Перуница

» » Воспитание воли / А. Л. Мендельсон (1931 г.)

Дети и их воспитание » 

Воспитание воли / А. Л. Мендельсон (1931 г.)

Воспитание воли / А. Л. Мендельсон (1931 г.)

В государстве капиталистическом ценность человека определяется не только его даровитостью и трудоспособностью, но также его родовитостью, а всего больше — богатством. В Америке о крупных капиталистах прямо говорят: «этот банкир стоит 50 миллионов долларов, а тот стоит 2 миллиарда».

В социалистическом же государстве трудящихся ценность человека сводится исключительно к его трудовой продуктивности, зависящей от трудолюбия, знания, уменья, словом от его трудоспособности в широком смысле слова. А трудиться значит — направлять волю на исполнение определенной работы.

Союзу советских республик, где мощным темпом идет экономическое строительство и коллективное творчество нового быта, нужны не расхлябанные неврастеники, а люди стойкого труда и твердой воли, люди новой, усовершенствованной породы. Необходимость создания такого типа граждан ставит перед социальной медициной и физкультурой серьезнейшие задачи.

«Наше культурное строительство, — говорит А. В. Луначарский, — не остановится на физическом изменении человека; нужно также и изменение психическое, изменение самого сознания, изменение характера поведения людей».

А поведение человека, включая сюда и труд его, есть продукт волевой деятельности. Отсюда ясно, какое великое значение имеет воля.

Успех в жизни зависит от двух условий: врожденных способностей человека и уменья развить и использовать эти способности; последнее требует настойчивости в преследовании намеченной цели и энергии в борьбе с препятствиями, значит — опять-таки воли.

Врожденные способности человека появляются лишь постепенно, притом не одновременно. Раньше всего у детей созревают чувства, воля же, по наблюдениям проф. Сикорского, в развитии своем вообще запаздывает, и лишь у более талантливых субъектов развитие ее идет в ногу с созреванием других сторон душевной жизни. Всякий опытный педагог знает, что дети даже одного возраста очень различны по способу выявления своей сознательной воли и бессознательных побуждений в занятиях, играх, поведении. Один ребенок может быть крайне настойчивым и упрямым в отдельных случаях и в то же время вообще вялым, лишенным энергии и инициативы; другой, мягкий и слишком даже уступчивый с товарищами, способен к большой выдержке в занятиях и остальном поведении. На неопытный взгляд первый может показаться волевою натурой, а второй слабовольным; в действительности же дело обстоит как раз наоборот. Задачею воспитания прежде всего является именно воспитание воли; приведенные нами для примера типы требуют совершенно различного воспитательного воздействия; у первого необходимо развить разумную уступчивость, самодеятельность, способность к почину; у второго — независимость характера и стойкость перед чужим влиянием.

Но чтобы правильно вести воспитание воли или перевоспитание самого себя, надо знать, как воля развивается, какие первичные душевные свойства её образуют и направляют.

В обычном словоупотреблении под волею понимают произвольное, сознательное проявление человеком его побуждений, влечений и проч. Но воля в широком смысле слова обозначает также и бессознательные действия, поскольку они являются ответом организма на разные внешние влияния. Примером такого бессознательного волевого проявления живого организма является так называемый рефлекс.

Чтобы составить себе некоторое представление о механизме воли, надо иметь понятие о рефлексе. Всякое внешнее воздействие на живой организм или, как говорится в физиологии, всякое раздражение (щипок, холод, яркий свет и т. п.) тотчас же вызывает ответное действие, реакцию организма, строго определенную и в основе своей целесообразную. Так, булавочный укол в ножку спящего ребенка вызывает отдергиваение ножки. Подобная закономерная, всегда одинаковая реакция организма и называется рефлекторным актом или рефлексом. Такими рефлексами являются, например, мигание при легком прикосновении к глазу, чихание при щекотании носа пылью или бумажкой и т. п.

Волевые действия не рождаются беспричинно, из ничего. Они служат реакциями на внешние раздражения и происходят по типу рефлекса. Приведем несколько примеров.

Муха садится на лоб ученого, углубившегося в чтение; он машинально смахивает ее рукою и продолжает читать, не успев осознать ни щекотания на лбу, ни движения своей руки; движение это было рефлексом, оно было в сущности проявлением воли, однако, бессознательным.

