Предприниматели Сталина. Артели

Предприниматели Сталина. Артели

О Советском Союзе, особенного о сталинском периоде, было создано множество «чёрных мифов», которые должны были создать у людей негативное впечатление о советской цивилизации и навсегда лишить народ этого замечательного опыта, на который можно и нужно опираться в настоящее время.

Один таких из «черных мифов» — это миф о «тотальном огосударствлении экономики» при Сталине. Однако это явная ложь или простое незнание истории. Именно при Сталине существовала возможность заниматься легальным и практически частным предпринимательством. А после завершения Великой Отечественной войны в стране действовали многочисленные артели и кустари-одиночки.

Казалось бы, какое может быть при Сталине предпринимательство? Многие сразу вспоминают вдолбленные со школы стереотипы: командно-административная система, плановая экономика, строительство развитого социализма, нэп давно прикрыли. Однако при Сталине предпринимательство развивалось, и даже весьма мощно. Пока «троцкист» Хрущёв в 1956 году не прикрыл и ликвидировал этот сектор народного хозяйства вместе с разрешёнными при Сталине приусадебными участками.

Оказывается, при Сталине это был весьма сильный сектор хозяйства страны, который производил в годы войны даже оружие и боеприпасы. То есть артели обладали высокими технологиями и своим производственным парком. В Советском Союзе предпринимательство — в форме производственных и промысловых артелей — всячески и всемерно поддерживалось. Уже в ходе первой пятилетки был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза.

В начале 1941 г. Совет Народных Комиссаров (советское правительство, Совнарком) и ЦК ВКП (б) специальным постановлением оградили артели от излишнего вмешательства начальства, подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях, на два года освободили предприятия от всех налогов и госконтроля над розничным ценообразованием. Единственным обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13%. И это при том, что государственные предприятия находились в более худших условиях, ведь льгот у них не было.

А чтобы начальники не могли «прижать» артельщиков, государство определило и цены, по которым артелям предоставлялось сырьё, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты. То есть простор для коррупции практически уничтожили.

Даже в годы тяжелейшей Великой Отечественной войны артелям сохранили половину льгот, а после войны их предоставили больше, чем в 1941 году. Особенно артелям, где были заняты инвалиды, число которых после войны резко возросло. Во время послевоенного восстановления страны развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей. Многим руководителям, особенно фронтовикам, поручалось организовывать артели в различных населенных пунктах.

Фактически этим продолжалась древнейшая производственная традиция русской цивилизации: ведь производственные артели (общины) были важнейшей часть хозяйственной жизни Русского государства с древнейших времен. Артельный принцип организации труда существовал на Руси ещё при первых Рюриковичах, видимо, был и раньше. Он известен под разными названиями — ватага, братия, братчина, дружина. Суть всегда одна и та же — работа выполняется группой людей равноправных между собой, каждый их которых может поручиться за всех и все за одного, а организационные вопросы решает выбранный сходом атаман, мастер.

Все члены артели выполняют свою работу, активно взаимодействуют друг с другом. Отсутствует принцип эксплуатации одного члена артели другим. То есть испокон веков преобладал общинный принцип, характерный для русского менталитета. Иногда целые селения или общины организовывали общую артель.

Таким образом, при Сталине эта древнейшая русская ячейка общества сохранила своё значение и занимала определённое и важное место в советской цивилизации.

В итоге в стране после Сталина осталось 114 тыс. мастерских и предприятий самых разных направлений — от пищевой промышленности и металлообработки до ювелирного дела и химической промышленности! На этих предприятиях трудилось около 2 млн. человек, они производили почти 6% валовой продукции промышленности Советского Союза. Причём артели и кооперативы производили 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки. То есть предприниматели играли важную роль в легкой промышленности, наиболее проблемном секторе советской империи. В предпринимательском секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Удивительно, в рамках частного сектора действовала своя (негосударственная) пенсионная система! Артели могли предоставлять своим членам ссуды на приобретение инвентаря, оборудования, строительство жилья и покупку скота.

