Перуница

» » Игрушки, их назначение и выбор

Дети и их воспитание » 

Игрушки, их назначение и выбор

Игрушки, их назначение и выбор


Игрушки, находящиеся в продаже


Под словом «игрушка» мы разумеем вообще предмет, предназначенный для развлечения детей. При дальнейшем изложении этому термину мы отведем более узкое значение, выделив его от пособий для «детских работ» и «детских игр».

Игрушки существовали во все времена и у всех народов. У нас в России тысячи рабочих «кустарей» занимаются изготовлением более дешевых игрушек, расходящихся среди простого народа; кроме того, имеются большие фабрики с паровыми машинами, занимающиеся производством игрушечного товара: Фиреке—в Риге, Шварцкопфа— в Москве; также в больших размерах изготовляются игрушки в Варшаве, Петербурге, Москве. Кроме того, ежегодно на миллион руб. слишком ввозят игрушек из заграницы: из Германии, Франции, Америки, Японии и Китая. Дать классификацию игрушек, наметить руководящие начала при выборе их, а также указать такие способы пользования игрушкой, чтобы ребенок действительно интересовался ею, — вот цель нашей статьи.

В IV выпуске энциклопедии «О детских играх и развлечениях» П. Ѳ. Каптерева, были высказаны теоретические воззрения на игры детей вообще, мы разбираем тот же вопрос с иной точки зрения, имеющей более практическое направление, чем теоретическое, изучаем все пособия для игры детей, существующие в настоящее время, и, сообразно их назначению, классифицируем детские развлечения. Игрушка, на которую существует спрос, имеет одно определенное, прямое назначение и удовлетворяет известной определенной потребности детской природы.

Мы постараемся выяснить назначение каждого отдела игрушек, а вместе и особенности игры с игрушками, детей от самого раннего возраста и до 12 лет включительно. Около 12 лет питомец уже попадает в школу и время школьного учения дает иное направление развлечениям школьника, о которых мы считаем не уместным говорить в этой статье.

В игрушечных магазинах преследуют главным образом цели коммерческие, но не педагогические: держат то, что дает большую прибыль; то, что предлагают разные изобретатели, нисколько не задаваясь вопросом о воспитательном значении игрушечного товара.

Игрушка — друг раннего детства — кладет первые зачатки того, что разовьется впоследствии. Основы научного знания, задатки эстетического и нравственного развития образуются в период раннего детства, в период игр, забав и всяких развлечений.
Разумный выбор игрушек заслуживает, по нашему мнению, полного внимания людей, заботящихся о направлении подрастающего поколения.

Прежде всего, мы должны протестовать против обычного смешения в игрушках двух предметов совершенно различных по своему назначению: игрушки с учебным пособием. Многие родители гонятся за двумя зайцами, ищут игрушек, в которые можно было бы не только играть, но в тоже время и учиться.

Учение и игра—две деятельности несовместимые. Учение—есть деятельность, избираемая не по личному произволу учащегося, деятельность обязательная, требующая неуклонного исполнения заданного упражнения, вполне серьезного и строгого отношения к ней ребенка.

Игра выбирается по личному влечению, есть деятельность свободная, преследующая одну исключительную цель развлечься, повеселиться, позабавиться. В то время, когда педагоги еще не знали способов обучения начаткам наук, тогда поучительные игрушки могли иметь некоторое значение, как подспорье бессильной начальной школе, учившей только более способных и даровитых детей. Теперь школа обладает всеми средствами обучения, детей легко и быстро обучают всяким наукам; педагоги, владеющие искусством обучения, умеют заставить работать и учиться детей разных возрастов и различной степени развития.

Предоставьте обучение ребенка опытному учителю, хорошей школе, научающей трудиться и работать умственно, и не отягощайте детского ума ученьем во время игры. Сведения, усваиваемые детьми во время игры в разные географические, исторические, арифметические лото и т. п., не имеют решительно никакой цены в глазах разумного учителя. Учиться, т. е. работать, играя, нельзя. Самая игра теряет свой интерес, когда в нее вносится элемент ей чуждый, необходимость заучивания, обязательность умственной работы. Игрушка не может и не должна заменять книжное обучение, но она может быть поучительна, развивая в играющем наблюдательность, сообразительность, творчество при одном непременном условии—испытывании непосредственного чувства удовольствия.

Чувство удовольствия, испытываемое играющим, есть единственный главный мотив при выборе игрушек. Развлекаться можно только тем, что приятно, и до тех только пор, пока чувство удовольствия не притупилось. Нельзя ребенка заставить играть тем, что не интересно, надоело и наскучило, это будет не развлечение, а мучение. Выбирая игрушку, прежде всего следует узнать, что может интересовать данного ребенка в предлагаемой игрушке. При этом часто впадают в весьма грубые ошибки, обращая внимание только на возраст и пол ребенка. Для девочек—куклы, рукоделия; для мальчиков—лошади, хлысты или картонажи и т. п. выборы по традиции или по воспоминаниям личного детства.

Игрушки, выбранные таким образом, редко бывают подходящими; дети не интересуются и не играют ими, набрасываясь с увлечением на простую, дешевую игрушку, купленную старою нянею, близко знающею вкусы и направление ребятишек. Дело в том, что игрушка выбирается ребенком сообразно со степенью его умственного развития, сообразно с тем, как он самолично может развлекаться и играть. В этом отношении, т. е. в уменьи развлекаться, все возрасты и полы сходны. Для более взрослого можно дать игрушку младшего возраста, для девочек можно выбрать игрушки мальчиков — если только они их могут заинтересовать и занять. Игрушками может ребенок: забавляться, заниматься, играть, один или вместе с другими.

Все существующие пособия для развлечения, смотря по характеру деятельности, ими возбуждаемой, распределяются на три большие отдела: игрушки, занятия, игры.

Сообразно разной степени умственного развития и происходящей отсюда склонности к наслаждениям известного рода, можно каждый из трех отделов разбить на два разряда.

Игрушки:

I. Забавы, дающие приятные ощущения зрительные, осязательные, слуховые.

II. Игрушки—в которых воспроизводятся жизненные явления. Они возбуждают деятельность памяти и воображения.


Занятия:

I. Занятия, более интересующие своим процессом, чем получаемым результатом.

II. Работы, в которых получаемый результат более интересует, чем процесс его получения.


Игры:

I. Одиночные, в которых процесс достижения цели (самая игра) больше интересует, чем достижение цели (выигрыш).

II. Общественные, в которых выигрыш интересует не меньше, а иногда даже больше, чем процесс игры.

В каждом из этих 6 разрядов приведены группы и отдельные виды игрушек, по возможности, в такой последовательности, что последующее может быть интересно, если предыдущее наскучило и надоело. Сделано это на основании личных наблюдений и опыта.

Для младшего возраста имеют значение по преимуществу первые три разряда: забавы, игрушки, занятия.

Для среднего возраста представляют интерес все шесть разрядов.

Группы каждого разряда перенумерованы для более удобного пользования при выборе игрушек. Если ребенка интересует № 2, то больше интереса представит № 3, а за ним № 4. Если купленная игрушка не интересна, то это происходит от того, что сделан был пропуск в последовательном пользовании игрушками. Отыскав место игрушек, интересных ребенку, с которыми он охотно играет, можно тотчас определить, какие можно ему выбирать игры впоследствии, когда игрушка надоест.


Игрушки для забавы


Забавляющимся называют человека, наслаждающегося исключительно деятельностью органов чувств: зрения, слуха, осязания, ощущением мышечной деятельности, при чем умственная деятельность почти останавливается. Человек забавляющийся приходит в веселое настроение, смеется, радуется, пока однообразие ощущений не наскучит, пока отдохнувший мозг не потребует чего-либо нового на смену прежнего, утомившего внимание. Всякий возраст имеет свои «забавы», т. е. находит такие предметы, явления, наблюдения, опыты, которые отвлекают ум от обычной, ежедневной деятельности, возбуждая деятельность органов чувств.

Забавляющийся ребенок вполне сосредоточивается, забывает окружающее, забывает горе и нужды и даже физические потребности. Не требуя активного внимания, работы памяти, сообразительности, вообще никакой или очень малой умственной деятельности, забава есть прекрасное средство для отдыха и полного успокоения после напряженного умственного труда у людей взрослых и мыслящих. Для людей мало развитых, слабоумных, недоразвитых и совершенно малых детей «забава», зрелище, есть единственный способ развлечения, единственный источник непосредственно испытываемого наслаждения.

Забавы играют главную роль в жизни маленьких детей, во все время до начала учения; но также они занимают не последнее, место и в жизни детей старшего возраста. Посредством игрушек-забав ребенок развивает мышечную деятельность, зрение, осязание, слух, подмечает основные законы природы в простейших наглядных проявлениях. Чем больше поглощают времени у малого ребенка забавы, тем лучше.

Гораздо полезнее для умственного и физического развития детей раннего возраста, когда они забавляются деятельностью мышц и органов чувств, чем тратят время на разговоры, сказки, рассуждения, увеличивающие словарь ребенка словами без понимания реального их значения, нагружающие память фразами, не имеющими определенного смысла.

