздью винограда в руках. «Янтарь и яхонт винограда» восхищали А. С. Пушкина.

В Крыму культура винограда существовала еще в догреческий период. Так, при раскопках таврского поселения Уч-Баш вблизи Инкермана в культурном слое X—VIII вв. до н. э., среди обуглившихся зерен пшеницы, ячменя и гороха найдены косточки винограда.

Самобытные древние очаги виноградарства возникли в Средней Азии и в Закавказье. Через Балканы виноградная лоза проникла в Молдавию. В Киеве, как свидетельствуют летописные источники, первые попытки заложить виноградники были предприняты монахами Киево-Печерской Лавры в XI столетии. Позднее в XVI—XVII вв. здесь уже имелась специальная «келья виноградарей», занимающихся разведением этой культуры в многочисленных монастырских угодьях.

Виноград обладает высокими пищевыми и вкусовыми качествами. В нем содержатся легкоусвояемые сахара, кислоты, пектиновые и минеральные вещества. Но особенно богат он глюкозой. Так, например, в килограмме ягод винограда в среднем содержится около 200 граммов глюкозы. Такое количество глюкозы, поступая в организм, выделяет примерно 800 калорий, то есть четверть всего суточного количества, необходимого человеческому организму.

Из винограда получают высококалорийные продукты — изюм и кишмиш. Солнечные ягоды, в которых слились энергия светила и жизненные соки Земли, обладают целым букетом ценных диетических и лечебных свойств. Ягоды улучшают обмен веществ. Их рекомендуют при упадке сил и истощении организма, сердечно-сосудистых заболеваниях, малокровии, болезнях печени и подагре.

Находят применение в медицине и листья винограда. Настой и отвары листьев используют, например, для полоскания горла при ангине.

Виноградолечение (или ампелотерапия) получило научную базу лишь в XIX веке, когда появились данные о химическом составе винограда, но практическое применение ягод и листьев в лечебной практике, по сохранившимся сведениям, восходит ко времени Диоскорида и Плиния Старшего (I в. н. э.).

В настоящее время известно, что виноград обладает и фитонцидными свойствами. Из виноградной лозы еще в начале 60-х годов был получен антимикробный препарат, предохраняющий пищевые продукты (например, мясо при засолке) от микрофлоры, которая вызывает их порчу. По данным исследователей, это вещество не боится высоких температур и не токсично.

В 1968 году Η. Н. Перов и А. Н. Ядына исследовали действие девяти сортов винограда на различные виды бактерий и плесневых грибов. Наиболее мощными «фитонцидными излучениями», губительными для микробов, обладали самые ароматные сорта — Каберне, Изабелла и Мускат.


Грецкий орех


Несмотря на то, что люди вот уже несколько тысячелетий живут бок о бок с виноградной лозой, многие секреты солнечной ягоды еще не раскрыты. Наука о винограде — наука поэтическая, она сродни искусству. Недаром поэт-академик Μ. Ф. Рыльский писал:

«У счастья нашего есть равных два крыла:
Цвет роз и виноград, прекрасное с полезным».


«Так существует обычай орех сочетать с виноградом» — читаем мы на страницах «Салернского кодекса здоровья».

Если познакомиться с историей грецкого ореха, то придется признать, что название присвоено ему неправильно. Родина этого растения — Средняя Азия и ряд районов Кавказа, где оно было введено в культуру еще до нашей эры. Но к нам его плоды завозили преимущественно из Греции, откуда и пошло это название.

В Советском Союзе ореховые деревья занимают сотни тысяч гектаров. Они хорошо растут и плодоносят во всех среднеазиатских республиках, на Кавказе, в Ставропольском и Краснодарском краях, в Молдавии и на юге Украины.

В плодах ореха много ценных питательных веществ. В зрелом орехе содержится около 60 процентов жира, 3% клетчатки, минеральные вещества, витамины А, В, С, Е, Р. Правда, есть данные о том, что количество витамина С в плодах по мере их созревания снижается. В среднем 100 г ядер ореха содержат 300 мг витамина С. Ядро грецкого ореха в сравнении с плодами других садовых культур не имеет себе равных по набору веществ, необходимых для нормальной жизнедеятельности человека. Все это вместе взятое дало основание И. В. Мичурину назвать грецкий орех «хлебом будущего».

И все же пальму первенства в использовании полезных свойств этого растения надо отдать медицине — от древнейшей и до наших дней — как народной, так и научной.

Еще в древности эскулапы рекомендовали орехи кормящим матерям в качестве особенно полезной пищи. Орех — законсервированный склад не только жиров и витаминов, но и белков, минеральных солей — железа, кобальта, дубильных веществ.

В народной медицине орех почитался во многих странах. Отвар из зеленых корок плода, ореховое масло применялись при некоторых заболеваниях глаз. Ореховым маслом лечили ожоги. В диетическом питании спелые плоды дают при атеросклерозе, полезны они и при заболевании печени.

Из зеленых корок плода получен препарат юглон. Это — сильнодействующее антимикробное вещество, задерживающее развитие бактерий и грибов. Отмечена его эффективность при лечении экземы и некоторых других кожных заболеваний, а также в ветеринарной практике.

В зависимости от времени года содержание юглона в различных частях растения ореха колеблется. Больше всего (около 8 процентов) его содержится в почках, находящихся в состоянии зимнего покоя. Юглон также найден в листьях, корнях, стеблях орехового дерева. Причем максимальное содержание его в листьях приходится на июнь.

Юглон обладает ярко выраженным действием на другие растения. Так, у томатов и люцерны, выращиваемых в контакте с древесиной корней ореха, останавливается рост корневой системы, она ссыхается и обесцвечивается. Такое же действие оказывает соседство ореховых листьев на рост картофеля. Юглон обладает антимикробными и фунгицидными свойствами, токсичен для прорастающих спор грибов, но, к сожалению, сильно ослабляет способность семян к прорастанию. Вместе с тем, по данным Л. Р. Щербановского (Никитский ботанический сад), в микродозах он может быть использован как консервант пищевых продуктов.

В своем докладе на VIII совещании по проблеме фитонцидов (Киев, октябрь 1979 г.) «Антимикробная активность высших растений по отношению к дрожжам и молочнокислым бактериям» Л. Р. Щербановский сообщил, что проведенные им исследования позволяют рекомендовать юглон в качестве консерванта для безалкогольных напитков и вин. В концентрации 1 мг на литр он предотвращает их порчу в течение 2—4 месяцев.

Фитонцидной активностью обладают и листья ореха. Они выделяют вещества, которые отпугивают мух, комаров и других насекомых. Вытяжка из листьев ореха входит в состав экстрактов, применяемых при лечении ряда болезней, в том числе подагры. Из зеленых листьев в прошлом готовили отвары от экземы. Чай из листьев ореха пили при диабете, настой — при авитаминозе. Заготовляют листья в июне, когда они еще не огрубели. Характерно, что водный экстракт из таких листьев обладает антибактериальной специфической активностью против сибироязвенной палочки, но малоактивен против других бактерий. Исследования фитонцидной активности листьев ореха грецкого, ее изменчивости под влиянием внешних факторов проводятся Г. А. Кудиной в Донецком Ботаническом саду АН УССР.


Шиповник


Шиповник также издавна используется человеком, как лекарственное средство от различных болезней. Отвар из корней шиповника считается лучшим целебным средством от болезней печени и селезенки. Его употребляют при некоторых заболеваниях сердца, глаз и желудка. Маслом лечат ожоги и простудные заболевания.