Мальчик, задумавшись, переходит через улицу; увидев внезапно готовый налететь на него автомобиль, он быстро бросается в сторону, не успев толком одуматься, и таким образом избегает угрожавшей ему опасности. Ответное действие (отскакивание в сторону) произошло здесь с почти молниеносной быстротой, полусознательно; это был сложный рефлекс в целях самосохранения.

Жена посылает мужа в кооператив купить фунт свежего масла. Он одевается, выходит, требует в кооперативе масло, пробует его, вносит плату в кассу, проверяет сдачу, возвращается домой, вручает жене покупку. Здесь целая серия последовательных «раздражений» (слуховое восприятие слов жены, зрительные и осязательные воздействия от одежды, вкусовое ощущение от масла и проч.); дойдя по нервам до мозга, эти восприятия вызывают множество мыслей и чувств и ведут — после внутримозговой переработки — к длинному ряду ответных действий (одевание, ходьба, переговоры в кооперативе и т. д., вплоть до передачи масла жене). Словом, в данном примере мы имеем ряд волевых актов, большей частью вполне сознательных; одни были направлены на внутримозговые действия (установка внимания, быстрая выработка плана действия и проч.), другие — на вышеупомянутые внешние действия.

Приведенные нами примеры ясно указывают нa сходство произвольных действий с рефлексами.

Ответные действия на внешние раздражения при простых рефлексах наступают машинообразно и всегда одинаково, притом либо совсем бессознательно (отдергивание ноги спящим ребенком), либо при полной пассивности сознания (мигание, чихание). Но при более сложных и комбинированных рефлексах, именуемых поступками, ответная реакция на внешнее раздражение или на сложное внешнее воздействие происходит при участии сознания, в одних случаях—лишь мимолетном (отскакивание от автомобиля), в других случаях — длительном (покупка масла).

Исполняемое нами ответное действие, особенно длительное, переживается в сознании совершенно особенным образом, как активное проявление нашего «я». Муж принес масло, потому что хотел исполнить данное ему поручение, это хотение он переживал при всех многочисленных действиях, которые ему при этом приходилось выполнять. Мальчик отскочил от автомобиля, потому что хотел жить, не хотел быть изувеченным; возможен ведь и обратный поступок: самоубийца, под влиянием тяжелого потрясения, ложится на рельсы, потому что хочет умереть. Одним словом, всякое сознательное действие, всякий поступок, а также сложная цепь поступков, образующих в совокупности деятельность человека, его поведение, являются результатом хотения, т.е. ряда волевых актов. Иначе говоря, всякое действие может рассматриваться, как ответная реакция на то или иное внешнее или внутреннее раздражение; всякое действие можно уподобить последнему моменту рефлекса, и тогда можно сказать, что всякая сознательная реакция есть проявление воли.

Чтобы выяснить, какие условия благоприятствуют выявлению воли, какие влияния укрепляют ее, постараемся сделать анализ воли, т. е. разложить волевую деятельность на ее составные части.

Волевой акт может быть вызван очень простым переживанием и вылиться в очень простое же действие. Но волевой акт может быть и очень сложным, его выполнение может растянуться на долгий срок, на месяцы и годы, его причины и источники могут быть очень многочисленны и глубоки. Пример первого рода: рабкор пишет спешную статью, при этом роняет на пол карандаш и быстро поднимает его. Пример второго рода, товарищ Иванов, окончил среднюю ступень, хочет быть горным инженером, подает заявление о приеме его в Горный институт, затем посещает лекции, усердно учится, сдает экзамены и успешно оканчивает курс.

Воля, выявляющаяся в произвольных движениях и поступках, не есть какая-то единая, специальная способность, воля — сложный процесс, в состав его входит ряд моментов. Разберем их по порядку:

1. Пробуждение или мотив — внутреннее переживание, связанное с определенным чувством, влечением, потребностью, ищущей удовлетворения. В первом примере потребность в карандаше, чувство досады, что он упал, желание продолжать писание —вот побудительный мотив к действию; этот мотив возник извне (падение карандаша), но желание продолжать писать исходит изнутри, как следствие каких-то предшествовавших воздействий; поэтому можно в первом примере отметить мотивы внешний и внутренний. Во втором примере — сложный внутренний мотив, именно желание устроить свою будущность, интерес к горному делу и проч.

