ГУЛ

ГУЛ


Крики без звука. Война без войны. Победа без боя.

1. ГОСТЬ ИЗ ПРОШЛОГО

Я сидел в кафе центрального аэропорта и, допивая третий коктейль, тщетно пытался избавиться от всяких навязчивых мыслей. Очень хотелось просто отключиться и отдохнуть. Забыть на время обо всем и обо всех, включая себя самого. Я только что прибыл из командировки, где в составе рабочей группы по обмену международным опытом изучал аномальное поведение тайфунов у берегов Нева́ды.

Аномальные явления - это моя работа, наверное даже - призвание. Но силы и душу она выматывает изрядно. И не так утомляют бесконечные вылеты на место катастроф и рутинная работа экспертных комиссий, как всякие театральные шоу, неминуемо следующие за ними. Все эти конференции, отчеты, доклады, официальные приемы иногда просто откровенно бесят своей показной петушиной важностью. И страшно достают вездесущие журналисты, с умнейшим видом задающие глупые вопросы...

Поток моих беспокойных мыслей прервал чей-то хрипловатый голос:
- А ты, Лады́нин, мало изменился!
Я удивленно поднял глаза. Передо мной стоял суровый бородатый парень в потертой ветровке. Что-то уж очень знакомым показалось мне его лицо. ... В какой-то экспедиции? ...Нет, я бы вспомнил... Армейский? ...Или... Ну да, конечно же, университет!

- Ты, что ли, Костро́в? - на всякий случай уточнил я.
- Узнал. А давно не виделись.
Да, действительно, это было как будто в прошлой жизни. Но Кострова я хорошо запомнил. Во всем, что только возможно, он был не как все. Презирал моду, отвергал правила и не признавал ничьих авторитетов. Он подвергал сомнению любые истины, за что впал в вечную немилость у наших профессоров. А потом куда-то пропал бесследно в самой середине пятого курса. И его постепенно забыли. По крайней мере, слухи и сплетни о нем быстро утихли.

- Ну как съездил? - снова прервал Костров мои мысли. - Отчет, как всегда, за уши натянули?
- С чего это ты взял? - возмутился было я, угрюмо повернувшись к окну.
- А что, неужто в кои-то веки всё выяснили? - с любопытством спросил он.
- Ну, допустим, не всё... Честно говоря, ни черта не выяснили! Природа как будто взбесилась! И этот тайфун, и цунами в том месяце... Да и вообще, никто ничего не понимает. А признаваться никому не хочется: статус спеца очень уж боязно потерять. Вот и ходит каждый из нас с важным видом и умные фразы из носа выковыривает. …
- А ты бы хотел получить ответы? - испытующе глянул на меня Костров.
- Что за вопрос? Конечно! Только где их взять-то?
- У тебя же отпуск нынче?
- Первый день сегодня. ...А ты, вообще, откуда про меня знаешь? - спохватился я, подозрительно разглядывая своего собеседника.
- Неважно. Собирай вещи. Завтра в восемь утра будь готов. За тобой приедут.
- Погоди... Кто приедет, зачем?
- Ответы тебе нужны? ….. Тогда собирайся.

2. УТРЕННИЙ КОФЕ

Ночь пронеслась намного быстрее, чем этого хотелось. Мой бесцеремонный будильник как всегда растормошил меня в самой середине сна и без всякого зазрения совести вытащил из постели. У меня был всего час, чтобы умыться, одеться, собрать вещи и... Нет, попить кофе я уже не успел. Машина ждала у подъезда.

Водитель не был особо разговорчив. Он охотно отвечал на мои вопросы, но почти всегда ограничивался короткими «да» или «нет». В результате, потеряв всякую надежду вытащить из него хоть какую-нибудь полезную информацию, я повернулся к окну и, зевнув, стал рассматривать утренние облака.
- Все-таки, кофе сейчас бы очень не помешало, - подумал я и еще раз зевнул.

Мой шофер мельком покосился в мою сторону, мягко сбавил скорость и, приоткрыв бардачок, достал оттуда небольшой термостакан.
- Вот, возьмите, - протянул он мне горячий напиток.
Я с благодарностью взял стакан.
- Говорить он не мастер, но мысли, похоже, читает неплохо, - пошутил я про себя.
Вопреки моим ожиданиям, это был не кофе, но вкус этого напитка оказался очень приятным и необычным. Видимо, это какой-то интересный букет экзотических трав. Сразу стало как-то тепло и легко . Спокойно и тихо...

3. ТАН

Что-то вдруг меня стало сильно раскачивать. Странно, где это мы едем? Я открыл глаза и выглянул в окно. Какое-то оно... Стоп! Это иллюминатор! ... Где я, черт побери, нахожусь?! Я снова приблизился к стеклу и осторожно поглядел вниз. Подо мной была вода, и она была везде, насколько хватало взора. А я летел в полусотне метров над водой, запертый в кабине какого-то вертолета. Да, забавно... И, в принципе, этого вполне можно было ожидать... Ну что же, задавать вопросы было некому. Оставалось только любоваться пейзажем и ждать прибытия к пункту назначения.

К счастью, ждать пришлось недолго: вскоре на горизонте показался небольшой остров. Подлетев с подветренной стороны, вертолет опустился на ровную площадку, и пилот, не заглушая мотора, выскочил из кабины и высвободил меня из заточения.

- Что это за место? - поспешил я спросить у пилота.
- Тан. Ты что, не в курсе, куда ехал? - удивленно посмотрел на меня летчик.
- А где это вообще? - тщетно пытался я хоть что-то понять, оглядываясь вокруг.

Тут к вертолету подошел бородатый мужчина, и пилот сразу же предложил мне со всеми вопросами обратиться к нему. Я представился и сказал, что меня прислал Костров.
- Ды́мин, - протянул в ответ руку мужчина. - А тебе к Чека́нову надо. Вон он канат с бухты снимает.

Я оглянулся. У крошечного причала стояло небольшое судно, груженое железными контейнерами. Из трех человек, находившихся поблизости, я сразу же приметил высокую фигуру, ловко управляющуюся с тросом. Каждое его движение выдавало волю и упрямство этого человека. И видимо, поэтому он тут бы кем-то вроде начальника.

Подойдя к причалу, я отрапортовал, кто я такой, откуда и от кого.
- Ладынин, значит? Очень хорошо. - одновременно сурово и в своем роде приветливо ответил Чеканов.

Он еще раз внимательно посмотрел на меня, отряхнул руки и, вытерев ладони о край брезентового чехла, коротко сказал:
- Пойдем.