Ленинградский исследователь Н. В. Новотельнов изучал антимикробные и витаминные свойства плодов шиповника, его соков, экстрактов и летучих веществ — фитонцидов. Полученные экспериментальные данные с полной очевидностью показали, что ферментативные вытяжки плодов шиповника задерживают рост большинства микроорганизмов. Активные антимикробные свойства семи видов шиповника были изучены в 60-х годах коллективом украинских ученых из Института микробиологии АН УССР под руководством академика В. Г. Дроботько. Эти свойства плодов обусловлены по меньшей мере двумя факторами, в том числе и наличием аскорбиновой кислоты, которая усиливает антибактериальный эффект.

Плоды шиповника — общепризнанный эталон содержания аскорбиновой кислоты (витамин С), которая служит своеобразным барьером для патогенных микроорганизмов. Длительная нехватка в организме аскорбиновой кислоты приводит к снижению его сопротивляемости болезням и открывает путь для проникновения и развития инфекции, в частности вируса гриппа.

Впервые витамин С был обнаружен в шиповнике в 1931 году. Но еще задолго до этого плоды растения использовались в народе для лечения кровоточивости десен — первого признака «витаминного голода» — авитаминоза. На заготовку плодов шиповника посылались в далеком прошлом специальные экспедиции, которые собирали его согласно царскому указу, с «великим прилежанием» и даже обменивали на меха, бархат и атлас.

Это растение по праву называют фабрикой витамина С, ведь некоторые кусты его могут давать до 5 килограммов плодов, на единицу сухого вещества которых приходится аскорбиновой кислоты в сто раз больше, чем в яблоках. Для удовлетворения суточной потребности в витамине С человеку достаточно съесть 3—5 плодов шиповника.

Кстати сказать, в шиповнике содержатся и другие витамины — Р, А, К, В2 и Е (в семенах).


Хвоя сосны


Одним из витаминных чемпионов является хвоя сосны. Примерно лет сто назад археологи раскопали на территории современного Ирака руины одного из городов, входивших в Шумерское государство. Дороже злата и серебра была для историков находка глиняных табличек, заполненных клинописью. Таблички эти, по всей вероятности, были лишь частью древнейшей библиотеки, которая не дошла до нас. Прошло полстолетия поисков, прежде чем ученым удалось выяснить содержание некоторых надписей. Одна из них представляла собой древнейший «рецептурный справочник». В нем были записаны пятнадцать вероятно самых древних из известных на Земле рецептов, и среди различных веществ, которые в них упоминались, была высушенная хвоя сосны.

Сосна — кладовая противоцинготного витамина. В годы Великой Отечественной войны она спасла жизнь сотням тысяч людей. Сотрудники Ботанического института имени В. Л. Комарова АН СССР разработали метод массового получения витамина С из хвои сосны.


Чёрная смородина


К числу наиболее известных витаминных растений относится также черная смородина. Правда, история ее культивирования не столь древняя, как, скажем, у яблони или винограда. Первые упоминания о смородине, как лекарственном растении, относятся к средним векам.

В ее плодах содержится от 7 до 10 процентов сахара, от 2 до 4 процентов органических кислот (в основном яблочной и лимонной). По содержанию витамина С они уступают только плодам шиповника (в 100 г смородины около 400 мг витамина С). В народной медицине настой из молодых листьев смородины рекомендуют как мочегонное и антиревматическое средство, применяют при простудах и авитаминозе, а ягоды ценят за вяжущие и мочегонные свойства. Не забыт и целебный смородиновый сок, который рекомендуют при некоторых заболеваниях желудка и простудах.

Антимикробные свойства черной смородины были обнаружены Б. П. Токиным в 1951 году. Летучие фитонциды измельченных листьев смородины вызывали гибель простейших в течение 10 минут. Причем аскорбиновая кислота (так же, как и в экспериментах с шиповником) усиливала антибактериальный эффект.

В течение нескольких лет антибактериальные свойства черной смородины изучала группа киевских исследователей из Института микробиологии им. академика Д. К. Заболотного — Б. Е. Айзенман, С. И. Зелепуха, А. С. Бондаренко и другие. Испытывались свежие и высушенные ягоды, соки, водные и спиртовые настои. Вот что пишут экспериментаторы: «Суммируя данные об изучении антибиотических свойств черной смородины, можно сказать, что листья и ягоды этого растения содержат вещества, обладающие антибактериальной активностью в отношении грамположительных бактерий, а ягоды также и антивирусным действием, которое невелико, но проявляется довольно закономерно в отношении бактериофага, вирусов табачной мозаики и гриппа».


Инжир


Народный опыт использования растений, подобно фольклору, передается из поколения в поколение. Этот опыт — результат тысячелетнего отбора полезных свойств растений для хозяйственных нужд, в качестве лекарств.

«Спелые смоквы и свежие грозди от лоз виноградных...» советовал употреблять в пищу для восстановления сил после болезни автор «Салернского кодекса здоровья» Арнольд из Виллановы.

Эти и другие наблюдения средневековых врачей, несомненно, основывались на предыдущем многолетнем опыте народной медицины и традиционных медицинских систем древнейших цивилизаций — египетской, шумерской и вавилонской, древнеиндийской, древнекитайской и тибетской, имеющих письменные источники.

В своем трактате Арнольд из Виллановы еще раз обращается к смокве: «Железы, зоб и нарыв унимают компрессом из смоквы...»

Что же это за плоды? Какому растению принадлежат?

Инжир (смоква, фиговое дерево) — одна из древнейших культур, известных человеку. Родом инжир с Ближнего Востока и относится к семейству тутовых. Это необычное древесное растение (иногда с несколькими стволами) обладает развесистой кроной и крупными листьями, дающими надежную тень и прохладу в жаркий день.

Однако с этим деревом знакомы не все. Зато плоды, а точнее его соплодия (в прошлом их еще называли винной ягодой), известны и жителям европейской части страны, и северянам. Сладкие и ароматные, с красивой янтарной окраской сушеные плоды инжира пришлись по вкусу многим. К сожалению, долго хранить инжир в свежем виде, а тем более перевозить его в отдаленные районы страны пока не удается.

Лишь те, кто побывал на юге — в Крыму, на Кавказе или в Средней Азии,— вероятно отведали в свежем виде созревшие нежные соплодия культурного инжира. Впрочем, в Крыму он встречается и в диком виде. По преданию, инжир сюда завезли еще в XIII—XIV веках предприимчивые генуэзцы.

Насчитывается свыше 400 сортов инжира. Но все плоды независимо от сорта — свежие и сушеные — богаты сахаром (около 40 процентов), органическими кислотами, витаминами, микроэлементами. Высока и калорийность этих плодов. Полезен инжир при заболеваниях сердечно-сосудистой системы, используют его для размягчения нарывов, известен он как потогонное и жаропонижающее средство при простудах. Противопоказан при сахарном диабете и подагре, так как содержит значительное количество сахаров и щавелевой кислоты. Но в целом инжир не оказывает отрицательного побочного действия и употреблять его можно длительное время, например, при затяжном кашле (вместе с горячим молоком) или при малокровии.

Эфирное масло и вещества, полученные из зеленых листьев дерева, а также сок инжира, как оказалось, гибельны для некоторых болезнетворных бактерий и подавляют рост ряда вредных грибов. Кстати, подобными же свойствами обладают и другие представители семейства тутовых. Так, профессор Б. П. Токин в 1951 году обнаружил антимикробные свойства фикуса Купера, фикуса ползучего и тута черного; в 1952 году аналогичное действие было обнаружено у маклюры оранжевой. Академик В. Г. Дроботько и его сотрудники наблюдали антимикробные свойства экстрактов из шелковицы — она ведь тоже родственница инжира и состоит с ним в одном семействе. Между прочим, шелковица не уступает инжиру в древности рода и с ней человек познакомился и одомашнил ее почти в то же время, что и библейскую смокву. Шелковица весьма распространена на юге Украины.