2) Представление о целевом действии, т. е. о предстоящем движении, поступке ИЛИ целом ряде действий, необходимых для удовлетворения чувства, связанного с побуждением. В самом деле, побуждение (мотив) само по себе ни к чему не приведет, если человек не может себе представить, что надо предпринять, чтоб достигнуть цели (получить карандаш, поступить в вуз). Поэтому целевое представление и должно входить в состав волевого акта. Мотив, как мы только сказали, относится к области чувствования, целевое представление — к области мышления. В первом нашем примере целевое представление (вытянуть руку и поднять карандаш) возникает почти бессознательно и тотчас влечет за собою соответствующее действие; во втором примере целевое представление или — правильнее — длинный ряд подобных представлений (подача заявления в институт, сдача вступительных испытаний и проч.) требует выработки плана действий, выбора наиболее целесообразных способов и путей, т. е. очень сложного мыслительного процесса.

3) При наличности нескольких мотивов, иногда противоположных, или при возможности разных способов исполнения происходит сравнение и выбор мотивов, а в результате последнего — решение, как окончательный толчок, импульс к действию. Чем сильнее побуждение, чем проще и яснее выполнение (в мыслях), тем быстрее наступает решение, тем оно определеннее и тверже.

4) Последний этап волевого процесса — фактическое выполнение решения, т. е. то или другое произвольное действие (поднимание карандаша в первом примере, ряд поступков — во втором).

После этого разбора становится попятным определение волевого процесса, даваемое психологами: волевой акт — напряженное целевое представление, неразрывно связанное с сильным чувствованием. Раз целевое представление ярко переживается и пути к его осуществлению ясны, оно неизбежно превращается в волевое решение и выполняется. Правда, так бывает всегда, когда мотивы не противоречат друг другу; но нередко мотив к действию подвергается торможению со стороны других мотивов. Так, в нашем втором примере тов. Иванов, одновременно с побуждением к поступлению в вуз, может ведь иметь и другие побуждения, например, поступить на службу, чтобы прокормить оставшихся на его попечении младших братьев. Решение действовать будет результатом победы сильнейшего мотива.

Всякая сознательная, точнее, всякая произвольная деятельность требует своеобразного усилия, особой внутренней установки, именуемой вниманием. Это — особая врожденная способность направлять сознание на определенный предмет, задерживать сознание, фиксировать его на определенных мыслях, при одновременном устранении, выключении из сознания всего прочего, побочного, «не идущего к делу». Внимание человека прежде всего, притом помимо его воли, сосредоточивается на всяком сильном, ярком ощущении или чувствовании (неожиданный выстрел, световая реклама, острая боль и т. п.). Внимание этого рода называется непроизвольным или пассивным. Но человек может намеренно остановить свое внимание на чем-нибудь, он может произвольно обратить внимание как на внешние предметы, так и на внутренние свои переживания («внимательное» рассматривание, «внимательное» обдумывание). Это будет произвольным, активным вниманием.

Обращая внимание на свои чувствования, желания, влечения, нормальный человек подвергает каждое свое побуждение контролю разума; при этом лишь немногие побуждения становятся мотивами для решений и действий, большинство же побуждений и влечений подавляется, затормаживается. При помощи такого бдительного самоконтроля человек сохраняет власть над своими элементарными, «естественными» потребностями, врожденными влечениями и инстинктами. В этом проявляется чрезвычайно важная сторона воли.

Дело в том, что современный человек унаследовал от своих далеких предков, первобытных людей, мало отличавшихся от прочих животных, не только простые рефлексы (в роде чихания, мигания и т. п.), но и некоторые очень сложные рефлексы, вырабатывавшиеся постепенно в борьбе за жизнь. Таковы, например, наследственные приемы по захвату пищи (у человека и млекопитающих врожденное влечение к сосанию груди), по овладению самкою и проч. Эти то наследственные приемы и врожденные навыки и называются инстинктами.

Различают инстинкт самосохранения, половой инстинкт, инстинкт общения или стадный инстинкт и другие. Инстинкт, стало быть, — врожденная психическая установка, состоящая из определенного мощного влечения или побуждения и уже готового волевого и двигательного механизма для удовлетворения этого «инстинктивного» влечения. Если бы люди, подобно животным, невозбранно удовлетворяли свои первобытные инстинкты в момент их возникновения, то никакое упорядоченное общежитие было бы невозможно. Но животные инстинкты человека регулируются волею. Только душевнобольные люди или близкие к ним неуравновешенные субъекты с первобытным складом ума слепо подчиняются своим инстинктам и нередко становятся социально-опасными: они способны к актам насилия под влиянием голода, гнева, полового влечения, ревности и т. п. Нормальный же человек управляет своими инстинктами частью сознательно, не упуская их из под власти своего внимания, частью бессознательно, благодаря навыкам, образовавшимися под влиянием воспитания и окружающих примеров.