Болезненность, умственная и физическая вялость городских детей в значительной степени зависит от ненормальных условий детства, усиленной болтовни со взрослыми.

Дети улицы и деревни умеют находить себе забавы везде и отличаются большей энергией и подвижностью, чем ребенок, проводящий время в четырех стенах, где нет возможности так скоро подыскать интересную забаву.


Итак, если родители не умеют найти подходящих забав, они должны покупать игрушки-забавы, имеющие весьма важное гигиеническое и образовательное значение. Нужно помнить только одно, игрушки-забавы могут скоро наскучить своим однообразием. Поэтому их нельзя давать на руки детям. Надоела игрушка, ее следует убрать, заменить чем-либо иным, а затем пройдет день-два и прежняя забава опять будет интересна. Если же она уже перестала совсем интересовать ребенка, нужно ее видоизменить или заменить другою забавою или другим развлечением. Одни забавы не могут удовлетворить здорового ребенка, и даже могут притупить его, если не будут чередоваться с занятиями, работами и играми.

В продаже находятся следующие игрушки-забавы.

1) Для слуха: гремушка, трещотка, свисток, колокольчик, бубенчик, рожок, гармошка, шарманка, ревотина, мирлитон, ксилофон, металлофон, лающая собака, ревущая корова, плачущая кукла и т. д.

2) Для осязания: куб, шар, цилиндры деревянные, резиновые: куклы, звери, мячики. Первые дары Фребеля.

3) Для зрения: Цветовые. Цветные, блестящие, металлические, шерстяные и стеклянные шарики, хромотроп, калейдоскоп, бенгальский огонь, фейерверк.

4) Движимые видимым двигателем: рукой, ветром, песком, резиной, пружиной, водой, паром. Плясуны, волчки, скачущие лягушки, стрекозы, заводные рыбы, зайцы, мыши, пароходы, локомотивы.

5) Движующиеся под влиянием сил тяготения, давления, упругости, магнетизма, электричества и проч. Неваляшки, кувыркуны, клоуны на канате, фонтанчики, насосы, шары воздушные, плавающие рыбки, ано-като, стробоскоп, праксиноскоп.

6) Световые. Картинки обыкновенные, термические (меняющиеся от нагревания), светящиеся в темноте, стреляющие, горящие (контур выгорает), туманные, тени, панорама, лупа, стереоскоп.

При выборе этого рода игрушек нужно обратить внимание на следующее.

Забавы для осязания существуют по преимуществу для грудных детей, им доставляет удовольствие держать предметы различной формы в руке и ощущать эту разницу, напр. шар, цилиндр, куб, т. е. круглое, полукруглое и угловатое; также приятно мять резиновые игрушки или шерстяные, гладит различные поверхности, кошку, собаку и т. п.

Цветовые забавы могут быть совсем не интересны для детей, не различающих цветов, страдающих, так называемым, «дальтонизмом» или «цветовой слепотой». Равнодушие, выказываемое ребенком при зрительных забавах, цветовых или световых, всегда должно дать повод обратиться к специалисту врачу для исследования зрения.

Двигаемые видимым двигателем интересуют главным образом механизмом, видоизменяющим движение. Если этот механизм скрыт, то при первой возможности ребенок разломает и разберет механизм. Давая такие игрушки в руки детям, не следует удивляться такому естественному проявлению инстинкта любознательности. Желая сберечь игрушку, нужно покупать с открытым механизмом, или прятать игрушку к себе после игры под наблюдением взрослых.

Движимые различными силами, недоступными пониманию ребенка, оставляют очень сильное впечатление своею загадочностью и запоминаются на всю жизнь, если их было не особенно много в детстве. Я видел юношу, который из всех игрушек, которые я ему дарил в возрасте 3-х лет, помнил «ано-като», как таинственную коробку со стеклом, в которой танцевали разные фигурки, при натирании стекла кожей.

Звуковые забавы дети очень любят, но вообще на развлечение звуком в среде родителей существует не вполне верный взгляд, поэтому я позволяю себе несколько больше сказать по этому вопросу.

Особенного рода сотрясение воздуха, вызывающее в нашем слуховом органе ощущение, называемое звуком, может служить источником наслаждения как для взрослых, так и для детей. Взрослым приятны по преимуществу звуки музыкальные (тоны); детям—звуки немузыкальные: свист, стук и т. п. шумы. Дети любят кричать, стучать и чувствуют себя очень хорошо среди такого визга и писка, которых не переносит развитое ухо взрослых. Даже маленький грудной ребенок перестает плакать, если нянька стучит ложечкой по столу, звонит в колокольчик или свистит в свистульку.

Взрослые относятся всегда несочувственно к детскому шуму, отчасти из чисто эгоистических побуждений (кому охота терзать свои уши), отчасти вследствие довольно укоренившегося мнения, что развлечение детей свистками, стуками и т. п. немузыкальными звуками расстраивает нервную систему детей и вредит эстетическому развитию слуха. Мнение это довольно распространенное, но далеко не основательное. Безусловно верно, что излишество слуховых ощущений может расстраивать детей; не только шум и писк, но даже музыка и пение могут утомлять и переутомлять детей, так же как и взрослых, но не шум и гам, производимый самими детьми. Дети, как мы постараемся показать, предоставленные себе в выборе любимых развлечений, находят большое наслаждение в забавах и играх со звуками немузыкальными и, проводя время здорово и весело, развивают слух и приобретают весьма ценные навыки и сведения.

Немузыкальные звуки доставляют различное наслаждение, смотря по тому, что привлекает внимание ребенка. Ребенка могут интересовать:

1) происхождение звука,
2) воспроизведение звука,
3) сила звука,
4) место возникновения звука,
5) ритмическая последовательность звуков;

все это, смотря по возрасту детей, может послужить предметом веселых забав, занятий и игр, которые можно было бы называть «звуковыми развлечениями».

Прежде всего детей привлекают различные крики животных; лай, мяуканье, мычание, ржание, жужжание (мухи, пчелы, осы, комара), чириканье птиц прослушиваются маленькими детьми с особым вниманием. Крик петуха, индейки, кудахтанье курицы дети слушают с видимым наслаждением, стараются подражать слышанным звукам и достигают в этом не малого совершенства. Разного рода свистульки, для подражания крику петуха, петрушки, соловья (с водой), жужжалки, доставляют большое удовольствие.

Да не только крики животных, но и всякий писк, визг, свист, скрип, служащие признаками присутствия вблизи нас чего-то живого, движущегося, нарушающего мертвую тишину, всегда приковывают внимание детей. Дети прислушиваются ко всякому неожиданному звуку, и самые маленькие непременно постараются воспроизвести слышимое.

Можно устраивать особую игру, чрезвычайно интересующую маленьких, где каждый из играющих носит название животного и при назывании его покупщиком должен кричать соответствующим криком и убегать. Когда подражение теряет свой интерес—начинает интересовать самый способ воспроизведения звуков. Маленький ребенок с большим вниманием следит за стучаньем ложечкой по столу, стакану, графину, самовару. Его забавляет разнородность получаемых звуков, смотря по роду стучащих предметов. Самое интересное занятие в таком возрасте—открывание и закрывание крышки ящика со стуком, скрипение дверью или калиткою. Можно видеть очень часто малых ребят, стоящих очень долгое время на одном месте и хлопающих закрывающейся дверью. Их забавляет и звук, и способ его возникновения. По той же причине детьми более старшего возраста приобретаются резиновые свистульки, хлопушки, пистолеты с пистонами и разного рода кри-кри.

Интересным занятием детей среднего возраста будет: получение звуков без содействия своего голоса, напр. свистанье дутьем в кулак, щелканье пальцами, скрипение сжимающимися руками; изготовление разных жуж-жалок из пуговицы и шнурка, дудки из тростника, хлопушек из бумаги и т. п. звучащих приборов, но изготовленных из материала беззвучного (пуговица, тростник, бумага). Во всем этом интерес сосредоточивается в возможности извлечь звук при таких условиях, когда звука собственно ожидать нельзя. Что касается самого качества звука, то к этому дети относятся безразлично, лишь бы дудка свистала и кулак издавал скрип.

Сила звука различается детьми самого раннего возраста. Сильные звуки особенно нравятся детям: свистнуть так, чтобы в ушах зазвонило; стукнуть так, чтобы затрещало; крикнуть, чтобы все вздрогнули,—все это признаки избытка силы молодого организма, крепких и здоровых нервов. Здоровое детское ухо выдерживает сильные, резкие звуки с видимым удовольствием: при свисте локомотива или парохода, взрослые затыкают уши, а дети радостно улыбаются. Этим также объясняется удовольствие, доставляемое детям так называемой «кошачьей музыкой», т. е. игрою на печных заслонках, кастрюлях, тазах, трещотках, при чем каждый участник бьет и шумит изо всех сил, стараясь заглушить других.

При таких забавах с сильными звуками детское ухо, как будто, постепенно приспособляется к уловлению звуков разной силы, точно так же, как потом приспособится к усвоению различных тонов.