Из вертолета уже выгрузили несколько больших коробок, и пилот, громко захлопнув дверь кабины, плавно поднял машину в воздух. Сделав полукруг над островом, железная птица быстро устремилась прочь, и минуту спустя она уже скрылась за горизонтом.

4. НА ПРАВАХ ХОЗЯИНА

Чеканов привел меня к большому бревенчатому дому и, приоткрыв дверь, пригласил внутрь. Пройдя небольшой тамбур, набитый разным добром, мы вошли в просторную комнату с длинным столом, приставленным торцом к одному из окон. На стенах в два-три яруса располагались полки, уставленные книгами, приборами и всякой разной мелочью. В углу стояла гитара. А еще на стене висела карта каких-то островов. И называлась она «Архипелаг Тан».

Я хотел было спросить Чеканова об этой карте, но он, опередив меня, начал экскурсию по дому:
- Это у нас зал, гостиная, ... Короче, что-то в этом роде. Тут спальня, - открыл он дальнюю дверь, - Вон там твоя койка. Осваивайся потихоньку. Половина тумбочки свободна. В шкафу тоже найдешь место. А здесь кухня, она же столовая, - пояснил он, входя в другую комнату, - Всё, что найдешь, бери. Кружку эту можешь взять.

Чеканов вернулся в большую комнату и подозвал меня к окну:
- Вон те два строения - склады. За ними - силовая подстанция. Работаем, как видишь, на солнечных батареях. Хотя дрова всегда на припасе. Там, на холме - узел связи. Но это и так понятно. Ну а по ту сторону - сам поглядишь, прогуляешься - теплица, баня и прочие удобства жизни. Так что располагайся. Остаешься за хозяина.
- Так я... один останусь? - насторожила меня последняя фраза.
- Да, нам кое-какие дела надо срочно уладить.
- И надолго это?
- Нет...

Он поискал что-то взглядом и, взобравшись на табурет, достал с полки старенький советский магнитофон.
- Ты ведь в технике смыслишь?
- Ну... да, конечно.
- Погляди пока, что там внутри.

Я пожал плечами и взял магнитофон.
- Ну будь здоров. Скучно тебе не будет! - Чеканов хлопнул меня по плечу, и крепкой морской походкой направился к выходу.
- Да, - обернулся он на пороге, - инструменты в ящике под столом.

5. ГЛАВНОЕ - ВНУТРИ

Оставшись один, я еще раз прошелся по комнатам, постепенно привыкая к новому жилью. Скинул рюкзак и, усевшись на кровать, выложил половину его содержимого в тумбочку. Посмотрел в окно. Здесь мне все напоминало о полярной экспедиции, в которой я был пару лет назад. Такой же поселок, такой же быт и образ жизни. Такие же люди, простые и суровые. Только здесь не так холодно и совсем нет снега.

Немного отдохнув, я вернулся в большую комнату. И первым делом решил получше разглядеть карту. На ней размещались восемь больших островов и пара десятков мелких. На больших, кроме названий, были от руки приписаны номера. Судя по сетке, архипелаг имел весьма внушительные размеры. Странно, что я о нем никогда не слышал. И очень жаль, что нельзя было определить его местоположение: на карте стояли только локальные координаты.

Наш островок располагался на самом краю, с северо-востока. Его я сразу узнал по эмблеме, которую видел на куртках парней, на судне, вертолете и каждом контейнере, стоящем у причала. Эта эмблема - что-то наподобие закрученной вправо спиральной галактики из восьми рукавов, каждый из которых оканчивается стрелкой. Или, может, это - стилизованное Солнце. Кто его знает? Белый знак на синем фоне.

Ознакомившись с картой, я вернулся к столу и взял в руки магнитофон. Что ж, раз обещал его посмотреть, посижу пока, поковыряю. Хоть чем-то скоротаю ожидание. Достал из ящика отвертку. Аккуратно открыл корпус. И к своему удивлению обнаружил внутри толстую тетрадь, на обложке которой большими жирными буквами было написано: «ГУЛ».

Сев поудобней и раскрыв тетрадь, я за несколько минут погрузился совсем в другую реальность, принять которую было очень непросто застрявшему в стереотипах сознанию.

6. ДНЕВНИК. НАЧАЛО (1)

Сегодня десять дней, как мы прибыли на архипелаг Тан. Обилие информации, полученной за эти дни, побудило меня начать вести дневник, чтобы хоть как-то фиксировать факты и приводить в порядок мысли.

Когда Костров предложил нам подключиться к этому проекту и описал ситуацию, мы поначалу решили, что это какой-то бред. И даже думать не хотели обсуждать эту тему. Но на следующий день тема как-то сама вернулась. Просто мы взвесили все аргументы «за» и «против» на холодную голову.

Во-первых, Костров не был из тех, кто ведется на байки и падок на авантюры. Он слишком дотошен и прагматичен, чтобы доверять непроверенным слухам. И уж точно не будет он браться за дело, не убедив себя, что оно того действительно стоит. А во-вторых, мы у него в большом долгу. Два года назад его команда, рискуя жизнью, буквально вытащила нас из Ада, подхватив на вертолете из-под снежной лавины. Так что... мы все-таки дали согласие.

Если попытаться отбросить мистику, кругом да около сопровождающую события, ситуацию на архипелаге можно описать так: на определенной глубине обнаружен некий массивный объект, способный излучать волны в широком диапазоне низких и сверхнизких частот. Этот гул - единственно проявление объекта. И как-то само собой к нему приклеилось это название - Гул.

Размеры объекта определить никак не удается. Все время получаются противоречивые данные: то он больше, то меньше, и форма всякий раз выходит разная. Как будто в данные приборов кто-то постоянно вносит помехи. Только одно неизменно и однозначно - он огромный!

А самое главное - это то, что его излучения отнюдь не хаотичны и не случайны. Мы и наши коллеги зафиксировали десятки случаев намеренного и целенаправленного воздействия. И это наводит на мысли, что объектом кто-то осознанно управляет. И это не на шутку тревожит, тем более, что последствия этого воздействия бывают порой пугающими.

Каким-то образом Гул возбуждает резонансные колебания различных сред, вызывая тем самым тектонические и климатические аномалии. Это может быть ураган, извержение вулкана, цунами, проливной ливень, засуха или лесной пожар. И почти всегда эти бедствия бывают удивительным образом привязаны к конкретным событиям из жизни людей, принуждая их принимать какие-то вполне конкретные решения.