Сознательный, душевно здоровый человек обладает драгоценною способностью соблюдать экономию в расходовании своей психической энергии, не напрягать внимания и воли на сотни и тысячи ежедневных действий и поступков, которые, будучи раз заучены, затем происходят уже автоматически. Ребенок, например, вначале напрягает волю, чтобы научиться движениям, необходимым для сохранения равновесия и для ходьбы; у взрослого же человека, сознательная воля дает лишь толчок («волевой импульс») к началу ходьбы, самый же процесс ходьбы совершается бессознательно; так же научаются люди говорить, писать, исполнять «машинально» тонкие ремесленные работы (например, вязанье), читать ноты, играть на музыкальном инструменте. Трудной задачей оказывается лишь выучивание новых движений и действий, на это требуется большое, продолжительное, повторное напряжение воли. Но раз выучка окончена, — выработанное действие становится привычным, автоматическим, т. е. совершается без участия воли в подробностях; воля дает лишь приказ (импульс), чтобы действие началось, следит за тем, чтобы оно продолжалось, и дает новый импульс для прекращения действия.

Способность к заученным, машинальным действиям не только дает большую экономию сил, не требуя постоянной затраты волевой энергии, но, кроме того, обеспечивает точность и быстроту исполнения.

Значение приобретенных навыков чрезвычайно велико не только в ремеслах и искусствах, но и в повседневной жизни. Навыки определяют поведение человека, его отношение к семье и согражданам, к исполнению работы и использованию досуга. Поэтому так важно с самых ранних лет направлять волю на трудовой образ жизни, на благожелательное отношение к людям, на сознательное соблюдение законов общежития, порядка, гигиены. При долгом упражнении воли в этом именно направлении человек становится, в силу привычки, хорошим работником, сознательным гражданином.

Но усвоенные привычки и навыки всё же не превращают нормального, мыслящего человека в автомата, раба привычки, неспособного к новым навыкам и преобразованиям. Сознание и воля, освобожденные от непрерывного участия в каждой детали действия, сохраняют, однако, общий контроль за действием или поступком, внося необходимые изменения, например, ускоряя или замедляя темп работы, вводя в нее разные усовершенствования и потребные поправки, приспособляя поступки и поведение человека к новым требованиям жизни и окружающей среды.

Таким образом, благодаря готовому механизму рефлексов, инстинктивных действий и заученных навыков, волевая энергия освобождается от излишнего расходования и почти всецело может быть направлена на сознательную деятельность.

Прежде чем перейти к воспитанию воли, остановимся немного на отклонениях воли от нормы.

Из различных расстройств волевой энергии наиболее распространенным является слабоволие, достигающее в редких случаях своего предела — полного безволия.

Слабость воли в огромном большинстве случаев — врожденный недостаток душевного склада, который у отдельных людей проявляется различно. У одних эта слабость сказывается лишь отсутствием самостоятельности, стойкости, определенности в личных вкусах и стремлениях; такие люди отличаются чрезвычайной уступчивостью чужому влиянию послушность чужой воле, внушаемостью в широком смысле слова. У других слабоволие состоит главным образом в нерешительности, отсутствии инициативы, предприимчивости. Падение волевой энергии может, наконец, доходить до полной апатии, т. е. до тупого безразличия к окружающему и к собственному «я».

Но слабоволие может быть и временным проявлением нервно-психического заболевания. В отличие от врожденной слабости воли, эту разновидность можно назвать приобретенным слабоволием. Оно наблюдается при разных душевных болезнях, а также при так называемых психоневрозах или «функциональных» неврозах: истерии, неврастении, неврозе навязчивых состояний (психасетнии).

Мы уже говорили, что воля не есть простое, целостное проявление психики; волевой акт — сложный процесс ответа или реакции человека на внешние воздействия или внутренние переживания. Поэтому слабоволие и безволие могут зависеть от слабости или отсутствия (дефективности) одного из слагаемых, одной из составных частей того психического процесса, который в целом носит название волевого акта или произвольного действия.

Так, слабоволие или безволие может быть следствием слабости или полного притупления чувствований, когда человеку «все равно», когда он не способен ни желать приятного, ни противиться неприятному. Такое душевное безразличие и носит название апатии. Такая глубокая апатия может наблюдаться в моменты сильного горя или отчаяния («у человека руки опустились»), она встречается иногда при тяжелой неврастении и истерии, а также у душевно-больных в состоянии меланхолии, угнетения. При слабости и отсутствии чувствований нет мотивов, нет внутренних побуждений к действованию.