Детей интересуют также условия, изменяющие силу звука: ослабление звука с удалением звучащего тела, усиление звука отражением от гор, стен, леса. Вот почему дети с таким наслаждением кричат в больших залах и коридорах с хорошим резонансом, аукаются в горах и в лесу.

Очень интересная игра может быть устроена следующим образом. Прячут от ребенка какую-либо вещь, и спрятавший садится за фортепиано, а на открытом воздухе— берет звонок или свисток. Если ищущий приближается к месту, где спрятана вещь, звон усиливается, если удаляется—звон ослабляется и затихает. Так может играть мать с одним ребенком, стуча по клавише фортепиано. Если участников много и игра ведется на открытом воздухе, то все, кроме одного, ищущего, знают о месте, где спрятался другой играющий; все одновременно кричат: о, о, о, о, о, о! (или звонят), сильнее тогда, когда ищущий приближается к спрятавшемуся, и слабее, когда он от него удаляется.

Место возникновения звука также привлекает внимание детей. Грудной ребенок ворочает головку по направлению карманных часов; немного постарше уже может отыскивать недалеко запрятанные часы. Более старшего возраста дети, с острым слухом, могут искать часы с завязанными глазами. Также интересна игра с бубенчиками или маленькими колокольчиками, которыми от времени до времени позванивают спрятанные дети на вопрос ищущего: «где вы?» Детям более старшего возраста игру можно усложнить так: ищущему завязывают глаза, а остальные ходят тихо вокруг него и при вопросе: «где вы?» звонят или свистят. Уменье ориентироваться по слуху приобретается детьми очень скоро.

Наконец последняя интересная особенность, могущая интересовать детей в звуках—это определенная и правильная последовательность звуков, ритм, главным образом нравящийся детям с задатками музыкального слуха. Дети забавляются звоном колоколов, тиканием маятника часов, топотом лошадей; даже такие звуки, как толчение в ступке, стук молотка при вбивании гвоздей, ими слушаются со вниманием и воспроизводятся с полным соблюдением ритма. Дети охотно подолгу выкрикивают, подражая трезвону колоколов, или стучат молотком, как бы вбивая гвозди, или толкут в пустой ступке, точно воспроизводя последовательность звона или стука. По той же причине барабан можно отнести к игрушкам, дающим наслаждение ритмом звуков. Дети очень легко приучаются по ритму стуков узнавать мотивы им известных песен, выстукиваемых по столу пальцами.

Мы рассмотрели звуки немузыкальные, обыкновенно не изучаемые в акустике, но тем не менее существующие в природе и представляющие еще до сих пор не мало необъясненного. Ребенок, забавляясь звуками, изучает их особенности; занимаясь воспроизведением их, запоминает почерпнутое из непосредственных наблюдений; играя в звуковые игры, воспринимает звуки разной силы, привыкает ориентироваться по слуху в пространстве. Таким образом «звуковые развлечения» (даже не музыкальные) расширяют сведения о природе и развивают слух, приучая ухо к тембру, силе, ритму звуков.

Детям, если не в комнатах тесной зимней квартиры, то, по крайней мере, на открытом воздухе, особенно весной, когда пробуждение природы характеризуется появлением в воздухе непрерывных звуков (шум воды, стук колес, чириканье птиц), должна быть предоставлена возможность, развлекаясь звуками, изучать природу во всем её звуковом разнообразии.


Мало-понятные детям игрушки. При показывании разных интересных опытов, вновь изобретенных приборов всегда стараются детям давать какое-либо объяснение видимого. Объяснения, приноровленные к небольшому умственному развитию ребенка, по большей части, не точно, не ясно и даже не верно. Этот, по нашему мнению, вредный предрассудок следовало бы давно оставить. Пора, в наше время, когда свыше одаренные умы сделали массы открытий, опередивших научные теории, оставить мысль о том, что все существующее объяснимо. Нужно отучить детей от привычки все непонятное объяснять какими-либо мудреными словами или бессмысленными гипотезами. Нужно привести к сознанию, что существуют в мире умы высшие, которым видно то, чего другие не видят, которым слышны особенные звуки там, где ухо обыкновенного человека ничего не различает, чего для понимания их открытий нужен прежде всего ум, умудренный опытом и знанием, часто превосходящим силы обыкновенного смертного.

Показывание детям того, что их интересует, в иных случаях без всяких объяснений, не только необходимо, но даже в высшей степени желательно. Прогресс человечества зависит от того, как рано в уме ребенка зародились новые для существующего века идеи. Ребенок, знакомый с силой пара, электричества с самых ранних лет, будет действительно сыном наступающего ХХ-столетия.

Многие из таких изобретений приспособлены для детей: электрический звонок, телеграф, телефон, фонограф, граммофон, фотомотор и т. п. существуют в продаже в игрушечных магазинах*.
_________
*Фонограф в последнее время доведен до небывалой дешевизны. В магазине Дойникова, Гостинный Двор № 73, продается фонограф за 9 руб. Валик к нему стоит 40 коп.

Я приведу описание одной из таких игрушек: граммофона или говорящей шарманки.

Граммофон устроен до-нельзя просто. Весь прибор состоит из небольшого горизонтального кружка, который приводится в быстрое вращение при помощи рукоятки. К этому кружку привинчивается фотограмма, т. е. круглая пластинка со спиральной бороздкой, по которой движется игла при быстром вращении кружка. Игла соединена с металлической перепонкой, приходящей в сотрясете от трения иглы по неровностям спиральной бороздки. Таким образом сотрясаемая пластинка звучит отчетливо и ясно человеческим голосом. Для слушания надевается слуховая труба или резиновая труба, наконечник которой вкладывается в ухо. Очень легко выучиться вертеть рукоятку равномерно и вообще владеть прибором после небольшого упражнения.

Для получения более отчетливых слов нужно тщательно устранять посторонние шумы и трение, смазать колеса, подложить вату, замшу и т. п. Каждая пластинка воспроизводит что-либо одно. Так мы слышали пластинки, изготовленные в С.-Петербурге у Циммермана; они воспроизводят: «Мартышка и очки», «Боже, Царя Храни» и «Возле речки, возле мосту». Берлинские пластинки говорят по-русски, французски, английски и по-немецки. Очень хорошо удается марш на трубах и пение самого изобретателя, г-на Берлинера.

Постараемся уяснить сначала интересность и занимательность граммофона для детей, а затем укажем его образовательное и воспитательное значение.

Известно, как сильно интересует детей обыкновенная шарманка. Где только раздаются звуки шарманки, там собираются дети, бегут к окну, во двор, на улицу, смотрят на шарманщика и, если возможно, сопровождают его при переходах со двора во двор. Качества музыки не играют особенной роли, визгливая, шипящая и фальшивящая музыка шарманки одинаково прельщает и привлекает маленьких слушателей-зрителей. Я даже склонен думать, что дети при этом более наслаждаются смотрением, чем слушанием музыки. Также интересуют детей маленькие детские шарманки и «музыкальные табакерки».

Однообразие мотива не утомляет ребенка, он с наслаждением изо дня в день вертит ручку шарманки и с особым удовольствием следит за музыкой заводной табакерки. Движущийся механизм приковывает внимание ребенка, он неустанно следит за вращающимся валом, усаженным маленькими колючками, которые попеременно задевают зубцы металлического гребня и издают такие приятные звуки.

Одного взгляда на такого слушателя достаточно для подтверждения вышесказанного мнения, что детей интересуют и занимают не столько звуки, сколько механизм происхождения звука. Это подтверждается еще тем фактом, что дети охотнее слушают табакерки и шарманки с механизмом открытым и, при первой возможности, в закрытых шарманках сломают крышку, скрывающую тайну устройства невидимой и непонятной музыки.

В граммофоне весь механизм на лицо, ничего не скрыто от глаз, звук порождается иглой, быстро движущейся по круговым, спиральным бороздкам и различается в зависимости от различного вида и формы углублений бороздок. Сколько различных пластинок, столько и различных пьес, на разных инструментах. Кроме музыки, пластинки воспроизводят пение и человеческую речь, поют и говорят настоящим человеческим голосом. Речь человека, механически воспроизводимая, всегда интересует, как напр. куклы, говорящие «папа», «мама». С такими куклами дети не играют, но слушают их с большим интересом.

Вполне ясное устройство механизма звуков, помимо интереса, обогащает слушающего ребенка новыми и весьма ценными в научном отношении сведениями. Сотрясение прибора, опирающегося на иглу, получающую толчки от различных неровностей бороздок, рождает в уме слушателя идею о сотрясении воздуха, производящего в ухе ощущение звука. Обнаруживается преимущество слуха: подмечать в виде звука такие мелкие сотрясения иглы, которые не приметны глазу. Слуховая трубка и резиновые трубки, вкладываемые в ухо, дают понятие о возможности собирать и направлять звуки.

Посторонние шумы от притупления иглы, не хорошей смазки и т. п., не смотря на их незначительность, так сильно меняют силу и характер звука, что делается очевидным значение аккуратности и осмотрительности при производстве опыта со звуками. Уменье вращать рукоятку с соответствующею скоростью приобретается одновременно с истиной о причине изменения тона звука. Медленное вращение понижает тон, быстрое—повышает.