7. НА ПАУЗЕ

Я отодвинул дневник. Надо было немного передохнуть. В голове неприятно гудело, и ужасно хотелось пить. Пошел на кухню, налил себе холодного чая. Выпил залпом пол-кружки. Походил по кухне. Постоял у окна. И решил, что надо сделать перерыв, успокоить мысли и переварить прочитанное. К тому же я с самого утра ничего не ел.

Перебрал на полке консервы, нашел в холодильнике масло. Вполне подойдет. На окне лежали помидоры, сорванные в теплице. Тоже очень кстати. Горячий обед, чай с медом и душицей быстро помогли мне успокоиться и расслабиться. И я решил, пока еще светло, немного прогуляться по острову и получше с ним ознакомиться. В конце концов, я остался за старшего, как сказал мне Чеканов. Значит, надо быть в курсе, где тут что и как. Заодно и мозги проветрить не помешает. А дневник - он никуда не денется.

Островок был, конечно, маленький. Но заглянуть в каждый уголок и осмотреть каждый камешек заняло у меня, как оказалось, более двух часов. Зато после этой экскурсии я уже не чувствовал себя чужаком или гостем на этом острове. Мы с ним неплохо познакомились и уже немного подружились. И мне он понравился. Надеюсь, я ему тоже.

Ну что ж, наверное пора было возвращаться. Скинув в прихожей куртку, я заглянул на кухню и, согрев чайник, налил полную кружку крепкого кофе. И, забрав кружку с собой, снова сел за дневник.

8. ДНЕВНИК. СИЛА РЕЗОНАНСА (2)

... Мы уже почти три месяца на этих островах. Фактов и наблюдений собрали массу. Но по прежнему почти все вопросы остаются без ответов. Гул забавляется с нами как кот с мышкой. И мы ничего не можем с этим поделать. Мало того, что он давит на нас через природные катаклизмы, он научился уже напрямую влиять на людей. И, судя по всему, всё на том же принципе резонанса.

Известно, что мысли и чувства имеют свои частотные характеристики. Например, любовь, радость порождают высокочастотные колебания. А страх, депрессия или злость генерируют низкие частоты. Играя на резонансе этих частот, в одном месте Гул провоцирует массовую панику, в другом - большую драку, а где-то все, как один, понуро склоняя головы, идут на эшафот.

Вдобавок ко всему, этот монстр подобрал отмычки к здоровью и самочувствию людей, играя на том, что проявление всякой болезни - это сползание вибраций органов на пониженные частоты. А в этом диапазоне он, как известно, асс, не знающий себе равных. Одна только «проблема» - здорового человека ему нечем подцепить. Но и здесь он каким-то загадочным образом нашел решение - мобилизовал покорных и сломанных всеми возможными способами распространять вредоносные и поражающие факторы. Конечно же, под самыми благородными и благовидными предлогами...

В это же время началась массовая разработка и внедрение технических средств, способных передавать и усиливать сигналы Гула. Технику начиняли разными привлекательными безделушками, дабы люди сами начали к ней тянуться, предоставляя полный доступ к своему телу и разуму.

Кто и как управляет этой громадой, посылая через нее четкие и конкретные указания, для нас до сих пор загадка. Была, правда, одна версия, но мы отмели ее сразу: слишком уж она нелепа и фантастична. Что ж, мы - народ упрямый, будем искать дальше. Главное сейчас - вычислить заказчика и раскрыть его планы.

А пока у нас была лишь общая и размытая информация о том оружии, что скрывается в глубинах океана. Собрав и обобщив все полученные данные, правители островов решили совместно найти способ противостояния этой угрозе. Конечно же, первое, что пришло им в голову - это военная техника. Пускали в ход всё, что было им доступно - от лазера до пороховых шашек. Но Гулу, похоже, все нипочем, будто он соткан из воды или воздуха. Хотя на агрессию он всегда давал свою ответку - запускал резонансом природные бедствия или погромы под носом мятежных царей.

Отчаявшись одолеть это чудище силой, власти с поддержкой науки пытались гасить опасные излучения зеркальной волной. И это действительно имело свой результат. Ровно до тех пор, пока Гул не вывел из строя все оборудование. К нему он тоже подобрал резонанс. А у нас уже кончились все варианты.

9. ВЕЧЕРНИЕ ОГНИ

Кто-то зажег за окном свет. Я быстро встал, накинул куртку и вышел на улицу. Видимо, увлекшись чтением, я не услышал, как к берегу причалил баркас. Но... причал был пустым. Непонятно... Вертолет? Уж его бы я точно заметил. Может, кто-то с другого берега пристал? Поднялся на холм. Огляделся. Никого. Постояв с минуту в растерянности, я вернулся назад. Нет, я здесь явно был один. А свет, похоже, включается таймером или световым реле. На улице-то уже сумерки наступили.

Да, время промчалось совсем незаметно. Я потянулся и глубоко вдохнул прохладный вечерний воздух. Очень хотелось активно размяться. Видимо, слишком долго сидел в одной позе. Прогуливаясь днем по острову, я заметил небольшую колоду поленьев рядом с баней. Сейчас было бы самое время поколоть дрова.

Помню, я любил приезжать к своему деду в деревню. Как-то всё было у него особенно уютно и радостно. И дровяные колоды, и белёная печь, и чугунный рукомойник у резного крыльца. Всё было какое-то очень родное, очень живое, настоящее. А еще тишина и покой. Всё, чего мне так всегда не хватает в большом сумасшедшем городе!

На одном дыхании нарубив дрова, я понял, что не на шутку проголодался. Еще днем я приметил в холодильнике пол-кастрюли борща. Вот с него-то я и начну свой пир! Кстати, надо заглянуть в теплицу: неплохо бы стащить немного лука с укропом. Ну а после ужина...

... После ужина я прилег ненадолго... И благополучно проспал до самого утра. К дневнику вернулся только на следующий день.

10. ДНЕВНИК. ВЛАСТЬ ТЕНЕЙ (3)

Пять месяцев пролетели как ветер. Мы долго и упрямо пытались выстраивать цепочку фактов, исключительно опираясь на научную прагматику. Но ситуация, все-таки, вынудила нас выйти за рамки гранитных столпов незыблемых истин. Вчера мы, наконец-то, выставили на общее обсуждение информацию, от которой все эти месяцы так отчаянно открещивались.