В других случаях парализованность воли зависит преимущественно от трудности выбора между различными мотивами, от неспособности принять определенное решение, от обилия сомнений. Эта форма слабоволия встречается нередко у так называемых дегенератов, т. е. людей ненормального душевного склада, потомков нервных или психических больных, у субъектов мнительных, одержимых мучительными и неотвязными сомнениями. Существует даже особый вид навязчивых состояний, именуемый «бредом сомнений»; хотя у таких больных налицо ясное самосознание, и считать их невменяемыми, другими словами — помешанными, нельзя, однако, они ни к какой последовательной волевой деятельности не способны.

Наконец, безволие или слабоволие у некоторых объясняется неспособностью совершить, выполнить принятое решение. План осуществления решенного ясен, имеется и целевое представление, т. е. в уме рисуется, что в конце концов нужно сделать, чтоб достигнуть цели, но нет сил, выдержки довести волевое решение до конца, а подчас не хватает даже энергии, чтобы приступить к исполнению. Это люди типа гончаровского Обломова. Активное проявление воли у них тормозится опасением затруднений, нежеланием выйти из своего полусонного, пассивного состояния; кроме того такие люди часто отличаются забывчивостью, рассеянностью, отвлекаемостью, каковые недостатки, разумеется, тоже мешают планомерному проявлению воли. Конечно, при этой форме слабоволия наблюдается одновременно и слабость мотивов (чувствований) и вялость при выборе способов действия. Вообще говоря, в жизни нет такого строгого разграничения типов безволия и вообще психической дефективности; большинство случаев являются сложными, смешанными, лишь с некоторым преобладанием одного определенного недостатка над прочими.

Существуют, однако, отклонения воли, аномалии воли, совершенно иного, почти противоположного рода: встречаются люди, которые, на первый взгляд, кажутся необыкновенно энергичными и настойчивыми: одни порывисто, безудержно приводят в исполнение свои желания и решения, не считаясь ни с чем; другие, приняв то или иное решение, с необыкновенной цепкостью держатся за него и настаивают на его осуществлении даже тогда, когда для всякого беспристрастного наблюдателя ясно, что решение надо изменить, что от исполнения намерения необходимо отказаться.

Люди первой категории страдают, как выражаются психиатры, импульсивностью, т.е. неудержимой наклонностью к немедленному исполнению своих порывов, подчас совершенно необдуманных, часто нецелесообразных, иногда вредных, даже опасных не только для других людей, но даже для того, кто действует под влиянием такого порыва. Сюда относятся люди вспыльчивые, несдержанные, так называемые «горячие головы», о них говорят «не человек, а порох». Импульсивность не всегда опасна, не всегда связана с насилием над другими, иногда импульсивные люди способны так же очертя голову и на добрые порывы, но действия их большею частью непланомерны и редко дают хорошие результаты. Импульсивные люди — в действительности тоже слабовольные, даже моментами вполне бозвольные автоматы, действующие почти бессознательно под влиянием инстинктивного влечения, мимолетной идеи, внезапной вспышки чувства. Их недостаток — неспособность к самообладанию, к управлению собою, т.е. своим поведением, поступками. Этот дефект воли основан на неумении взвешивать мотивы за и против, обдумать цель действия и его последствия; у этих людей мотивы (побуждения) слишком односторонни, чувства, вызываемые мотивами, слишком сильны и бурны, целевое представление неясно, самоконтроль отсутствует. От вспыльчивости и импульсивности можно освободиться постепенно, работая над собою и стараясь постоянно следить за своими влечениями, чувствами, настроениями; при этом следует приучить себя не действовать без предварительного обдумывания последствий. Отвлечение внимания — один из наилучших способов борьбы со вспыльчивостью. «Прежде чем рассердиться, сосчитай до десяти; прежде чем ударить, сосчитай до ста», учил один древний мудрец.