Гранат, кизил, айва


К съедобным представителям южной флоры республики — стойким и активным «борцам» с болезнетворными микробами, несомненно относятся также кизил, айва и гранат. Плоды их или продукты, полученные из них (кизиловое варенье, айвовые компоты, гранатовый сок), известны всем и широко используются для питания во многих географических и климатических зонах страны.

Зато произрастают эти растения в основном в южных районах СССР, там, где более жаркий климат,— на Кавказе и в Средней Азии, на юге Украины, преимущественно в Крыму.

Гранат — древнее овеянное легендами растение. Римляне называли его плоды «пуническими яблоками», так как получали их из Карфагена, а древние греки — гранатом, то есть «содержащим большое количество зерен». Отсюда возникло и ботаническое название — Пуника гранатум.

Гранат (гранатник) — высокий кустарник или ветвистое дерево, достигающее 3—6 метров высоты. Цветет с мая до поздней осени темно-розовыми и огненно-красными цветками оригинальной формы. Темно-розовая кожистая чашечка с треугольными лопастями напоминает бокал. Иногда встречаются экземпляры с желтоватыми или чисто белыми цветками. Красота цветков и оригинальность формы плодов определили особое место гранатника в мифологии и истории. Так, по свидетельству Геродота, в персидской армии Ксеркса, воевавшей с греками, была «гранатовая бригада». На копьях воинов сверкали изображения плодов граната. Они также служили эмблемой плодородия. Богиня Гера, жена Зевса, часто изображалась греками с гранатом в руке.

Однако не исключено, что этим подчеркивалось и исцеляющее значение плода.

Древнеримский историк Плиний Старший, основываясь на уже известных сведениях, пишет о гранате как об универсальном лечебном средстве, а грек Диоскорид (I век нашей эры) упоминает о целебных свойствах вина из гранатового сока.

Плоды гранатового дерева (гранатника) с жесткой, довольно толстой кожурой, под которой находятся сотни рубиновых зерен. Природа так удачно расположила их в плоде, что создать аналогичную конструкцию без применения электронно-вычислительной машины было бы весьма затруднительно. Ценим мы гранат за сочную кисло-сладкую мякоть, приятную на вкус, хорошо освежающую и утоляющую жажду. Сок его богат витамином С и дубильными веществами, придающими ему терпковатый вкус.

Ценные свойства плодов этого растения подтверждены химиками, фармакологами, медиками. По вкусовым качествам различают кислые, кисло-сладкие и сладкие сорта граната. Содержание сока в них в зависимости от сорта колеблется от 38,5 до 63,4 процента от массы плода. В соке кислых сортов содержится до 9 процентов лимонной кислоты и 8—14 процентов сахара; в соке сладких сортов кислоты значительно меньше — до одного процента, а сахаров — до 20 процентов. Это главным образом легко усвояемая глюкоза, питающая сердечную мышцу.

В годы Великой Отечественной войны страна испытывала острую нехватку медикаментов, в том числе лимоннокислого натрия, который играет важную роль при консервации крови. На одном из заводов Азербайджана было срочно налажено производство этого препарата из пищевой лимонной кислоты, получаемой из плодов дикого граната.

Обширный опыт использования граната в народной медицине заслуживает самого внимательного изучения.

Кожура плодов гранатника (местное название нар газали) и кора корней, стволов и ветвей в виде порошка, водного настоя на холодной воде или отвара применяются как средство против ленточных глистов. Кстати, это средство используют и в научной медицине.

Употребляют плоды гранатника, в частности кожуру, в виде порошка и водного отвара в малых дозах в качестве противопоносного средства, при колитах и энтероколитах. Для этой цели используют и цветы граната. Корни гранатника измельчают, кипятят в воде и применяют также против поноса. С этой же целью детям дают сок сладкого граната. Его цельные плоды и цветы в виде водного настоя назначают также при малокровии.

Сироп и сок из плодов граната применяют для улучшения аппетита, а также как освежающее и жаропонижающее, а сахарный сироп, кроме того, является сильным кроветворным средством. Помогает он и при кашле. Водный отвар из кожуры граната и его цветков широко используется для полоскания горла.

Сок плодов дикого граната употребляется при гипертонической болезни, учащенном сердцебиении, болезнях почек и желчного пузыря.

В народной медицине гранатник применяется и как наружное средство. Например, корень его в виде порошка в смеси с сухим алоэ применяют при ушибах и костных переломах как болеутоляющее, а цветки в виде компрессов как противовоспалительное средство.

Естественно, что столь полезные и разносторонние свойства, которыми природа щедро наделила гранатник, не могли не обратить на себя внимание исследователей фитонцидных свойств растений. Опыты со сладкими, кислыми и очень кислыми сортами показали, что они проявляют высокую антимикробную активность. Водные отвары и спиртовые экстракты, полученные из свежих и высушенных плодов, листьев и корней гранатового дерева, задерживали рост стафилококка и дизентерийных палочек. Во время хранения гранатов содержание дубильных веществ в их кожуре и соке постепенно снижается, а вместе с этим ослабевает и антимикробное действие.

Подобно гранату расправляются с дизентерийными палочками соки и водные вытяжки кизила. Изучению антимикробных свойств этого дерева посвящены работы советских исследователей В. Г Граменицкой, Р. П. Фирчук и др.

Возможно, что такая антимикробная активность кизила связана также с присутствием в нем большого количества аскорбиновой кислоты и витамина Р. По данным Л. Я. Скляревского, в 100 граммах кизила содержится около 50 миллиграммов аскорбиновой кислоты. Дикорастущий кизил весьма распространен на юге Украины, в некоторых районах культивируется. Вероятно, еще в далеком прошлом люди обратили внимание на лекарственную ценность его удлиненных темно-красных плодов, особенно незрелых. Они очень богаты дубильными веществами, придающими им сильный вяжущий и терпкий вкус, который по мере созревания плодов ослабевает. Плоды, естественно, становятся вкуснее, но их фитонцидная активность падает.

Айва, как гранат и кизил, обладает вяжущими свойствами и терпким вкусом благодаря большому содержанию дубильных веществ, что само по себе уже определяет область ее применения в народной медицине. Подобно гранату и кизилу айва используется для лечения желудочно-кишечных заболеваний.

История возделывания айвы насчитывает несколько тысячелетий. В настоящее время ее культивируют в Крыму и в других южных областях Украины. Сорта айвы, выращиваемые в Крыму, богаты сахарами, в них много микроэлементов и витамина С. Мякоть плодов айвы и эфирное масло (в опытах сотрудников Института микробиологии и вирусологии ΛΗ УССР), водные и спиртовые вытяжки из семян айвы (в опытах кафедры микробиологии и вирусологии Одесского государственного университета) оказывали антимикробное действие на ряд грамположительных и грамотрицательных бактерий.



Растения защищаются и защищают


Зерно... Налитое солнцем в ладонях хлебороба, в цилиндрических башнях элеваторов, в герметических резервуарах из металла, где хранятся особо ценные сортовые семена... Зерна пшеницы, ржи, ячменя, овса, кукурузы, риса — главного хлеба человечества!

Многие тысячелетия люди стремятся к усовершенствованию сортов сельскохозяйственных культур, а успехи современной селекции поистине огромны. И все же у человека не угасло желание создать еще более совершенные сорта, собирать еще более богатые урожаи.