Советские артели не были примитивным пережитком полуфеодальной Российской империи. Предприятия производили не только простейшие предметы, как детские игрушки, но и практически все необходимые в быту предметы — в послевоенные годы в провинциальной глубинке до 40% всех предметов, которые находились в доме (посуда, мебель, обувь, одежда и т. д.), а также сложные предметы. Так, первые советские ламповые приёмники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпускала ленинградская артель «Прогресс-Радио».


Телевизор Т1 артели "Прогресс-Радио"

В этом секторе был заметен общий прогресс советского государства. Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с производства саней, колёс, хомутов, к 1955 г. сменила название на «Радист» и была крупным производителем мебели и радиооборудования. Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 г., к середине 1950-х годов имела мощную заводскую промышленную базу. Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 г. выпускавшая различную бытовую мелочь, в 1944 г. выпускала гвозди, замки, фонари, лопаты, а в начале 1950-х годов выпускала алюминиевую посуду, сверлильные станки и прессы, стиральные машины. И таких примеров были тысячи.

Таким образом, в сталинском СССР не только развивалось предпринимательство, но и бурно развивалось предпринимательство настоящее, производительное, а не паразитарно-спекулятивное, расплодившееся в годы горбачёвской «перестройки» и либеральных реформ, до сих пор во многом определяющее облик нашей экономики. В «тоталитарном» государстве был широкий простор для инициативы и творчества. Это шло на пользу стране и народу, делало советское государство сильнее. Советские предприниматели, защищенные государством, не знали о таких проблемах «дикого капитализма», как коррупция, сращивание госаппарата с организованной преступностью, рэкет, «крыша» и т. д.

Сталин и его единомышленники понимали важность частной инициативе в народном хозяйстве, пресекая попытки национализировать этот сектор. Во всесоюзной экономической дискуссии в 1951 г. Шепилов и Косыгин отстаивали и приусадебные участки колхозников, и свободу артелей. Об этом же писал Сталин в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.).

Таким образом, вопреки мифу, что при Сталине «всё отбирали», необходимо помнить, что именно в период его правления была сформирована и отлично работала система честного, производственного, а не ростовщического, спекулятивно-паразитарного, предпринимательства. Тогда предприниматели были защищены от злоупотреблений и коррупции чиновников, от ростовщиков-банкиров и бандитов. По сути, при Сталине активно формировалась особая модель, когда частное предпринимательство рационально дополняло государственную промышленность.

К сожалению, эта система была разрушена во время «оттепели» Хрущёва, который вывалил на могилу величайшего правителя горы мусора. За несколько лет многие из того, что пестовалось, растилось десятилетиями, было разрушено. В 1956 г. было постановлено к 1960 г. полностью передать государству все артельные предприятия. Исключение сделали только для мелкого производства бытового обслуживания, художественных промыслов, и артелей инвалидов, но им запретили осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией. Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Это было несправедливо. Собственность артелей была честно нажита тяжким трудом и часто усилием многих лет и даже десятилетий. Эта собственность служила обществу, была производственной. Среди множества безобразий, которые учинил Хрущёв в СССР, необходимо выделить и погром частных артелей, которые были полезны обществу и государству.


Кому достаётся национальный доход? Сталинские предприниматели



Автор Самсонов Александр


Категория: СССР   Теги: Сталин

<
  • 265 комментариев
  • 5 публикаций
11 сентября 2015 19:41 | #1
+4
  • Регистрация: 4.11.2010
 
Мой отец до войны работал как раз в артели. "Уральский часовщик" называлась. Сохранилась его расчетная книжка за 1940-41гг. Суммы зарплаты впечатляют: Полторы-две сотни стабильно выходило начиная с первого же месяца после училища. В артель отца приняли, потому что он училище закончил с высшим разрядом, большинство же его соучеников начали с частных будок.

<
  • 55 комментариев
  • 2 публикации
13 сентября 2015 19:25 | #2
+1
  • Регистрация: 12.06.2013
 
Удивительное дело.Сколько крови пролилось в 17-м. и в годы гражданской.А в 90-х хватило одной шоблы...

--------------------

<
  • 1 490 комментариев
  • 110 публикаций
14 сентября 2015 20:55 | #3
0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Цитата: vikont62
Удивительное дело.Сколько крови пролилось в 17-м. и в годы гражданской.А в 90-х хватило одной шоблы...

В 17-м можно считать ничего не пролилось. Дальше да.
Шобла? В Октябре тож шобла погоду делала. А вот что там было до этого в феврале... точно не шобла.

<
  • 1 490 комментариев
  • 110 публикаций
10 февраля 2018 13:57 | #4
0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Золото для диктатуры представителей трудящихся.
"- Что там такое делается? – спросил Страшила.
- Простая вещь, – насмешливо ответила ворона. – По приказу нового правителя все изумруды с башен и стен будут сняты и поступят в личную казну Урфина Джюса. Наш Изумрудный город перестаёт быть изумрудным. Вот что там делается!"

А. Волков "Урфин Джюс и его деревянные солдаты"

Несмотря на громко декларируемую вражду к "мировой буржуазии", троцкисты хорошо знали рыночную стоимость золота, ювелирных изделий, антиквариата. Поэтому вскоре после захвата власти всё, что имело высокий валютный эквивалент – сокровища казны, Оружейной палаты, царские драгоценности, картины старых мастеров,… – было ими учтено и поставлено под контроль.

На основании декрета СНК от 16 апреля 1920 года о реквизициях у "буржуазии" изымалось золото, драгоценные камни, ювелирные изделия.

"При обыске у "буржуев" отбирались все сколько-нибудь ценные предметы, юридически для сдачи их в "Госхран"" (Соломон).

Общий надзор за Гохраном осуществлял Троцкий , ревниво отгоняя от этого крупного валютного источника конкурентов, особенно "зиновьевцев".

Отдел музеев, ведавший художественными ценностями, возглавила его жена Н. Седова-Троцкая (в 1928 г. её сменил Л.Я. Вайнер).

В 1922- 23 гг. представители трудящихся произвели массовое изъятие золота, серебра, драгоценных камней, произведений искусства из церквей и монастырей под предлогом "помощи голодающим". Работу комиссии по изъятию церковных ценностей курировал тот же Троцкий. Он же возглавлял комиссию по изъятию музейных ценностей, а его заместителем там был Базилевич (порученец Троцкого по Реввоенсовету); от Наркомфина и Гохрана входили Ф.А. Вейс; от Наркомпроса и Главмузея – И.Э. Грабарь и С.Н. Тройницкий.

Хотя многое перепадало производившим изъятия чекистам, но, исключая эти неизбежные издержки производства, основная часть валютных ценностей, находившихся в то время в России, перешла под контроль представителей трудящихся, которые без малейших угрызений совести пользовались ими в личных целях.

"Илья Ионов… мы собираемся у него по вечерам поиграть в карты… Красивые книги, миниатюры, гербовые сервизы, потемневшая от времени мебель красного дерева павловской эпохи. Это то, что осело у некоторых бойцов-добытчиков после многочисленных экспроприаций.… Лиза <жена Ионова> пополнела, носит бусы из крупных уральских самоцветов" (Серж)

А.В. Антонов-Овсеенко, сын одного из ближайших соратников Троцкого, репрессированного при Сталине, с возмущением писал в мемуарах, что при аресте его отца в опись конфискованных вещей не вошли (т.е. были присвоены чекистами) "подлинные гравюры известных художников, пишущая машинка, радиола с восемью альбомами пластинок, драгоценности жены, её беличья шуба, дорогие французские духи и многое-многое другое".

"Был такой замнаркома финансов Альтский. Многие картины из частных коллекций уплывали тогда за границу через этого человека. У него был брат в Польше, владелец антикварного магазина" (Молотов).