Люди второй категории страдают упрямством, каковое свойство они сами нередко считают за силу воли и настойчивость. Они в этом глубоко ошибаются: упрямство — признак своеобразной дефективности воли, именно неспособности спокойно и всесторонне обдумывать собственные мотивы и чужие доводы; эта слабость критической оценки обычно связана с бессилием изменить решение, с какой-то тупой неповоротливостью ума (мнимая настойчивость). Зачастую упрямец полусознательно чувствует свое слабоволие и судорожно цепляется за раз принятое решение, боясь уступить, чтоб не подпасть под чужое влияние, чтоб не стать окончательно безвольным. В других случаях, упрямые люди, чувствуя себя в глубине души слабовольными, настаивают на своем из страха показаться слабыми в глазах других. Если субъекты импульсивные нередко опасны,— люди упрямые зачастую несносны для окружающих, а подчас смешны и жалки. Отучиться от упрямства хотя и возможно, но очень трудно, так как, эта аномалия воли отчасти связана с какой-то неправильностью суждения, с ослаблением самокритики. Но все же, при искреннем желании исправиться, настойчивое самовоспитание может дать и в данном случае очень заметные результаты.

Укрепление воли или воспитание, развитие воли должно состоять в выработке способности принимать волевые решения и выполнять их. Предметом, объектом укрепления воли может быть другой человек, это будет делом воспитания или педагогики; но человек может направить свои усилия на развитие собственной воли, это будет главной задачей самовоспитания, которое сводится к перевоспитанию своего «я».

Для усиления воли были предложены различные пути. Предлагалось упражнять волю вообще, на подобие упражнения мускулов или развития памяти: т.е. задавать воспитаннику (или себе самому) разные задачи, начиная с простых и легких, и, настаивая на их точном и быстром выполнении, переходить к более трудным заданиям. Но чтобы проделывать такие упражнения, требуется уже наличность воли; впрочем, этот способ имеет свою хорошую сторону, приучая к исполнительности и пунктуальности, т.е. к точному осуществлению решенного.

Другой метод — действовать на волю через чувство. Создать такое настроение, привести такие мотивы, чтобы явилось желание к волевому акту, чтобы осуществление было бы приятно человеку, доставляло бы ему удовольствие, давало бы радостное удовлетворение.

Третий метод исходит из утверждения, что всякая мысль, всякая идея есть сила; а потому, если ярко представить себе цель действия, т.е. создать отчетливое целевое представление, то неминуемо наступит и желание, даже потребность действовать.

Опыты психологов и педагогов показали, что волевое решение и выполнение его, т.е. волевое действие, успешнее всего достигается возбуждением соответствующих чувствований. Для этого необходимо, чтобы мотивы, внутренние побуждения для волевого решения были такими ценностями, осуществление которых давало бы либо чувство прямого удовольствия, либо чувство удовлетворения, вследствие устранения возможной неприятности. Такими ценными мотивами являются, например, при действиях, направленных на питание, — приятный вкус или возможность насыщения, при разных других действиях — легкость выполнения, желание сделать приятное другому, ответить услугой на услугу, или желание поступить так, как ты всегда поступаешь, быть последовательным, проявить стойкость, неизменность своего поведения. Разумеется, все, что для человека приятно или до очевидности выгодно и потому привлекательно, может служить непосредственным мотивом действия.

Мотивы по качеству можно разделить на низшие или элементарные и на высшие. Так, вкусная еда, удовлетворение простой потребности — мотив элементарный. Забота о здоровьи вообще, о линии поведения, о мнении и интересах коллектива — мотивы высшие. Само собой понятно, что развивать силу воли надо при помощи мотивов высшего порядка; элементарные мотивы и без нашего усилия приведут к действию; нередко, наоборот, приходится тормозить, подавлять элементарные мотивы во имя торжества мотивов высших. Чтобы мотивы высшего порядка являлись побудителями к волевым актам, нужно эти мотивы связать с приятными чувствованиями, например, слить их с представлением о пользе для нашей будущности, об уважении сограждан в случае осуществления мотива и тому подобное. Чтобы воздействовать на волю коллектива, на массовую психологию, руководители стараются связать высшие мотивы с возбуждением приятных элементарных чувствований (музыка, красивые плакаты, декорации, цветы на торжественных собраниях, митингах и т. п.). Ценность, привлекательность мотива сама собою меняется в связи с возрастом, полом, вкусами того человека или коллектива, на волю которого желательно воздействовать, и с этим приходится считаться.

При самовоспитании каждый должен выяснить себе, какие мотивы для него наиболее привлекательны и убедительны (честолюбие, беззаботная будущность, сохранение хороших отношений с близкими или коллективом и т. п.), а затем, при необходимости решать и действовать, человек должен связать данное решение с наиболее ценными для него мотивами, и тогда уже побудить себя к волевому акту будет нетрудно.