Мы заговорили о тех, кого с недавних пор панически боятся упоминать правители, а приближенные шепотом называют: «Тени». Они приходят к тем, кто наделен влиянием и властью и отдают им разные приказы. Непослушание жестко карается, преимущественно бунтами и катастрофами. А это наводит на мысль, что Тени и Гул - одна связка. И факты говорят, что работает она безотказно.

Вроде, как бы нашли заказчика, а с ним - и источник проблемы. Только вот есть одно «но», очень щекотливое и деликатное: название свое Тени получили не просто так. Они появляются ниоткуда и исчезают в никуда. Их слышат и видят только те, к кому они приходят. Мы собрали с десяток записей камер видеонаблюдения, где люди разговаривали с пустотой, но после происходили события, вполне материальные и весьма ощутимые.

Последней каплей, заставившей нас поверить в эту мистику, был разговор правителя пятого острова с невидимым гостем, когда он наотрез отказался выполнять приказы. Минуту спустя у него остановилось сердце...

После этого события количество скептиков резко поуменьшилось. А правители боятся проронить лишнее слово, опасаясь, что каждый их шаг и вздох - под пристальным надзором вездесущих и всевидящих Теней...

11. ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Сквозь ровный шум прибрежных волн мне показалось, что я услышал негромкий скрип и лязг корабельных цепей со стороны причала. Неужели вернулись? Наконец-то! Быстро оделся и поспешил к берегу. Еще издалека увидел баркас и несколько человек, выгружающих тяжелые бочки. Навстречу мне бодрой походкой шел крепкий мужчина с большим бумажным кульком в руке. Оглядев меня с любопытством, он спросил, кто я такой и какими судьбами здесь оказался. Одного лишь упоминания о Кострове оказалось достаточно, чтобы исключить все дальнейшие расспросы. Мужчина лишь протянул с уважением руку и кратко представился:
- Бату́рин.
- А где Чеканов? - в свою очередь поинтересовался я.
- Так он же на другом баркасе ходит, - ответил он, поправляя кулек.
- Сколько же их у вас?
- Теперь два. До прошлого года три было, а потом один на вертолет обменяли. Жалко, конечно. Но что делать! Вертушка тоже нужна. А то всё прежде кого-то просить приходилось.
- Вам для комплекта еще батискаф бы не помешал, - улыбнулся я.
- У Кострова есть, - с гордостью и оттенком зависти сказал Батурин. - У них вообще с техникой получше. ...Кстати, хочешь пряников? - протянул он мне кулек.
- Нет, спасибо, - вежливо отказался я.
- Мятные!
- Спасибо, я не голоден,
- Свежие. Теплыми брал!
- Нет, правда не нужно.
- Ладно, - деловито кивнул Батурин. - Не скучаешь тут? Кстати, Чеканов дал тебе магнитофон разобрать?
- Да, озадачил, - покачал я головой.
- Ну как, всё проглядел?
- Пока еще в процессе. Кстати, у меня тут пара вопросов...
- Ты... досмотри сначала, - мягко прервал меня Батурин. - А Чеканов приедет - всё спросишь. Он тут командир.
- И когда его ждать?
- Ну, обычно он дня на два - три уходит, не больше. Если, конечно, там ничего не грохнет.
- То есть? - напрягся я. - Что там может грохнуть?
- Да мало ли... Всё бывает... - как-то беспечно пожал он плечами. - Так как насчет пряников? Если что, у нас там целые две коробки. А это так, на карманные расходы.
Я только улыбнулся в ответ.
- Ага.., - неопределенно ответил он и быстро пошел к дому.

Внутри что-то несколько раз звякнуло, грохнуло. Что-то заскрипело и шумно проехало по полу. Через минуту мой новый знакомый показался в дверях, держа в свободной от пряников руке большую канистру.
... Ну ладно, пока...

Он поспешил на причал. Баркас был уже готов к отплытию. Все куда-то убегали, а мне оставалось только ждать. Я вернулся в дом. ...Забавно, он все-таки оставил мне несколько пряников, да еще и пару конфет в придачу! Такая вот неуёмная забота о ближнем! Что ж, на досуге поставлю чай. А пока надо бы еще немного почитать...

12.. ДНЕВНИК. АМЁБА (4)

За полгода работы мы успели установить на островах достаточно плотную сеть измерительных приборов, фиксирующих динамику поведения Гула. И именно эти приборы позволили нам найти ответ, кто же такие эти загадочные Тени. А узнав происхождение Теней, мы неожиданно для себя раскрыли природу Гула. И это открытие повергло нас в глубокий шок.

Сначала мы обнаружили, что появлению Теней всегда предшествует образование полевого столба, исходящего из локального уплотнения Гула. Он вытягивается подобно рожкам улитки. И конец этого выроста, судя по всему, внедряется в мозг целевого субъекта, подобно антенне к телевизору. Сигнал, соответственно, получает только тот, к кому подключен разъем. По окончании сеанса антенна сворачивается и Тень, видимая и слышимая человеком, исчезает.

Изучая всю эту динамику, мы сопоставили данные сонаров, сейсмографов и тепловизоров со всеми событиями, происходящими на островах. В связке с нами радиоэлектронная разведка отслеживала все информационные сигналы. Всё это вместе позволило нам построить корреляционную математическую модель. Полученные результаты заставили нас прийти к выводу, что Гул действует абсолютно автономно, самостоятельно и осознанно принимая решения.
Первой мыслью было, что мы имеем дело с мощным суперкомпьютером. Но по меньшей мере два аргумента заставили нас изменить наше мнение. Во-первых, он постоянно меняет форму и размеры, растекаясь подобно амёбе. Те же антенны Теней подтверждают текучесть его структуры. Во-вторых, перемещаясь в пространстве, он свободно проходит сквозь толщу земли. Даже скальные породы его не останавливают.

И сегодня у нас только одно объяснение насчет природы Гула: мы имеем дело с какой-то уникальной формой жизни. Плазменной, эфирной, или какой-нибудь еще более экзотической. Оно, судя по всему, никак не взаимодействует с плотной материей, и ощущает только наши низкочастотные энергии, чем, судя по всему, и питается. Эта амёба просто откровенно доит людей, заставляя их вырабатывать съедобные для нее излучения.

13.. ТРЕВОЖНЫЙ ПРИБОЙ

Я услышал сильный шум и выглянул в окно. О берег бились большие волны, разбиваясь веером мелких брызг. Странно, что могло вызвать такое волнение? Я хотел было вернуться обратно, но в последний момент заметил, что одна шальная волна непонятно каким образом захлестнув далеко на остров, подцепила одну из бочек, и та начала медленно сползать к воде по мокрой земле. Пришлось срочно спасать ситуацию.

Быстро надев куртку, я выбежал из дома. Но волна снова опередила меня. Каким-то очень хитрым двойным рикошетом она ударилась о стену коротенькой дамбы и, отразившись от причала, тонким языком несколько раз плеснула на берег. Две бочки повалились на бок и покатились вниз. Ту, что оказалась ближе, удалось поймать у самой кромки воды. Но пока я тащил ее вверх, другую уже смыло в море, и она начала постепенно удаляться от берега.

У причала лежала лодка, но при таком волнении я не рискнул опускать ее на воду. И еще подумал: если волна пришла внезапно, она должна так же быстро стихнуть. А пока стоило сходить за веслами. Насколько я помню, они стояли в тамбуре у самого входа.

Море действительно очень скоро успокоилось как ни в чем ни бывало. Бочку успело унести достаточно далеко, но отбуксировать ее обратно труда особого не составило. Гораздо сложнее было вытащить ее из воды и откатить наверх. И все-таки непонятно, что же так взволновало море? А может, кто-то заставил зверюгу понервничать? Или это я ему чем-то уже не понравился? Кто знает, что у этой твари на уме?

Но, что бы там ни было, приключения закончились. Я был весь мокрый с головы до ног, и надо было срочно во что-то переодеться. Еще раньше я приметил в шкафу новый комплект синей спецовки с фирменной эмблемой. Может быть, ее для меня и приготовили. В конце концов, я же приглашен в команду.

Кстати, пряники с горячим чаем сейчас будут очень к месту! И вообще надо немного отдохнуть...

14. ДНЕВНИК. ДИВЕРГЕНЦИЯ И РОКИРОВКА (5)

К сожалению, приходится констатировать, что основная часть людей в большей или меньшей степени уязвима к волновым атакам и провокациям. У одних со временем помутняется сознание, другие теряют память, третьи каменеют душой. Тех, кто совершенно не поддается воздействию, совсем немного. Но эти немногие явно заставляют зверюгу нервничать. И он всячески подстрекает побитых и придавленных любыми возможными средствами портить им жизнь.

Понятное дело, что наша команда и агентная сеть укомплектованы исключительно из устойчивых. И во избежании проблем мы стараемся сводить к минимуму общение, не связанное с работой. Впрочем, многие сами избегают контактов. И к нашему сожалению, официальные структуры и лица при власти также закрыли необходимый нам доступ к информации и открытому диалогу. Все боятся. И даже в частной, доверительной беседе каждый из них всячески отрицает существование Гула и Теней, пресекая любые разговоры на подобные темы.

Команда Кострова до недавнего времени плотно работала с военными, учеными и правителями островов. А Чеканов с нашей группой занимался исключительно техническим обеспечением, и нас практически никто не знал. Но в свете сложившейся ситуации, Кострову с сотоварищами был перекрыт путь во все ведомства и организации, что стало серьезной угрозой для нашей работы. Мы теряли доступ к важной технической базе и возможность в нужный момент привлекать человеческие ресурсы. И тогда, посовещавшись, мы решили сделать хитрую рокировку. Костров ушел в тень, даже физически удалился из зоны архипелага. А Чеканов, собрав ударную группу под прикрытием службы доставки, начал активное внедрение во все структуры.

Кое-кто из властей через третьих лиц тайно продолжал оказывать минимальную поддержку нашим командам. Организационную, информационную, материально-техническую - всё, что удавалось. Ровно настолько, чтобы не привлекать к себе никакого внимания и не вызывать ничьих подозрений. И мы им безмерно за то благодарны.

15. СОШЕДШИЙ С НЕБЕС

Утром меня разбудил рокот пропеллеров. К острову подлетал уже знакомый мне вертолет. Одев первое, что попалось под руку, я вышел на улицу. Вертолет уже висел над посадочной площадкой. Под ним на коротком тросе покачивался небольшой контейнер.

Увидев меня, пилот начал что-то громко кричать и совершать какие-то непонятные жесты. Поначалу я решил, что он просит меня отойти в сторону, дабы не попасть под ящик. Я посторонился. Но летчик закричал еще громче и отчаянно замахал руками. Только тогда до меня дошло, что он просит меня придержать груз на посадке и отсоединить трос. Учитывая ветер, поддувавший с моря, это оказалось не очень просто. Груз иногда сильно качало, грозя сбить меня, как кеглю в одной известной игре. Но, к счастью, все обошлось благополучно. Если не считать сломанного ногтя.

К крышке контейнера был привязан какой-то пакет, туго набитый чем-то мелким и круглым. Что, неужели опять пряники? Может, у них тут культ поклонения пряникам? Пакет отцепил, развязал. Нет, к счастью там оказались яблоки.

Вертолет так и не сел, вопреки моим слабым надеждам. Сделав небольшой полукруг, он быстро набрал скорость и через пару минут скрылся за горизонтом. Я уже понемногу начал чувствовать себя Робинзоном на необитаемом острове. Только у него хотя бы Пятница был. Хоть кому-то можно было душу излить...

16. ДНЕВНИК. ОСТРОВА, часть 1 (6)

Наша служба доставки работает уже два месяца. Да, чем только не приходится заниматься! Но эта служба открывает нам доступ практически везде и всюду. Всем всегда что-то нужно. Так что связи потихоньку налаживаются. Правда, связи партизанские, но это все, что у нас есть.

Работу, конечно, осложняет то, что после известных событий разные острова стали вести разную политику, что отделило их друг от друга какой-то невидимой стеной. И теперь приходится подбирать ключи к каждому из них персонально. А это очень непросто и хлопотно. Коротко описать, в чем их отличия, можно примерно так:

Первый от нас остров, точнее, его власть, всячески заявляет о готовности сотрудничать с Тенями. Прилежно издают указы и распоряжения, назначают исполнителей, распорядителей. Ведут пропаганду. Но всё у них как-то буксует и тормозит. Тени, конечно же, требуют объяснений. А власть как бы ссылается на особенности местного темперамента, сложное историческое наследие и что-то там еще в этом духе. То есть, с радостью бы, но с этим народом так просто и быстро никак не выходит: время нужно людей подготовить...

Второй остров пытается максимально мирно смягчать и предотвращать все постигающих их проблемы. А тем временем просто живет, пытаясь сохранять всё лучшее и доброе, что во все времена больше всего берегли и ценили. ...Странная, конечно политика, учитывая реальное положение дел. И не зря, наверное, многие считают их блаженными и полоумными. У нас с ребятами отношение к ним тоже не очень однозначное. В борьбе с этим монстром они вряд ли могут быть нам полезны. Но их неистребимый оптимизм выглядит каким-то лучиком во тьме.

О Третьем острове можно рассказать совсем коротко. Пытаются угодить и нашим и вашим. Никаких принципов, убеждений. Главное здесь и сейчас устроиться поудобней. Они никому не союзники. Сегодня с нами, завтра - против нас.

Четвертые прагматичны и дальновидны. Долго и тщательно взвешивают каждый шаг и каждое слово. Прекрасно понимают, что игры с амебой приведут всех к верной гибели. Но, сознавая, что дать отпор они не в состоянии, а угроза велика, предпочитают не вступать с ними в конфликт и полемику. По крайней мере, пока. ... Так что, условными союзниками их, наверное, можно назвать, ...с определенной натяжкой...

17. Я НЕ ОДИН

Краешком глаза я заметил какое-то движение рядом на столе. Около разобранного мной магнитофона барахтался кверху лапками круглый блестящий жучок. Видимо, пытался обжить новый дом, но транзисторный интерьер ему не очень пришелся по вкусу. Как попал сюда этот карапуз, непонятно, но адресом он явно промахнулся.

- Ну что, дружище, - наклонился я к жуку, - давай-ка я верну тебя в твою родную стихию. Надеюсь, ты не забудешь сказать «Спасибо».

Я аккуратно посадил гостя на кончик пальца и переложил в ладонь. Так будет надежнее. Мы вышли на улицу. Растительность на острове была очень скудная. Основу грунта составляла вулканическая порода, что, как известно, малопригодно для жизни. Но несколько зеленых островков низкой и тоненькой травки все-таки сумели прижиться на этой суровой земле. На одном из таких островков даже расцвели крошечные белые цветы. И что меня тронуло больше всего - это то, что каждый маленький мирок был кем-то заботливо огорожен. Суровые парни, живущие суровой жизнью, и такое бережное отношение к нежным и хрупким живым созданиям!

Я аккуратно посадил жука на цветок. Надеюсь, ему тут понравится. По крайней мере, он теперь на свободе и может сам распорядиться своей судьбой. Ну а мне это знакомство помогло немного развеяться и поднять настроение. По крайней мере, я теперь не один. ...Может, назвать моего друга Пятницей? ...Хотя, наверное, целый день недели для такой крохи будет великоват. Разве что... Часик...

Ну ладно, дружок, ты тут пока осваивайся. А мне еще надо кое-какие дела закончить. ...Так, на чем я там остановился? ...Кажется, на том, как по-разному восприняли острова одни и те же события...

18. ДНЕВНИК. ОСТРОВА, часть 2 (7)

На Пятом острове случилась та самая трагедия, после которой Теней стали принимать всерьез все, кто при власти и около нее. Наверное, поэтому этот остров испытал самое глубокое потрясение. И новые правители покорно и беспрекословно склонили головы перед Тенями. Страх и безысходность обратили людей в безвольных рабов.

Выбор Шестого острова шокировал, наверное, всех. Они решили извлечь выгоду из служения Гулу, предложив себя в качестве жандарма всего архипелага. И сделка, похоже, состоялась. Заручившись мощной поддержкой, они диктуют порядки и правила всем остальным, наживаясь на бедах местных народов. Амеба, конечно, оказывает им покровительство, но людей она и там сосет по полной. Просто не может без этого. Хотя от прочих напастий бережет. Пока. На том и окрепли они более всех остальных. Тоже пока...

Седьмые в годы сопротивления воевали с Гулом отчаяннее всех. Оттого и досталось им по их участию: Страшно трясло остров и горели леса. Было много жертв и разрушений. Людям приходилось обживаться и строиться заново на руинах и пепелище, оплакивая родных и близких. Но большинство людей не хотели сдаваться, еще яростнее желая отомстить за свои бедствия. Однако новая власть, занявшая трон в дни великой смуты, предпочла не спорить с Тенями, чем вызвала бурный протест народа. И теперь правители пытаются любыми путями вернуть контроль над толпой, то подавляя бунты, то бросая подачки. Так что с ними нам тоже нелегко, хотя друзей по оружию хоть отбавляй. Правда, народ там слишком горячий и не всегда предсказуемый.

Ну а восьмой остров... Официально он необитаем и полностью покрыт льдом и снегом. Но попасть на него и даже пролететь над ним практически невозможно. По крайней мере, все наши попытки терпели неудачу. Тем не менее, все правители время от времени как-то посещают ледяной берег. Как и с какой целью, можно только гадать. Пока у нас только одна версия: зона низких температур обеспечивает сверхпроводимость волновых импульсов. Возможно, Гул может передавать или получать что-то особо важное только в такой среде. Надеюсь, когда-нибудь мы узнаем, что...

19. ФОТО НА ПАМЯТЬ

Стало как-то прохладно. Энергично потерев плечи, я огляделся по сторонам. Дверь в сени была открыта настежь, и оттуда из оконных щелей поддувал прохладный и влажный морской воздух. Я встал и, еще раз хорошенько встряхнувшись, закрыл покрепче дверь. И все-таки надо было согреться. В спальной на длинной веревке сохли мои вещи. Шерстяной свитер был бы сейчас очень кстати, но, к сожалению, он еще недостаточно высох. Ладно, накину фирменную куртку.

На тумбочке возле одной кровати я мельком заметил чье-то фото. Подошел, чтобы рассмотреть получше. С фотографии доверчиво смотрела улыбчивая русоволосая девушка. Чья-то любимая и любящая душа. Наверное, у каждого из них есть кто-нибудь близкий, родной, ради кого они готовы принять все свои тяготы и испытания, ради кого они упрямо и упорно ведут эту опасную партизанскую войну.

Если тебя ждут и ты кому-то нужен, то всегда находятся силы одолеть всё, что порой кажется непреодолимым. Ты вдруг понимаешь, что нет таких проблем, которых тебе не решить. И нет таких врагов, которые тебе не по росту.

Когда ты сам по себе и сам для себя, ты просто один из многих маленьких человечков, потерянных где-то в толпе. Но если есть кто-то, дорогой и любимый, кто всегда поймет, услышит, примет тебя таким, какой ты есть, в радости и в беде оставаясь рядом... Тогда тебя становится больше, намного больше. Ровно настолько, насколько велики твои чувства. ...Ты - гора, океан... А может - целая Вселенная...