Для увеличения валовых сборов зерна очень большую роль играет устранение тех огромных потерь, которые ежегодно причиняют вредители и болезни сельскохозяйственных культур. Не случайно в агрономической литературе всех стран мира вопросам защиты растений уделено большое внимание.

Кандидат биологических наук С. И. Зелепуха в своей книге «Антимикробные свойства растений, употребляемых в пищу» приводит солидный перечень антимикробных веществ, полученных из ржи и других злаковых — пшеницы, ячменя, проса, овса, риса и кукурузы. Доктор биологических наук Б. Е. Айзенман обнаружила, что «...спиртовые экстракты из молодых растений пшеницы, ржи, ячменя задерживают рост золотистого стафилококка, а из кукурузы — также и туберкулезной палочки».

Современное состояние науки позволяет рассматривать проблему фитонцидов не только в аспекте их влияния на болезнетворных микробов. Первостепенное значение приобретает расшифровка их роли в жизни растений и растительных сообществ, взаимоотношения самих растений с микроорганизмами почвы и атмосферы, а также между собой посредством выделяющихся фитонцидов.

Не менее актуальны и сведения, пока еще отрывочные, об использовании фитонцидных веществ в борьбе с различными заболеваниями сельскохозяйственных растений.

...Упал на засеянное поле луч солнца, но не исчез бесследно. Великая сила заключена в нем—он пробуждает к жизни зеленое царство.

«Я сын твой родимый, о Атон, возносящий священное имя до крайних высот мироздания, где в песнях ты вечно воспет»,— с такими словами древнеегипетского гимна обращались к Солнцу землепашцы, прося у светила богатого урожая. Кстати, стихи эти были переведены советским ученым профессором А. Л. Чижевским — одним из создателей гелиобиологии — науки о связи биологических явлений, происходящих на Земле, с изменением солнечной активности. Все живое чутко реагирует на малейшие нарушения солнечных ритмов.

«Мы живем в ритме Солнца»,— говорил Чижевский. Реагируют на эти изменения и извечные враги растений.

Группа ученых из Всесоюзного научно-исследовательского института защиты растений составила таблицу, в которой сведены данные о месте и времени вспышек массовых болезней сельскохозяйственных культур: линейной, желтой и бурой ржавчины пшеницы, пыльной головни пшеницы, фитофторы картофеля, мильдью винограда и др. Данные таблицы свидетельствуют о связи между солнечной активностью и болезнями выращиваемых человеком растений.

Сотни лет изыскивает человек способы борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур. Список применяемых методов составляет многие тома. Представить себе ситуацию, при которой человек пользовался бы только открытиями и изобретениями предшествующих поколений, трудно. Всю жизнь он стремится раздвинуть горизонты привычного, знакомого круга методов, понятий. И порой неожиданно открывает новые области применения уже известного.

Так было (в свете фитонцидной теории) обращено внимание на известное свойство некоторых видов растений «оберегать» своих соплеменников — представителей других видов от вредителей.

Человек пристально следил за коррективами природы и старался использовать их в своих интересах. Но такие знания, не подкрепленные теорией, не всегда приносили успех. И разуверившись в пользе прошлого, накопленный опыт порой предавался забвению, а поиски шли по новому пути. Спустя какое-то время, на забытое свойство вновь обращалось внимание, но уже с других, подкрепленных теорией, научных позиций.

...Тиртам был уроженец острова Лесбос. Ученик Аристотеля, он жил в Афинах более 24 веков назад. За Тиртамом укрепилось имя Теофраст (Феофраст), под которым он и вошел в историю. Теофраста называют отцом ботаники. В своих девяти книгах «Исследования о растениях» и шести книгах «О причинах растений» он подробно описал более полутысячи представителей зеленого царства. В этих сочинениях приводятся примеры губительного влияния лебеды солончаковой на люцерну древовидную. Позже — уже в I веке нашей эры — другой естествоиспытатель Плиний Старший в своей «Естественной истории» — одной из первых мировых энциклопедий — описал случаи гибели винограда от соседства редьки и лавра, капусты и орешника. Если эти растения, по словам Плиния, находятся поблизости от винограда, то последний становится хилым и болезненным.

Конечно, не все факты о взаимовлиянии растений, сообщаемые в этом сочинении, верны. Но древние естествоиспытатели все же сумели подметить суть явлений.

О влиянии растений друг на друга на расстоянии размышлял Гёте. Он наблюдал, как некоторые растения не приживаются в оранжереях и теплицах, хотя, казалось бы, условия для них были созданы нормальные. Не мешают ли им враждебные соседи? — задавал себе вопрос великий поэт и натуралист. В настоящее время накоплено много примеров отношения растений друг к другу: «враждебных», «равнодушных», «поощрительных».

Специалистов-фитопатологов также могут заинтересовать растения с активными фитонцидными свойствами. В ходе эволюции болезнетворные микро- и макроорганизмы «приспособились» к определенному виду растений, специализировались в своем паразитизме на нем. Но эта специализация, по-видимому, довольно узкая. Растения не всегда могут противостоять своим врагам, зато другой близко растущий вид может помочь своими фитонцидами.

...Путь к познанию явления фитонцидности как фактора иммунитета растений был долгим и тернистым. Накапливались данные, сведения, факты. Выдающийся советский биохимик, создатель общепризнанной гипотезы о возникновении жизни на Земле, академик А. И. Опарин совместно с Е. В. Купленной еще в 1931 году установил, что сок физиологически здоровой свеклы задерживает развитие дрожжей благодаря высокому содержанию в нем антибиотических веществ. В 1944 году академик АН УССР Н. Г. Холодный писал о летучих выделениях цветов, листьев, которые либо стимулируют, либо угнетают микроорганизмы. Видный советский ботаник академик В. Ф. Купревич наблюдал действие кипяченых и сырых соков растений на споры грибов. Эти исследования, как и выполненные С. И. Чернобривенко, А. М. Гродзинским, К. И. Бельтюковой, Г. В. Поруцким, Г. А. Санадзе, А. Г Фуга и другими учеными, с разных позиций рассматривали взаимоотношения растений и взаимовлияние выделяемых ими химических веществ. И все они подтверждают: растения влияют друг на друга, причем это влияние (положительное или отрицательное) может проявляться на расстоянии.

Одним из звеньев в этой цепи исследований стали работы сотрудницы Ленинградского университета А. А. Часовенной. Более двадцати лет посвятила Анна Александровна изучению взаимоотношений растений в природных и культивируемых сообществах, десятки и сотни раз проверяя выявленные факты в лаборатории и в полевых условиях. Свыше 120 различных древесных и кустарниковых пород, травянистых видов растений были испытаны на совместимость.

Совместимые сочетания показали рябина обыкновенная с липой мелколистной, акация желтая с бузиной красной, береза бородавчатая с сосной обыкновенной.

Липа мелколистная сильно угнетала акацию и бузину, хотя сама, наоборот, испытывала благотворное влияние этих видов. Подобным образом вели себя по отношению к ольхе серой тополь душистый и озимая рожь сорта Вятка с клевером красным. Соседство это оказалось благоприятным для ржи, но было губительным для клевера. Несовместимыми оказались бузина красная с лиственницей сибирской и спиреей иволистной.

«Познание растительных сообществ и управление ими невозможно без учета роли фитонцидов»,— пишет А. А. Часовенная.

Фитонцидной активностью растений можно объяснить теперь, к примеру, описанные в прошлом случаи взаимного влияния растений друг на друга — угнетения жизнедеятельности одних и стимулирования развития других. Доказано, что летучие фитонциды одних растений тормозят, убивают или стимулируют прорастание пыльцы других. Так, летучие фитонциды тимофеевки луговой угнетают прорастание пыльцевых зерен люцерны, а фитонциды овса и житняка стимулируют их.

Фитонциды могут быть использованы в растениеводстве. В Институте микробиологии и вирусологии АН УССР из конопли были выделены вещества, обладающие антимикробными свойствами. Конопля выступала в роли своеобразного незримого «фитонцидного занавеса», защищавшего картофель от фитофторы и фасоль от бурой пятнистости. На опытном участке фасоль была посеяна между рядами конопли. Сюда же были вынесены и сосуды с фасолью. Сотрудники института умышленно заражали листья фасоли патогенными штаммами бактерий. Однако все их усилия были тщетны. Заболевания листьев фасоли бактериозом не наблюдалось. Конопля тщательно оберегала своего нового соседа.

«Учение Б. П. Токина о фитонцидах — это не пересказ старых теорий о химической защите растений»,— писал фитопатолог профессор Э. Э. Гешеле (Всесоюзный селекционногенетический институт). Раньше стремились объяснить устойчивость наличием стойких соединений определенного состава, например, наличием свободных кислот, танинов, алкалоидов и т. д. По Б. П. Токину, фитонциды — нечто иное. Защитным свойством обладает клеточное содержимое как целое, даже в выжатом соке или в виде кашицы... Прежний взгляд на эти соединения как на продукты отброса, ненужные для растения, ошибочен. Это важные продукты обмена веществ, выполняющие защитные функции».

Большую роль играют фитонциды в иммунитете растений. Н. В. Новотельнов и И. С. Ежов обнаружили в 1954 году, что ячменное зерно, набухая и прорастая во влажной почве, выделяет фитонцидные вещества, обладающие энергичным антибактериальным свойством. Удалось выяснить и химическую природу этих веществ.

Чудом растительного мира называют секвойю. По одной из легенд она получила свое название в честь изобретателя азбуки индейского племени чироков Секво-ях. На своей родине секвойя достигает 150 метров высоты, имеет в диаметре около 10 метров и живет до 2—4 тысяч лет. Академик В. ф. Купревич писал о ней:

«Подумать, первый росток семя этого дерева выбросило тогда, когда в Египте только еще строили пирамиды! Время изгрызло камень этих гигантских гробниц, ветер и песок стесали с их граней минимум метровый слой известняка, а дерево меж тем росло и росло. И умирают эти гиганты не от того, что мы могли бы назвать словом старость. Их или вырывает с корнями налетевшая внезапно буря, или губят грибки и бактерии...».

Исполин растительного мира и невидимое невооруженным глазом существо, несущее гибель исполину!

Бактерии и плесневые грибы — возбудители заболеваний растений — широко распространены на земном шаре. Они, как правило, следуют за «облюбованными» ими растениями: распространены там, где произрастают эти виды, или «путешествуют» вслед за ними, по мере продвижения человеком данного вида растения в другие географические зоны. Микроорганизмы путешествуют также и по воздуху вместе с семенами. Поэтому немудрено, что их можно встретить и в атмосфере, и на водной поверхности вдали от берега, и далеко в горах, и на различных широтах...

Как устоять перед ними растениям? Как бороться с этой неисчислимой ратью, которая к тому же «наползает» со всех сторон?

Одним из наиболее важных защитных свойств фитонцидов является так называемая самостерилизация растений.

Фитонциды обычно очень быстро расправляются с бактериями, опасными для данного растения. Такое явление подобно действию, оказываемому на бактерии высокими температурами. Об этой роли фитонцидов образно пишет Б. П. Токин: «На листьях любого растения... могут оказаться миллионы микроорганизмов, для которых ткани листьев с их белками, жирами, углеводами и минеральными веществами являются прекрасным питательным субстратом. Но микроорганизмы «не находят» этого питательного субстрата. Их жизнедеятельность, несомненно, ослабляется или нацело прекращается под влиянием выделяющихся фитонцидов. Если, однако, ослабляются и тем более прекращаются процессы жизнедеятельности растений, а тем самым и продукции фитонцидов, то те же клетки и ткани, которые выделяли бактерицидные вещества, сами оказываются прекрасным питательным субстратом для бактерий и грибков, которых они убивали до этого».

Д. Д. Вердеревский писал, что образование антимикробных веществ растениями является основой их иммунитета к микробам.

Но, конечно, растения болеют. В разное время сила фитонцидов проявляется неодинаково. Бывают периоды, когда она ослабевает. Случается, что микроорганизмы находят лазейку в обороне растения, осуществляют «фланговый обход» пли приспосабливаются, приобретают своеобразный иммунитет. И все же будем оптимистически смотреть в будущее.

Все мы хорошо знаем пенициллин. В свое время он помог очень многим. Но затем некоторые бактерии приспособились к этому препарату. Возникли новые штаммы, на которые пенициллин уже не действует. А к фитонцидам — антибиотикам растительного происхождения — микроорганизмам приспособиться гораздо сложнее.

В настоящее время на вооружении земледельцев находятся различные химические препараты, но они далеко не безвредны для человека и животных. Химические вещества интенсивно загрязняют также почву и водоемы, куда стекает вода с сельскохозяйственных угодий.

А фитонциды — естественные союзники человека и животных — не опасны для нас, поэтому их роль в защите от микроорганизмов все так же велика. Несмотря на колоссальные успехи химии, а скорее даже именно в силу возрастающего применения химических препаратов, ученые все чаще обращаются к естественным защитным силам природы.

Познакомившись с фитонцидными свойствами лука и чеснока, исследователи, естественно, не могли не задуматься над применением их в борьбе против болезней самих растений.

Б. П. Токин пишет: «Мало надежд получать из чеснока фитонциды, действенные против грибков и чесночной бактерии, приспособленных в ходе эволюции к чесноку. Если искать фитонциды для борьбы с разными болезнями, например, черной смородины, то рискованно задерживать свое внимание на фитонцидах этого или родственного растения, хотя они и обладают интересными микробоубивающими свойствами. С полной гарантией, однако, исследователь найдет мощные фитонциды, убивающие болезнетворных для черной смородины микробов, среди растений, далеких в биологическом смысле от смородины, среди фитонцидов отдаленных семейств».

Еще в работах И. В. Мичурина приведены интересные данные, имеющие прямое отношение к проблеме фитонцидов и их использованию для борьбы с болезнетворными микробами, вирусами, грибами. В статье «Новое средство против ржавчины роз» Иван Владимирович писал:

«Мне лично пришлось видеть в большом питомнике уничтожение целых гряд роз, зараженных этой болезнью, борьба с которой чрезвычайно трудна... И вот, изыскивая способ и средства борьбы с этим злом, я обратил внимание на быстро сохнущий горький молочный сок обыкновенно везде в изобилии растущей сорной травы молокана... Первые же опыты лечения этим соком заболевших ржавчиной роз дали прекрасные результаты. Последующие работы выяснили исключительную пригодность к полному, притом без вреда для растений, излечению от ржавчины роз».

Те из читателей, которые заинтересуются более подробным описанием этой работы, могут обратиться к трудам выдающегося естествоиспытателя. Статья эта опубликована в IV томе Собрания сочинений И. В. Мичурина, который вышел в свет в 1948 году.

Киевский микробиолог К. И. Бельтюкова и ряд других ученых исследовали возможности применения фитонцидных свойств лука и чеснока в растениеводстве. Препараты использовались для предпосевной обработки семян многолетних бобовых трав, предохранения картофеля от фитофтороза, в борьбе с сосудистым бактериозом капусты и болезнями семян кукурузы.

Исследованиями Ф. П. Кривых, Л. С. Дмитриевой и других сотрудников Иркутского сельскохозяйственного института установлено, что различные растительные отходы, как, например, хвоя сосны и пихты, кора березы и лиственницы, опавшие сосновые шишки, превращенные в муку, можно использовать в качестве протравителя для обеззараживания семян зерновых. Такая обработка повышает полевую всхожесть семян, выживаемость растений, снижает их заболеваемость пыльной головней и корневыми гнилями. Многочисленные опыты, а затем производственные испытания показали, что протравливание семян пшеницы, овса, ячменя, гороха по методике Ф. П. Кривых обеспечивает результаты, аналогичные получаемым при использовании гранозана, либо превосходят их. При этом на одну тонну семян расходуется до двух килограммов хвойной муки и около трех килограммов муки из коры и шишек.

Фитонцидные свойства растений можно успешно использовать не только для обработки семян, но и для улучшения сохраняемости плодов.

Сотрудники Донецкого института советской торговли исследовали влияние измельченной луковой чешуи на сохранность яблок сортов Ренет Симиренко и Ренет курский золотой. При этом было установлено, что плоды, хранящиеся в таре с луковой чешуей, подвергались заболеваниям на 3,6 процента меньше контрольных (содержащихся в упаковке без луковой чешуи).

В пятидесятых годах А. А. Часовенная и другие ученые обнаружили, что в семенах некоторых растений накапливаются активные антибиотические вещества. Так, экстракты семян капусты белокочанной подавляли рост многих фитопатогенных бактерий и грибов. Большинство исследователей изучали антимикробные вещества, полученные из покоящихся семян.

Сотрудники кафедры микробиологии и вирусологии Одесского государственного университета (ОГУ) заинтересовались вопросом: продуцируются ли антимикробные вещества прорастающими семенами?

Давно было известно, что семена многих растений при прорастании (если оно не затягивается) обычно не поражаются микроорганизмами несмотря на то, что в окружающей среде их насчитываются мириады. Разве уже один этот факт не свидетельствует о том, что семена содержат какие-то антибиотические вещества, губительно действующие на бактерии и грибы?

А разве не достойна удивления стойкость зерна, попавшего в почву? В каждом грамме ее обитают миллиарды самых различных микроорганизмов. Зерно стойко переносит встречу с ними, не поражается бактериями. Естественно возникает вопрос: чем же защищается семя до периода своего прорастания, именно в то время, когда, казалось бы, оно еще такое слабое, а все жизненные функции зерна только пробуждаются?

В наших опытах, проведенных с семенами айвы и настурции, установлено, что вытяжки из проросших семян более эффективны против возбудителей бактериоза томатов и некоторых других микроорганизмов, чем экстракты, полученные из семян летнего сбора.

На кафедре микробиологии ОГУ были исследованы свойства семян более 50 видов растений, входящих в 22 семейства крымской флоры, замечательной особенностью которой является ее видовое богатство. Для горного Крыма, кроме бука, дуба, граба, сосны и других лесных пород, типичны крупный молочай, различные виды васильков, румянки, шалфея. В окрестностях Феодосии и Копет-Дага, к югу от Симферополя и Старого Крыма сохранились участки типчаковой и полынной степи. В равнинном Крыму еще остались небольшие «островки» целины. Здесь представлены в прошлом главные компоненты степной растительности — ковыль, типчак, житняк и крымская полынь. Степное разнотравье состоит из шалфея поникающего, многолетнего льна, люцерны серповидной, а весной — из тюльпанов, мятлика луковичного, веснянки.

Из этого многообразия видов сотрудники кафедры выбрали ясколку Биберштейна (вне пределов Крыма в диком виде не встречается) и жабрицу Лемана, растущую на каменистых склонах восточной части Крымской яйлы; тисс ягодный — представителя древней, ныне вымирающей породы деревьев, и вечнозеленый кипарис, кедр ливанский и сосну Палласа, или крымскую. Познакомились микробиологи и со свойствами семян «вкусных» растений, которые культивируются в Крыму: оливкового дерева, лавра благородного, фисташки, миндаля, фиги, граната и неприметного растения — чесночника лекарственного, которое до сих пор употребляется на Кавказе как приправа к кушаньям вместо чеснока.

Были исследованы и семена широко известных лекарственных растений — пастушьей сумки и гулявника лекарственного, барбариса и ноготков лекарственных... Кстати, только семена кедра ливанского и ясколки проявляли одновременно и антибактериальную и антивирусную активность. Это отличало их от других семян крымской флоры.

Проведенные исследования свидетельствуют о том, что семена растений могут быть источником получения активных антибактериальных и антивирусных веществ. Установлено, что большинство семян, изученных в настоящее время, выделяет антибактериальные вещества во внешнюю среду. Эти вещества сосредоточены в основном в их оболочке. И как тут не вспомнить предположение, высказанное более 70 лет тому назад выдающимся отечественным биологом И. И. Мечниковым: «Растения защищаются своими устойчивыми оболочками и выделениями».



Будущее дает интервью



В конце концов будущее человека всегда большей частью создается им самим.

Академик В. Я. Вернадский


История изучения растений и их полезных свойств насчитывает тысячелетия. Но разве можно сказать, что нам известны все тайны зеленого мира. Немало еще осталось в природе и неизведанных растений, которые, несомненно, смогут внести свою лепту в борьбу с микробами. Немало встречается еще и широко распространенных в природе видов, с которыми человек знаком многие сотни лет, но о которых пока нельзя с полной достоверностью сказать, как они влияют на микробное «население» Земли. Можно ли зачислить эти растения в число наших близких друзей и защитников от бактерий, обладают ли они активными фитонцидными свойствами? И если на суше все же дело обстоит более или менее удачно (в многочисленных лабораториях страны тщательно изучают фитонцидные и антимикробные свойства растений), то обитатели Мирового океана, его пресных и соленых вод могут считать себя обойденными. Слишком мало сведений накоплено о них. А жаль! Водные бассейны, их флора и фауна, несомненно, таят немало сюрпризов.

Фитонцидные свойства растений привлекают все большее внимание не только ботаников и врачей; к ним обращены взоры градостроителей и гидробиологов. Опыты с фитонцидами водных растений показали, что и в этой среде проявляется их антимикробная активность.

Одна из первых работ по изучению антимикробных свойств водных растений выполнена в лаборатории Б. П. Токина научным сотрудником Ф. А. Гуревичем. Он исследовал несколько десятков растений пресных водоемов и их побережий. Наиболее интересными в фитонцидном отношении оказались манники большой, трехцветковый и литовский, относящиеся к семейству злаковых.

Фитонциды названных видов манника оказывают сильное влияние на развитие и видовой состав обитателей пресных водоемов. А их изучение позволило получить данные, подтверждающие сведения о гибели животных в местах произрастания этих растений.

Разнообразные организмы, обитающие в водоемах и на берегу, неодинаково реагируют на действие летучих фитонцидов манника. Многие из них гибли в течение нескольких минут и даже секунд. Более привычными эти фитонциды оказались для исконных обитателей водоемов — рыб, лягушек. Но и они страдали от действия манника. Не случайно водоемы, где произрастают манник большой и трехцветковый, бедны обитателями.

С помощью тонких гистологических исследований ученым удалось выявить в тканях животных, контактировавших с манником, патологические изменения. Вероятно, фитонциды манника воздействуют на окислительные ферменты. Но обладая такими свойствами, в том числе и антимикробными, манник, по-видимому, играет существенную роль в биологической очистке воды, почвы и воздуха.

...Вероятно недалеко уже время, которое известный покоритель морских глубин Ж. И. Кусто определил как «эру морской фармакологии».

Выдающийся ученый академик А. П. Виноградов говорил, что человек изучил землю, открыл уже немало тайн космоса, но океан, рядом с которым мы живем, во многом до сих пор загадка. Он хранит еще много тайн, является важным источником продуктов питания и вероятно лекарств, способных излечить от самых опасных болезней...

Идея о морской аптеке стара, как мир. Существует поэтическая легенда о шумерском герое Гильгамеше, который искал под водой траву жизни. Другая легенда повествует об Александре Македонском, который в специально сконструированном для него аппарате провел немало дней и ночей под водой, наблюдая таинственное подводное царство. Возможно и он искал траву жизни...

За различными богатствами и по-разному снаряженные отправляются в морские глубины акванавты. Одни изучают повадки рыб, другие — исследуют морское дно, третьи — изучают растительный мир. Разнообразен химический состав водорослей. Они содержат углеводы, белки и жиры, органические кислоты, минеральные соли, микроэлементы. Все это подтверждает накопленные многовековым опытом данные о благотворном влиянии водорослей на организм человека.

История знакомства прибрежных народов с полезными свойствами водорослей относится, пожалуй, к одним из самых древних страниц человеческой летописи.

Народная медицина хранит и бережно передает из поколения в поколение немало старинных рецептов, в которых фигурируют водоросли и морские растения. Лекарства из них широко применялись в народной медицине при лечении ран, ожогов и некоторых других заболеваний.

Еще в XVIII веке академик Российской Академии наук С. П. Крашенинников в своих трудах упомянул о применении морской капусты в народной медицине.

Один из «лечебных факторов» водорослей — высокое содержание в них различных витаминов — А, С, Е и группы В, которые водоросли синтезируют и накапливают в своих слоевищах.

И красная черноморская водоросль филлофора, и бурая водоросль ламинария, и все их ближайшие и дальние родичи, в том числе и все другие черноморские водоросли, обладают этим, пока еще не в достаточной степени оцененным даром. По мнению специалистов, от него зависит способность продуктов из водорослей повышать устойчивость организма к различным заболеваниям.

Многовековой опыт и современные данные, конечно, в определенной мере используются сегодня и в научной медицине. Морская капуста, к примеру, применяется при лечении и профилактике атеросклероза, тромбофлебита, зоба. И там, где это растение прочно вошло в рацион людей, они, как правило, не страдают от вышеупомянутых тяжелых недугов. А теплые ванны с добавлением водорослей заметно уменьшают боли в суставах при ревматизме и подагре.

Аборигену дальневосточных вод морской капусте мало в чем уступают черноморские водоросли. По данным Института биологии южных морей АН УССР, в них содержится в 5— 10 раз больше витамина В12, чем у их родичей из северных морей. Как полагают ученые, это связано с большим по сравнению с северными морями содержанием органических веществ в Черном море.

В плане дальнейших исследований по изучению содержания в морской воде и ее обитателях различных антибиотиков и других биологически активных веществ, а также симбиоза морских бактерий и водорослей большой интерес представляют работы, проводимые на кафедре микробиологии Одесского государственного университета, а также В Институте биологии южных морей (г. Севастополь). И недалеко то время, когда человек научится управлять подобными симбиозами для повышения биопродуктивности и получения различных биологически активных веществ в условиях культурного морского хозяйства.

На кафедре микробиологии и вирусологии Одесского государственного университета поиски различных биологически активных веществ в море, лиманах и пресных водоемах были начаты в 1961 году. Ученые обследовали большое количество водорослей, высших водных растений, беспозвоночных животных. О результатах этих работ они докладывали на IX Международном конгрессе по микробиологии, Всесоюзных совещаниях по проблеме фитонцидов в Киеве. В сообщениях рассказывалось о различных бактерицидных, антивирусных и фармакологических свойствах морских водорослей и других обитателей Черного моря, которые изучали Л. Л. Житецкая, Н. И. Кононенко, М. С. Мишнаевский.

Было исследовано около полусотни видов — продуцентов биологически активных веществ (антибиотиков, витаминов группы В, аминокислот, ферментов) и их действие на морские бактерии.

Черное море является сейчас наиболее изученным в микробиологическом отношении водным бассейном — своеобразной лабораторией, в которой проводят свои опыты морские микробиологи страны.

Член-корреспондент Академии наук УССР Л. И. Рубенчик (в тридцатых годах), известный американский микробиолог К. Зобелл (в сороковых годах) и многие другие исследователи обращали внимание на то, что представители флоры и фауны водной толщи выделяют в окружающую среду различные антибиотические вещества.

Между бактериями и водорослями существует борьба, антагонизм: много водорослей — мало бактерий, мало водорослей — много бактерий. Водоросли своими фитонцидами способствуют очищению воды от вредной микрофлоры, в том числе и микробов, занесенных в море с суши реками, поступающих сюда вместе с промышленными и бытовыми стоками или перенесенных по воздуху.

В результате проведенных на кафедре ОГУ исследований было установлено, что многие из черноморских водорослей продуцируют антимикробные вещества. Наиболее активны по отношению к стафилококку водоросли хондрия, цистозира, харовые, хетоморфа.

Антимикробные свойства по отношению к кишечной палочке «демонстрировали» водные извлечения из хилокладиума, хетоморфы, харовых, водного растения — рдеста. Бактерицидное действие на стафилококк и кишечную палочку оказывали спиртовые экстракты цистозиры, церамиума, полисфонии, хетоморфы, кладофоры и взморника.

Водные извлечения харовых, хетоморфы, хилокладиума, цистозиры, бриопсиса, взморника задерживали рост фитопатогенных бактерий.

Биологически активные вещества (БАВ) морского происхождения в последние годы рассматриваются также как источник производства природных стимуляторов роста плодово-ягодных и ряда других сельскохозяйственных культур. Водоросли изучаются как средство повышения урожайности наиболее важных пищевых растений. Биологически активные вещества морских лугов отличаются более мягким и менее токсичным действием, чем синтетические ростовые вещества. А разнообразие видов водорослей представляет широкое поле деятельности для исследователей. Достаточно сказать, что только в морях, омывающих берега СССР и стран — членов СЭВ, насчитывается 850 видов водорослей, из которых свыше 250 встречаются в Черном море.

Сырьевые запасы промысловых видов водорослей в Черном море огромны. По их количеству оно в 8—10 раз превосходит Каспийское и Азовское моря, а по их биомассе не уступает Красному и Средиземному морям.

Водоросли Черного моря представляют собой весьма перспективное сырье для производства не только фитогормонов, но и ценных удобрений. Однако основным потребителем даров морских лугов останется, конечно, фармацевтическая промышленность. Уже сегодня отчетливо наметились несколько направлений использования биологически активных веществ морской флоры, например, в качестве вспомогательных материалов при производстве лекарственных препаратов. Для этой цели широко применяются водорослевые полисахариды агар и агароид, используемые в пищевой промышленности.

Морские растения — несомненно источник перспективных лекарств, витаминов и других ценных веществ, в том числе представляющих интерес как ингибиторы клеточного деления и антибиотики очень широкого спектра действия.

Планктон (от греческого планктос — парящий)—это мелкие и микроскопические виды зоо- и фитоорганизмов, которые как бы парят в толще воды, перемещаясь под действием волн и течений. В эту группу организмов входят морские бактерии, мелкие рачки, одноклеточные водоросли. Именно они создают основную массу органического вещества в море, служат основанием пищевой пирамиды в Мировом океане. Это «морское сообщество» играет важную роль в самоочищении морской воды. Лишь сравнительно недавно было установлено, что фитопланктон выделяет в воду антибиотические вещества, которые обладают высокой активностью и широким спектром действия. В настоящее время установлено, что из 60 видов, составляющих фитопланктон, около 30 процентов продуцируют антибиотики. Среди них были обнаружены «виды-чемпионы», выделения которых особенно активны и по своему действию напоминают антибиотики. Морские антибиотические вещества обладают рядом важных достоинств: активность некоторых из них проявляется даже в тех случаях, когда оказываются бессильными или действуют очень слабо другие известные антибиотики.

Большой интерес у исследователей вызывает бактерицидное действие морской воды. Ряд отечественных и зарубежных ученых приписывают эти свойства обитателям водных ценозов. Факты свидетельствуют о том, что многие морские организмы, продуцирующие антимикробные вещества, выделяют их непосредственно в водную среду. Такая биосекреция имеет, вероятно, большое значение для поддержания биологического равновесия в Мировом океане. Данные зарубежных исследователей, материалы собственных экспериментов и наблюдений, проведенных В. П. Тульчинской и другими сотрудниками кафедры микробиологии и вирусологии ОГУ, свидетельствуют о том, что антибиотическая активность морской воды и прибрежной флоры играет важную роль в экологическом взаимоотношении организмов гидробиоценозов.

Проведенные исследования позволяют предположить, что по мере совершенствования методики выделения фитонцидов морских биоценозов они могут служить источником эффективных антимикробных средств и других лечебных препаратов.

Какие задачи стоят в настоящее время перед исследователями, работающими в области изучения фитонцидов водных организмов? Одна из них — это поиск биологически активных веществ не только среди морских организмов в естественной среде их обитания, но и использование изолированных клеток гидробионтов для биосинтеза антимикробных веществ на питательных средах, близких по составу к морской воде, вне организма.

Вспомним многочисленные сообщения о загрязнении Мирового океана. Сточные воды, сбрасываемые городами и промышленными предприятиями Италии, превращают Средиземное море в мертвую зону. У берегов Франции, Великобритании, США уже неоднократно терпели катастрофы супертанкеры с сотнями тысяч тонн нефти на борту. В большинстве случаев эти нефтяные озера выливались в море, принося гибель морским животным и птицам. В Северном море и у побережья США, где ведется добыча нефти, участились аварии на морских буровых. Нефть хлещет в море, расплываясь огромными «пятнами смерти». В настоящее время количество органических и химических веществ, нефти и нефтепродуктов, сточных и промышленных вод, попадающих в море, уже превышает самоочистительные способности морской воды. Происходят изменения в морских биоценозах, нарушается биоритм морских аборигенов, макро- и микрофлора беднеет и как результат— снижается биологическая активность морской воды в отношении болезнетворных пришельцев. А ведь морской водоем — почти замкнутая экосистема, в которой все взаимосвязано. Достаточно выбить или разрушить одно звено, чтобы разладился весь великолепно отлаженный природой регулирующий механизм.

Одним из средств, с помощью которых можно «вылечить» море, является усиление фитонцидности морской воды, заселение загрязненных акваторий фитонцидной флорой. На VIII совещании по проблеме фитонцидов В. П. Тульчинская докладывала о комплексных научно-поисковых исследованиях по теме «Фитонцидные свойства морской флоры и проблема охраны морской среды от загрязнения». Фитоицидность морской флоры, ее способность выделять в воду бактерицидные вещества дают возможность производить очистку морского побережья путем увеличения площадей подводных лугов или создания их в тех местах, где они отсутствуют.

Фитонцидные свойства растений нашли уже применение на суше, находят — в водной среде и, несомненно, будут использованы при покорении космических пространств.

На VIII юбилейном совещании по проблеме фитонцидов впервые прозвучал термин фитодизайн. Суть его раскрыл в своем докладе «Проблема фитодизайна и фитонциды» академик АН УССР А. М. Гродзинский. Он считает, что по мере перехода человека к жизни в искусственных условиях и изоляции его от естественной природной среды возрастает необходимость в общении с растениями.

Задачами фитодизайна является также удовлетворение эстетических вкусов человека, регулирование микрофлоры воздуха в замкнутой системе, удаление из нее и обезвреживание атмосферных загрязнений, биоиндикация опасных ситуаций. Порой растения быстрее, чем органы чувств человека, реагируют на опасные для живого организма загрязнители. В задачи фитодизайна можно включить и развитие у людей потребности заботиться о «братьях наших меньших», о зеленом друге. Это имеет огромное воспитательное значение, особенно для подрастающего поколения. Малые размеры современных искусственных экосистем не позволяют выращивать в них большие массы растений. Регулировать микрофлору и обезвреживать загрязнения атмосферы можно путем введения в нее фитонцидов.

Проблема жизнеобеспечения в замкнутых системах, в том числе и в кабинах космических кораблей, может быть решена в значительной мере с помощью фитонцидов.

Космонавт, покидающий землю,— не «звездный скиталец», он только лишь на первый взгляд расстается с привычными земными понятиями... Подобно Антею космонавт получает силу от матери-Земли. Академик В. И. Вернадский писал, что человечество теснейшим образом связано с живым веществом нашей планеты, от которого оно «реально никаким физическим процессом не может быть отделено».

Во время длительных полетов на космических кораблях и в околоземных станциях-спутниках для регенерации воздуха и снабжения космонавтов свежими овощами вероятно будут созданы космические огороды и оранжереи. Космическая роль флоры, о чем в свое время говорил К. А. Тимирязев, станет еще шире, полнее. Не исключено, например, что среди участников межпланетных рейсов окажутся и некоторые лекарственные растения. Ведь их фитонциды успешно расправляются со многими патогенными бактериями.

Однако не исключено и обратное действие фитонцидов. Академик Н. Г. Холодный, наряду с фактами губительного воздействия летучих фитонцидов высших растений на микробы, обнаружил и другое не менее важное явление: в некоторых случаях летучие вещества растений стимулировали рост и развитие микроорганизмов. Особый интерес представляют в этом отношении цветы. В последнее время из медицинских учреждений США стали поступать сообщения о том, что в больничных палатах иногда наблюдается рост микробных сообществ, вызванный выделениями цветов, принесенных больным. И хотя эти сообщения нуждаются в проверке, несомненно одно: растительный мир хранит немало тайн, которые предстоит раскрыть исследователям, чтобы еще шире использовались фитонциды и препараты из них в жизни, оберегая от загрязнений воздух, почву, воды, чтобы еще значительнее был вклад в практику — медицину, сельское хозяйство, промышленность...

Поиски и раздумья... Какие открытия ждут на этом пути? Сложно, да и, пожалуй, невозможно выдать готовые рецепты будущих направлений в исследовании фитонцидных свойств растительного мира.

Единственный рецепт, известный еще со времен Архимеда, это — некое уравнение творчества: работа, умноженная на вдохновение.

Закончить наш рассказ о фитонцидах — «воинах» растений и их защитниках — нам хочется словами выдающегося естествоиспытателя и путешественника, заложившего основы географии растений, Александра Гумбольдта:

«Взор, который мы обращаем на растительный покров, раскрывает нам и полноту животной жизни, которая питается и поддерживается им».

Скачать брошюру: rastenija-protiv-mikrobov.djvu [1,96 Mb] (cкачиваний: 36)

Издание второе, переработанное и дополненное
КИЕВ «УРОЖАЙ» 1981

https://www.perunica.ru/rastenia/9981-rastenija-protiv-mikrobov-tulchinskaja-v-p-jurgelajtis-n-g.html  



+4


Категория: Растения   Теги: Книга онлайн

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.