При выработке воли не для отдельного действия, а так сказать для постоянного проявления ее в течение всей жизни возникают два вопроса:

  1. какие мотивы (побуждения) способны сохранить привлекательность и заставлять человека действовать в продолжение ряда лет, несмотря на изменение вкусов, условий внешней среды, на видоизменение всех воззрений человека в связи с возрастом,

  2. как заставить эти мотивы возникать в нужную минуту в будущем?

Если бы удалось найти точный ответ на эти вопросы, то тем самым была бы разрешена одна из главных, может быть, даже самая главная задача воспитания.

Путем приучения с ранних лет приобретаются некоторые добрые навыки, которые способны потом всю жизнь направлять волю на определенные действия. Для этого следует воспитаннику или — при самовоспитании — самому себе старательно, притом повторно разъяснять пользу от определенного образа действия, внушать необходимость определенного поведения. Так, например, можно развить вкус и наклонность, а стало быть и волю к чистоплотности, к поддержанию порядка в вещах, книгах, бумагах, к сдержанности и самообладанию при личных сношениях, деловых и приятельских, к решительности, к спокойной обдуманности при публичных выступлениях и тому подобное. Постоянное упражнение в выполнении подобных заданий создает привычку, и чем она глубже укореняется, тем меньше волевой энергии приходится затрачивать в каждом отдельном случае.

Необходимо установить для человека несколько постоянных мотивов в качестве твердых правил, принципов на всю жизнь. Такие руководящие принципы можно уподобить руслу или рельсам, по которым, почти без сопротивления, волевое решение перейдет в соответствующее действие в каждом данном случае. Подобными руководящими мотивами являются чувство долга, добросовестность и исполнительность, верность слову и вообще правдивость, мужество при отстаивании своего мнения, разумная готовность признать свои ошибки и т. д. Перечисленные принципы, сами по себе очень ценные, приобретают особенную силу и действенность, когда они связаны в систему, т.е. входят в состав миросозерцания, политической «платформы» или — выражаясь широко — программы жизни (например, служение человечеству на началах истинного равенства и справедливости, строительство новой жизни, всемирное братство трудящихся и тому подобное).

Итак, чтобы выработать в себе человека воли, необходима, как мы подробно разъяснили, наличность побудительных мотивов, как лично для человека важных, так и общественно-ценных (мотивов высшего порядка). Но одних мотивов для волевого действия мало: нужно еще развить в себе (или в воспитаннике) технику успешного выполнения волевых решений. Тут следует руководствоваться несколькими основными правилами:

  1. Всецело отдаваться намеченному действию (выполнению решения), ничем не отвлекаясь и отодвигая в сторону все прочее.

  2. Не откладывать исполнения решенного; быстрота здесь имеет огромное значение.

  3. Не смущаться препятствиями, не бояться их, брать их приступом или планомерно обходить.

  4. Быть готовым на жертвы и необходимые страдания: выполнение волевого акта может сопровождаться разными неприятностями; на это надо итти, раз решение принято.

Путем упражнения можно и должно превратить эти четыре правила в прочную привычку; достигнуть этого и означает выработать в себе стойкую волю.

Уменье всегда сильно хотеть и решительно добиваться желаемого — врожденное качество так называемых сильных натур, людей исключительной энергии и активности.

Но и человек со средними способностями может развить в себе волю, насколько это требуется жизнью, приучив себя раз навсегда к полной устремленности к намеченной цели, к быстрому приступу к действию, к выдержке в процессе исполнения решения.

Способность к волевой инициативе и выдержке вырабатывается лишь медленно, путем планомерного воспитания или систематического самовоспитания. В целях упражнения и постепенного укрепления воли советуют начинать с неуклонного изо дня в день исполнения простых и легких задач. Прежде всего, следует себе (или своему воспитаннику) составить недельное общее расписание занятий, а сверх того рабочий план на каждый день, с точным указанием часов работы, сна, приема пищи, развлечений. Придерживаясь по возможности намеченного плана, должно приучить себя к тому, чтобы исполнять все действия, начиная с ухода за своим телом, не как-нибудь («лишь бы соблюсти расписание»), а основательно, добросовестно. При этом в высшей степени важно добиться, чтобы ни одна минута не пропадала даром, чтобы не было «копанья», ненужной медлительности, мертвых промежутков при переходе от одного дела к другому.