К счастью, и я не одинок. Там, на большой земле, меня ждет родная душа. И неважно, сколько морей нас разделяет. Для большого чувства любые расстояния ничтожны.

Я пожелал счастья девушке на фото и ее избраннику, накинул на плечи куртку и вернулся в большую комнату. Там еще было прохладно. Усевшись поудобнее и получше укутавшись, я пробежался по строчкам дневника, пытаясь вспомнить, на чем я остановился...

20. ДНЕВНИК. ОНО ТОГО СТОИТ? (8)

Как я уже писал, Шестой фактически стал угрозой для всех остальных островов. Но даже от них мы смогли получить ощутимую пользу. Наши парни с очередной доставкой сумели внести и установить в кабинетах властей несколько передатчиков в надежде, что с ними Тени будут более откровенны и выдадут что-то из своих секретов. И мы не ошиблись!

Обсуждая с замом один из недавних контактов, местный глава сокрушался, что время пребывания твари в нашем пределе ограничено. Излучения Земли не очень подходят амебе, и в этом поле она теряет свои силы. Единственный способ восстановиться - это понизить вибрации всего живого в зоне ее проживания. Земля же умеет подстраиваться под ритмы жизни, а значит, и она будет вынуждена изменить свой пульс. А мы с вами знаем, что в зоне низких частот тварь активно растет и крепнет. Если в самое ближайшее время она сумеет подавить и подчинить жизнь, у нее есть все шансы удержать свое главенство в нашем биоценозе. А не успеет - участь ее незавидна. Попросту говоря - сдохнет. В лучшем для нее случае впадет в бессрочный анабиоз.

Такое вот было откровение. А я бы от себя хотел еще кое-что добавить: на что, интересно, вообще надеется эта амеба? Если живое существо, будь то человек, птица или цветок, подавить и опустить в противоестественное состояние, оно очень скоро зачахнет и высохнет, потому что смысла в жизни у него уже не будет. И чего же тогда добьется тварь вместе с ее лакеями?

Как ни крути, получается так, что выбравшего путь паразита при любом исходе ожидает плачевный финал. Разница лишь в том, сдохнуть одному или вместе со своей жертвой. Так и хочется спросить иерофантов Шестого: вам правда настолько привлекательна подобная участь?

21. БЕСКОНЕЧНОСТЬ

Всё, на сегодня хватит. Надо срочно прогуляться и хорошенько проветриться. Я оделся и вышел из дома. На улице уже совсем стемнело. Небо было чистым и звездным. Захотелось просто постоять и поглядеть на эти звезды. Фонари немного слепили глаза и мешали обзору. Пришлось подняться на пригорок, где над будкой радиоточки одиноко стоял большой локатор. Облокотившись о перила, я устремился взглядом в бездонную звездную даль...

Взоры и мысли уносились все дальше и дальше, познавая бесконечность пространства и времени. Тысячи раз я отправлялся в этот полет, и всякий раз открывал для себя заново, насколько велик и вечен мир, данный нам от Начала! И вновь я чувствовал всем естеством, как велика душа у тех, кто сумел сохранить в себе живое и вечное, кто смог уберечь свет и тепло в своем сердце! Такая душа бесконечна. И вечна...

И куда против вечных какой-то бездушной, бесформенной твари, сущность которой мрак и пустота! Завтра она кончится так же внезапно, как и явилась в наш мир. В миг обратится в ничто со всеми, кто ей преклонился. А мы будем всегда. И сохраним на все времена мир, покой, счастье и радость. Потому что душа у нас такая...

Я еще раз взглянул на звездное небо. Вдохнул полной грудью прохладный ночной воздух. Просто немного постоял, слушая тихий шум прибоя. Уходить совсем не хотелось, но все-таки, нужно было поспать.

22. ДНЕВНИК. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ (9)

При всей сложности обстановки, мы, все же, имеем на сегодня достаточно информации, чтобы начать выстраивать планы боевых действий. Во-первых, нам известны цели и интересы Гула. А во-вторых. что самое ценное, мы теперь знаем его слабые места. Если обобщить в двух словах, получается следующее:

Гул питается энергией низких частот. Большей частью это энергия разрушения. Для поддержания собственный жизни он провоцирует людей любыми способами обеспечивать поток низкочастотного излучения. Первое - это разрушение земных недр и уничтожение природы. Ему надо, чтобы люди как можно больше копали, бурили, взрывали, рубили, жгли и ломали. Чтобы леса и луга вытеснялись бетоном, удаляя все дальше от человека источник живых энергий. Подо все это дело ловко подаются «убедительные» поводы, «благородные» цели и «жизненно-важные» перспективы.

Всё, что находится в живом, природном равновесии, что наполнено внутренним миром и спокойствием, для Гула абсолютно недоступно и недосягаемо. Будь то отдельный человек или целая планета. И для него вопрос жизни и смерти выбить нас из этого равновесия. Тысячей хитрых уловок он провоцирует в людях психоз потребительства и культ развлечения. Или, как в старину говорили - развели́чения. В состоянии утраченного величия человек бездумно и охотно разрушает мир, в котором живет. А в нем разрушает и самого себя, самоуничтожаясь как личность и активно растрачивая здоровье.

Его пища - наше опустошение. Опустошение души, разума, воли. Пораженные им люди становятся более эгоистичны, более безразличны и более жестоки. Конечно, самая лакомая еда - это агрессия и страх. Но на крайний случай сгодится любой выброс эмоций. Особенно негатив.

23. ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ

Захотелось немного перевести дыхание и привести в порядок мысли. Огляделся по сторонам, на что бы можно было ненадолго отвлечься. Гитара в углу... Нет, не тот случай. Книги... Я и так чтением сыт по горло... В раздумье взял со стола крышку магнитофона и... Да, кстати, он вообще живой, или уже только в качестве шкатулки пригоден?

Я подвинул к себе аппарат и заглянул внутрь. Беглым взглядом пробежав по схеме, я к своему удивлению обнаружил, что за ним явно регулярно ухаживали. Только недавно кто-то заменил пару конденсаторов. Пассик тугой, свежий. Протяжка смазана, головка чищена. Молодцы, ребята! Ну что ж, попробовать бы... Где бы только кассету раздобыть?

Я вспомнил, откуда Чеканов достал магнитофон. Наверняка, там можно было найти и кассеты. Встав на табурет, заглянул на верхнюю полку. И действительно обнаружил там целую стопку. Это была коллекция, собранная в основном из советского ретро. Закрыл корпус. Включил. Ура, все работает!

Да, как я давно не слышал живую, неоцифрованную музыку! Хоть и запись не первая копия, и лента шумит, и динамик простоват. А звук все равно живой. Так просидел незаметно пару часов, погрузившись в безмятежный покой и ностальгию. Вспомнил, как в те далекие времена люди мечтали о будущем и искренне верили, что оно будет непременно только радостней, счастливей...

Я вдруг подумал: может быть, не просто так дневник хранится именно в этом магнитофоне. Видимо, время пришло выполнить обязательство перед своими предками, оправдать их веру в светлое, прекрасное будущее. Тем более, что и нам самим есть, кому подарить этот мир сегодня. И будет, кому передать завтра.

24. ДНЕВНИК. НАШ ОТВЕТ (10)

Что и кто против нас, мы знаем. А теперь посмотрим, что мы имеем на своей стороне. Во-первых нам известно, что время работает на нас. Ресурс Гула на исходе, и судя по разным событиям, нервы его явно сдают. Поэтому слуги Теней так торопятся успеть провернуть свои дела и урвать как можно больше. А нам некуда спешить: ведь это наш мир и наш дом. И осознание места каждого из нас в этом мире делает понятной тактику Первого острова, имитирующего полное послушание, но откровенно тянущего время. Не вступая с монстром в конфликт, они сводят к минимуму свои потери, и по факту изрядно выматывают амебу, что с каждым днем уменьшает ее шансы на выживание в чужом пределе. А это уже значит, что подобную тактику можно брать на вооружение.

Второе, о чем стоит задуматься, это «странная» политика Второго острова. Вроде, нелепо и глупо улыбаться там, где впору лить слезы, и верить в прекрасное завтра в мире, где каждый новый день тяжелей дня вчерашнего. Но мы не раз замечали, что именно этот остров амеба предпочитает обходить стороной. Плохо ей от высоких вибраций! Где много любви, доброты, радости и покоя, где люди близки к природе - тяжело там становится паразиту! Так выходит, что у нас есть еще одно оружие. Кто бы мог такое подумать...

И теперь нас уже не удивляет, почему Гул упорно провоцирует, а иногда напрямую принуждает другие острова учинять проблемы Первому и Второму. Это - самый убедительный индикатор того, что они выбрали верную и эффективную стратегию. Даже если они делают это не осознанно.

Сейчас наша задача - обобщить и систематизировать всю информацию. Четко прописать и обосновать наши задачи. Организовать адресную рассылку через все возможные источники и каналы. Избранным адресатам при власти потребуются одни аргументы и доводы, организованным активистам акценты будут другими. Для выхода в народ будет нужен отдельный подход. Специфику островов также придется учитывать.

Тварь очень умна, и недооценивать ее не стоит. Но и себя недооценивать мы тоже не имеем права. В каждом из нас от рождения есть то, что ввергает в ужас любого паразита. И мы обязательно вернем ситу этому оружию! И что-то мне подсказывает, что у нас найдутся и другие сюрпризы для нежданных гостей...

25. ВОЛЯ ВЕЧНЫХ

На этом текст заканчивался. В дневнике еще оставались пустые страницы. Надеюсь, я смогу быть причастен к тому, о чем будет написано в последней части. И очень надеюсь, что нам всем будет, чем гордиться, перечитывая эти строки.

Я снова упаковал дневник в магнитофон. Если он тут хранился, значит так оно и нужно. В доме сидеть совсем не хотелось. Пошел на берег. Было немного ветрено и прохладно. Но, наверное, именно такая погода всех больше располагает к размышлениям. В раздумье я обошел вдоль берега весь остров. И хотел уже было пойти на второй круг, как заметил на горизонте баркас. Это возвращалась группа Чеканова.

Начав с короткого приветствия, он с ходу задал мне всего один вопрос:
- Ну как, ты с нами?
Я очень смутно понимал, чем и как я могу быть полезен, но в том, что я хочу быть с ними, сомнений у меня не было.
- Хорошо, - ответил он на мое согласие. - На той неделе объединяемся с командой Кострова. Так что скучно не будет.

Мы сидели у причала и, глядя на волны, не спеша обсуждали свои планы...
Да, проблем много, и задачи непростые. Мир перевернут вверх дном. Всё спутано: ложь и правда, иллюзия и реальность.

- Никто не стреляет, а каждый миг погибают люди.
- Нет цепей на руках и решеток на окнах, только и воли тоже нет. Новые не знают другой жизни, и искренне верят, что они свободны. Да и из тех, кто знал, многие всё позабыли.
- Стоит тишина, а души кричат навзрыд. И разум не слышит криков души. Он давно оглох.
- Вырванные из живого мира, люди считают своим домом мертвое пространство, в которое их загнали обманом. Давно обрублены корни, питавшие соком Земли и оборваны листья, хранившие свет солнечных лучей. А обрубок, который остался, гордо назвали стандартом эпохи.
- Вокруг развитие и прогресс, а мир стремительно катится в пропасть.
Идет война без войны. И нам придется побеждать без боя. Да, пока нас совсем немного. Но каждый многого стоит. На своей Земле, под своим Солнцем мы всё одолеем. Нам, вечным, это по силам. Мы справимся...

...Волны мягко плескались о причал. Из-за облаков показалось Солнце, впервые за эти дни согревая влажный морской воздух. Говорить уже не хотелось. Мы просто сидели, глядя на яркие блики, бегущие по волнам. Где-то кричали чайки. Во всем царил безмятежный покой. В такие минуты особенно ярко понимаешь, как тебе повезло родиться именно в этом мире. Это и есть твое великое богатство, бесценный дар, который стоит беречь и хранить. А значит, есть, для чего жить...


Павел Ломовцев (Волхов) © 2022
http://volhov-p.livejournal.com/


Категория: Творчество


Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:*
Комментарий:
  • sickbadbmaibqbrda
    esmdametlafuckzvvjewlol
    metallsdaiuctancgirl_dancezigaadolfsh
    bashboksdrovafriendsgrablidetixoroshiy
    braveoppaext_tomatoscaremailevgun_2guns
    gun_riflemarksmanmiasomeetingbelarimppizdec
    kazakpardonsuperstitionext_dont_mentbe-e-ethank_youtender
    air_kissdedn1hasarcastic_handugargoodyarilo
    bayanshokicon_wallregulationkoloper