Перуница

» » Секреты бондарного ремесла. Федотов Г. Я. 1991

Рукоделие » 

Секреты бондарного ремесла. Федотов Г. Я. 1991

Секреты бондарного ремесла. Федотов Г. Я. 1991

Всевозможные кружки, жбаны, бадьи, чаны, бочонки и другие, уже подзабытые горожанами бондарные изделия пройдут перед глазами читателей этой книги. И по каждому изделию автор дает рекомендации: как подготовить дерево для выполнения именно этих бондарных работ, какие требуются для этого специальные инструменты, каковы приемы работы, как можно украсить готовое изделие. Внимание читателей привлекут разделы, в которых увлекательно рассказывается об истории бондарного ремесла в России.


«МНЕ НРАВИТСЯ ИСКУССТВО БОЧАРА...»


Если случится в разговоре упомянуть знакомого бондаря, то собеседник непременно спросит: нельзя ли заказать ему бочечку? Кстати, между бочкой и кадушкой в современном обиходе различия не делают. Правда, чаще бочкой называют кадушку, но не наоборот. Между тем эти два вида бондарной посуды отличаются друг от друга так же четко, как ведро от чайника. Стоит ли говорить, что не только в городе, но и в деревне путают названия, не имея представления о всем многообразии бондарной посуды, без которой нельзя было обойтись в недалеком прошлом.

За неимением кадок горожане квасят капусту в стеклянных банках, эмалированных ведрах и кастрюлях, даже в пластмассовых бочках. У сельских жителей с бондарной посудой немного попроще, особенно если живет в округе опытный бочар. Иногда удается купить деревянную посуду на базаре. Бывает, что кадушки, сделанные в отдаленном леспромхозе, вдруг появятся в сельском магазине. Стоит ли говорить, что их тут же разбирают.

В наше время, как, впрочем, и в былое, к бондарной посуде относятся довольно бережно, особенно если купить или заказать ее негде. Как зеницу ока берегут латаные-перелатаные, доставшиеся по наследству чуть ли не от прадедов кадушки, бочки, кубели и ушаты. Латают дыры жестью от консервных банок, набивают подчас неуклюжие обручи, а чтобы устранить течь в уторах, заливают низ донца гудроном. Все это лишний раз подтверждает — насколько необходима бондарная посуда в современном хозяйстве, особенно в деревнях и селах.

Можно с уверенностью сказать, что многие умельцы, имеющие навыки работы с деревом, не раз пытались сделать кадушку или бочку своими руками. Чаще всего их постигало разочарование, как и Робинзона Крузо, — героя знаменитого романа Даниеля Дефо. Об этом красноречиво говорят следующие слова:

«Но все же были такие вещи, которых мне так и не удалось смастерить. Например, бочонки. У меня было, как я уже говорил, два или три бочонка с корабля, которые могли служить мне образцами, но сколько я ни бился, у меня ничего не вышло, хотя я потратил на эту попытку несколько недель. Я не мог ни вставить дно, ни сколотить дощечки настолько плотно, чтобы они не пропускали воды. Так я и бросил эту затею».

Почему же такой целеустремленный, трудолюбивый и смекалистый человек, сумевший освоить множество самых разнообразных ремесел, потерпел неудачу в бондарном деле? Не умаляя заслуг великого труженика и умельца Робинзона, следует заметить, что он сравнительно быстро освоил те ремесла, у которых довольно широк диапазон, допускающий разный уровень мастерства. Практически каждый человек при необходимости может сделать стол, сколотить ящик и даже сплести корзину. Грубо сколоченный ящик, неуклюже сбитый стол и кое-как сплетенная корзина так же могут служить по своему прямому назначению, как и выполненные на высоком профессиональном уровне. Иное положение в бондарном деле. Достаточно небольшого отклонения, и бочка или кадка не сможет выполнять свое основное назначение — удерживать находящуюся в ней жидкость. Это в равной мере относится как к грубо выполненной, так и к отделанной с величайшей тщательностью бондарной посуде.