Очень полезны физические упражнения, гимнастика, спорт. Физкультура приучает волю управлять телом, устремлять силы к точно определенной цели, добиваться новых достижений, подавлять в себе робость, нерешительность, застенчивость. Мышечными упражнениями и спортом поэтому гораздо лучше заниматься не в одиночестве, а коллективно; тут присоединяется соревнование, влияние примера, взаимное подбадривание и внушение — очень важные условия при воспитании воли.

Для выработки настойчивости и волевой выдержки, систематичности в труде очень уместно приучение себя к какому-нибудь домашнему ремеслу, например, сапожному, переплетному. При воспитании детей этой цели служит производственный уклон в школе: профессиональный труд, приучает ребенка представлять себе отчетливо в уме цель данной работы (целевое представление) и в то же время требуют аккуратности, тщательности, уверенности в действиях. Все это развивает в ребенке устойчивое направление воли и способствует выработке силы характера.

При исполнении более сложных задач, например, систематического домашнего чтения или самостоятельного изучения какого-нибудь предмета, полезно вести дневник, записывая день за днем, что было назначено к исполнению и что в действительности исполнено. Если человек направил волю на отучение себя от каких-нибудь дурных привычек или слабостей (например, курения, грызения ногтей), то в дневнике следует строго отмечать всякое уклонение, всякую поблажку. Если воля настолько слаба, что самоконтроль и систематическое самовоспитание без посторонней помощи невозможны, то нужно обратиться за поддержкою к дельному другу, уважаемому товарищу; если таковых нет или если и это не помогает, следует поговорить с опытным педагогом или обратиться к врачу-психотерапевту (специалисту по врачебному воздействию на психику, по врачебному перевоспитанию). Необходимость предъявления дневника для контроля другому лицу заставляет человека подтягиваться и следить за собою.

Человеку, желающему преуспевать в жизни, недостаточно обладать вообще энергией и в особо важных случаях проявлять волю и решительность. Жизнь состоит из непрерывной цепи мелких дел и текущих, привычных, часто очень скучных обязанностей, зачастую ведущих к рутине, притуплению интереса и параличу воли. И вот, чтобы не поддаваться этому тлетворному влиянию серых будней, необходимо, как мы уже сказали, приучить себя,

во-первых, быстро, без отсрочек и проволочек, приступать ко всякому делу и доводить его до конца,

во-вторых, выработать в себе привычку к систематическому труду.

Надо так выдрессировать свою волю, чтобы привычка к настойчивому труду стала, как говорится, второю натурой.

Жизнеописания великих людей показывают, что и при исключительных дарованиях успех в жизни не дается даром. Знаменитый французский писатель Виктор Гюго, замечательный естествоиспытатель Чарльз Дарвин, известный изобретатель Эдиссон, наш великий критик Белинский и многие другие только путем самодисциплины, отказавшись от рассеянной жизни в обществе и потери времени на светские забавы и строго придерживаясь своих трудовых приемов и привычек, могли работать продуктивно. Максим Горький, неустанно учась и усовершенствуясь, вырвался, благодаря великим усилиям воли, из темной среды и достиг в конце концов положения первого писателя русской земли.

Таких примеров, где люди, даже при наличности больших способностей, только большой работой над собою достигали намеченной цели, можно привести целое множество. Человеку желающему развить свою волю и добиться успеха в жизненной борьбе, очень полезно изучать биографии выдающихся общественных и политических работников, ученых, писателей, художников, изобретателей, путешественников и пр.

Помня подобные примеры, всякий, даже слабовольный от природы человек, желая стать полезным членом общества, гражданином в лучшем смысле этого слова, выдвиженцем, никогда не должен терять надежды на возможность укрепления своей воли. Опираясь на чувство и разум, воля безусловно способна к развитию и совершенствованию. И всякий человек, предпочитающий деятельную, содержательную жизнь вялому прозябанию среди бесцветной обывательщины, должен поставить себе целью стать сильным человеком, а единственный путь, ведущий к этой цели — воспитание воли.

«В действительной жизни злые не наказываются, добрые не вознаграждаются: успех дается сильным, неудача — удел слабых». (Оскар Уайльд).

Приват-доцент
А. Л. МЕНДЕЛЬСОН
4-е изд. - Ленинград : Ленинградская правда

https://vk.com/wall-94378522_15272

https://www.perunica.ru/vospitanie/9812-vospitanie-voli-a-l-mendelson-1931-g.html  





Категория: Дети и их воспитание   Теги: Вредные привычки, Воспитание мужчины

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера