Перуница

» » Несколько замечаний православного о советской власти

СССР » 

Несколько замечаний православного о советской власти

Несколько замечаний православного о советской власти

…Лет десять назад мы отдыхали летом с семьей под Пицундой. Тогда там еще не было нынешнего местечкового беспредела, и за разумные деньги можно было хорошо провести отпуск. В Абхазии много интересных мест, и мы периодически устраивали разные вылазки по интересам. Как-то раз дочка осталась загорать, а мы с женой поехали на экскурсию по древним христианским обителям. Экскурсантов набралось человек десять, и мы на потрепанном автобусе, переделанном из ГАЗ-66, с утра пораньше двинули в горы. Водителем был молчаливый парень в камуфляже, в одном из бортов я заметил пару старых пулевых отверстий, деревянные сидения прикручены проволокой – в общем, все как надо. Чем дальше в горы, тем дороги (и без того не автобаны) становились все приблизительней; в некоторых местах мы выходили из автобуса, водитель проезжал их без нас, после чего мы грузились опять и продолжали экскурсию. …Помню, ползем по какому-то гребню – и вдруг видим в окно проплывающую мимо исполинскую мачту электропередач. …Одну, вторую… Мачты были недостроенные, без проводов, уже поржавевшие… На склоне хребта, ниже нас, проплыли какие-то мощные, заросшие травой и кустами, фундаменты… Все притихли; казалось, что мы видели остатки какой-то могучей исчезнувшей цивилизации…

А это так и было – мы видели остатки Советского Союза…

Тема советской власти сильно мифологизирована, причем наряду с новыми представлениями вполне уживаются и старые, созданные еще во времена СССР.

Например, до сих пор еще имеет хождение советский миф, что это большевики во главе с пролетариатом и восставшим народом свергли царя, после чего стали строить светлое будущее.

Сейчас мы хорошо знаем, что большевики к свержению монархии фактически не имели вообще никакого отношения. Монархия была свергнута руками тогдашней элиты в марте 1917 года, а Ленин прибыл в Петроград только через месяц, в апреле; свержение царской власти было для него вообще сюрпризом.

Кто интересуется деталями тех событий, можно почитать Н.Старикова о революции или Д.Галковского – это очень разные авторы, но фактическая сторона разобрана ими весьма детально; книга Галковского о Ленине вообще выглядит наиболее адекватным исследованием личности Ленина из всего опубликованного на эту тему.

Так либо иначе, суть тех событий понятна: вначале руками тогдашней элиты, достигшей критической стадии идейного разложения, была разрушена монархия и к власти пришло Временное правительство; известно, что все 11 министров состояли в масонских ложах и большинство из них были типичными представителями самовлюбленной либеральной интеллигенции, которых мы и сейчас в изобилии можем наблюдать на современном политическом поле; как сейчас, так и тогда эта публика была втемную использована для разрушения страны – ибо для созидания они мало приспособлены…

Соответственно, с марта по октябрь происходил прогрессирующий распад государственного организма; когда гниение туши достигло нужной степени, в тело были подсажены новые деятели. В Россию к тому времени прибыли две группы революционеров – одна группа поездом через Германию (=Ленин и его соратники), другая – на пароходе через Штаты и Канаду (Троцкий и иже с ним).

25 октября (7 ноября по новому стилю) под руководством Военно-революционного комитета Петроградского Совета произошло вооруженное восстание (некоторые называют его военным переворотом – впрочем, дело вкуса), Временное правительство было низложено, а состоявшимся в тот же день Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов было сформировано новое правительство – Совет Народных Комиссаров во главе с Лениным.

Так началась Советская власть.

Началась Советская власть тяжело, в условиях распада страны, тотального озверения, голода и крови.

Я отмечал в предыдущей заметке, что Россия – страна креста, нравится это кому-то или нет; а с креста не сходят, с креста снимают. Попытки своевольно уклониться от предназначенного пути всегда кончаются дополнительными скорбями.

К 1917 году ослабление веры в русском народе достигло критического уровня; море – в первую очередь стараниями элиты - усохло до отдельных луж и заболоченных ставков. Элита хотела свободы, равенства и братства; крестьяне хотели землицы – и чтобы их оставили в покое; а все вместе тяготились православным Богом и всей этой монархией; всем хотелось вздохнуть полной грудью…

Господь попустил исполниться этим чаяниям; Царь отошел в сторону; монархия пала.

И жизнь почти сразу изменилась – для всех сословий без исключений; все умылись кровью…

Неразумная интеллигенция – те, кто выжил, – быстро растеряла свою спесь и аристократические привычки по коммуналкам, лагерям и парижским трущобам.

Жреческое сословие, православное духовенство, вначале вздохнуло с облегчением в связи с окончанием синодального гнета и обретением церковной свободы и на Соборе 1917 года благословило новую жизнь и Временное правительство; но радость оказалась преждевременной: вскоре началось тотальное физическое истребление священства; такого геноцида еще не бывало на русских равнинах. Если в 1917 году в русской православной церкви насчитывалось 172 епископа, то через двадцать лет их осталось только 4. Убыль личного состава получилась неслабой – в 43 раза.

…От Камчатки до Бреста истлевали в земле кости священнослужителей…

Крестьянам тоже не удалось отсидеться в своих деревеньках. Гражданская война, перекатываясь по территории бывшей Российской империи, собрала обильную кровавую жатву; кого-то зарубили красные, кого-то сожгли белые, кто-то угас от голода, кто-то сгорел от сыпного тифа… Хмельной воздух свободы оказался пьянящим и токсичным для крестьян/христиан: не еврейские комиссары, а бывший смиренный народ-богоносец жег господские усадьбы вмести с их обитателями и рубил на дрова святые иконы…

Господа офицеры также быстро забыли о балах, красавицах, о вальсах Шуберта и хрусте французских булок. Пришлось выбирать – ты за красных или за белых; примерно треть царских офицеров сняли погоны и постарались выйти из игры и раствориться, остальные разделились примерно поровну. Самых хитрых со временем достал НКВД; но и другие тоже испили чашу: одних затопили как балласт вместе с баржами, других – после того, как Розалия Землячка раздавила им яйца своим каблуком – закололи штыками, третьи погибли более тривиально – от пуль, шрапнели и сабель, причем зачастую стреляли друг по другу бывшие сокурсники…

Много русского люда, чтобы выжить, бежали из России; не у всех получилось; но кто смог, рассеялись по всей планете – от Аргентины до Австралии…

«И по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь...»