Все эти сведения получаются без особого труда, непосредственно, бессознательно внедряются в ум слушателя, владеющего граммофоном.

Простота устройства порождает удивление, кажется непостижимым, как посредством таких грубо исполненных пластинок возможно передавать речь человека со всеми тонкими оттенками голоса говорившего. Тонкие едва приметные бороздки на различных пластинках, повидимому, нисколько не различаются одна от другой. По виду их нельзя узнать, какая пластинка поет, какая—говорит, какая—играет. Являются невольно вопросы: какими средствами была найдена возможность отпечатать клише с особенностями голоса и музыкальных инструментов; в чем состоят особенности формы бороздок, порождающие различия тембра звуков и отдельных слов.

Эти вопросы остаются пока без ответа и разъяснения. Способ производства звуковых пластинок составляет секрет изобретателя, пластические особенности их составляют еще до сих пор область неисследованную. Неполучение ответа на подобные вопросы укажет всякому ребенку на то, что есть явления, понятные только исключительно одаренным людям, которые обогащают мир своими изобретениями и открытиями. Идея эта весьма важна в воспитательном отношении, так как она может послужить зародышем чувства уважения к представителям творчества в науке и искусстве.


Игрушки для подражательных игр


Забавы, занятия и работы необходимы для развлечения людей всех возрастов; игрушки (в тесном значении этого слова) необходимы только для детей и при том раннего возраста. Играя игрушками, ребенок изучает явления действительной жизни, воспроизводя в лицах то, что удалось ему подметить в окружающей его среде. Так, напр., ребенок, видевший ученье солдат, пользуется первыми попавшимися под руку однородными предметами, кубиками или орехами, чтобы изобразить маршировку, каре, колонны, шеренги, словом, все то, что успел запомнить маленький наблюдатель. Если подарить в это время солдатиков, то игра будет повторяться, пока новое явление жизни не изгладит следов прежнего, не появится спроса на другие игрушки: лошадей, экипажей, извозчиков.

Сколько слов нужно было бы ребенку для того, чтобы рассказать о виденном, чтобы вспомнить то, для чего он еще не находит подходящих слов; кубики или оловянные солдатики упростили работу до чрезвычайности, ребенок наглядно изобразил размещение солдат во фронте и их передвижения, дополняя свою игру звуками команды и музыки.

Таким образом игрушки, дополняя неразвитую детскую речь, удовлетворяют существенной потребности ребенка, потребности поговорить, подумать о всем том, что он слышит или видит вокруг себя. Игрушка есть средство для мысли без слов. Игра с игрушками есть серьезная умственная работа, размышление о явлениях жизни при помощи наглядных пособий, размышление над видимым, о виденном, дающая в результате знакомство с образом жизни людей и животных.

Из этого следует, что игрушки необходимы и незаменимы только в известный период детства; с окончанием этого периода, проходит пора игрушек. Со вступлением в школьный возраст, книга заступает место наблюдений действительной жизни; ребенок овладевает речью настолько, что может мысленно вспомнить виденное, подумать и порассказать о нем. Когда мысль, под влиянием воспринятого впечатления, может работать посредством слов, игрушки постепенно теряют свое важное значение, забываются и забрасываются.

Единственным руководством при выборе игрушек для известного ребенка может служить знание умственного кругозора ребенка, размеров его жизненного опыта: где жил он (в городе или деревне), в какой среде, что часто видел и чем был особенно заинтересован в последнее время. Внимательно прислушиваясь к совершенно бессвязной болтовне детей, всегда можно догадаться, что заинтересовало их во время прогулки, в лесу, в поле, на улице, во время пребывания в передней, в амбаре, в магазине, в кухне. Игрушка, напоминающая виденное, оживит мимолетное впечатление, даст повод поиграть, т. е. восстановить в подробностях эпизод в лицах из настоящей действительной жизни.

Ребенок, живущий в городе, обращает внимание прежде всего на явления жизни домашней и жизнь улицы из окна комнаты. В играх с куклами воспроизводятся купанье, одеванье, лечение, ученье, лошади, извозчики, кареты, торговцы, словом, все, напоминающее жизнь улицы. Ребенок, живущий в деревне, знакомится с жизнью животных; коровы, овцы, козы, бараны, пастухи будут любимыми игрушками в то время, когда приходится сидеть в комнатах по случаю ненастья. Нет надобности, чтобы эти игрушки были изящны и воспроизводили все верно в деталях. Игрушка должна заключать только черты, которые были замечены ребенком; ребенку, видевшему черную лошадь, лучше купить простую черную, чем изящную серую.

Простая аляповатая кукла, напоминающая знакомый вид кухарки или горничной, больше понравится, чем изящная кукла—франтиха.

Игрушка оживляется фантазией ребенка, поэтому всякие механизмы хождения, скакания, закрывания глаз и т. п. решительно не служат к увеличению достоинств ее; в руках ребенка кукла ходит, плачет, говорит, спит, смотря по надобности. Всякие механические ухищрения: заводные зайцы, лягушки, говорящие куклы, кричащие птицы не годятся для игры, подражающей жизни, они стесняют деятельность фантазии и могут служить только для «забавы», о чем мы уже говорили раньше.

Интереснее всего для ребенка игрушка, которая не сама воспроизводит виденное, но дает возможность ребенку проделать это с нею. Лошадь, которую можно двигать (на колесах или без них—безразлично), запрягать, подобно настоящей, доставит больше удовольствия, чем кошка, с которою нельзя представить движений кошки живой.

Одна и та же игрушка может держаться очень долгое время, пока она допускает разнообразие игры, соответствующее разнообразию наблюдений; один и тот же кувшин служит и для воды, и для молока, с которого снимают сливки, и для варенья, которым угощают кукол; одна и та же кукла, смотря по надобности, изображает маму, дочку; больную, здоровую, пациента и доктора.

Играя долго с одной и той же игрушкой, доставляющей такое наслаждение своею простотою и незатейливостью, допускающей разнообразие игр, ребенок свыкается с нею и ценит ее больше других. Нужно бережно относиться к этому проявлению симпатии и не причинять первого сильного, незабываемого горя уничтожением старой, полинявшей, изломанной, но, тем не менее, любимой игрушки.


Нам остается сказать несколько слов об отношении взрослых к игре ребенка игрушками, когда и при каких условиях их участие бывает желательно.

Очень часто ребенку дарят совершенно ему незнакомый предмет, напр. слона, тигра, ферму; ребенок не играет с ними или придает им совершенно превратное значение.

Взрослые начинают вдаваться в объяснения о жизни слона, о назначении молочной посуды—ребенок с хорошей памятью даже повторяет их слова и рассказы; такая игра в бессодержательную болтовню извращает смысл игрушки, приучает ребенка к фразерству, не развивая его увеличением реальных знаний.

В этом случае нужно сводить ребенка посмотреть живого слона, съездить на ферму—если же этого сделать невозможно, то лучше убрать прочь с глаз неподходящую игрушку, чем набивать голову ребенка вздорной болтовней. Школа с книжным ученьем успеет нагрузить головы детей массой названий, без понимания их реального значения. Предоставьте же ребенку воспользоваться преимуществом раннего детства, когда он незаметно, не стесняя никого своим присутствием, может проскользнуть повсюду, все самолично обозреть, услышать и запомнить посредством игр с игрушками.

Присмотритесь к игре ребенка, которому выбрана удачно игрушка, вы будете поражены обширностью его практического опыта: купая куклу в пустой ванне, девочка предварительно попробует температуру воды, держит куклу так, чтобы та не захлебнулась, кутает и вытирает быстро, чтобы не простудилась и т. д. Мальчик, кормящий лошадей, отпускает им, смотря по работе, то овса, то сена; после езды непременно проводит шагом и т. д.—все это реальная жизнь.

Пройдет золотое время беззаботного, свободного детства, настанет время книжного ученья, круг наблюдений над жизнью вне школы съузится и навсегда останутся только те сведения о людях и животных, которые были добыты непосредственными наблюдениями раннего детства и закреплены при помощи игры с игрушками.


В продаже имеются игрушки:

1) Куклы: неодетые, деревянные, резиновые, фарфоровые, ватные;—одетые в костюмы разных профессий и различных национальностей.

Животные деревянные, из папье-маше, в шерсти: собака, кошка, лошадь, корова, баран, козел, осел, заяц, медведь, слон.

2) Обстановка кукол: гостиная, спальня, кухня, ванная, прачешная, купальня, дом, ферма, магазин, станция.

3) Обиход куклы: посуда чайная, столовая, кухонная, принадлежности туалета, кабинета, ванной, фермы, конюшни, фабрики.

4) Костюм детский: офицера, матроса, солдата, жокея, кучера, трубочиста, пожарного, горничной, крестьянки, молочницы, бурятки, калмычки, молдаванки.

5) Набор детский: принадлежностей рыболова, солдата, охотника, полотера, садовника, кучера.

Ружья, пушки, пистолеты, сабли, барабан, кнут, возжи, щетки.

6) Приборы детские: для варки варенья, кушанья, чистки комнат, мытья белья, для чаю, кофе и обеда.

Банки, тазики, таганчики, кастрюли, утюги, лоханки, швабры, щетки половые, сервизы чайные, кофейные.

7) Обстановка детской: туалет, шкаф, комод, стол, стул, диван, плита, санки, повозка, телега, бочка, палатка, будка, домик.


Игрушки для занятий


Выбрав игрушки, «забавляющие» ребенка, нужно подыскать еще игрушки другого рода, которые могут «занять» ребенка. Занятия ребенка так же, как и взрослого, имеют одну и ту же особенность: человека интересует самый процесс деятельности больше, чем получаемый результат. Отдаваясь всей душой интересному занятию, человек мало заботится о том, чего он достигнет, и каким образом относятся к этому другие. Часто, вопреки известным вкусам и наклонностям, господствующим в обществе, человек отдается бескорыстной деятельности, любимому занятию без всякой цели и рассчета, иногда даже во вред себе.

Такое же бескорыстное, бесцельное стремление к деятельности заметно и во всех здоровых детях, нормально развивающихся в среде трудящихся и работающих людей. Дети с большим наслаждением играют с песком, строят печи, дома, огороды, лепят булки, крендели. Окончив занятие, они без сожаления бросают все ими изготовленное, переходя к новому развлечению, нисколько не интересуясь тем, что сделается с массою изготовленных ими песочных булок и кренделей, дети даже любят собственноручно разбрасывать и разрушать все продукты своей усиленной и продолжительной деятельности.

Интерес, испытываемый ребенком во время деятельности, сказывается в желании, по возможности, продлить наслаждение процессом работы. Если дети строят дома из кубиков или карт, то, по возможности, стараются употреблять побольше строительного материала, побольше карт, кубиков, песку, с исключительною целью продлить время занятия; а затем грандиозное сооружение безжалостно разрушается самим же строителем.

Нужно умело поддерживать и развивать в ребенке подбором подходящих «детских занятий» потребность в приятной и бескорыстной деятельности и не следует преждевременно направлять эту деятельность к получению каких-либо полезных, видимых результатов, которых ребенок не ценит и не желает ценить.

Чтобы занятие было интересно, оно должно быть выбрано по силам ребенка, чтобы не приходилось ему предварительно изучать его и упражняться в приобретении каких-либо навыков. Оно должно представлять легко подвижный, однородный материал, чтобы все созданное можно было быстро разрушить, оно должно давать простор творческой фантазии ребенка. Одно и то же занятие, даже самое любимое, может надоесть своим однообразием; тогда нужно открыть в нем новые стороны, новые комбинации или подыскать на смену новое занятие.

Поясним сказанное примером на карточных домиках.

Ребенок в первое время очень интересуется постройкой неустойчивых домов из 2-х только карт. Когда он уже привыкнет к этому, интерес к таким простым постройкам ослабеет; тогда можно добавить побольше карт, показав устройство более устойчивых и более прочных домов. Когда и такие «грандиозные» карточные постройки потеряют интерес новизны, можно показать ребенку, как обстраивать карточными сооружениями какой-нибудь высокий предмет, стоящий на столе, напр. лампу. Затем можно показать постройку мостов, соединяющих две высокие книги, два стула. Все это возможно при одном непременном условии, чтобы ребенку такое занятие было по силам, помощь взрослого в занятиях не может играть существенной роли. Помочь можно только в ту пору, когда ребенок утомится и потеряет терпение при неудачах, ослабляющих энергию. Когда занятие не представляет никаких трудностей, надоело однообразием, следует поискать новое, не заставляя ребенка играть против желания обещанием какого-либо поощрения.

Похвалы и поощрения не нужны занятому ребенку, он достаточно награжден непосредственно испытываемым удовольствием самостоятельной свободной деятельности. Ребенок, наслаждающийся занятием, не нуждается в поощрениях и похвалах; при учащении же похвал быстро с ними свыкается, начинает заниматься даже и прискучившим занятием «на показ», глубоко огорчаясь, когда его усилий или успехов не замечают и не хвалят.

Из таких детей вырастают жалкие люди. Они и в жизни потом ждут подачек, наград, поощрений и сильно падают духом, когда жизнь в этом отношении не балует их. Они озлоблены против всех, их опережающих, против всех, не ценящих высоко их трудов и усилий—несчастные разучились находить наслаждение в свободной и самостоятельной творческой деятельности. Им чуждо бескорыстное стремление к свободной деятельности, свойственное всякому здоровому ребенку; оно несомненно было и у них в пору раннего детства, но уничтожено и извращено неумелым отношением взрослых к их детским занятиям.

Родители, не желающие воспитывать подобных личностей, должны во время обратить внимание на занятия самого раннего возраста. Детские занятия разовьют в ребенке уменье наслаждаться процессом деятельности, научат находить наслаждение в сознании переживаемых трудностей и преодолеваемых препятствий.


В продаже имеются пособия для «детских занятий», при которых полученный результат может быть без сожаления уничтожаем тотчас по получении; но они требуют, кроме небольшого усилия воли еще некоторого развития.

А. Чувство симметрии руководит при

1) расстановке фигур людей, зверей, деревьев, мебели, посуды:

2) установке двора, улицы, города, сада, парка, леса, цирка, фермы; групп людей и животных (лагерь, базар, обоз, пожар).


Б. Глазомер и изящный вкус руководит при

3) складывании однородных предметов: спичек, квадратов, кубов простых и цветных;

4) складывании разнородных частей картины, разделенной на бруски, полоски, кубы, квадраты, и другие фигуры.

5) размещении в особом ящике или на доске цветных шариков, гвоздиков, полос в виде разных узоров и изображений.


В. Некоторые сведения нужны:

6) для постройки из кубов, кирпичиков, спичек, лучин, карт, дощечек, глины, воску, песку и камня и т. п. однородных предметов;

7) для сборки разнородных частей избы, мельницы, башни, часов, яхты, экипажа;

8) для скрепления построек гвоздями, горохом, пробкой.


Г. Некоторых научных знаний или особых навыков требуют различные физические и химические опыты: пускание мыльных пузырей, изготовление фейерверков, опыты с центробежной, электрической машиной. Уход за акварием, виварием, огородом, садом. Занятие музыкой.


Игрушки для работ


Забавы и бесцельные занятия могут интересовать все возрасты, но они не удовлетворяют всем потребностям даже самого малого ребенка.

Уже в ребенке 4-х летнего возраста можно легко подметить проявление потребности деятельности нового рода, потребности производительного труда.

Ребенок строит домик из карт, камешков или кубиков; провозившись целый час над постройкой, он разрушает ее мгновенно и опять начинает постройку снова. Но вот наступает новый момент развития, ребенок оставляет построенный дом, охраняет его от разрушения, наполняет мебелью, жильцами. Сложив удачно фигуру из цветных полосок, кубиков или квадратиков, он долго любуется полученным узором, ему видимо жаль разрушить «результат» своего труда. Очевидно, результат личного труда начинает интересовать сам по себе, независимо от характера предшествовавшего ему занятия.

Желая вторично воспроизвести знакомый ему узор, построить понравившийся домик, он начинает заниматься не бездельно, он стремится возможно скорее, удобнее и проще добиться желаемого результата. Стремление к возможно скорому получению результата порождает желание вполне естественное, сократить совсем занятие, приводящее к интересному результату, т. е. сохранят продукты своей деятельности. С этого момента ребенку необходимо давать, кроме забав и занятий, еще и работы.

«Детские занятия» поддерживают и развивают в ребенке стремление к деятельности интересной, но бесцельной.

«Детские работы» поддерживают стремление к деятельности далеко не всегда интересной, но непременно целесообразной и плодотворной. Нужно относиться с полным участием к первым проявлениям самостоятельного труда ребенка.

Не следует заставлять ребенка разрушать удачно исполненную постройку для приведения кубиков в порядок, не нужно бросать вырезанные из бумаги фигуры в печку, как негодный сор, нужно вообще ценить труд ребенка, если он сам придает цену продуктам своего труда. Но уважая труд, не следует впадать в крайность: например, хвалить неудачные работы. Указав недостатки, следует помочь советом, как устранить их; если у ребенка не хватает уменья и терпенья, нужно помочь ему в достижении более совершенных результатов. Для перехода к работам особенно пригодны «занятия», допускающие временные скрепления.

Из занятий такого рода имеются в продаже следующие издания:

1) Складные карточные домики. Можно делать из обыкновенных игральных карт, изогнутых по краям, скрепляя куб из 6 карт.

2) Постройки из скрепляющихся дощечек. Весьма изящны издания немецкие и рижские; также русские постройки из дощечек, скрепляемых гвоздиками.

3) Постройки из проволок с пробковыми скрепами. Постройки из спичек с метал. скрепами. Такие работы представляют двоякое удобство; можно переделывать работу по несколько раз до получения наиболее удачного результата; можно с построенными вещами играть, пока не надоест, а затем, разобрав по частям, убрать и спрятать на место.

Прежние «занятия», потерявшие интерес новизны, можно превратить в «работы»: например, дать клею для скрепления карточных домов; дать мелу с клеем для клейки глиняных кирпичиков—вообще отыскать средство закрепить результат работы.

Нужно вполне серьезно оценивать достоинство детской работы: можно прямо называть хорошим то, что действительно хорошо,—такое поощрение необходимо; в то же время, указывая дурное исполнение какой нибудь работы, нужно показать возможность исправления; но ни под каким предлогом не следует выставлять детских работ «на показ».

Неосторожное отношение к работам детей развивает в них ложное представление о своих достоинствах и о размере своих сил. Ради похвал дети легко приобретают привычку присваивать себе чужой труд (няньки, братьев, сестер). Невыносимые в общежитии люди с высоким самомнением, с уверенностью, что только они одни могут поступать безукоризненно, что все ими сделанное не может быть дурно, воспитываются искусственно неумеренным захваливаньем и выставлением на показ работ их раннего детства.

Самостоятельные работы детей служат весьма важным указанием для определения их склонности к деятельности определенного рода. Достаточно напомнить детство Ньютона, Уатта, Френеля. Пока такой склонности не подмечено, можно направлять внимание ребенка на работы самого разнообразного характера.

В продаже имеются следующие «детские работы».

А. Для выполнения работы нужны только терпение и настойчивость, и не требуется особых сведений или навыков.

1) Плетение из полос узоров, картин, вышивание, выкалывание, вырезывание, складывание бумаги.

2) Работы из спичек, стекляруса и бус, проволок и пробок.

3) Рисование по сети, красочной бумагой, по шаблонам и трафаретам.


Б. Выполнение работ требует некоторых практических сведений.

4) Клейка карточных домиков, фонарей, абажуров, бонбоньерок.

5) Наклейка рельефных картинок, виньеток из сухих цветов, листьев, бордюров, декалькомания.

6) Раскрашивание рельефных фигур, картин, бюстов.


В. Работы, требующие особых навыков, легко усваиваемых.

7) Плетение из стружек, соломы, цветной бумаги и лент.

8) Изготовление цветов из бумаги, ваты, шерсти, воску.

9) Лепка из глины, воска, гипса, гальванопластика.

10) Живопись брызгами, выжиганием, скоблением.


Г. Работы,требующие предварительного изучения и подготовительных упражнений.

11) Ремесла: переплетное, токарное, столярное, проволочное, жестяное.

12) Садовые, полевые, огородные работы.

13) Шитье, тканье, вышиванье.

14) Рисование, камера-обскура,—люцида.


Д. Работы, требующие научных сведений.

15) Изготовление физических приборов, террариев, аквариев, вивариев.

16) Фотография.


Игрушки для одиночных игр


В этот отдел мы ставим пособия для деятельности ребенка, направленной к определенно намеченной цели, которые служат для проявлении воли и сообразительности в борьбе с препятствиями, мешающими достижению цели.

Стремление к достижению цели весьма рано проявляется в деятельности самых маленьких детей. Присмотритесь к игре малого ребенка с ключем. Ребенок долго бьется в тщетных попытках вставить ключ в замок; удалось ему, он вторично проделывает тоже, пока не утомится. Ему не нужно отворять ящика, ему хочется достичь задуманного. Процесс достижения сам по себе очень интересен. Пробуждение сознания воли и силы сообразительности при неудачных попытках настолько увлекают играющего, что он, достигнув окончания игры, никогда сразу не успокаивается и играет подряд по несколько раз в одну и ту же игру весьма охотно.

В продаже имеются:

1) Игры, в которых препятствуют достижению целей условия внешние, физические.

Бильбоке, паллада, веселые свинки, кольцо и крючек, японские кружалки, бабочки летающие, ястреб, змей, юла, баллиста, метание мяча, стрел; стрельба в цель из лука, самострела, сарбакана, ружья.


2) Достижению цели препятствует неловкость, неповоротливость играющего.

Обруч, мяч, скакалка, ходули, лыжи, коньки, салазки, качели, велосипед.


3) Стремление к цели стеснено установленными правилами игры.

Игра 15, 34; солитер, пасьянс, проволочные вопросы (кастеты).


Игрушки для общественных игр


Все развлечения, рассмотренные до сих пор, имели в виду ребенка одинокого, растущего без сверстников и товарищей. Но человек — «животное общественное», полное изолирование ребенка извращает его природу, детям, как и вообще всем здоровым людям, необходимо общество. Детям нужно подбирать сверстников и товарищей по играм, нужно устраивать общественные игры и развлечения.

Общественные игры могут быть устраиваемы:

1) без всяких пособий, напр., жмурки, прятки, пятнашки и т. п.;

2) с разными пособиями, продаваемыми в магазинах под общим названием: детские игры.


Из таких игр мы назовем следующие:

1) Бирюльки обыкновенные; рыбки; рыбак.

2) Кегли комнатные; кегли с шаром, на столе; кегли с волчком; кегли и пушка; ворота и шары.

3) Биксы; шар-шаром.

4) Домино обыкновенное, картинное.

5) Карты-кукареку; игра в газеты; в загадки, жур-фикс.

6) Лото обыкновенное; картинное, географическое.

7) Гусек— вокруг света; путешествие в Париж; вперед.

8) Игры с нажимом, охота; приз; кегли; котлы.

9) Бочэ; чок; числовой коврик.

10) Сналету; перелет.

Все эти игры приспособлены для развлечения общества детей разных возрастов и различной степени развития. Посредством их разнохарактерное сборище детей соединяется общею деятельностию, направленною к общей цели в стройное общество.

Для развлечения небольшого общества, 2-х, 4-х детей, одинакового развития могут быть рекомендованы другие игры, с более сложными условиями, напр.,

1) шашки простые, сложные; шахматы.

2) агон, облава; ключ крепости; осада; крепость и т. п. видоизменения шашек.

3) Трик-трак; нарды; тугуз-кумалак.

Всякая игра, в которую играют дети живо и весело, полезна, как средство общения детей между собою. Только игры на деньги, на конфеты или орехи не заслуживают одобрения, и азартные, в которых выигрыш зависит от простой случайности — они могут, при недосмотре, развить страсть к наживе, волновать детей случайностью исхода игры.

В общественную игру дети должны играть живо и весело, испытывая удовольствие в самой деятельности, нисколько не заботясь о результате. Заинтересовать игрою весьма легко, так как дети радуются общению с другими детьми; чем больше участников, тем более интереса и оживления. Всякая игра есть деятельность не свободная, действия каждого игрока ограничиваются условиями, называемыми правилами игры. Весь интерес игры порождается самодеятельностью играющего, т. е. тем искусством и сообразительностью, которую приходится применять для достижения цели при ограничительных условиях игры напр., проскакать на одной ноге с завязанными глазами, взять вещь крючком, не задевая других (в бирюльках); поэтому при выборе игры сообразно возрасту нужно обратить внимание на условия, препятствующие достижению цели.

Строгое соблюдение правил игры, равно обязательных для всех участников, дает громадное образовательное и воспитательное значение общественной игре со сверстниками. Игра со сверстниками развивает в детях чувство законности и правомерности, она создает в них идею личного права, определяет границы, этого права, сравнительно с правами других. Только посредством игры ребенок узнает, что право есть общее признание обязательности известного определенного требования, имеющего силу в данное время. Уменье подчиняться правилам игры, строгое и честное выполнение условий, дает понятие о равноправности, научает понимать различие между тем, что возможно сделать самому и что имеют право другие участники сделать для достижения намеченной цели. Ребенок, не игравший со сверстниками, никогда не может сделаться развитым членом общества, ясно сознающим границы своих прав и уважающим права других.

В продаже имеются следующие игры:

А. Выигрыш обусловливается внешними, физическими препятствиями, неизменными в течение всей игры.

1) Кегли обыкновенные, резиновые, столовые. Шейбы, арки, судьба, катанье яиц.

2) Бильярд с катком, бикс, тиволи. Юла, бильбоке воздушное, скачка шаров.

3) Рыбак, рыбки, с налету, волан, серсо, шарик- странник, лапта.


Б. Условия, затрудняющие выигрыш, изменяются во время игры.

4) Бочэ, городки, луговой биллиард, крокет, крикет перелет, квоитет, пушка и крепость, бирюльки.


В. Выигрыш обусловливается случайностью, которой предвидеть нельзя, приходится терпеть превратности счастья и слепо подчиняться случайному исходу игры.

5) Лото числовое, картинное, азбучное, зоологическое, юмористическое.

6) Гусек и его вариации: скачки, путешествия вокруг света, в Париж, по России, вперед.


Г. Выигрыш обусловлен особыми правилами игры, дающими возможность предусматривать разные, комбинации.

7) Шахматы, шашки, агон, осада, крепость, бой за позиции, облава, мельница, тугуз-кумулак, домино.


Д. Выигрыш обусловливается особыми навыками или особыми сведениями.

8) Биллиард. Лото научное, музыкальное, историческое, географическое. Игра в склады,—в газеты.


Игрушки из окружающей обстановки


В предыдущем мы старались охарактеризовать имеющиеся в продаже игрушки, разместив их сообразно их назначению: забавлять, занимать, играть; но ведь одна и та же игрушка может изменять свое назначение.

Оловянные солдатики могут служить для общественной игры, осаждать крепость; могут занимать одинокого ребенка возможностью расстанавливать их; наконец, каждый солдатик, счастливо уцелевший при потере других, долго забавляет ребенка, как игрушка, с которой можно разговаривать, отправить путешествовать в лодочке, в карете и т. п.

Шашки в руках малого ребенка могут интересовать его, как занятие, напр.: расстановка столбиками, симметрично; или служить для забавы, напр.: сбивание одною шашкой другой, пересыпание шашек из коробки в мешок и т. п.

Обыкновенные игральные карты, изогнутые вдоль и поставленные стоймя, заменяют солдатиков, поставленные в ином положении изображают коров или лошадей, согнутые по краям служат для постройки домиков, в которых можно прорезать двери, окна и трубу.

Если ребенок играет с интересом игрушкою, не следует требовать от него педантического применения игрушки соответственно её первоначальному назначению. Смена деятельности необходима для поддержания энергии; нет надобности всегда при этом, сменять игрушку.

После деятельности, требовавшей умственных усилий, творчества, настойчивости, естественно перейти к забаве. После игры с мячиком вы можете наблюдать ребенка, отдыхающего за перекатыванием мяча с одного места на другое, и даже при этом нередко вы услышите разговоры с мячом: «куда пошел? повернись, остановись» и т. п.

Предметы домашнего обихода, обстановки комнат и т. п. могут быть употребляемы детьми, как игрушки. Всем известно, как, много доставляет удовольствия игра со стульями, со щетками, с ложками, вилками, ножами. Особенное пристрастие имеют дети городские к игре с разными принадлежностями письменного стола: карандашом, пером, линейкой, резинкой. Обыкновенно такие предметы отнимают от детей, бранят за испорченное перо, истертую резинку или сломанный карандаш и линейку. Нельзя не воспитывать в детях любви к порядку, нужно требовать от них уважения к чужим вещам, но не следует забывать, что предметы домашнего обихода весьма заманчивы для игры и, если есть возможность, ребенку следует предоставлять возможность поиграть и с ними. Для более подробного разъяснения, насколько могут быть поучительны такие игры, я позволю себе изложить особенности игры с «карандашом». Как постепенно от забавы ребенок переходит к занятию и работе карандашом; переходит от развлечения к ученью.

Карандаш, как известно, очень интересует даже самых маленьких детей. Едва ребенок научился схватывать и держать предметы, он уже тянется к карандашу и с наслаждением чертит им по бумаге. Ему приятно видеть след, оставляемый на бумаге карандашом. Какие при этом получаются линии и штрихи, для него вполне безразлично: он выводит с одинаковым удовольствием разнообразные каракули, или ставит точки, стуча о бумагу, или нажимает так сильно, что ломает острие карандаша и все-таки продолжает царапать. Такая забава карандашом при всей своей бесцельности и безрезультатности—необходимая ступень развития.

Наслаждение штрихом карандаша есть зачаток зрительных приятных ощущений, потребность к которым может быть развита или заглушаема в детстве. Заглушение в детстве способности наслаждаться слухом, зрением, обонянием или осязанием есть ограничение сферы деятельности органов чувств. Не развив в ребенке способности наслаждаться звуками, не развиваем ли мы глухоты, которую следует назвать эстетической глухотой? Как ограничен внутренний мир человека, для которого не существует красоты живописи и музыки!

Зародыши эстетического слуха в ребенке проявляются в крайне грубой и, по-нашему, неприятной форме. Дети любят свистать, визжать, стучать о стол, о стакан ложечкой, барабанить по оконному стеклу и т. п., и при этом приглядитесь к ним—они действительно прислушиваются к производимым ими звукам с удовольствием.

Точно также первые штрихи карандашом интересуют зрение детей; ребенок мазнет углем или карандашом и любуется видимым эффектом. Никакой цели и никакого результата не добивается ребенок, пачкающий бумагу, он только забавляется приятными зрительными ощущениями. Не мешайте ему, дайте возможность полюбоваться на эту мазню,—скоро придет время, когда совершенствующееся зрение потребует более совершенных и осмысленных образов, ребенок уразумеет картинку и, если окружающие умеют рисовать, поймет наслаждение изображать на бумаге видимое им в окружающей обстановке. В этом периоде развития ребенок (старше двух лет) очень любит смотреть рисование взрослых и всегда пытается сам подражать замеченным приемам рисования. Карандаш приобретает для него новое значение, не бесцельной забавы, а пособия для изображения видимого. Он старательно добивается желаемого результата, рисуя кошку, собаку, лошадку и т. п.—и, к великому его сожалению, из рисунка ничего не выходит.

Что тут делать? Искусство рисования не дается сразу, а желание рисовать у детей страшное; но оно может уничтожиться постоянными неудачами. По нашему мнению, ребенку следует помочь в занятии рисованием так же, как помогают ему вообще во всякой деятельности, направленной к получению известного результата. Нужно упростить способ получения результата, указав путь, соразмерный с наличными силами ребенка. Нужно дорожить первым проявлением любви к занятию, т. е. первым сознанием наслаждения самодеятельностью, заметною в детях самого раннего возраста. Маленький человечек хочет сам нарисовать лошадь или солдата,—нужно не учить его рисованию; не водить его рукою, а просто помочь добрым советом и делом: выкроить подходящий рисунок из толстой бумаги или, взяв рисунок из старых иллюстраций, наклеить его на толстую папку, вырезать, и тогда, приложив его к бумаге, можно будет уже легко обводить по краю карандашом, чтобы получить желаемое изображение.

Идея рисования по лекалу, с нашей точки зрения, заслуживает полного внимания. «С.-Петербургская мастерская учебных пособий и игр» имеет коллекцию таких фигур на толстом картоне под названием: «Детский рисовальный набор», ц. 6о коп. Подобное пособие, конечно, не может и не должно служить целям обучения. Рисование, требующее свободного развития кисти, не может быть изучаемо при помощи лекала, которое уместнее называть черчением, чем рисованием. Поэтому рисовальный набор не пригоден ребенку, рисующему самостоятельно, он не научает рисовать, но помогает получать желаемое изображение, и наслаждение, испытываемое при этом, можно сравнить с тем, которое испытывают любители фотографии.

Не все дети нуждаются в таких пособиях, хотя, нужно заметить, обрисовка предметов карандашом, например, руки с растопыренными пальцами, обрисовка тени предмета доставляет всем детям много удовольствия. При этом в ребенке более раннего возраста можно подметить черту, не вполне известную людям, мало знакомым с детским миром: ребенок испытывает вполне чистое наслаждение, свободное от всяких побочных соображений он добивается получения изображения, нисколько не дорожа получаемым результатом: картинки бросаются на произвол судьбы и могут быть спокойно, убраны и выброшены в печку.

С течением времени зрение развивается, от полученного изображения возникают приятные или неприятные ощущения, смотря по степени удачности рисунка; в рисунок ребенок всматривается, любуется им и сохраняет его, как продукт своего труда. Тогда наступил последний момент в развитии чувства удовольствия, даваемого рисованием карандашом. Из простой забавы карандашом выросла любовь к занятию черчением или рисованием, и, наконец, явилось желание работать над получением рисунка или чертежа.

Когда ребенок стал смотреть на рисование карандашом, как на работу, требующую усилий воли, уменья и настойчивости, тогда пора приступить к обучению рисованию, к обучению правильному и строго систематичному под руководством учителя. Можно быть уверенным, что учение будет успешно: если не выйдет из ребенка художника (для чего требуются известные наследственные особенности), то, во всяком случае, в нем будет развита способность наслаждаться красотою видимого, будет дано эстетическое развитие зрения.


Игрушки из окружающей природы


Ребенок, растущий на свободе, умеет обходиться без особо изготовленных игрушек; животные, растения, воздух, вода, огонь, земля дают прекрасный материал для игры, вполне заменяющий искусственно приготовленные игрушки. Маленькие животные: котята, щенки, цыплята очень хорошо занимают и забавляют детей. Ребенок с маленькой собаченкой может проводить целые дни, разговаривая с ней, лаская и поглаживая ее или бегая с ней в перегонку.

Воздух есть первое газообразное тело, с которым ребенок знакомится в виде ветра, производящего шумы, двигающего листья и ветви деревьев, поднимающего довольно тяжелый бумажный змей и т. п.

Вода служит источником многих наслаждений. Корыто с водой, ванна, служит для плавающих щепок, корабликов. Дождевые лужи дают повод устраивать водопады, колодцы, острова, мосты, мельницы. Брызганье, смачиванье; переливанье из одного сосуда в другой и т. п. известные забавы и занятия в высокой степени образовательны, так как они знакомят детей с особенностями жидкого тела. Также точно общеизвестны интересные забавы с огнем: устройство костров, печей из глины и песку, печение в горячей золе картофеля и каштанов; Ко всем таким играм и забавам детей нужно относиться с должным вниманием: уберегая от опасности обжога или простуды, нужно, подыскивать по возможности, разнообразные виды развлечений; чтобы в период игр ребенок успел всесторонне освоиться с теми особенностями, которыми отличаются тела твердые, жидкие, газообразные.

Предоставляя ребенку играть по собственному выбору и влечению, нужно при наступлении утомления, когда данное развлечение надоело, видоизменить его, открыв новое направление пытливости ребенка. Чтобы пояснить, как это может сделать всякий родитель, внимательно следящий за тем, чтобы ребенок не скучал, я возьму один пример «песок», разберу подробно все возможные игры, занятия и забавы с песком.

Большая куча белого песка, ярко освещенная солнцем,— сколько радости, сколько наслаждения для маленьких детей! Крохотные ребятишки, едва держащиеся на ногах, всползают на четвереньках до самого верха, усаживаются в песок, засовывают ручонки глубоко-глубоко, по локоть и дальше, хлопают ладонью по песку, рассыпают по воздуху, разносят небольшими горсточками по скамьям к великому неудовольствию взрослых.

То и дело слышны возгласы нянюшек и маменек: «опять выпачкался песком, набрал полные башмаки песку, насовал в рот! Не смей бросаться песком!..» Бранят, прикрикивают, дают шлепки,—ребятишкам все ни по чем: песок манит к себе и заставляет забывать всякие угрозы и запреты.

Гуляют дети по лесу, по роще, собирают ягоды, грибы или вообще идут по дороге с какою-либо, целью, и вдруг неожиданно на дороге встречается полоска белого песку,—непременно гуляющие захватят по горсточке и идут дальше, рассыпая его в воздухе. Если встречается большой песчаный овраг, русло высохшего ручья, отмель на берегу реки, дети даже среднего возраста не могут скрыть своего восторга: прыгают в песок, вязнут по колено, барахтаются.

Постараемся уяснить себе те особенности песка, которые с такою неотразимою силою привлекают, детей и дают возможность устраивать разнообразные интересные забавы и игры.

Песок возбуждает приятные ощущения осязательные, зрительные и чисто мышечные. Присмотритесь к игре с песком самого маленького ребенка, и вам станет ясно, которое из ощущений доставляет преобладающее наслаждение.

При первом знакомстве с песком главным образом работает осязание. Ребенок забавляется хлопаньем ручонкой по песку и разглаживаньем его в разные стороны. Сидя на песке, маленькие дети роют песок, как кроты, насыпают горку, ее выравнивают, округляют, снова разрушают, разгребая песок в другое место.

Известный антрополог П. Мантегацца, прекрасно разъяснивший наслаждение осязательными ощущениями, говорит, что особое наслаждение испытывается при поглаживании, потирании кожи, мрамора, шелка, бархата и т, п., если, не удручаемый посторонними мыслями, человек обращает на них внимание. Наблюдая детей, копающих руками песок, можно легко подметить, как поглощается внимание исключительно осязательным ощущением рук.

Песок роется в разных местах без всякой определенной цели, без системы, с какою-то лихорадочною поспешностью, до тех пор, пока повторение ощущения, преимущественно в пальцах и ладони, не притупится. Тогда переходят к новой забаве. Песок при надавливании раздается в стороны, давая место вводимому предмету,—детей эта особенность очень интересует. Они стараются засунуть руку, воткнуть палку, прыгнуть в песок с высоты, чтобы погрузиться поглубже.

Встречая кучи рыхлого песка, вырытого кротом, редкий ребенок пройдет мимо, не ткнув палкой или ногой. Кроме шероховатости, песок может давать приятные ощущения тепла или холода. Самого беспокойного маленького шалуна можно успокоить и позабавить, насыпая на его руки слои песка, согретого лучами солнца. Взрослые, с огрубевшей кожей, неразвитым осязанием, одетые в плотные одежды, не способны ясно себе представить удовольствие, испытываемое ребенком с нежной чувствительной кожей, одетым в легкую одежду. Во время купанья на отмелях реки дети любят выходить из воды валяться в теплом песке.

Состав песка из мелких раздробленных частиц обнаруживается возможностью рассыпания, вызывающей у детей приятные зрительные ощущения.

Самые маленькие дети забавляются рассыпанием по воздуху, им интересно видимое исчезновение ясно осязавшегося предмета. Была кучка песку—и вот пришел маленький человек и с чувством самодовольства взял и разметал его по воздуху; дунул—и последние пылинки скрылись из вида.

Дети постарше любят просевать песок через сита, канву и разные решета, разбрасывать песок по дорожкам сада. При этом развлечении детям среднего возраста доставляет наслаждение не столько зрение, сколько те мышечные ощущения, которые испытывает человек, исполняющий неутомительные физические работы: возящий тачку, копающий лопатой, разгребающий песок граблями и т. п. Даже маленькие ребятишки, забавляясь песком, могут испытывать эти же мышечные ощущения, когда они занимаются перенесением песку с одного места на другое.

С серьезным видом, весь поглощенный своей, работой, ребенок аккуратно насыпает ведерко или просто коробку песком, бережно переносит в другое место, высыпает и снова готов собрать высыпанное и нести его на прежнее место.

Трение твердых частичек одна о другую препятствует расползанию песка: он не разливается во все стороны, как вода; насыпая пласты свободно лежащего песка, можно получить остроконечную горку.

Эта особенность также скоро замечается детьми, и они устраивают следующие игры,

1) каждый из играющих по очереди подсыпает сухого песку на горку; кто насыплет до известной, наперед намеченной, высоты, тот выиграл;

2) каждый из играющих насыпает горку; у кого вышла выше всех, тот выиграл. Песок при этом должен быть сухой и мелкий.

Трение частиц дает возможность утрамбовать, уплотнить сухой песок так, что в нем можно делать выемку устраивать своды, мосты, печи, пещеры. При этом легко подметить характерную особенность вообще детского занятия. Ребенок усердно утаптывает песок, осторожно делает выемку,—наконец цель достигнута: устроен высокий мост, глубокая пещера, обширная печь и т. п.

Окончив работу, становится на свое сооружение для испытания прочности; выдержало сооружение—хорошо, провалилось—еще лучше: ребенок снова принимается за то же с самого начала. Очевидно, процесс созидания более интересен, чем полученный результат.

Вместо утаптывания, гораздо скорее можно уплотнить песок водой. Гигроскопичность песка обнаруживается после первого дождя, смочившего кучу песка: вода не застаивается в виде лужи на песке, проникает вниз, песок темнеет плотнеет так, что можно резать пласты. Появляется возможность сохранять форму, полученную посредством чашек, рюмок, блюдечек и т. п. песочного набора.

Дети маленькие отличаются полнейшим равнодушием к тому, что получается,—так сильно интересует процесс выхода сырого песку из формы, что можно из одного и того же количества песка переделывать новые формы, уничтожая старые.

Несколько детей могут устроить игру в «песочные булки»: кто больше успеет приготовить булок; или, при разнообразных песочных приборах, кто изобретет новую форму, составленную из нескольких, кто выше выведет колонну и т. п.

Дети одинокие, читающие или слышащие раcсказы про путешествия, играют в «путешествие»: устраивают дороги, овраги, мосты, землянки, пещеры, где ночуют куклы, вырезанные из бумаги или картона. Кукла остается на ночь в пещере и выносит всякие ненастья довольно долгое время.

Дети военных охотно устраивают форты и крепости и устраивают стрелянье из пушек; девочки любят по преимуществу устраивать сады, пастбища, огороды. Дети более старшего возраста весьма искусно в мокром песке посредством ножа столового или костяного (для разрезывания книг) выучиваются делать изящные сооружения: обелиски, пирамиды, триумфальные ворота, портики, древние здания и т. п.

Нельзя не упомянуть еще об одной предосторожности при песочных развлечениях. Мелкий сухой песок, превращающийся в пыль, может вредить дыханию и зрению. Песочные кучи в общественных садах, где сходятся дети, мало знакомые между собой, могут быть не безвредны, как распространители заразы.

Все развлечения песочные легко доступны по цене каждому семейству, все требуют пребывания на чистом воздухе и потому безусловно полезны ребенку с гигиенической точки зрения.

Полезны они также и в смысле образовательном. Песок есть единственное физическое тело, на котором впервые ребенок познает отличительные свойства сыпучих тел: состав из мелких частиц, взаимное трение частиц, проницаемость для твердых тел, возможность пересыпания, особенность рассыпания (разливания), нагревание, уплотнение, гигроскопичность, возможность размельчения в виде пыли.

Знание свойств песка, как тела сыпучего, приобретается ребенком не заучиванием чужих слов, вообще без всяких словесных разъяснений, и потому не выражается словами. Физические особенности сыпучего тела познаются прямо из непосредственных ощущений, испытанных детьми во время забав и игр с песком.

Скачать брошюру: 13_igrushki_ikh_naznachenie_i_vybor.pdf [3,02 Mb] (cкачиваний: 40)

П. А. Литвинский.
Дозволено цензурою. Спб., 26 мая 1899 г.

https://www.perunica.ru/vospitanie/9862-igrushki-ih-naznachenie-i-vybor.html  



+3


Категория: Дети и их воспитание   Автор: Энциклопедия семейного воспитания и обучения

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.