Троцкисты во время НЭПа.

Экономика послереволюционной России была основана на принципах труда и распределения: рабочие, крестьяне, специалисты трудились в промышленности, сельском хозяйстве, энергетике – представители трудящихся в наркоматах, продкомитетах, ведомствах распределяли продовольствие, промтовары, топливо и другие ценности.

Весной 1921 года в Советской России была объявлена новая экономическая политика, позволившая дополнить этот метод труда и распределения старыми, веками проверенными приёмами эффективного бизнеса: приватизацией доходов и национализацией убытков:

"…создают кооператив, существующий только на бумаге; дают взятки чиновникам, чтобы получить кредиты, сырьё, заказы… социалистическое государство снабдило их всем на льготных условиях, потому что контракты, договоры, заказы – всё извращено коррупцией… обогащается на глазах, перепродавая по завышенной цене ткани, которые обобществлённые фабрики продают ему по дешёвке, их низкая себестоимость – следствие заниженной зарплаты…" (Серж).

Инициатором новой экономической политики Советской России был лично Ленин, а его ближайшие соратники Троцкий, Зиновьев, Каменев принимали в её реализации самое активное участие.

"Никто другой, как Троцкий, первым поддержал идею Ленина о переходе на новую экономическую политику… он был сторонником коопераций, концессий, свободного предпринимательства" (Н. Иоффе)

"…(Троцкий) в серии статей убеждает, что мы идем "к социализму, а не к капитализму", и ратует за сохранение вокруг обобществленных предприятий пространства для частной инициативы…" (Серж)

Самые прибыльные предприятия нэповской России возглавили троцкисты.

Старый большевик В. Трифонов, тесно связанный с троцкистами, в 1922 году возглавил "Нефтесиндикат";
старый большевик Г. Каминский в том же году возглавил "Хлебоцентр";
старый большевик Г. Ломов-Оппоков в 1923 году возглавил "Нефтесиндикат", потом "Донуголь";
старый большевик и хороший знакомый Троцкого А. Серебровский[13] возглавил "Азнефть", потом "Нефтесиндикат", потом "Союззолото";
А. Халатов в 1923 году – "Народное питание";
И. Косиор в 1926 году – трест "Югосталь",…

Виднейшие троцкисты возглавили и центральное капиталистическое предприятие нэповской России – учреждённый в 1923 году Главконцесском, которому было дано монопольное право на предоставление концессий зарубежным фирмам.

Первым руководителем Главконцесскома стал ближайший соратник Троцкого Пятаков, а его заместителем – всё тот же А. Иоффе. В 1925 году Пятакова на посту председателя Главконцесскома сменил сам Троцкий, а того, после изгнания из СССР – Каменев. В 1932- 37 гг. Главконцесскомом руководил троцкист В. Трифонов.

В выборе зарубежных концессионеров и условий предоставления им концессий троцкисты руководствовались никогда не подводившим их "классовым чутьём".

Примеры концессий в Сов. России времён нэпа:

Бизнес Хаммера. Весной 1921 года в Россию приехал молодой выпускник Колумбийской медицинской школы Арманд Хаммер. Его отец, одесский эмигрант, владелец аптек в Нью-Йорке, в то время сидел в тюрьме за криминальный аборт, приведший к смерти пациентки. Напутствуя Арманда, Хаммер-старший, социалист по убеждениям, просил его передать привет вождю мирового пролетариата, с которым он лично познакомился на одном из социалистических съездов.

Протекция Ленина дала зелёный свет бизнесу А. Хаммера в Сов. России. В октябре 1921 года выпускник медицинской школы получил концессию на добычу асбеста под Алапаевском и разрешение на поставки зерна в Россию в обмен на меха и икру. Через некоторое время он навязал своё содействие в торговых переговорах с советскими представителями ряду американских корпораций; в частности, стал посредником в поставках в Сов. Россию тракторов фирмы Форда.

Однако в 1925 году нарком внешней торговли Красин, не принадлежавший к кругу троцкистов, решил, что посредничество американского медика в закупках фордовской техники необязательно и предложил ему заняться каким-нибудь реальным делом.

Поразмыслив, Хаммер решил построить фабрику по выпуску карандашей. Правда, в этом он ничего не смыслил, да и соответствующие производства мирового уровня давно имелись в Германии и в Англии. Зато у него имелись связи в Главконцесскоме. В октябре 1925 года Хаммер получил концессию на постройку фабрики для производства карандашей и перьев для авторучек. Вскоре он, наняв специалистов в Нюрнберге и Бирмингеме, запустил в СССР своё новое дело.

В конце 1920-х гг. Хаммер скупал по бросовым ценам российский антиквариат: сервизы, иконы, вещи царской династии. "Очень скоро наш дом в Москве превратился в музей предметов, раньше принадлежавших династии Романовых". Сюда вошли и сделанные из золота и драгоценных камней пасхальные яйца Фаберже. "Мы приобрели 15 яиц, одно из которых Николай II в 1895 г. подарил Марии Фёдоровне".

Ленские золотые прииски. 14 ноября 1925 года был подписан договор между Главконцесскомом и компанией Lena Goldfields. Компания, связанная с влиятельным международным банком "Кун, Лёб и Ко", получила от эффективных менеджеров Троцкого право на добычу золота в Ленско-Витимском горном округе на протяжении 30 лет, руд на Алтае и меди на Урале на протяжении 50 лет. При этом компания, по условиям концессии, должна была передавать СССР 7% (семь процентов) от добываемой продукции.

Тогдашние руководители Главконцесскома – Троцкий, Иоффе, Пятаков – предоставили проклинаемой ими на словах "мировой буржуазии" не только сверхвыгодные условия концессии, но и, "заботясь о доверии зарубежных партнёров", сильные юридические гарантии – возможные споры между компанией Lena Goldfields и правительством СССР должен был разрешать третейский суд. Поэтому, когда в 1929 году Сталин решил расторгнуть заключённый эффективными менеджерами договор, Советскому Союзу пришлось выплатить значительную неустойку.

<
  • 1 490 комментариев
  • 110 публикаций
11 февраля 2018 00:35 | #5
0
  • Регистрация: 23.07.2011
 
Конец эффективного бизнеса
Свёртывание нэпа
Новая экономическая политика, помимо широкого развёртывания эффективного бизнеса стимулировала вложение капиталов в лёгкую промышленность, где те быстро окупались и приносили прибыли. Это не согласовывалось со сталинским планом создания реально независимого государства, основой которого в то время могла стать только развитая тяжёлая промышленность.

"На базе нэпа нельзя осуществить индустриализацию" (Сталин).

В конце 1920-х гг. Сталин принял решение свернуть нэп и перейти к полностью управляемой государством экономике, способной решать долгосрочные задачи.

"Первая задача состоит в том, чтобы обеспечить самостоятельность народного хозяйства страны от капиталистического окружения, чтобы хозяйство не превратилось в придаток капиталистических стран.

Если бы у нас не было планирующего центра, обеспечивающего самостоятельность народного хозяйства, промышленность развивалась бы совсем иным путем, все начиналось бы с легкой промышленности, а не с тяжелой промышленности. Мы же перевернули законы капиталистического хозяйства, поставили их с ног на голову, вернее, с головы на ноги…

На первых порах приходится не считаться с принципом рентабельности предприятий. Дело рентабельности подчинено у нас строительству, прежде всего тяжелой промышленности"
(речь Сталина 29 января 1941 года на встрече с авторским коллективом нового учебника политэкономии).

Свёртывание нэпа само по себе не могло существенно уменьшить количество эффективных менеджеров – которые почти все вернулись назад в партийно-административные структуры – однако оно
1) сосредоточило управление экономикой в руках сталинского центра;
2) остановило "приватизацию" общественного имущества и растранжиривание государственных средств чиновниками по коррупционным схемам.

Отказ от концессий

В конце 1920-х гг. сталинское руководство предприняло меры по прекращению распродажи за бесценок (см. выше условия договора с компанией Lena Goldfields) природных богатств России. После 1928 года новые концессионные договоры практически перестали заключаться, а многие из прежних расторгались. Штат Главконцесскома был сильно сокращён.

Если в 1926 году, при Троцком, в нём работало 117 сотрудников, то в 1933 г. их осталось всего шестеро. 14 декабря 1937 г. СНК издал постановление об упразднении Главконцесскома. На тот момент в СССР оставалось только пять незначительных иностранных концессий.

Lena Goldfields не пожелала отдать без сопротивления лакомый кусок, доставшийся ей почти задаром (за 7% продукции) и затеяла с правительством СССР тяжбу, продолжавшуюся несколько лет. Когда в 1929 году Сталин решил освободить страну от кабального договора, компания обратилась в третейский суд. Претензии компании составили 13 млн. фунтов, в обеспечение которых она пыталась, впрочем, без успеха, наложить арест на имущество СССР за рубежом. В конечном счете, Советскому Союзу пришлось выплатить Lena Goldfields около 3 млн. фунтов стерлингов.

В 1930 году закрыл свой эффективный бизнес в СССР и Хаммер. Правительство выкупило его карандашную фабрику и он решил вернуться в США.

"Я объяснял наше решение уехать из Советского Союза "неблагоприятно сложившейся международной обстановкой". В действительности, я имел в виду приход к власти Сталина и наступление в стране эпохи террора и репрессий. Я никогда не встречался со Сталиным – никогда не испытывал такого желания – и никогда не имел с ним никаких дел <очевидно, что это нежелание было взаимным>. Однако в тридцатые годы мне было совершенно ясно, что он не тот человек, с которым я мог бы работать.

Сталин считал, что государство может управлять любым предприятием и не нуждается в помощи иностранных концессионеров и частных предпринимателей <в кавычках>
" (Хаммер).

Каменев, возглавлявший тогда Главконцесском, выдал Хаммеру разрешение на вывоз скупленного тем антиквариата, включавшего коллекцию яиц Фаберже, приобретённых Хаммером по цене $50 тыс. каждое. Впоследствии эта коллекция стала центром выставок, устраивавшихся Хаммером в Америке. Некоторые из них Хаммер перепродал по цене более $1 млн. каждое.

Репрессии

Воровство, мошенничество, коррупция, казнокрадство, назначения на должности по кланово-родственным связям были несовместимы со сталинской программой ускоренного развития промышленности и сельского хозяйства страны.

Начавшаяся после XV съезда ВКП(б) (декабрь 1927 г.) чистка партийно- государственных структур от троцкистов повлекла за собой и ликвидацию созданных ими мафиозных кланов в экономике. Эффективных менеджеров отправляли в ГУЛАГ и подвалы Лубянки.

С 1937 года этот процесс принял лавинообразный характер.

Были арестованы и расстреляны все виднейшие троцкисты, занимавшие после революции и во времена нэпа командные позиции в экономике, включая вышеупомянутых Пятакова, Косиора, Серебровского, Трифонова, Ломова-Оппокова, а также наркомы финансов Г. Сокольников (Бриллиант), В. Чубарь, нарком внешней торговли А. Розенгольц, наркомземы А. Шлихтер, Я. Яковлев (Эпштейн), А. Муралов, председатель правления Госбанка Л. Марьясин, его заместители А. Сванидзе, Г. Аркус и многие другие.

Подобно тому, как внедрялись троцкисты в советскую экономику семьями и кланами, сажали их тоже семьями и кланами.

Всего было репрессировано несколько сот ведущих работников наркоматов, Госбанка, других финансово-экономических учреждений, прежде чем Сталину и его соратникам удалось сформировать хотя бы относительно приемлемый для реализации своей программы состав руководства банками, промышленностью, сельским хозяйством страны.

Источник. Раздел История. СССР

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.