В свое время я читал исследование Вадима Кожинова об оценках демографической убыли населения за те годы; насколько помню, за десять лет, с 1917 по 1927, убыль была колоссальной и составила порядка 20 млн человек.

Мы должны отдать должное большевикам: они смогли остановить апокалиптический распад страны, и роль Ленина в том переломе ситуации была значительной.

Вообще, феномен Ленина очень интересен.

С одной стороны, тот же Галковский очень точно подчеркнул, что фигура Ленина – планетарного масштаба; действительно, его знают и так либо иначе интересуются и изучают до сих пор практически во всем мире; мало кто из мировых исторических деятелей может сравниться с ним по известности. Имя Ленина стало мировым брендом; нет в мире более известного русского, чем он.

С другой стороны, если отстроиться от всяких идеологических и пропагандистских построений и посмотреть на то время внимательно холодными глазами, то результаты деятельности Владимира Ильича не выглядят фантастическими и не могут объяснить такой мировой популярности – хотя бы просто потому, что сама деятельность была сравнительно короткой. Напомним: СНК был сформирован в ноябре 1917 года; затем в августе 1918 года Ленин был ранен; через месяц он вернулся в строй, но в его теле остались две пули, причем одна из них повредила артерию, что в дальнейшем привело к фатальному нарушению кровоснабжения мозга. Начиная с лета 1921 года, а особенно осенью и зимой 21/22 годов стали нарастать утомляемость, появились головокружения, головные боли, бессонница и тяжелые неврастенические проявления, ограничившие его работоспособность. А работал он чрезвычайно много, тяжело и фактически без выходных – время было такое, речь шла о выживании государства. Наконец, немецкие врачи, лечившие Ленина, решили удалить хотя бы одну пулю, так как предположили, что это свинец отравляет организм. Ленин немного посопротивлялся, но потом махнул рукой. 23 апреля 1922 года пуля была удалена, он продолжил работать, но самочувствие ухудшалось, и 27 мая случился первый приступ с потерей речи и частичным параличом конечностей. Затем Ленин немного оклемался, но был в угнетенном состоянии; 30 мая он пригласил к себе Сталина и в приватном разговоре просил принести ему яд, так как хотел покончить с собой. Сталин постарался как мог успокоить Владимира Ильича и уговорил отложить окончательное решение до тех пор, когда уже точно не будет надежды на выздоровление. И Ленин в итоге смог поправиться – ему даже с 1 октября того же 22-го года врачи разрешили выйти на работу. Но здоровье было уже не то, работа получилась символическая, а в декабре состояние опять резко ухудшилось – приступы с парезом конечностей и потерей речи. Но Ильич снова сумел частично восстановиться, и даже написал несколько статей в течение зимы 22/23 годов. 6 марта 1923 года после двухчасового припадка у Ленина парализовало правые конечности и он потерял речь. Еще почти год он, так сказать, на морально-волевых боролся со своим телом, учился ходить и говорить – пока 21 января 1924 года не случился очередной приступ, который поставил точку.

Итак, более-менее полноценно Ленин отработал с ноября 1917-го всего примерно четыре года с хвостиком; когда он фактически полностью отошел от дел после паралича весной 1922 года, в стране еще заканчивалась Гражданская война, и ситуация была неустойчивой; никто бы не взялся тогда прогнозировать будущее, ничего еще не было предопределено: власть была слабой, повсюду разруха, от бывшей Российской империи отпали или откушены большие куски…

Соответственно, эти результаты никак не могут объяснить мировой известности Ленина.

Совершенно очевидно, что его популярность обусловлена последующим феноменом Советского Союза; в СССР имя «ЛЕНИН» стало фактически нарицательным, в каждом городе были соответствующие памятники и улицы, вождь смотрел с плакатов и знамен – и в общественном мировом сознании как-то закрепилось, что «Ленин» и «СССР» являются словами-синонимами.

Но на самом деле мы должны их разделять.

Кем был Ленин? – С одной стороны, Ленин был профессиональным революционером; с другой стороны, он был идеалистом, человеком идеи.

Что это означало и к чему привело?

Начнем с профессии. Быть в те времена профессиональным революционером означало желать и способствовать разрушению российской государственности. Профессия немного странная, но вполне себе прибыльная, способная обеспечить безбедное существование в приличных условиях. Например, Владимир Ильич с 1900-го года вплоть до апреля 1917 проживал фактически безвылазно (за исключением примерно двух лет с конца 1905 по конец 1907, когда он был в России) в Европе, в разных неплохих городах – Мюнхен, Лондон, Женева, Париж, Цюрих; Ильич был, по большому счету, хорошим мужем, сыном и братом – с ним и на его иждивении все эти годы были его жена, Надежда Константиновна, и ее мать, Елизавета Васильевна; периодически с ними также жили сестры Ильича и его мать; сестра Маня получила образование в Сорбонне; при необходимости Владимир Ильич обеспечивал лечение своей родни у лучших европейских докторов; сам Ильич в силу энергичного характера все время путешествовал – то на Монблан, то в Италию, то организовывал вылазки на природу. Конечно, жили Ульяновы сравнительно скромно – но все же не в хостелах, а в отдельных квартирах с прислугой; и хотя Ленин был неприхотлив в быту (например, он безропотно ел все, что ему готовила супруга, которая так и не научилась готовить и самокритично называла свою стряпню «мурой») - тем не менее, содержание и материальная поддержка всех многочисленных родственников, жизнь в дорогих европейских странах и постоянные разъезды требовали денег.

Думаю, на современные деньги его расходы (без учета партийных командировок) составляли порядка пяти – десяти тысяч евро в месяц. Согласитесь, это неплохая зарплата. Но кто оплачивал банкет?

Основным источником была партийная касса.

Чем занимался Ленин? – На первый взгляд, ничем конкретным; у него не было реальной профессии. Он занимался партийными делами: разборками и склоками с такими же профессиональными революционерами, участвовал в организации и издании партийной газеты и много писал.

За что же ему платили? Партийную кассу формировали и поддерживали серьезные люди, которые не стали бы просто так выбрасывать на ветер фартинги и пенсы; «здесь все просто так, кроме денег».

Писания Ленина мало интересны и сейчас, не были они интересны и тогда тем людям, которые финансировали социалистов-революционеров; думаю, им были глубоко безразличны и материализм с эмпириокритицизмом, и ренегат Каутский.

Но Ленин выделялся своей энергичностью, темпераментом, склочностью, и был нацелен на изменение социального строя в России – то есть на ее разрушение.

Он мог пригодиться – и его подкармливали; без излишеств, но в достаточном объеме.

…И не прогадали – настал нужный момент, и эта карта сыграла…

Чтобы было понятнее: что, например, за профессия «светская львица»? Или «светский лев»? Я знаю профессии: учитель, няня, оператор станка с ЧПУ, таксист, менеджер, сантехник; но вот светской львицы не знаю... Или «известный правозащитник»? Тоже странная профессия… Но умные люди не обращают внимание на странности, они видят главное – эти клоуны могут быть полезны для разрушения; и подкармливают их – на всякий случай…

Вернемся к Ленину, к его другой стороне – идейной; его идейность, как ни странно, оказалась очень полезной для России.

Владимир Ильич был человеком недюжинного темперамента; в мещанской Европе он скучал, интимная жизнь с супругой, очевидно, была незамысловатой (даже на фото видно, что Надежда Константиновна далеко не Манон Леско), и его энергия находила выход в партийных склоках - и писательской деятельности. Он всерьез изучал Маркса.

Как-то в сердцах Карл Юнг, находясь на пике своей научной известности, позволил себе назвать теории Зигмунда Фрейда «темными еврейскими бреднями».

Если говорить кратко о марксизме, то выражение «темные еврейские бредни» представляется очень удачным для его описания, при этом слово «еврейские» употреблено здесь не в обидном антисемитском смысле, а как характеристика определенной склонности еврейского ума к сложным умозрительным построениям.

Рассуждения Маркса, возможно, интересны сами по себе, но они не имели никакого прямого отношения к жизни – особенно к российской; скажем, рассуждения о диктатуре пролетариата применительно к России выглядели просто нелепыми; из тех нескольких пролетариев, которых можно было наскрести, половина была люмпенами, другая половина была на заработках, а все вместе были неграмотными и любили выпить. Они и подписывались-то крестиком; какая уж тут диктатура…

Говоря современным интернет-языком, теории Маркса – это сфероконь в вакууме.

Работы Ленина, по преимуществу, относятся к анализу таких коней.

Владимир Ильич в определенном смысле был не совсем нормальный – он был всерьез увлечен всякой ахинеей. Это не имеет отношения к интеллекту; у Ленина был сильный ум; но при этом он всерьез был увлечен марксизмом. В психологии это, кажется, называется параноидальным синдромом. Большинство его товарищей по партии были людьми более приземленными, практическими, они хорошо понимали правила игры – и играли по этим правилам; деньги не пахнут. Ленин выделялся своей идейностью; в сочетании с его энергичностью, склочностью и острым злым языком это выдвинуло его в лидеры той группы, которую мы называем большевиками.

Подчеркну еще раз – я ни в коем случае не считаю его каким-то параноиком или психом; у Ленина был сильный интеллект и отличная память; но при этом он был всерьез увлечен нелепыми – на наш взгляд – идеями, и в этом смысле был не совсем нормальным человеком. Иногда так бывает…

Когда Ленина и всю их компанию доставили в Россию, то спонсоры, разумеется, не планировали, что революционеры будут заниматься созидательной деятельностью; очевидно, предполагалось с их помощью окончательно добить бывшую Российскую империю и встроить ее сырьевыми кусками в мировую экономику.

Но здесь вышел прокол, и в первую очередь именно с Лениным. Ильич по складу характера был прирожденным, по выражению Галковского, кризис-менеджером; в мутной воде российской смуты он почувствовал себя, как рыба в воде. Дремавшая под спудом энергия вскипела подобно карбиду, брошенному в воду.

Главное – он страстно захотел реализовать свою идею и построить социализм (как он его понимал). Но для начала надо было остановить распад государства и создать хоть какую-то работоспособную систему. С одной стороны, после 17-ти лет заграничной жизни Ленин очень хорошо знал своих, так сказать, коллег, что упрощало задачу. С другой стороны, его, так сказать, коллеги в массе своей после спокойной и чистой Европы не очень-то рвались к практической работе, что почти автоматически выдвинуло Ленина в лидеры.

Во время смуты энергичный, уверенный в себе человек, знающий, что делать, - всегда становится центром кристаллизации; личные данные Ильича ускорили этот процесс.

Во имя абстрактной идеи он с лихорадочной активностью занялся созидательной деятельностью. Для начала он разобрался с основными политическим конкурентами – как кукушонок выбрасывает лишние яйца из гнезда, так и Ленин вытолкал их на периферию политической жизни.

Затем надо было решить более серьезные вопросы, в частности – создать боеспособную армию для военной борьбы с Белым движением и крестьянскими восстаниями, особенно за Уралом.

Ленин был великолепный тактик, тонко понимавший политические процессы и не боявшийся борьбы (он прошел хорошую школу внутрипартийных драк). Серьезная борьба была невозможна без народной поддержки. Белое движение не несло с собой никакой новой идеи; возможно, они могли бы повести за собой значительную часть народа под флагом монархии – увидев наступивший хаос, многие бы захотели вернуть царя. Но белое движение было по сути либеральным и антимонархическим; это уже позже советская пропаганда сложила миф про то, что «…белая армия, черный барон снова готовят нам царский трон».

Белая армия не хотела царского трона; основная идея была – загнать быдло в стойло и вернуть прежнюю жизнь с хрустом булок и упоительными вечерами. Они тащили Россию в прошлое, не понимая, что их поезд уже ушел – в марте 1917-го…

Бог не любит предателей…

Ленин, великолепный политик, выдвинул встречную мощную идею: «Власть народу! Земля крестьянам! Фабрики рабочим!» Это была идея созидания – и она постепенно стала разгораться в народной толще, обеспечивая поддержку советской власти.

Конечно, Ленин не был наивным студентом и не заблуждался насчет народной власти. Народная власть – это химера, пустой лозунг; но Ленин тонко чувствовал нервы политики и выдвинул именно те идеи, которые вызвали резонанс в народной душе.

Удивительно, что человек, 17 последних лет проживший заграницей и фактически не имевший русской крови, понял народ лучше многих природных русских дворян и интеллигентов.

Дополнительную поддержку Ленин получил от еврейской диаспоры – отмена черты оседлости и строительство новой жизни под интернациональными и атеистическими лозунгами взметнули в органы власти тысячи бывших жителей всяких Касриловок и прочих местечек и городков; они с энтузиазмом поддерживали новую власть и сами становились новой властью. Это как если требуется положить на стену толстый слой штукатурки, то ее дополнительно укрепляют тонкой сеткой, пока штукатурка не отвердеет; роль такой сетки выполнили бывшие местечковые евреи, что, конечно, придало своеобразие новой советской власти.

Загоревшись идеей построения социализма в отдельной стране, Ленин кинул своих спонсоров, которые совершенно не планировали воссоздания российской империи ни в каком виде. Но Ильич сумел перевести стрелку и направить паровоз с надписью «Россия» на новый путь. Более детально этот процесс описан в одной из книг Н.Старикова о революции, с именами и датами.

Собственно, на этом деятельность Ленина и закончилась – как сказано выше, он фактически окончательно сошел с дистанции весной 1922-го года.

Впрочем, последнее по времени – но не по значимости, - что сделал Ленин, было учреждение должности Генерального секретаря и утверждение Сталина на этой должности.

Сталин был из второго ряда революционеров, провинциалом по сравнению с Лениным и его гвардией. Характерно, что в 1917 году Ленин прибыл в Петроград из Цюриха/Швейцария – а Сталин из Ачинска/ Енисейская губерния.

Но Иосиф Виссарионович оказался прекрасным работником, великолепным организатором, хорошо понимавшим народ и не боявшимся тяжелой практической работы. К тому же он не лез вперед и с уважением смотрел на старших товарищей (Сталин был моложе Ленина на 9 лет).

Вторым центром силы, сопоставимым с Лениным, был Троцкий.

Ленин не любил Троцкого и опасался его. У них были, так сказать, разнонаправленные векторы интересов: вектор Ленина был, так либо иначе, созидательный – коли возникла такая уникальная возможность позаниматься с социализмом, он страстно хотел реализовать свои идеи именно в России, здесь и сейчас; Троцкий же смотрел вдаль, он был человек мира, и Россия его интересовала лишь как горючий материал для более глобальных планов. За Троцким стояли серьезные силы, и у него было много сторонников.

Начиная с какого-то момента, Ленин начал все более и более целенаправленно продвигать Сталина на роль своего заместителя и преемника. Видимо, Владимиру Ильичу импонировала способность и нацеленность Сталина на практическую, созидательную работу; очевидно, Ленин ценил возможность опереться на него в своей борьбе; возможно, он чувствовал в Сталине нечто особенное…

Как бы то ни было, с 27 марта по 2 апреля 1922 года состоялся XI съезд РКП(б) – за три недели до приступа, окончательно выбившего Ленина из политической жизни. К этому моменту у Сталина было много сторонников в партии, особенно среди новых людей, выдвинувшихся во время гражданской войны – но и Троцкий был силен…

Ильич, словно предчувствуя близкий конец своей деятельности, сумел провести несколько форсированных политических комбинаций непосредственно перед съездом и во время него, используя весь свой немалый авторитет лидера партии (кому интересно, кое-что можно посмотреть по ссылке http://www.great-country.ru/articles/sssr/sov_governor/stalin/00126.html); он слегка перекроил структуру управления партией, создал должность генерального секретаря ЦК и организовал избрание Сталина на эту должность. Эта должность поначалу выглядела технической, но она имела большой потенциал – Ленин был талантливым политиком и хорошо понимал, что делает… По окончании XI съезда Сталин фактически стал вторым человеком после Ленина, отодвинув Троцкого – а еще через три недели, после частичного паралича и потери речи Лениным, выдвинулся на роль лидера.

На этом посту Сталин оставался более 30-ти лет, до самой своей смерти в 1953-м году.

За эти 30 лет бывшая Российская империя превратилась в Советский Союз.

Советский Союз значительно отличался от фантазий Маркса и того же Ленина – и чем дальше, тем больше. Но Сталину в его жесткой политической борьбе, особенно в первые полтора десятилетия, было удобно ссылаться на идеи Ленина, прикрываясь его авторитетом, тем более, что среди 55-ти томов ленинских сочинений всегда можно было подобрать подходящие цитаты. Кроме того, было известно, что Сталин выдвинут Лениным, и Иосиф Виссарионович умело педалировал эту тему, все время подчеркивая, во-первых, что он продолжатель дела Ленина, во-вторых, величие Владимира Ильича; это помогало провинциалу Сталину в борьбе с европейской когортой ленинцев.

Тем самым Ленин со временем превратился в символ, в своего рода советское божество; а так как Ленин увлекался марксизмом, то автоматически в пантеон богов подтянулись Маркс и Энгельс.

Не знаю, был здесь сознательный умысел, или все получилось само собой, но русская православная атрибутика немного смешно трансформировалась в советские символы: вместо Святой Троицы (Бога Отца, Бога Сына и Святого Духа) люди стали поклоняться Ленину, Марксу и Энгельсу; место литургических богослужений с пением Символа Веры заняли партийные собрания с пением «Интернационала»; вместо соборов стали проводиться съезды партии; «Моральный кодекс строителя коммунизма» заменил десять заповедей, а далекий коммунизм стал вместо рая – только на земле, а не на небе…

Это все годилось во времена становления советской власти, так как народ был сравнительно темным, да и жизнь была такая, что приходилось думать не о теориях, а о выживании; но со временем ситуация стала меняться. Это как если бы дети играли в песочнице в папу-маму, лепили пирожки из песка и изображали семейную трапезу с ними; для маленьких детей – вполне нормальное занятие; но для старшеклассников играть в такую игру – уже просто глупо, а если взрослые начнут кормить друг друга пирожками в песочнице – то надо вызывать людей в белых халатах…

Часто цитируют известную фразу Сталина, сказанную им секретарю ЦК Чеснокову незадолго до своей смерти в 1953-м году: «Без теории нам смерть!», - но как-то не делают выводов; а выводы достаточно убойные для марксизма-ленинзма. Как так нет теории? – Ведь существовали всякие институты марксизма-ленинизма, теорию преподавали в школах, институтах и академиях; куча различных ученых, от рядовых преподавателей до академиков, получала государственные зарплаты, должности и звания за изучение, как они все хором пели, «богатейшего наследия классиков»; и тут вдруг – «Без теории нам смерть»…

Как же так? – Да очень просто; Сталин был гениальным практиком, и хотя он, очевидно, уважал Ильича– а, может быть, даже и любил, так как тот дал ему путевку в жизнь, – но не мог не видеть, что пирожки-то из песка…

Советский Союз был велик не убогими маркистско-ленинскими пирожками, а совершенно новым социальным строем. Изначально Лениным были сформулированы дерзкие революционные лозунги, необходимые для завоевания народной поддержки; эти лозунги нашли отклик в народной душе – и здесь большевикам, ставши в танец, пришлось танцевать…

Они стали заложниками ленинских лозунгов…

Кроме того, революционной смутой в руководство партией внесло немало идейных людей, всерьез хотевших построить справедливое общество. Конечно, наиболее значимым из них для России оказался Сталин.