На протяжении нескольких веков усилиями многих поколений бочаров были выработаны рациональные приемы изготовления бондарных изделий, изобретены простые и остроумные инструменты и приспособления, обеспечивающие при умелом использовании необходимый успех. Все это и составляет основу так называемых секретов бондарного ремесла, знания которых недоставало Робинзону.

В старину в разных странах, в том числе и в России, секреты бондарного ремесла передавались чаще всего от отца к сыну. В каждой деревне или в ее окрестностях обязательно был свой бочар, делающий посуду на заказ. Встречались деревни, где бондарным промыслом в свободное от сельскохозяйственных работ время занимались чуть ли не в каждом доме. Такое время обычно появлялось поздней осенью, зимой и ранней весной. Порой навыками бондарного ремесла овладевали даже дети. «Митраша выучился у отца делать деревянную посуду, — писал о таком юном бочаре в книге «Кладовая солнца» М. М. Пришвин. — ...У него есть фуганок, ладило длиной больше чем в два его роста. И этим ладилом он подгоняет дощечки одну к другой, складывает и обдерживает железными или деревянными обручами.

...добрые люди просят, кому — шайку на умывальник, кому нужен под капели бочонок, кому — кадушечку солить огурцы или грибы, или даже простую посудину с зубчиками — домашний цветок посадить».

Хотя основные «секреты» ремесла известны каждому бочару, тем не менее один делает добротную и красивую, другой — неказистую, имеющую низкую прочность бондарную посуду. Это говорит о том, что, кроме знания приемов работы специальными бондарными инструментами, настоящий бочар должен, как принято говорить, чувствовать дерево, знать все его тончайшие свойства, всегда учитывая их в практике.

Старые мастера с большим вниманием относились к выбору древесной породы. Ее применение в первую очередь зависело от назначения бондарной посуды. Они хорошо знали что, например, кедровая древесина способствует сохранению молока. Поэтому из нее делали при возможности утварь под молочные продукты: подойники, масленки и поставцы. Легкая и стойкая к гниению древесина ели шла на изготовление ведер для носки воды. Знали мастера и то, что огурцы, засоленные в дубовой кадке, приобретают своеобразный аромат, оставаясь крепкими всю зиму, вплоть до теплых весенних дней. Отменным вкусом обладают яблоки, моченные в дубовой кадушке. Искушенный бочар и квашню также постарается сделать из дуба, зная, что дубовая древесина способствует лучшей закваске теста. А если, скажем, бондарю закажут вазон для комнатных цветов, то он вспомнит прежде всего о смолистой древесине сосны. Для цветочного горшка смолистость не помеха, наоборот, он будет более устойчив к влаге, которая постоянно находится в растительном грунте.

От выбора материала зависит также и прочность бондарной посуды. Приступая к изготовлению бочки, бочар в первую очередь обратится к дубовой древесине или лиственничной. Бочки, сделанные из древесины этих пород, выдерживают самые невероятные нагрузки, особенно при перевозке и перекатывании с места на место. Не сыщешь материала лучше, чем дуб; если речь зашла о колодезной бадье. Известно, что бадья должна быть не только водостойкой, но и очень прочной.

Прочность бондарного изделия во многом зависит также и от технологии изготовления. Многим приходилось встречаться с тем, что в овощные магазины завозится капуста в бочках, из которых торчат связанные вверху полиэтиленовые мешки. Если называть вещи своими именами, то фактически такую капусту привозят не в бочках, а в пластмассовых мешках. Бочки же играют вспомогательную роль, являясь чем-то вроде каркасов, сообщающих мешкам жесткость, и своеобразными чехлами, предохраняющими их от механических повреждений. А раз капуста не соприкасается непосредственно с клепками и днищем, то разве имеет значение, из какой древесины сделана бочка? Основная причина ненадежности промышленных бочек заключается в том, что клепки для них не колят, как при ручной работе, а пилят, перерезая волокна и тем самым открывая доступ в древесину влаги и гнилостных микробов.

При ручном способе изготовления бондарной посуды применяют только колотые клепки, которые не дают трещин. Лишь держа в руке инструмент, мастер может почувствовать особенности древесины каждой клепки: порой сам материал заставляет вносить изменения в процессе работы над бондарной посудой.

Отсутствие механической точности, свойственной изделиям, выполненным на современных станках, придает каждой бондарной посудине неповторимость и какое-то особое очарование. Оттого кадушка или бочонок словно хранит тепло рук настоящего мастера. Недаром в народе говорят: «Каков мастер, такова и работа», «По работе и мастера знать».

Бондарная посуда — это не только бочка для кваса или кадка для квашеной капусты, но и изумительные по красоте лагуны, кружки, барильца, жбаны, сработанные бочарами Прибалтики, России, Украины, Молдавии и других республик! Роспись, выжигание, резьба, органически сливается в этих изделиях с изысканной формой. Но и простая кадушка, сработанная с любовью, может радовать не только добротностью, но и красотой материала, формы, остроумными конструктивными решениями. Ловко завязанный деревянный обруч не менее красив, чем металлический, богато украшенный чеканкой.

На выставке «Русская деревянная посуда XVII—XX веков», организованной в 1981 году в Государственном Историческом музее, наряду с резной и точеной была представлена и бондарная посуда, о которой в каталоге выставки было сказано: «Все эти и многие другие предметы вырабатывались веками в процессе удовлетворения самых насущных нужд человека, и над их максимальной приспособленностью к этим нуждам столь же длительное время трудилось не одно поколение народных мастеров. В результате облик любой из них — будь то кадка-дежа для теста или подойник, лохань под рукомойником или же бочонок — удивляет пластикой формы, легкостью очертаний силуэта и смотрится как произведение искусства». Действительно, изделие, выполненное руками талантливого бочара, может стать истинным произведением декоративно-прикладного искусства, а следовательно, и само ремесло подняться до уровня настоящего искусства. Восторженное отношение к искусству настоящего мастера выразил в своих стихах поэт Н. Рыленков:

Мне нравится искусство бочара,
Когда в карман не лезущий за словом,
Он в зимние большие вечера
Скрепляет клепку обручем дубовым.

Он тешет клепку дни и вечера
И подгоняет обручи ночами.
Нужны мне глаз и мудрость бочара,
Чтоб речь скреплять, как бочку обручами.


Признаюсь, долгое время полагал, что для того, чтобы изготовить бочку или, на худой конец, кадушку, не нужно быть семи пядей во лбу. Как-то в моем деревенском саду выдался хороший урожай огурцов. Тары не хватало и я, понадеявшись на свой опыт работы с деревом, решил сделать самостоятельно вместительную кадушку. Мне представлялось, что дело это не такое уж сложное: надо лишь всего-навсего определить необходимое количество клепок, обстругать их как можно более тщательно, связать обручами и вставить донышко. Но когда я взялся за эту работу, меня вскоре постигла участь Робинзона. Кромки клепок не хотели плотно прилегать друг к другу, хотя я фуговал их по всем правилам, принятым в столярном деле. Подобно герою романа Д. Дефо мне пришлось бросить эту затею. Но клепки на всякий случай я решил сохранить. К ним я вернулся спустя много времени, лишь после того как мне довелось увидеть работу настоящего деревенского бочара.

Я вошел в бондарную мастерскую в тот момент, когда бочар фуговал кромки готовых клепок. Как мне тогда показалось, он нарушал все правила, принятые в столярном деле (то есть, при строгании фуганок, закрепленный вверх подошвой, оставался неподвижным, в то время как клепка, удерживаемая в руках мастера, перемещалась вдоль него). Но вскоре я понял, что этот оригинальный способ фуговки является одним из тех самых «секретов», без знания которых не стоит браться за изготовление даже простейшей кадушки. Несведущий человек вряд ли быстро справится и с таким, казалось бы, немудрёным делом, как набивка обруча. Опытному бочару для этого потребовалось всего несколько минут. С помощью специальных зажимов он ловко прикрепил три клепки к металлическому обручу и полученную треногу поставил на верстак. Затем с необыкновенной быстротой в нее были вставлены все остальные клепки. И вскоре на верстаке вместо треноги уже стоял остов кадки.

Кроме этих, мне удалось узнать и множество других «секретов», которые по сути дела были не чем иным, как выверенными веками рациональными технологическими приемами. Конечно же, успех в работе немыслим без специальных бондарных инструментов, которые каждый мастер обязательно делает своими руками. Но было и еще одно обстоятельство, отличавшее работу самобытного бочара. Могло показаться, что не только фуганок, уторник или тесло, но, и песни, поговорки и прибаутки, которые не смолкали в мастерской, принимают самое активное участие в создании рукотворной красоты.

Все увиденное и услышанное заставило меня вспомнить о заготовленных когда-то клепках. Хотя и не без труда, но мне все же удалось собрать из них кадушку, которая не отличалась красотой, но могла исправно служить по своему прямому назначению. За ней на очереди были жбаны, лагунцы, бочонки и другая более сложная бондарная посуда. Приступив затем к изучению истории и техники бондарного ремесла, я пришел к выводу, что его возможности далеко не исчерпаны, они дают неограниченный простор для творческих поисков.

Долог путь к мастерству, но все большие достижения начинаются с малого. Редко когда начинающему бочару приходилось приобретать навыки бочарного ремесла самостоятельно. Чаще всего это происходит под руководством опытного бондаря. В старину, как уже было сказано, секреты бондарного ремесла, как правило, передавались от отца к сыну. Но как же быть современному древоделу-любителю, у которого нет бочаров ни в роду, ни по соседству? Где получить хотя бы начальные сведения, которые могли бы послужить отправной точкой для дальнейшей работы? Хотелось бы надеяться, что источником таких сведений сможет стать книга, которую вы держите в руках. В ней обобщен опыт бочаров прошлого и настоящего, работающих в самых разных уголках нашей страны. Особую благодарность хочется выразить тульскому потомственному бочару и умельцу Григорию Фроловичу Чистякову, раскрывшему на благо читателей «секреты» своего ремесла.

Не так-то просто сделать быстро и хорошо свою первую кадку или бочку. Но от того, насколько ладной и прочной будет первая посудина, зависит многое. Великому испанцу Мигелю Сервантесу принадлежит очень точное наблюдение, которое в одинаковой степени можно отнести не только к гончарному производству, но и ко всем видам ремесел: «Если гончар слепит один красивый сосуд, то он слепит и два, и три, и целую сотню». Удачно выполненная бочка или кадка становится впоследствии своеобразным образцом. Поэтому работать над ней необходимо очень тщательно, не спеша отыскивая красивую форму и пропорции, обдумывая все мелочи декоративного оформления. Но это не значит, что каждый последующий сосуд нельзя изменять, строго следуя образцу. Наоборот, в процессе работы с деревом технологические приемы будут постоянно совершенствоваться, оказывая непосредственное влияние на конструктивное и художественное решение бондарного изделия.

Деловитость, аккуратность, склонность к конструированию, привычка все делать прочно и добротно, природная смекалка и вкус — все это может найти благодатную почву в бондарном деле. Можно не сомневаться, что из рук самодеятельного мастера, любовно относящегося к своему делу, рано или поздно выйдут не только добротные, но и красивые вещи. Порука тому трудолюбие и терпение. Недаром в народе говорят: «К большому терпенью придет уменье».

https://www.perunica.ru/rukodelie/9846-sekrety-bondarnogo-remesla-fedotov-g-ja-1991.html  



+7


Категория: Рукоделие

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.