Говорят, что рыба гниет с головы, и это так; но верен и обратный процесс – с головы может идти и сила.

Национализация крупной промышленности и финансов, общенародная собственность на землю и недра, государственная монополия на внешнюю торговлю, плановое развитие экономики в сочетании с реальной заботой о тех, кого принято называть «простыми тружениками», дали колоссальные результаты.

Что было у нас, в России, например, 18 лет назад, в 2000-м году? – Да примерно все то же, что и сейчас, разве что промышленных предприятий было немного побольше… А если взять Советский Союз 1922-го года (год его формального образования) и отсчитать 18 лет вперед, в 1940-й год – то разница будет ошеломляющей.

Из разрушенной гражданской войной крестьянской страны образовалась мощная индустриальная держава.

Как это могло произойти?! Как из вчерашних темных крестьян, которые из механизмов хорошо себе представляли только деревянную телегу с четырьмя железными шкворнями, откованными в соседнем селе кузнецом в деревянном сарае с самодельной печкой, а читали только по складам, да и то не все – как могли из них через исторически ничтожный срок вырасти грамотные рабочие, мастера, инженеры-механики, инженеры-электрики, инженеры-химики, инженеры-технологи, конструкторы оборудования и летательных аппаратов?!

А если отсчитать еще 18 лет вперед – попадем в 1958-й год; пережив и победив в тяжелейшей войне с Европой, СССР отстроил промышленность, создал термоядерную бомбу, пустил в эксплуатацию Обнинскую АЭС, первым в мире запустил спутник и первым в мире готовился к запуску человека в космос…

«…Да, были люди в наше время – могучее, лихое племя; богатыри – не вы».

…Я смотрю в прошлое… Моя покойная мать, еще девочка-подросток, живет в деревне на севере Украины, возле Россоши; больше года они прожили в оккупации. После освобождения в 1943-м году сразу возобновились школьные занятия; в довоенной кирпичной школе у немцев был склад, при отступлении они его взорвали, поэтому занятия шли в нескольких избах. Поначалу писали на старых газетах между строчек – не было бумаги… Писали марганцовкой или разбавленной зеленкой – не было чернил… После войны стало лучше, отстроили новую школу. Мать жила со своей матерью и бабкой; жили бедно; ее отец (мой дед) бросил их перед войной – остался на сверхсрочной службе и ушел в другую семью. Зимой 1947 года в тех местах был голод. Осенью 46-го года пала корова-кормилица (другая корова в стаде ткнула ее рогом в бок, началось воспаление) – женщины долго ее не забивали, все надеялись выходить, а когда решились, то оказалось, что все внутренности воспалены, мясо пришлось выбросить, осталась только шкура. Шкуру отваривали и ели по кусочкам три месяца, пока не съели; затем стали опухать от голода… Мать была самолюбива, решила бросить школу – стеснялась идти опухшей… Бабки плакали, жалели ее – сами опухшие… Мать хорошо училась; когда не пришла на занятия, директор школы, фронтовик-инвалид, сам приковылял к ним домой – узнать, в чем дело; все понял – и как-то ненавязчиво сумел организовать помощь, мать стали подкармливать в школе; и так они дотянули до весны… Там пошла зелень, стал легче… Больше такого голода не было, жизнь стала налаживаться. Мать как отличница без экзаменов поступила в техникум; техникум тоже закончила с отличием. В то время действовало правило – 5% лучших выпускников из техникумов могли поступать в профильные ВУЗы без экзаменов; один из профильных ВУЗов был в Ленинграде… Там мать вышла замуж за отца… Отец тоже был из 5%, только приехал из Семипалатинска – тогда это был еще русский город, сейчас он называется Семей, казахи переименовали его в 2007-м…

По окончании родители распределились на Алтай; там и жили, честно работали, там и умерли – вначале отец, от рака, в 55 лет, затем мать… Вырастили двух сыновей, оба сына получили отличное образование…

И отец, и мать были членами партии – положено по должности, они оба были на уровне начальников цехов…

Типичные совки…

Брошу ли я в них камень? – Никогда… Я их люблю; я им многим обязан; я сам такой же совок…

Советский Союз был уникальной цивилизацией. Отсутствие власти капитала и ликвидация сословных ограничений дали на русской почве поразительные результаты: в исторически ничтожные сроки возникла мощная держава со своим неповторимым укладом жизни и высокой общественной нравственностью. Конечно, я не собираюсь рисовать пасторальные картинки розовыми красками – будучи человеком верующим, я знаю, что зло будет всегда и построение рая на земле невозможно в принципе, по определению, не взирая ни на какие своды законов и ни при каком социальном строе.

Построение светлого счастливого общества, коммунизма, о чем любили писать советские фантасты 60-х - 70-х годов, является отвлеченной детской фантазией, утопией, отрицающей объективную реальность и человеческую природу; это пирожки из песка…

…Государство существует не для того, чтобы построить рай на земле, а для того, чтобы не наступил ад…

В жизни каждого человека в Советском Союзе также были свои тяготы, несправедливости, драмы и трагедии, как и в жизни граждан, скажем, Мозамбика, США или Кореи.

Но все же было и нечто, заставлявшее с жадным любопытством всматриваться весь мир; в СССР любой умненький мальчик из глухой провинции мог поступить в первоклассный столичный вуз типа МИФИ или МВТУ – и учиться на одну стипендию, а по окончании гарантированно получить рабочее место; в стране не было безработицы – никто не боялся завтрашнего дня; дети ходили в бесплатные детские сады и ясли; школьники летом за разумные деньги (то есть почти бесплатно) могли отдыхать в пионерских лагерях; и так далее, и так далее…

Какое-то время назад я был в командировке на металлургическом предприятии в Италии; по работе мы как-то сошлись с одним местным, можно сказать, капиталистом средней руки; я помню, что на прощальном ужине, когда мы с ним попивали красное винцо из больших пузатых бокалов, сидя в ночной темноте на террасе ресторана среди тосканских холмов, Бортоло вспомнил, как он по молодости, в начале 70-х годов, участвовал в профсоюзных демонстрациях; наряду со всякими лозунгами они несли красные советские флаги – для них наши флаги были символом справедливости…

И действительно – наверное, не было в обозримой истории в мире государства со столь справедливым социальным устройством. Такое государственное устройство дало большие возможности простым людям и позволило раскрыться их талантам; в результате Россия в форме Советского Союза в исторически ничтожные сроки достигла такой силы и такого материального развития, как никогда раньше.

Именно фантастический взлет государства русских людей вызывает зубовный скрежет и иррациональную злобу у тех, кто прикрывает свою русофобию антисоветизмом.

Антисоветизм – это замаскированная русофобия.

Антисоветчик – почти всегда русофоб; из этого правила бывают исключения - но редко…

Впрочем, должен оговориться: отдельная статья – православное священство. Жреческое сословие обижено на советскую власть, и есть за что.

Сейчас существует определенное противостояние между духовенством и верующими, с одной стороны, и значительным большинством российского общества, с другой; при этом у каждой группы есть своя правда.

Священство в массе своей относится к советскому прошлому резко отрицательно из-за атеистической идеологии советской власти и репрессий – временами очень жестоких – по отношению к верующим; падение СССР воспринимается с нескрываемой радостью, как освобождение. Постперестроечный период, соответственно, трактуется как возрождение церковной жизни, и встречает горячее одобрение.

С другой стороны, значительная часть российского общества с теплым чувством относится к временам Советского Союза, с его сильной социальной защищенностью, отсутствием капиталистической эксплуатации и высокой общественной моралью. Постперестроечный период трактуется как разрушение государства, бессовестное разграбление народного достояния, развращение нравов – и встречает горячее осуждение.

Фокусом противостояния является фигура Сталина; одни считают его кровавым деспотом и позорным пятном на российской истории, другие связывают его имя с победой в Отечественной войне и невиданным государственным расцветом России.

Я уже упоминал, что правильное понимание судьбы России невозможно вне православия. Вместе с тем, история России не сводится к истории Русской Православной Церкви; история России шире. Православное священство выполняет исключительно важную миссию – оно обеспечивает мистический контакт верующих с Богом, но, повторюсь, священство – это только часть общества, а судьба России полифонична и состоит из разных, дополняющих друг друга мелодий.

В истории нет сослагательного наклонения, но все же представим - что бы нас ожидало, не случись революции и всего остального? - Это легко представить – надо вспомнить 1941-й год, когда мы едва не стали колонией унтерменшей у наших партнеров. Российская империя образца 1917 года, с ее прогнившей элитой, отсталой техникой и слабой верой, не устояла бы против западного мира. Наверное, русская церковь сохранилась бы в виде некоторой экзотики, дозированной и подконтрольной, для поддержки местных рабов – но у Бога были другие планы относительно России; как пел Высоцкий: «…но никогда им не увидеть нас прикованными к веслам на галерах».

Новой интеллигенции, вчерашним крестьянам, вместо французских оборотов, хороших манер и древней латыни пришлось усиленно изучать законы Кирхгофа, правило буравчика и дифференциальное исчисление.

Поражает ясность понимания ситуации Сталиным, когда он в 1931-м году, за десять лет до начала войны, выступая на Всесоюзной конференции работников промышленности, сказал буквально следующее: «Задержать темпы — это значит отстать. А отсталых бьют. ... Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Через десять лет, в декабре 1941-го, после нашего контрнаступления под Москвой, стало понятно – Россия смогла уложиться в нужное время…

Что еще, кроме возможности жить в независимой стране, дала советская власть церкви?

На самом деле – немало.

Дореволюционное священство в массе своей было малообразованным и приниженным; не зря же в народе прижилось пренебрежительное слово «поп».

Советская власть радикальным образом повысила образованность народа; образование в Советском Союзе было, наверное, лучшим в мире. Несмотря на деградацию в постперестроечный период, задел все еще остается. Общий подъем образовательного уровня самым благоприятным образом сказался и на русском священстве, и на богословской мысли. Никакой современный нормальный человек, имеющий опыт живого общения со священниками, не назовет их «попами»; это слово из другой области и другого лексикона.

Слово «поп» иногда используется в интернете разными обличителями, воодушевленными своей анонимной смелостью; это та публика, немного глуповатая, которая знает жизнь в основном через экраны гаджетов; на «Тупичке» у Гоблина такого рода публику грубо, но довольно точно называют «малолетними дебилами»; впрочем, иногда кажется, что это не возраст, а состояние души…

Есть еще один тонкий момент, касающийся гонений на церковь; этот момент будет более понятен верующим, чем атеистам. Я бы описал его фразой Глеба Жеглова: «Наказания без вины не бывает».

Любой православный, имеющий практический опыт живой веры, знает, что, как правило, грех требует определенного искупления; универсальным платежным средством является терпеливое перенесение последующей болезни или скорбей.

Я упоминал выше, что в 1917-м году русский народ вследствие апостасии совершил грех, отступив от своего предназначения, отказавшись от веры и выступив против монархии; в разных сословиях это выражалось по-разному.

Синод Русской Православной церкви активно поддержал Временное правительство и свержение царя. Напомню: Николай II отрекся от престола за себя и сына в пользу своего брата Михаила; Михаил отложил свое решение до Учредительного собрания, которое – теоретически – могло утвердить его новым монархом. То есть после февраля 1917 года еще оставалась вполне реальная возможность трансформации власти в конституционную монархию.

Но Синод однозначно не хотел возвращения монархии; из богослужебных текстов уже через день после отречения Николая II были официально удалены упоминания о Царе; епископат перестал поминать Царя 6 марта; 7-8 марта Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось «во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление «о Богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве ея».

Те немногие священники и епископы, которые пытались поминать царя и настраивать паству на монархическую волну, наказывались вплоть до запрещения в служении.

Характерный эпизод: 4-го марта, через день после отречения, состоялось официально-торжественное заседание Синода под председательством митрополита Киевского Владимира (Богоявленского) с участием нового обер-прокурора от Временного правительства В.Н.Львова. Общее настроение было приподнятым; архиепископ Новгородский Арсений говорил о появлении перед Российской церковью больших перспектив, открывшихся после того, как «революция дала церкви свободу от цезарепапизма»; тут же из зала заседаний было вынесено в архив царское кресло (символ цезарепапизма), которое предназначалось исключительно для царя и находилось рядом с креслом председательствующего; кресло торжественно вынесли митрополит Владимир вместе с обер-прокурором.

Митрополит Владимир имел личную обиду на Николая II, так как тот перевел его в 1915-м году из столичного Петрограда в Киев из-за резко отрицательного отношения к Распутину; когда товарищ обер-прокурора князь Жевахов обратился 26 февраля, в разгар забастовок, к председателю Синода митрополиту Владимиру с просьбой выпустить от лица церкви воззвание к населению с поддержкой монарха, – тот отказался. На следующий день с аналогичным призывом обратился к Синоду и тогдашний обер-прокурор Раев; Синод опять отказался – с жесткой формулировкой, что еще неизвестно, откуда идет измена, сверху или снизу.

Митрополит Владимир был жестоко убит в Киеве через 10 месяцев после вышеописанного выноса кресла; архиепископу Арсению повезло больше – с 1919-го по 1925-й он неоднократно арестовывался и сидел в тюрьмах, в 1925-26 был отправлен в ссылку в Ашхабад, с 1926-го переведен в Ташкент, где и умер в 1936-м году своей смертью…

Основная, так сказать, проблема была в том, что церковная элита в массе своей воспринимала царя как харизматического конкурента; монарх помазывался на царство в рамках специального таинства и мог на законном основании принимать участие в руководстве делами церкви. Это было продолжение старого спора, что выше – священство или царство; Синод решил на практике доказать, что священство выше.

Поэтому Синод в то время не очень волновало, какая будет светская власть, ибо духовенство знало, что светская власть не обладает харизматической природой в отличие от власти царя или священства; именно поэтому Синод хотел упразднения монархии.

Кто интересуется деталями – можно сходить, например, по ссылке http://www.great-country.ru/rubrika_articles/church/00001.html

Церковь никак не отреагировала на арест Николая II Временным правительством – хотя царь и оставался помазанником Божиим, ведь никто с него помазания не снимал; и это демонстративное игнорирование судьбы царя продолжалось и далее.

15-го августа 17-го года в Москве открылся Поместный собор; собор никак не отреагировал на свержение Временного правительства большевиками 7-го ноября, он занимался восстановлением патриаршества; через десять дней, 18-го ноября, был избран патриарх Тихон.

Работа собора продолжалась более года; ни разу собор не обратился ни к Временному правительству, ни к советской власти не то, чтобы с ходатайством о смягчении участи царской семьи – даже с вопросом об условиях содержания или каким-то иным беспокойством; после получения известия о расстреле царской семьи на соборе возникли дебаты о необходимости отслужить заупокойную панихиду – в итоге вопрос поставили на голосование, и большинством было таки принято положительное решение – хотя примерно треть (!) участников собора проголосовали против.

Я упоминал выше, что после революционного опьянения свободой в России началось кровавое похмелье; русскому народу пришлось принести «достойный плод покаяния» путем терпеливого несения скорбей и послушания новой власти.

Апофеозом, пиком искупления стала Великая Отечественная война.

Советский народ показал беспримерный массовый героизм и самоотверженность в войне с небывало сильным врагом. До сих пор принято недооценивать по разным причинам мощь немецкой армии; при Гитлере в Германии был взлет народного духа; немцы были по своей натуре отличными воинами; Вермахт в 1941-м году был, несомненно, самой сильной сухопутной армией за всю мировую историю.

Война сразу приняла чрезвычайно ожесточенный характер.

Это в побежденном Париже немецкие офицеры галантно пропускали французских дамочек впереди себя, когда заходили утром выпить чашечку кофе; в Европе они все были как двоюродные и троюродные родственники; не зря вся Европа потянулась за Гитлером…

В России женщин грузили как скот в товарные вагоны, а иногда сжигали вместе с младенцами… Унтерменши – они же почти не люди…

…Четыре года «соленый пот и кровь рекой», - как пел Михаил Ножкин…

Отечественная война была подобна кризису во время болезни: у больного нарастает жар, человек мечется в бреду, сухие губы, пот, слипшиеся волосы – и вот наступает утро; жар спадает, больной тихо спит; жена свернулась рядом в кресле и плачет слезами облегчения…

В этом смысле очень характерна известная речь Сталина – точнее, тост, сказанный на приеме в честь командующих войсками 24-го мая 1945 года, то есть почти сразу после Победы.

Казалось бы, Сталин должен был сказать какие-то общие, что называется, политкорректные слова про мужество и героизм всех советских людей и все такое; и хотя его никто за язык не тянул, сказал он следующее (цитирую отрывками, весь тост можно посмотреть, например, здесь http://ruskline.ru/history/2014/05/24/stalinskoe_spasibo_russkomu_narodu):

«Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа… Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение… У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала… Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой… Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии… Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!»

Эта речь является своего рода ясным знаком прощения со стороны Бога, доведенным до всеобщего сведения через руководителя страны; народ принес достойный плод покаяния; кризис миновал, и больной пошел на поправку…

Действительно, советскую историю можно разделить на два периода: очень тяжелый довоенный и война (период терпения болезни и кризиса, время искупления греха) и гораздо более светлый послевоенный (период выздоровления, время прощения).

Когда читаешь книжки Николая Носова – большого, но недооцененного писателя, - написанные им в послевоенное время («Витя Малеев в школе и дома», рассказы и повести, в том числе про Незнайку, и прочее), то ощущаешь поразительное чувство оптимизма, света и чистоты… Кризис миновал…

Но что касается церкви – она еще не заработала прощения; период терпения скорбей, гонений, период искупления - продлился до конца существования СССР еще на сорок лет.

Причем во время войны и непосредственно после положение православной церкви было сравнительно благополучным; был выбран Патриарх, открывались закрытые храмы и монастыри и так далее; то есть церковь в принципе могла бы сосуществовать с советской властью и дальше, а по мере повышения уровня жизни эти отношения могли бы также улучшаться.

Но кому многое дано – с того многое и спросится; очевидно, для того, чтобы урок был основательно усвоен православным священством, Бог продлил его на все послевоенное время…

Нечто подобное было в свое время с патриархом Никоном: он тоже хотел поставить власть патриарха выше царской – и его попытка также была жестко пресечена Богом (в судьбе Никона отчетливо видна Божья воля).

История нам показывает, что в России царь все же выше патриарха (если что - здесь у меня нет намека на В.В.Путина; современная ситуация требует отдельного обсуждения).

Поэтому напрасно многие современные священники проклинают советскую власть – они не до конца понимают ситуацию; ибо глупо выглядит собака, когда кусает плеть, которой ее наказывает хозяин; наказывает не плеть – наказывает Хозяин…

Вернемся к Советскому Союзу.

Судьба СССР поразительно точно соответствует словам Христа в Евангелии от Матфея: «…А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».

Величественное и красивое здание Советского Союза с большими буквами «ЛЕНИН» на фасаде было выстроено на гнилом фундаменте марксистко-ленинской идеологии. Разрушение СССР являлось, несомненно, качественно проведенной спецоперацией, детали которой нам, профанам, едва ли когда станут известны; но такая операция могла быть проведена только при условии загнивания элиты.

Болезнь элиты немедленно дает метастазы в государственный организм; государство теряет иммунитет…

Припоминаю, что мы в свое время конспектировали основные цели КПСС, и было там в качестве программы записано что-то вроде: «Способствовать всемерному удовлетворению постоянно растущих потребностей советских людей»; вроде и неплохая цель, но какая-то скучноватая; если заменить «советских людей» на «наших свинок», то такому лозунгу самое место на свиноферме…

При социализме основная проблема – это элита; партноменклатура руководила огромными мощностями – а хотелось не только руководить, но и владеть…

Человек слаб; идейных людей мало; обычному человеку тяжело ворочать миллионами, а самому жить с детьми в обычной «трешке», ездить на «Волге», отдыхать в Анапе; постепенно у такого человека развивается убеждение, что он имеет право жить в «пентхаузе», ездить на BMW, отдыхать на Майорке…

В итоге получилось, как в фильме у Балабанова: «А где твоя родина, сынок? Сдал Горбачев твою родину американцам, чтобы тусоваться красиво»...

В чем же был смысл существования Советского Союза? И был ли вообще какой-то смысл?

Надо хорошо понимать, что наша история еще не закончилась; Россия еще не допела свою песню.

В это верится с трудом; по здравому смыслу у нас нет будущего: промышленность десятилетиями продолжает понемногу деградировать, уже фактически исчезли целые отрасли, даже военную технику мы вынуждены изготавливать с импортными комплектующими, на импортных станках и импортным инструментом; катастрофическая деградация промышленности вызвала соответствующую деградацию науки; образование разрушается и переходит на колониальные стандарты; элита в массе своей напоминает скопление слепней, облепивших морду стреноженной лошади и жадно спешащих успеть напиться теплой крови; народ устал; общественная нравственность падает; уже даже наши славные олимпийцы, ради того, чтобы лишний раз скатиться с ледяной горки, покрутить полуобнаженной попкой под музыку или погонять шайбу по корейскому льду, готовы публично отказаться от Родины и пройти с блеянием и мычанием по стадиону под злорадные и презрительные выкрики разноцветной толпы: «Гут, гут, русиш швайн!»

По здравому смыслу – нам конец…

Но не надо чрезмерно огорчаться (или радоваться, если вы враг), глядя в окно; наша история не закончится этой всей пошлостью. Сквозь ежедневную суету уже все более и более отчетливо проступают грозные и величественные контуры грядущего.

Впрочем, обсуждение темы грядущего выходит за рамки данных заметок.

…12 лет назад в Псково-Печерском монастыре скончался отец Иоанн Крестьянкин. Многие, наверное, знают, ну, а если кто не в курсе, то просто примите к сведению, что отец Иоанн – современный святой; он еще не прославлен официально, но это формальность и дело времени. У отца Иоанна был редкий дар – дар рассуждения; также он был прозорлив.

В одной из своих проповедей отец Иоанн обратил внимание, что российскую историю, от крещения до наших дней, можно разделить на шесть периодов, каждый из которых соответствует одному из шести таинств (магических ритуалов) Православной церкви; седьмой период приближается.

Шестой период, от Первой мировой войны до наших дней, соответствует Тайне Причащения; фактически это время совпадает с советской властью. Во время Таинства причастия человек наиболее тесно, можно сказать, просто физически соединяется со Христом.

Чтобы лучше понять смысл этого соответствия, приведу небольшую притчу, своеобразный православный фольклор.

…Один человек в конце жизни с некоторой обидой сказал Богу: «Я прожил длинную и трудную жизнь – и что-то не видел Тебя; где Ты был?» «Смотри, - ответил Бог, - вот твоя жизнь». И тут человек увидел всю свою жизнь в виде цепочки следов на мокром песке вдоль берега океана; они начинались вдали, от рождения, и заканчивались у его ног. «Видишь, - продолжил Бог, - Я все время шел рядом с тобой». И действительно, человек увидел вторую цепочку следов рядом со своими. Всмотревшись внимательнее, он опять воскликнул с обидой: «Смотри! Там, вон там и еще дальше; это были самые тяжелые периоды в моей жизни – а Ты как раз в это время отходил от меня; твои следы исчезают…» Бог погладил человека по голове: «Это твои следы исчезают; Я брал тебя на руки…»

Советский период был тяжелым временем для нашего народа; Христос пронес Россию на руках…

Сейчас приближается седьмой период, седьмое Таинство – Таинство Рукоположения. Во время этого Таинства человек получает особую благодать и становится священником.

России предстоит выполнить особую миссию – миссию священства; позволю себе процитировать отца Иоанна: «…И станет русский народ священным народом, утренней звездой между народами».

Именно в этом контексте надо рассматривать время советской власти; это был подготовительный этап.

Современный мир устроен так, что слабых и жалких никто слушать не будет.

В Советском Союзе мы освоили современное производство и научились быть сильными; за постперестроечное время мы многое узнали и поумнели…

По здравому смыслу слова про особую миссию России и ее предстоящее священство кажутся нелепыми; посмотри за окно - какое уж тут священство…

«Но ин суд человеческий, и ин суд Божий»…

Я ни секунды не сомневаюсь, что так и будет; я знаю, что так будет – и уже совсем скоро.

Осталось только немного подождать…

https://aftershock.news/?q=node/605905

https://www.perunica.ru/sssr/9476-neskolko-zamechaniy-pravoslavnogo-o-sovetskoy-vlasti.html  



+20


Несколько замечаний православного о советской власти

Категория: СССР   Теги: Революция, Сталин, Великая Отечественная Война, Состояние дел в стране

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера